Перечитывая сейчас эти немного наивные, искренние воспоминания и записи с тех первых семинаров тенсегрити, можно получить совершенно новую перспективу.

Откуда все начиналось, и куда все пришло.

Какая энергия была тогда и какая энергия сейчас.

Где те, кто начинал тогда, сейчас.

Какого уровня были лидеры тогда и сейчас.

И также можно увидеть, куда все движется.

Каким было настроение сообщества практикующих.

Сразу хочу предупредить, что верхнее фото — с совсем другого семинара, недавнего, состоявшегося в Москве в 2019 году.

Впечатления с семинара Cleargreen в Питере, 2001

Семинар начался пассом «Антенна» (Последний из первого видео).

Комментируя этот пасс, Трэкеры говорили что этот пасс напоминает нам,откуда мы пришли на эту Землю. В этом пассе мы имеем дело с энергией звезд — мы путешественники, которые задержались на этой прекрасной планете.

Очень много делали «Саблезубого тигра» — действительно очень много. Я давно делал эти пассы и считал, что хорошо их знаю. Однако,выяснилось, что это не совсем так. На семинаре я смог ощутить то, как движется энергия в этом пассе. Пассы саблезубого тигра выражают суть линии Дона Хуана — алертность, полное восприятие, страсть воина-путешественника.
Складывалось впечатление, что Трэкеры хотели преодолеть энергетический барьер, какую-то инертность, неспособость сфокусироваться, которые были характерны для энергетической массы семинара в самом начале. Вообще, по сравнению с семинаром в Барселоне, Питер был «трудным», более «жестким». Барселона мягким толчком посылала восприятие в какие-то таинственные и благоговейные глубины. А на семинаре в Питере мы словно бы яростно сражались за свое осознание. Мы как будто бы продирались сквозь что-то, через-какие-то энергетические барьеры.

Рассказывали также, что пасс Саблезубого Тигра тесно связан с идеей сталкинга.
Сталкинг — это закрепление позиции точки сборки в избранном положении.
Саблезубый Тигр был великим сновидящим и свободно путешествовал между мирами.
Искусство сталкинга уравновешивает искусство сновидения. Лопатки Тигра находились в постоянном движении и это было связано с подвижностью его точки сборки.

Неслышно и незаметно Тигр просыпается, несколько раз втягивает и выпускает энергетические «когти» из перепонок между пальцами рук и ног, затем начинает определять, искать положение своей точки сборки. Определив его, он углубляется в исследование этого нового положения. И затем, из этого нового положения, начинает атаковать и «царапать» энергетические барьеры, оторый отделяют его от новых положений. Первое движение левой рукой с кошачьим шипением — достаточно медленное, затем идет более быстрое движение правой.

Майлс выглядел и сам вызывал очень необычные ощущения. Он рассказал историю, состоящую из двух частей.
В первой части он рассказывал о событии, которое случилось с ним в Патагонии, в горах. Нагваль потребовал от него заново пересмотреть это событие. Майлс несколько раз пытался это сделать, но у него ничего не получалось. Ему казалось, что он уже все пересмотрел, и там ничего особенного не было. Наконец, после какой-то по счету попытки, Майлсу удалось вспомнить момент, когда нарушилась непрерывность вспоминания. Затем Майлс вспомнил, что в этот момент, в минуты страшной опасности, его точка сборки сместилась в позицию какого-то крупного животного из семейства кошачьих. Это смещение, фактически, спасло ему тогда жизнь, хотя и абсолютно выпало из памяти.
Эта позиция точки сборки характеризуется, кроме всего прочего, полным отсутствием внутреннего диалога и суждений.

Во второй части истории Майлс рассказал о том, как он столкнулся со своим собственным отражением в отношениях с другими людьми и Нагваль посоветовал ему закрепить свою точку сборки в этом новом найденном положении и действовать исходя из этой новой позиции. Майлсу это удалось.
«Вот и сейчас», сказал Майлс, «я смотрю на вас и ничего не думаю». Это было очевидно. От Майлса, от всего, что он делал и от того, как он выглядел, веяло совершенной уверенностью, алертностью, силой и гибкостью.
В процессе рассказа, Майлс поделился, между прочим, забавной пантомимой, изобразив, как обычный человек держится за свою точку сборки. Кроме того, Майлс рассказал об открытии новых видящих — о способе, которым видящие загоняют точку сборки в позицию в центре человеческой полосы эманаций. Они позволяют ей сначала упасть, а затем поднимают ее в позицию перед телом и затем помещают ее в центр.
Новые видящие открыли, что это наиболее оптимальный способ. Нагваль показал Майлсу пасс Сталкинга, «выслеживание своего Я».
В этом пассе практикующий сталкивается в бесконечными самоповторениями своего «я», отрешенно созерцает и осознает их. Движения должны быть не отрывистыми, они должны «перетекать» друг в друга. Следим взглядом за рукой. Майлс пошутил по поводу настроения, с которым практикующие взялись за изучение этого движения: «Мы впервые встречаемся с тем, что практикующие с такой одержимостью изучают новый пасс. Да вы просто проглотили его!»

Вопросы из зала:

Вопрос: Как мы можем продвигаться по пути знания, не имея своего Нагваля?
Наи Мюрез: Наш Нагваль — Карлос Кастанеда.

Вопрос: Могу ли я перепросматривать людей, с которыми я близок? Не нарушаться ли после этого мои отношения с ними?
Наи Мюрез: Мы пересматриваем не столько других людей, сколько свои отношения с ними, мы перепросматриваем самих себя. Когда мы перепросматриваем отношения с людьми, которые близки нам, наши чувства освобождаются от того, что диктует нам социум, открывается возможность для абстрактной привязанности. Не обязательно уходить из семьи, бросать детей, супругов, друзей. Все это
необязательно. Просто осознавайте все это, осознавайте самих себя, свои взаимодействия с людьми.

Наи Мюрез рассказывала о Карлосе Кастанеде, чьей мечтой был семинар в России. Россия имела для него особое значение с детства. Мать Кастанеды была революционно настроенной, она печатала дома прокламации и разбрасывала их из окна. И сам Кастанеда в молодости симпатизировал подобным идеям. Россия — это была страна, где сбываются мечты.
Затем, с появлением Дона Хуана, для Кастанеды слово «революция» приобрело другой смысл – смысл революции восприятия. Петербург – это колыбель трех российских революций и сейчас он становится колыбелью четвертой – революции восприятия. Петербург намеревали и сновидели его создатели как город, который станет окном в Европу, окном в другой мир.
Наи также рассказала о том, что Кастанеда сам бывал в Петербурге (не уточнила как именно, но вроде с какой то делегацией студентов из США).

Наи много говорила о перепросмотре, о внимании. Ее лекции были свободными импровизациями.
Она перебирала записки из зала и ее речь свободно и легко формировалась как развернутые ответы на вопросы практикующих. Можно сказать так – она искала темы для своих лекций в этих записках.

В показе пасса «Колесо времени» в форме для пяти практикующих, участвовала «Оранжевая лазутчица» Хейли Александер (Haley van Oosten (или Haley Alexander), она как бы «вторая половина» Голубой Лазутчицы (Nuri Alexander).
Она очевидно отличается от всех остальных инструкторов Cleargreen. Если все остальные производят впечатление очень открытых, доброжелательных, ровных, «теплых», то Хели Александер производит впечатление совершенно другое. Не знаю, может быть, более холодное, безжалостное, отстраненное. Она совершенно не заботилась о том, чтобы выглядеть доступной и открытой.
Самое смешное, что некоторые участники семинара ощутили это и интерпретировали свои ощущения таким образом: «Какая она высокомерная!», «Вот стерва!».

Предваряя показ формы «Колеса Времени» для пятерых человек Хейли рассказывала о том, что сейчас у них появилось достаточно энергии, для того, чтобы представить нам этот пасс. Также она рассказывала о том, что однажды выполняла этот пасс с нагвалем и еще кем-то, и во время выполнения пасса оказалась в очень странном месте. В этом месте она находится до сих пор, в каком-то смысле – речь идет не сне, а о положении точки сборки.

Был еще один странный момент — многих людей неудержимо рубило в сон во время лекций Наи Мюрез. Как только Наи заканчивала лекцию, сонливость как рукой снимало.
Вообще, лекций было много, у меня было ощущение, что инструкторы намерены загрузить и наше тело, и наш интеллект.

Практикующие: народу было немного, может, немного более 200. В основном из России, Украины и других стран содружества. Несколько небольших групп приехало из Испании, Германии, Франции, США, Латинской Америки.
Несколько людей, приехавших на семинар без денег и надеявшихся непонятно на что, допущено не было. Впрочем, во второй день, нескольким маргиналам удалось просочиться, используя дыры в системе бейджиков.

К концу второго дня семинара энергетическая масса практикующих достигла таинственного настроения и пиком этого настроения стало выполнение Колеса Времени.
Трэкеры сделали подарок, устроив на прощание представление Театра Бесконечности.
Они играли в этом театре путешествующих, бродячих цыган, которые взялись неизвестно откуда и исчезнут неизвестно куда. Рени с ее невероятным голосом представила цыганскую труппу. Наи и Хелен изображали цыганок (Хели в зубах была лихо заломленная сигарета, у Наи – тоже, но было заметно, что Наи никогда не курила), Хели играла на скрипке, Наи — на флейте, мексиканец — на арабском
струнном инструменте, и двое человек — на гитаре.