Ровно двадцать лет назад в начале июня 1999 года я приехал в Москву, чтобы встретиться с одним своим знакомым. Начало лета выдалось довольно жарким и, пока я добирался до места назначения, блуждая по запутанным лабиринтам московского метро, довольно-таки прилично взмок.

Как раз в этот день отмечался юбилей А.С. Пушкина – 200 лет, и вся столица была украшена баннерами с его портретами и стихами.
Встреча наша была назначена на Ленинском проспекте в Институте этнологии и антропологии Российской Академии наук, где должен был начаться международный конгресс «Шаманизм и иные традиционные верования и практики».

На конгресс приехали не только ученые-антропологи из разных стран мира, но и настоящие шаманы, практикующие целительство в разных уголках России и мира – из Тувы, Якутии, Эвенкии, Южной Америки. Мой знакомый был одним из приглашенных на конгресс шаманов.

В конгресс-холл на третьем этаже под названием «Голубой зал» я проник нелегально, успешно преодолев препятствие на входе в виде строгой babushka, и занял место в последнем ряду. Рядом со мной на неуютных креслах с откидными сиденьями и микрофонами для синхронного перевода, вмонтированными в подлокотники, устроились две молодые женщины и мужчина азиатского вида, с которыми я немедленно познакомился. Это были шаманы из Якутии, они, как и я, пришли сюда прямо с поезда, не успев позавтракать. Мы принялись активно делиться друг с другом купленными пирожками и шаурмой, запивая всё это минеральной водой из пластиковых бутылок. Мы еще не закончили жевать, когда в зале притушили свет, и чернобородый председатель в потертом костюме и почти белой рубашке, сказав традиционные приветственные слова, уступил место за громоздкой деревянной трибуной следующему выступающему.
Это был Майкл Харнер, американский антрополог, легендарный исследователь шаманизма южноамериканских индейцев конибо и хиваро, профессор Калифорнийского университета.
Во время одной из своих экспедиций он получил шаманскую инициацию, которые он описал позднее в супербестселлере «Путь шамана».
Харнера пригласили на конгресс как специального гостя, и неизвестно по каким соображениям он решил приехать.

Он передал приветствие от Станислава Грофа и Чарльза Тарта – основателей трансперсональной психологии, да еще несколькими фразами вспомнил Карлоса Кастанеду, назвав его своим давним другом и рассказав пару историй об их встречах.

Харнеру было уже около семидесяти, он выглядел словно крупный и грузный седой медведь, забредший случайно в чужие владения.

После его выступления все смотрели скучный длинный видеофильм о шаманских традициях нганасанов, потом несколько научных докладов – и долгожданный кофе-брейк.
Пока ученый люд оживленно толпился у кофейников и подносов с бутербродами, я отыскал мужскую «тайную комнату», которая отчего-то располагалась на другом этаже, куда можно было добраться только на лифте. Комната спряталась в самом дальнем углу этажа и была тесная как кладовка ростовщика, с двумя фаянсовыми сосудами, криво приделанным к стенке на расстоянии полуметра друг от друга.

Коричневый кафель на стенке потрескался, а местами отвалился, обнажая серый цементный подклад. Некоторое время спустя я услышал слева от себя пыхтение – кто-то пытался пристроиться к соседней вазе, стараясь не нарушить моего личного пространства. Это мистер Харнер решил в перерыве заседания пойти тем же путем, что и я. Я чуть посторонился и нажал на рычажок смыва.

Этого момента научно-академический водопровод ждал, видимо, очень давно – мощная струя воды с грохотом Ниагарского водопада вырвалась из отверстия и за секунду с довольным урчанием была поглощена в водовороте слива. От неожиданности я отпрыгнул в сторону и обеими ногами приземлился на дорогую, блестящую лаком кожаную туфлю знаменитого антрополога.
– Сорри, – сокрушённо пробормотал я. – Так сказать, экскьюз ми.

Но старого учёного оказалось не так-то легко смутить: Харнер хладнокровно качнул головой и поднял одну руку в знак того, что, мол, всё в порядке, не отвлекшись при этом ни на долю секунды от деликатного процесса.

«Мужик!», уважительно подумал я и отправился искать путь назад в конгресс-холл. Через полминуты к поискам присоединился и Харнер, с которым мы еще несколько минут плутали в полутемных коридорах среди выходов на лестницы и дверей в рабочие кабинеты, ведя непринужденную беседу на тему «Ну кто так строит!» на колониальном пиджин-инглише, пока не вышли к кофейным столикам в холле.


Уже год, как Майкл Харнер – знаменитый исследователь, писатель и просто человек – отправился с планеты Земля дальше во Вселенную, и сияющие шаманские крылья несут его в прекрасное звёздное небо.

…И иногда я думаю, а вдруг правду говорят, что любые, даже самые тяжёлые потери – не навсегда? Что, если все мои встречи на Земле не случайны, и я обязательно встречусь с этими людьми и там – там, где дуют неукротимые космические ветры, где расцветают яркими красками неведомые созвездия, а могущественные боги играют в бесконечную игру под названием Жизнь.

И эта мысль приносит в моё сердце радость и свет.

автор: Андрей Лебедь

Читать книгу Майкла Харнера: