Кто такие чакмулы?

Кто такие чакмулы?

археология

Сам термин Чакмул — chacmool возник в результате ошибки археолога Огюста Ле-Плонжона, который раскопал одну из статуй в Чичен-Ице в 1875 году. Он считал, что статуя, которую он нашел похороненной под платформой Орлов и Ягуаров, изображала бывшего правителя Чичен-Ица. Сам он не владел языком майя, и услышав от переводчика на современном ему языке майя похожее слово, он назвал статую «chaacmol», что, как он считал, переводилось с языка майя как «громовая лапа». Ле-Плонжон был крайне увлеченным, богатым и эксцентричным любителем, который искал в руинах лишь подтверждение собственных идей о связи Атлантиды, Древнего Египта и древних цивилизаций Юкатана. Позднее появился еще один неологизм «сhac-mool», придуманный Стивеном Солсбери.

Подлинное название фигуры чакмула неизвестно.

По данным современных видящих, чакмул был стражем, воином, который находится на грани первого и второго внимания. Его позиция – одновременно и лежа, и привстав, с согнутыми ногами, которые ступнями опираются о землю, это позиция расслабленной готовности и полного внимания (соединенного Второго и Первого внимания). На его животе, как правило, находится магический объект.  Если объекта нет (есть такие чакмулы) то его руки закрывают эту область. Объект мог быть различным – это могло быть и зеркалом, и камнем, и каким-то магическим объектом, наподобие модели колеса времени, и чашей, в которую складывались сердца принесенных в жертву.

Голова чакмула повернута вбок, что означало движение головы влево и вправо – то есть, дыхание перепросмотра. Поворот головы вправо означал взгляд в Первое внимание, поворот влево – во Второе. Само дыхание было способом переноса осознания слева направо и справа налево. Имели значение и другие элементы одеяния «чакмула» — набедренная повязка, головной убор и повязки на теле в определенных местах (что также помогало сфокусировать внимание). Напряжение внимания стража-чакмула временами было столь велико, что он мог сгореть в огне изнутри прямо в ходе своей практики, поэтому груз на животе выполнял и защитную функцию, закрывая просвет.

Судя по всему, чакмулы были частью именно толтекской традиции и чакмулы появились во всех магических традициях, которые были тесно переплетены с толтеками — у майя и ацтеков.

Шаманизм Сибири и шаманизм Мезоамерики

Шаманизм Сибири и шаманизм Мезоамерики

наука

Сейчас много говорят о шаманизме в связи с известной историей похода якутского Саши-шамана против Кремля. И в связи с продолжением этой истории – похищением Саши-шамана силовиками и его принудительного помещения в психиатрию. А также информационным фоном – внесудебные расправы в Чечне над гадалками и «ведьмами» (сжигание домов, изгнание, избиения). В общем, выпала нам интересная жизнь с айфонами и крылатыми ракетами на уровне 17-м века.

Хорошо, давайте поговорим за шаманизм. Заодно – про Сталина, и про памятники культуры человечества.

Мне всегда было интересно, почему некоторые практикующие тенсегрити (т.е. «Мудрость шаманов древней Мексики») умудряются «уважать» или «гордиться» диктатором и убийцей миллионов людей Иосифа Сталина. Для меня это всегда было непонятно, потому что, на мой взгляд, «уважать» Иосифа Сталина, одновременно, практикуя «мудрость шаманов», это то же самое как заниматься генетикой и быть поклонником Лысенко. Или исследовать культуру индейцев Майя и «уважать» Диего Де Ланду (такие, кстати, есть!). Или быть приверженцем иудаизма, и, одновременно, «отдавать должное» Гитлеру (такие тоже есть!). Для меня это звучит шизофренично. Как быть Яки и гордиться теми военачальниками, которые сгоняли индейцев Яки с их земель или убивали их лидеров? Брррр! К дьяволу!

Хочу напомнить, что тенсегрити – это современная форма шаманской традиции, существовавшей в Мезоамерике, по словам Дона Хуана, в последние 10 тысяч лет.  Современная наука мало знает о культуре и традициях древних людей, населявших этот континент, до появления первых значительных каменных памятников и следов письменности. Очень поверхностно исследована деятельность лишь последних двух тысяч лет.

Куикуилко, южная окраина Мехико сити. Пирамида выкопана из под слоя вулканического пепла

На городской окраине современного Мехико-сити стоит необычной формы пирамида Куикуилко. На эту пирамиду Дон Хуан водил Карлоса Кастанеду, рассказывая ему о том, что это место тех нагуалей, кто cтоял у истоков нашей линии. Эта пирамида была построена по некоторым сведениям примерно за тысячу лет до начала н.э. Про жизнь людей в эту эпоху известно очень мало. Это были современники ольмеков. Но совершенно точно, что природная катастрофа около 150—200 гг. н. э. после извержения близлежащего вулкана Шитле, вынудила выживших в Куикуилко искать убежища в новом месте, и, по видимому, этим новым местом стал Теотихуакан, который во втором веке начал стремительно разрастаться и стал самым влиятельным культурным и военным центром Мезоамерики, повлиявшм и на майя, и на сапотеков.

Да, жизнь древних обитателей Мезоамерики полна загадок и тайн. Однако факт генетического наследия этих людей установлен достаточно достоверно. Предки этих индейцев пришли из древней Сибири через Берингов пролив, в несколько этапов. Первая волна «палеоиндейцев», родственных азиатскому населению Сибири и Дальнего Востока, пришла примерно 15 тысячи лет назад, по мнению ученых, когда пересох Берингов пролив. Последняя массовая волна переселенцев проникла в Северную Амеику 10 тыяч лет назад.

А поэтому, имеет смысл предположить, что шаманизм Сибири – это прямой, хотя и дальний родственник шаманизма (то есть, магической традиции, в широком смысле) Мезоамерики. А население Америки И Южной и Северной, родственно автохтонному населению Сибири и Дальнего Востока. Именно этим объясняется, как я вижу, само появление термина «шаман» в финальных книгах Карлоса Кастанеды. В ранних изданиях Кастанеда не использовал сибирский термин «шаман»: там были «охотники», «воины», «люди знания», «видящие» и так далее.

Шаманизм Сибири – это по настоящему уникальный и древнейший реликт знания, сохранившегося от культур, от которых нас отдаляют не просто эпохи, но целые световые года, если мерять их годами эволюции. Сибирский шаманизм – редкий и ценный артефакт человеческого наследия, как и шаманизм некоторых древних народов Австралии, Африки и Океании и некоторых других. Благодаря суровым условиям жизни и удаленности от центров цивилизации этот артефакт существовал на протяжении тысячелетий без каких-то серьезных изменений.  Даже довольно агрессивное продвижение и навязывание православия в эпоху имперского российского завоевания Сибири – серьезно потеснило шаманизм, но не разрушила его до основания.

Первая атака на сибирских шаманов ознаменовалась известным указом Петра I о массовом крещении северообских народов. Указ повелевал специально назначенному митрополиту Филофею уничтожать изображения божеств, которым поклонялись народы Сибири, и крестить их. Массовые мероприятия по насильтвенному крещению и христианизации народов Сибири начались после приезда в 1711 году в Сибирь в качестве нового губернатора князя М. П. Гагарина. При его активной поддержке Филофей Лещинский обращал в христианство березовских и сургутских хантов, пелымских манси. В 1717 года с аналогичной целью Филофей ездил проводить крещение в Нарымский и Кетский уезды, в 1719 году — в Мангазею, а в 1719-м и 1720-м — в Иркутск и за Байкал. Изображения божеств, которым сибирские народы поклонялись, приносили жертвы и с коими связывали свое благополучие, были сожжены, растоптаны, уничтожены. Основные священные места были разрушены во время миссионерских экспедиций Лещинского в 1712-1718 годах. В 1722 году священник Михаил Степанов сжег 75 священных мест в Приобье; в 1723-м в Березовском уезде русская администрация отобрала и сожгла 1200 деревянных и 5 железных изображений божеств хантов и манси.

Шаман, Сибирь, 1903, Россия.

С воцарением императрицы Екатерины интерес к шаманству ослабел, центральной власти стало не до них. Хотя шаманство и наказывалось дисциплинарными методами, во многих районах начальство смотрело на камлания сквозь пальцы. Как писал Худяков, «при введении христианства многим шаманам насильственно обстригали волосы и затем силою приобщали; в этих случаях шаманы сходили с ума, становились больны на год и на два, лежали в кровати». Но в итоге языческие духи все равно оказывались сильнее новых христианских святынь и повторно инициировали ойунов. «Потом рассказывали они, что черти водили их по разным местам, закалывали, вынимали кости и вставляли новые, «исправляли» шамана».

Кочевники из отдаленных труднодоступных районов продолжали придерживаться верований своих предков.  Шаманизм отдалился от крупных городов Сибири, притаился в глубинке, в отдаленных деревнях и стойбищах.

Что нанесло по сибирским и дальневосточным шаманам по настоящему сокрушительный удар, от которого шаманизм вряд ли когда-нибудь сможет оправиться – это невероятно агрессивная и злобная советская империя, которая начиная с 1920 года, еще не закончив Гражданскую войну объявила шаманов  контрреволюционерами. Открыл эту кампанию циркуляр Губревкома от 20 ноября 1920 года, в котором волостным и сельским ревкомам вменялось в обязанность строго преследовать всех шаманов.

В годы гражданской войны на Севере большевикам было не до шаманов, но, расправившись с главными противниками, они вновь обратили внимание на человека с бубном. 27 мая 1924 года был принят новый партийный документ по этому вопросу — «Постановление Пленума Якутского обкома РКП (б)». 3 ноября того же года вышло «Постановление ЯЦИК о мерах борьбы с шаманизмом в Якутской АССР», а следом и соответствующее «Обращение к трудовому народу»:

«Все советские органы, общественные организации на местах призываются на борьбу с шаманизмом, на которую они должны направить максимум своего внимания и сил.
Шаманизм — опиум для народа.
Шаманы — паразиты на теле трудящегося якута!»

Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. Токарского

Шаманам одновременно полагалась конфискация имущества, дополнительные налоги и «задания по заготовкам», запрет на вступление в колхозы и кооперативы, выделение охотничьих, рыбацких и сенокосных угодий, снабжение снастями, орудиями лова и припасами. Детей шаманов запрещено было принимать в интернаты, им разрешалось получать только начальное образование, а нередко на них распространялись все ущемления прав, которым подвергались родители.

Лишение избирательных прав происходило очень быстро, на общем собрании селян, простым голосованием под давлением какого-нибудь «уполномоченного» из райцентра. А вот восстановления могло состояться только после принародного покаяния шамана, публикации его «отказного» заявления в газете, испытательного срока в пять лет и долгого хождения документов по вышестоящим инстанциям. Все это время семья шамана балансировала на грани жизни и смерти.

За камлание штрафовали. Репрессивным мерам подвергались не только сами шаманы, но и их родственники. Например, в Приамурье местные сельсоветы принимали решения о высылке «классово чуждых» жителей из населенных пунктов.

По сведениям П.Н. Ильяхова, на севере Якутии, и без того в самых экстремальных условиях выживания (тем более после военной разрухи) шаману-лишенцу на семью из пяти человек в порядке наказания выдавали только «30 фунтов (12 кг) муки, полкилограмма масла, килограмм сахара, одну плитку чая и одну коробку спичек» на всю зиму, которая в Заполярье длится, как известно, почти девять месяцев. Конечно, прожить на таком пайке было невозможно, а пополнить его за счет охоты или рыбалки шаман не мог по названным причинам. То есть налицо наблюдалось моральное и физическое уничтожение шаманов новой властью.

В 30-х годах начался новый этап преследования шаманизма. Печальную роль в том разгроме сыграл знаменитый антрополог Л.П. Потапов, автор классической книги «Алтайский шаманизм». До 30-х годов двадцатого века шаманизм Сибири, был мало исследован, не было каких-то общепризнанных теорий шаманизма. Карл Маркс и Владимир Ленин ничего существенного не написали о шаманах. Под большим вопросом была и принадлежность шаманов к религии. Некоторые исследователи считали их просто «больными» людьми, другие – своеобразными выразителями древних суеверий. Кое-где местная власть смотрела на деятельность шаманов сквозь пальцы. Но Советская власть, утвердившаяся в Сибири после кровопролитной гражданской войны, нуждалась в теоретическом объяснении, почему шаманов необходимо репрессировать, какое место он занимают в «классовой борьбе». В итоге, Потапов обосновал и дал эту теоретическую модель (весьма сомнительную с точки зрения современной науки).

На совести этого очень известного исследователя гибель десятков тысяч человек. Но он не единственный «профессор», подводивший идеологию под физическое уничтожение шаманов. По тому же пути, вынужденно или нет, пошел знаменитый профессор и знаток чукотского и эскимосского шаманизма Владимир Тан-Богораз, приравнявший шамана к священнику в программной статье в журнале «Красный Север» (1931 г) заместителя председателя Госкомсевера при правительстве РСФСР И.М. Суслова «По туземному Северу. Шаманство и борьба с ним». Впрочем, самого Богораза от ссылки  это не спасло.

Тан Богораз с чукотским шаманом

Итак, шаманизм в СССР, начиная с начала 30-х годов был официально признан «религией» и спорадические преследования шаманов в начале и середине десятилетия развернулись на полную катушку.

Шаманов начали ссылать, сажать в тюрьмы и расстреливать. Массово изымались и уничтожались предметы культа: бубны, фигурки духов, костюмы, предметы силы и так далее. Детям шаманов запрещалось ходить в школы, посещать клубы, собрания. По переписи 1931 г. в Туве было 725 шаманов, из них 411 мужчин и 314 женщин — все они стали жертвами репрессий. Комсомольцы, члены партии и активисты ходили по домам и принудительно изымали все культовые предметы. В отдельных случаях эти атрибуты попадали в музеи, но по большей части уничтожались. Помимо прямого наказания за «шаманизм» или принадлежность к семье «классового врага», в начале 30-х добавилась коллективизация. Часть шаманов подпадали под «раскулачивание», что влекло высылку или тот же расстрел.

Преследование шаманов в 30-е годы ничуть не уступало по жестокости испанской Конкисте 16-17 веков. И похоже, что 99% шаманов Сибири оказались не готовы к такому повороту дел: они не имели дисциплины сталкинга, они были слишком архаичны для этого. Некоторые из них были одарены в искусстве сновидении, но это их не спасало. Духи-помощники и неорганические сущности также не смогли им помочь.  Спаслись единицы, и эти единицы не имели возможности практиковать в течение 7 десятилетий, не имели возможности передавать свой дар и свою силу по наследству.  99% шаманов, которые сейчас в Сибири называют себя шаманами – это по сути, самопровозглашенные шаманы, вне традиции наследования и прямой передачи знания. Если коротко, в огромной степени, это уже «не то» шаманство. В большой степени, это современная «реставрация» и реконструкция шаманизма, а сами современные шаманы, прошедшие в своем большинстве школу пионерии, комсомола, бизнеса 90-х, эзотерику всех сортов и направлений, это уже другие люди, с другим типом восприятия и мышлением. Редкие исключения, правда тоже есть.

Известно несколько легенд о том, как по настоящему сильным шаманам-сновидящим удавалось сохранять себе жизнь. Вот несколько историй:

«юкагирский шаман из Нелемного на глазах незваных гостей сначала наполнил дом водой, потом вызвал к себе двух медведей, за ними — дерущихся жеребцов, «полчеловека». А в конце концов вывел их на берег и заставил взять в руки по мешку и «ловить» рыбу. Когда они очнулись от гипноза, то стояли голыми и держали в руках вместо мешков собственные штаны. Блюстителям закона ничего не оставалось, как со стыдом удалиться Нечто подобное и с аналогичным финалом проделала в свое время с пришедшими за ней милиционерами и Анна Павлова

Известный верхоянский шаман Уигурдаах (Гавриил Николаевич Слепцов) еще с детства обладал особым даром — кормил с рук кукушек и других диких птиц, которые безбоязненно слетались к нему со всей округи Как рассказывал его земляк E И Ефимов, подростком Гавриил мог легко отводить дождь от родительской сенокосной деляны, и Слепновы косили и стоговали в любое время Не они подстраивались под погоду, а погода под них Поэтому парнишку очень рано зауважали ближние соседи и даже стали побаиваться К тому же он вскоре научился читать все чужие мысли, и от него ничего нельзя было утаить Но в первые же годы советской власти Гвриил попал в изгои и жил только тем, что удавалось добыть в тайге Однажды в их село приехал чекист-начальник и тут же вызвал к себе Уйгурдааха. При встрече он с усмешкой спросил «Так ты и есть тот самый знаменитый ойун-жеребец?». В ответ обиженный шаман тоже назвал чекиста жеребцом. Тот разозлился и принялся угрожать оружием «А ты в меня выстрели, выстрели, — не испугался шаман, — я даже покажу, куда целиться надо!». Понятно, что как ни зол был чекист, но убить просто так человека он не мог и потому приказал затолкнуть шамана в кутузку. Но когда он вошел в свой кабинет, Уигурдаах был уже там и опять повторял свое «Стреляй! Стреляй! Интересно, скольких из нас ты перестреляешь?!» И тут кабинет до отказа заполнился совершенно одинаковыми Уигурдаахами, окружившими со всех сторон чекиста. Перепугавшись, он спешно стал предлагать шаману мировую.

Официально отказавшись от своего прошлого и проведя сеанс «саморазоблачения», Уйгурдаах после обычных проволочек сумел обрести права, выучился грамоте и даже получил работу продавца. Но так случилось, что заменивший его на время помощник совершил по незнанию незначительную растрату. Не долго думая, их тут же осудили обоих, тем более что за Слепцовым тянулось «подозрительное шаманское прошлое». «Преступников» в числе еще нескольких товарищей по несчастью отправили на принудительные работы в тайгу — заготавливать дрова для холодной и долгой верхоянской зимы. Как наиболее грамотного и старшего Уйгурдааха назначили бригадиром. Но едва только их оставили одних, шаман велел всем отдыхать, охотиться и набираться сил. А в ответ на вопрос, как мы будем отчитываться перед начальством, заметил, что это — его забота. Когда через несколько месяцев приехала комиссия, Уйгурдаах продемонстрировал ей целых пятьдесят огромных штабелей дров и сдал их по специальным актам. За такой ударный труд «преступников» тут же распустили по домам. А когда весной приехали на деляну за дровами, их, естественно, не оказалось. В ответ на запоздалые претензии и гнев членов комиссии по приемке дров Слепцов предъявил копии актов с их подписями и заметил: «Ваши штабеля, наверное, кто-то просто раньше увез ..»

«В нашем районе активист Юбан Гаврилович Третьяков собрал 9 бубнов. Затем он пригласил нас, школьников этой местности, помочь ему сжечь бубны. Так что мы, школьники, сожгли бубны в большом костре. Мой дядя был шаманом, и его большой белый бубен явственно выглядывал из этой кучи. Присутствовало очень много взрослых и детей. И многие из нас видели, как этот большой бубен выпрыгнул из огня. Трижды бубен выпрыгивал из костра, и трижды люди возвращали его в погребальный костер»

«О некоторых ходят слухи, что они избежали заключения путем применения древнего искусства изменения своей формы, например, просто превращаясь в птиц и улетая. Считается, что Константин ойуун из Абейского района вместе с двумя другими захваченными шаманами «загипнотизировал» целую комнату, полную скептиками, и заставил их поверить в то, что они вначале увидели снег, а потом медведя (или нескольких медведей, в зависимости от версии рассказчика) в зале комсомольского клуба».

«Знаменитая удаган Алы хардаах своими сексуальными действиями привела в такое замешательство мужчин, пришедших ее арестовывать, что те со стыдом убежали».

«Шамана Никона в наручниках милиционер вел в суд. Но когда тот пришел, вместо старого шамана с ним был прикрепленный к нему кусок ветки от дерева. Милиционера обвинили в том, что тот пьян, но он воскликнул «Как же я смог бы напиться?»»

Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. Токарского

 

И ради справедливости надо упомянуть как минимум один случай того, что мы можем назвать классическим «сталкингом» новых видящих:

«Спиридон из Вилюйского района стал председателем сельского Совета, и община долгие годы скрывала от вышестоящих властей его продолжавшуюся шаманскую практику».

Оставшихся в живых (и даже публично отказавшихся от камлания и «раскаявшихся» бывших шаманов) власть добила в эпоху большого террора в 1937-38гг – их объявляли шпионами, выбивали пытками признания в самых фантастических заговорах и преступлениях.

С 1937 года нивхские и ульчские шаманы репрессировались как «японские шпионы». Другой пример репрессивной политики – Хакасия. В 1924 году здесь проживал 71 шаман. В 1930-х годах 25 крупнейших из них были сосланы, а троих шаманов (Чертыкова, Топоева и Иридекова) расстреляли в 1937 году за «контрреволюционную деятельность».

Настраивали также и детей против родителей:

По свидетельству Г. П. Вальдю, «свои же, молодежь, как услышат, где бубен звучит, идут туда, палку просовывают в окно и гоняют бедных старушек». Были случаи, когда дети шаманов, вступившие в комсомол, отбирали у родителей шаманские атрибуты. Например, Павел Тумали забрал у своего отца Подя Тумали бубен, пояс и утопил в Амуре, при этом он сказал: «Не позорь нас». Дети запрещали матери Т. Н. Чекур шаманить, говорили, что стыдно смотреть на людей, ходить на людях. Чтобы избежать преследования комсомольцев, шаманы и все заинтересованные в проведении шаманского обряда уезжали на луга и там шаманили. В селе собирались потихоньку, но как выразилась, информант, «разве скроешь, если бабушки идут в одну избу».

После окончания Великой Отечественной войны преследования шаманов не прекратились. А. Н. Бельды рассказывала, что в 1960-е годы в Нанайском районе Хабаровского края шаманов за проведение обрядов штрафовали, но они продолжали шаманить, занавешивая окна. Чем ближе к годам перестройки, тем больше постановления Хабаровских крайкома и крайисполкома направлены на регулирование деятельности районных организаций по соблюдению законодательства о религиозных культах и усилении атеистической пропаганды.

Иногда тех, кто старался быть шаманами, обвиняли в сумасшествии. Они считались ненормальными из-за продолжения отжившего и презираемого занятия. Их определяли достаточно опасными и потому требующими жестокого лечения медицинскими препаратами в психических лечебницах («психушках») от весьма широко и произвольно трактуемой шизофрении. Боязнь психушек и насмешек удерживала от практики тех потомков шаманов, которые могли унаследовать целительский талант и чувствовать зов духов.

Многолетний российский, а затем и советский террор перемолол в лагерную пыль древнейшую магическую традицию, несомненно родственную шаманизму и возможно, гораздо более архаичную. И справедливости ради, Саша-шаман из Якутии, это конечно не шаман в традиционном смысле этого слова. Как и те горе-шаманы из бурятского «профсоюза» Тэнгэри, которые пытались остановить Сашу-шамана – они примерно такие же «шаманы», как «эльфы» и «гномы» в ролевых играх по мотивам  Дж. Р. Р. Толкина.  Что не отменяет их некоторой эффективности. Намерение то никуда не делось. Вот — оно!

Две беседы с Карлосом Кастанедой об учении дона Хуана. Начало

Две беседы с Карлосом Кастанедой об учении дона Хуана. Начало

Дон Хуан

В то же время, когда белградский еженедельник NIN опубликовал статью, ставящую под сомнение существование дона Хуана (июль 1984 года), Карлос Кастанеда дважды встречался с кругом читателей в Мехико сити. Эти встречи были посвящены его последней книге об учении дона Хуана, опубликованной в Соединенных Штатах под названием «Огонь изнутри».

Появление Карлоса Кастанеды в Мехико и его беседы с аудиторией не были анонсированы или прорекламированы, но, несмотря на это, интерес и энтузиазм всех заинтригованных его личностью людей были огромны. Эти встречи были не лекциями в обычном смысле этого слова, главным образом это были его ответы на многие вопросы, заданные аудиторией касательно учения дона Хуана, книг Карлоса Кастанеды и его личного опыта. Цель его приезда из Лос-Анджелеса в Мехико состояла в том, чтобы вновь указать миру, и особенно мексиканцам, на сокровища и ценности, которыми они обладают, т. е. на мудрость, передаваемую устно от нагваля ученику, о которых сами мексиканцы не имели никакого представления.

Презентация Кастанеды и его объяснения учения дона Хуана были очень простыми, убедительными и аргументированными. То как он себя вел и как общался, совершенно не выдавало его популярности, всей славы, которая его окружала. Для Кастанеды написание книг никогда не было средством достижения славы и популярности; его знаменитость возникла независимо от его воли. Единственная цель его трудов была часть его собственного пути к совершенствованию, заданием одобренным Доном Хуаном. На этих двух встречах Кастанеда рассказал, что его нынешняя работа с доном Хуаном привела его к определенной точке развития. Сам он не знает, каким будет его следующий шаг, он только уверен, что должен передать учения дона Хуана другим, но не уверен, каким образом он это сделает. Возможно, он передаст знания организовывая групповые занятия, и в этом случае эта книга будет его последней.

На этих встречах Кастанеда начал свое выступление с объяснения, отказа использовать микрофон и фотографироваться. Свой отказ говорить через микрофон он объяснил тем, что в этом случае он не использовал свою собственную энергию, которой у него не было достаточного количества, что он использовал энергию, заимствованную у дона Хуана, которая несовместима с электромагнитными свойствами устройства. Он был непреклонен в своем отказе использовать микрофон, несмотря на протесты аудитории, так как многие из присутствующих людей не могли четко его слышать в дальних концах зала. Также он отказался фотографироваться, процитировав позицию дона Хуана по этому вопросу:

— Когда нас фотографируют, —дон Хуан говорил мне, — большое количество энергии растрачивается впустую.

На мою реплику о том, что как раз со мной то ничего страшного и не произошло из-за фотографий дон Хуан ответил:

— Вот именно по этой причине ты являешься такой бестолочью!

— Так как я не убедился в обратном, — продолжил Кастанеда, — я уважительно отношусь к его совету и с тех пор я не позволяю себя фотографировать.

Продолжая обсуждение своих книг, Кастанеда объяснил, что он написал в них только то, что дон Хуан передал ему в терминах предпосылок, подразумевающих целую систему сложного пути к совершенству, ведущему к абсолютной свободе. Просто и скромно он сказал о себе, что до встречи с доном Хуаном он был «идиотом», слепым и невежественным, несмотря на его блестящие исследования в области антропологии.

— В моих книгах я ничего не выдумал, это также и не является моим литературным воображением, так как  у меня нет творческих способностей и таланта фантазировать. Мне просто не хватает воображения. Выдающиеся идеи и вся система личного совершенства человека, описанные в моих книгах» принадлежат дону Хуану. Моя роль лишь состояла в том, чтобы вывести их на свет и сделать их доступными для людей, чтобы они тоже могли найти свой потерянный путь к свободе, а также  рассказать о моем собственном опыте и опыте других учеников дона Хуана, которым мы впоследствии обменялись между собой  в попытке довести до конца начатое.

Некоторые члены официального научного общества, недостаточно знакомые с мексиканским шаманизмом и традицией, относились очень критично к работам Кастанеды.

— Они ждут, чтобы я разозлился, — сказал Кастанеда, — но самое важное послание дона Хуана и краеугольный камень его учения заключается в том, что индивидуум должен научиться преодолевать негативные эмоции и должным образом распределять энергию, посредством стирания личной важности и отсутствия гнева.  Дело в том, что гнев потребляет энергию, которая позволяет нам работать над собой и достичь второго внимания. Великий нагваль, которым был дон Хуан, видит людей как неисчерпаемое поле энергии с неслыханными и непостижимыми возможностями.  Он видел человека как светящееся яйцо, но для того, чтобы кто-то мог так же видеть потребуется энергия, которую мы безвозвратно тратим, гневаясь, по причине того, что кто-то задел нашу гордость и наше чувство собственной важности.

— Если бы я злился каждый раз, когда люди говорили, что я коротышка или урод, — продолжил Кастанеда, — я бы тратил столько энергии, что не мог ничего сделать, кроме как индульгировать в собственной злобе, и, таким образом, у меня не осталось бы энергии для сновидения. Поэтому начинать нужно с того, чтобы не раздражаться», — а затем, обращаясь к пожилой женщине из зала, он сказал:

— Не сердитесь, даже если вам сказали, что вы бесполезная старуха! Мы, ученики дона Хуана, не являемся просветленными, но мы утратили чувство собственной важности, и мы не злимся даже на нападки критиков сующих нос в несущественные детали наших личных жизней.

На вопрос о том, чем все закончилось с доном Хуаном и его ученичеством и об уходе дона Хуана Кастанеда сказал:

— После того, как он был поглощен огнем изнутри, дон Хуан перешел на другой уровень 1974 году. Оставив в качестве лидера нашей группы женщину-воина Флоринду. Она неслыханная тиранка, мучающая и унижающая нас и таким образом уничтожающий остатки нашей собственной важности. С этой целью она дала мне два задания. Первое — войти в офис важного бизнесмена, Смита и ответить на его персональный телефонный звонок. До этого момента мои моральные убеждения не позволили бы мне сделать это, но, будучи вынужденным совершить данный поступок, я разрушил ложное представление о себе как о хорошем, честном и порядочном человеке.

Другое испытание было еще более сложным. Полагая, что имя Карлос Кастанеда стало слишком известным и важным, Флоринда отправила меня работать в качестве официанта в гостиницу в американском городе на границе с Мексикой, в районе, где мексиканцев очень ненавидят. Я работал там под фамилией Перец, одной из самых распространенных мексиканских фамилий. Я был дважды обесценен этой новой фамилией: во-первых, эта мексиканская фамилия заставила меня быть ненавидимым американцами; и во-вторых, имея фамилию, которая очень распространена среди всех этих мексиканцев, я потерял свою индивидуальность. Я тяжело работал около года, готовив еду и обслуживая клиентов, которые иногда даже швыряли в лицо жареные яйца. Когда я пожаловался об этом Флоринде, она тихо и кратко сказала:

«Ну что же, пригни голову так, чтобы они промахнулись!»

Когда я приступил к выполнению этого второго задания, Флоринда сказала мне, что она не знает, сколько времени это займет, один год, может быть два или даже десять лет. Через полтора года она внезапно появилась, сказала мне, что работа окончена, и мы немедленно возвращаемся. «Но я не могу просто так уйти, — сказал я ей. Я должен проститься с моими друзьями, уведомить моего босса и рассчитаться с ним.

«Никто не заметит, что тебя там нет, — парировала она. Ты думаешь, ты так важен, что они не смогут без тебя обойтись?»

На многочисленные вопросы о природе нагваля и о том, как он выбирает своих учеников, Кастанеда сказал:

— Испанское завоевание Америки полностью изменило нагвалей и их учения. До появления испанцев они работали над встречей с Неизвестным, пытаясь вызвать внутренний огонь и раствориться в космической энергии. Прибытие испанцев представило новый элемент: им пришлось столкнуться с завоевателями, которые были тиранами и для которых они не являлись ровней. Большинство из них сдалось, они не смогли выдержать испытание, потому что оказалось гораздо сложнее использовать тиранов для накопления личной силы, чем противостоять неизвестному и овладевать силами природы. Новое поколение нагвалей, появившееся после испанского завоевания, изменило систему своего учения: первое, что нужно сделать, — это встретиться с тиранами и их суровым характером. Выстояв во взаимодействие с тираном таким, каков он есть, воин учится терпению, выдержке и становится неуязвимым и стирает свою личную важность. Только когда он достиг всего этого, он может встретиться с неизвестным. Таким образом, испанские захватчики поспособствовали созданию нового неуязвимого нагваля, человека знания и воина, для которого все является вызовом.

— У новых нагвалей, одним из которых и был дон Хуан, на самом деле нет учеников. Я долго жил в убеждении, что я ученик дона Хуана, и только в конце нашей совместной работы я понял, что он использует меня, для своей концентрации. Несмотря на всю мою глупость, потому что я действительно был «идиотом», невыносимым для себя и других, дон Хуан никогда не терял терпения, совершенствуя тем самым собственную безупречность. Как то, в начале нашей совместной работы мы с доном Хуаном отправились в горы в поисках лекарственных растений. Он шел легко и быстро, как молодой человек, а я задыхался, потому что в то время я был заядлым курильщиком.

— Как только у меня закончились сигареты, я занервничал и приставал к нему, с требованием дойти до ближайшей деревни, чтобы купить сигареты. Дон Хуан продолжал успокаивать меня, утверждая, что мы были в непосредственной близости от деревни, где я мог бы купить сигареты. Пятнадцать дней мы бродили по горам, и когда мы наконец добрались до деревни, у меня больше не было желания курить или покупать табак. Это был способ, которым дон Хуан заставил меня бросить курить, без высказывания просьб бросить эту привычку.

— Я не являюсь нагвалем, — продолжил Кастанеда. Почему я должен выдавать себя за того кем я не являюсь? Я встречался с нагвалями, и дон Хуан был одним из них. У него был для меня намеченный путь и задача, но я отказался ее выполнять. Поскольку я не являюсь как он индейцем, мой путь не может быть таким же, как у него. У меня еще много дел, и теперь я буду идти своим путем, хотя и под руководством Флоринды. Даже я сам не знаю, что меня ждет таким образом; единственное, что я точно знаю, это то, что я должен передать другим те знания, которые дон Хуан нам оставил. Это знание доступно каждому через мои книги; их следует внимательно прочитать, а практики, в них  описанные, следует применять в своей частной жизни. Однако не все испытают то, что испытал я, потому что все являются разными, но каждый должен начинать с сохранения энергии, которая теряется из-за чрезмерной важности собственной личности».

В обсуждении отношений учитель-ученик, один из поставленных вопросов звучал так:  «Как нагваль выбирает себе учеников?» Кастанеда молчал, и кто-то из аудитории ответил, что это судьба, которая определяет эти отношения. На это Кастанеда живо отреагировал, говоря, что все учение дона Хуана — это битва против судьбы и стремление ее превзойти.

— Можно сказать, что в начале это судьба, что определяет, встанет кто-то на путь совершенствования или нет, но в ходе последующего обучения все зависит от ученика, от его силы, воли и настойчивости. Если кто сдается из-за трудностей или собственной слабости, он может оправдать это упоминая судьбу, тогда как это случается только по причине его слабости.

— Ученик не должен зависеть от одобрения или неодобрения своего учителя; никто не может сказать ему, каков должен быть его следующий шаг, ученик должен почувствовать это и найти это в себе. Это неверно и нелепо, то каким образом некоторые ученики подчиняются своим гуру, которые говорят им, даже на ком они должны будут впоследствии жениться. Путь дона Хуана — это не путь зависимости ни от учителя, ни от судьбы, но его путь — это личная ответственность. Применяя в повседневной жизни некоторые принципы учения дона Хуана, даже мои книги могут на время заменить учителя. Тогда они перестают быть просто интересными и становятся побуждением к действию.

Последнее заявление Кастанеды заставило многих людей из зала попросить его создать группу, с которой он работал бы. В тот момент ему пришлось отказаться от этого, потому что, по его словам, у него было несколько неудачных попыток в этом отношении.

— Многие, особенно молодые, приходят в группу, полагая, что двери восприятия откроются им сразу же, как только они проглотят пару галлюциногенных грибов или кактусов.

Продолжение здесь

Священное дерево Сейба. Продолжение

Священное дерево Сейба. Продолжение

антропология

Начало этой истории читайте тут: Смех Ящерицы

Майя считали, что крона деревьев сейба ведет в небеса, а по корням можно спуститься в царство мертвых, Шибальбу. Дерево сейба считается матерью всех деревьев, на его тень нельзя ступать без разрешения, как и подходить и прикасаться к нему. Отношение к сейба как к священным деревьям было распространено не только у майя – многие народы Южной Америки а также стран Карибского моря считали и считают сейбу священным деревом. Это поклонение распространилось и на потомков чернокожих рабов, завезенных из Африки на Кубу и в другие страны. Этому дереву поклоняются до сих пор и в сохранившихся традиции Вуду, Брухерия, и в Пало Майомбе, и в Сансе, и в Сантерии, и в Мария Лионза. Еще недавно за срубленное дерево человека могли убить.

У карибских народов сейба считалась святыней и храмом для всех духов леса, и к ее стволу приносили подношения и жертвоприношения — монеты, фрукты, цветы, благовония и жидкости. Во многих магических традициях Карибского моря воин или любой человек перед испытанием или долгим путешествием обращается к дереву сейба чтобы оно помогло укрепить его силу и дух. Шаманы и жрецы в полнолуние оставляли перед деревом в сундуке или закапывали среди корней сейба свои магические инструменты, предметы силы, талисманы и амулеты, чтобы они могли собирать энергии Луны и самого дерева. Ветви сейба с разрешения используются для колдовства, а упавшие веточки, земля из основания дерева, корни и колючки используются для изготовления магических порошков. Семь листьев с дерева используются в церемониальных ваннах. Сажать новое дерево сейба во время рождения ребенка — значило гарантировать, что ребенок будет получать поддержку и защиту земли на протяжении всей жизни. Когда младенца крестили, его приносили к дереву, украшенному белыми кружевами и лентами, а его корни поливали святой водой, чтобы сейба согласилось стать защитником ребенка. Практичные маги использовали ствол для связывающих заклинаний, в тени дерева любили собираться предки, а лучи солнца, прошедшие через крону, как считалось, насыщали целебной энергией.

Изображение из доиспанского Селденовского кодекса

Для майя сейба, известное под именем Уаках Чан или Уакс Имикс Че (в зависимости от наречия) являлось символом вселенной и тем, что во многих шаманских представлениях представляло собой Древо Мира. Дерево воплощало в себе все части универсума: его корни уходили в подземный мир, его ствол представлял собой мир людей и путь человеческой жизни, а переплетение ветвей символизировало верхний мир и тринадцать уровней небес. В некоторых местностях росла разновидность сейбы с крупными колючками вдоль ствола – считалось, что это туловище каймана.

Согласно майя, мир — это квинконс (Quincunx, не путать с квинконсом в астрологии!), состоящий из четырех направлений и центральной оси, соответствующей пятому направлению. Цвета оси соответствовали сторонам света: красный на востоке, белый на севере, черный на западе, желтый на юге и зеленый —  в центре. Центральная ось соединяла внизу мир мертвых (Шибальбу) и тринадцать небес вверху. Квинконс майя изображался в виде креста. Иными словами, майянский крест символически обозначал одновременно и мировое древо, и символическую, энергетическую структуру мира.

Паленке. В центре сцены изображен крестообразный объект – стилизованное изображение мирового дерева. На его вершине располагается космическая птица Ицамна’, на ветвях – двуглавый змей, корни образует одна из голов двуглавого космического ящера. Слева и справа от дерева две стоящие фигуры: слева – подростка (стоящего на особом символе), справа – взрослого мужчины. Подросток держит в руках инструмент для ритуальных кровопусканий и сосуд, из которого льется жидкость; мужчина подносит к дереву статуэтку бога царской диадемы Ху’на. Под фигурами и деревом так называемая «небесная полоса», последовательность символов, олицетворяющих небесную твердь. Эта небесная полоса также может быть Ица’мной, которого в некоторых случаях также отождествляли с солнечной эклиптикой, затмениями а его голову связывали с Венерой. 

Отношение к сейба как к священному дереву было известно еще ольмекам. Возможно, что от именно от ольмеков (изобретателей и первооткрывателей магии) этот культ вместе с идеями об Ица’мна распространился на многие народы Мезоамерики и Южной Америки.

Одно из наиболее ранних и самых впечатляющих изображений сейба встречается в древнейших росписях храма (1 век до нашей эры) в майянском Храме Фресок в Сан Бартоло (описывающие сцены из Пополь Вух), где изображено жертвоприношение оленя, рыбы и фазана под ветвями священного дерева сейба. Кроме того присутствует изображение жертвоприношения собственной крови из протыкаемой крайней плоти. Похоже, что само дерево является тем, кому посвящено это подношение. Также на этих росписях отдельно изображено сейба как мировое древо, на вершине которого находится птица Ицамна в образе Кецаля. Землю в изображениях Мирового Древа символизировали Змеи, а дерево сейба, таким образом, символизировало единство Неба и Земли, Кецаля и Коатля, то есть КецальКоатля, или на языке майя Ку’Кумаца. Майя позднейших периодов часто изображали мировое древо более абстрактно, а у ранних майя в мировое древо всегда было сейба. Впрочем, культ дерева никуда не исчез и в постклассический период, и уважение к дереву держится до настоящего времени. Даже неверующие в мифология майя современные мексиканцы или гватемальцы, как правило, стараются окружить растущие сейба в городе или в деревне особой заботой.

Изображение сейба в настенных росписях Сочикалько (под влиянием толтеков)

 

Выставка артефактов доколумбовых цивилизаций Южной Америки

Выставка артефактов доколумбовых цивилизаций Южной Америки

антропология

В рамках общегородского проекта библионочь 20-го апреля в Москве, в известном культурном центре Библиотека им Волошина у Новодевичьего монастыря, откроется вернисаж, на котором представят выставку древних артефактов из Южной Америки VII в. до н.э. – XV в. н.э., а также состоится встреча с путешественниками и коллекционерами древнего искусства Александрой Ивановой и Хельмутом Веллманном Хироном (Гватемала). 

На встрече вы узнаете из чего была сделана корона правителя Моктесумы, какими кисточками расписывали свои изделия древние гончары Наска, что больше золота ценили Инки, почему у девы Марии оказалось двое детей, что рисуют на воздушных змеях индейцы-какчикели в Гватемале и как отправить послание к душам предков, как выглядят «носильщики времени»? 

Сама выставка артефактов имеет название «Герой. Солнце и Ужасная Птица». Она включает подлинные произведения искусства доколумбовых цивилизаций Южной Америки из известного частного собрания A-Gallery. Памятники культур Инка и Чавин, Салинар и Джамакоа, Наска и Чанкай, Кимбайя и Наярит редко встречаются в российских музейных и частных коллекциях, что делает выставку особенно ценной.

Интересно, что эта выставка проходит параллельно выставка доинкских артефактов в Санкт-Петербурге, в Этнографическом музее. Питерскую выставку сопровождает мощный лекторий, категорически рекомендую.

Цикл лекций “Жизнь и смерть в Древнем Перу” 

17 апреля — История завоевания Перу
24 апреля — Повседневная жизнь в Тауантинсуйю – империи «четырех четвертей света»
1 мая — Полет с Сан-Педро: использование галлюциногенных растений в ритуальной практике древних цивилизаций Перу 
8 мая — Медицина в Древнем Перу

Лектор — Калюта Анастасия Валерьевна, научный сотрудник Российского этнографического музея высшей категории, кандидат исторических наук. Сфера специализации: цивилизация науа (ацтеков), история завоевания Центральной и Южной Америки испанскими конкистадорами в конце 15-первой половине 16 веков.

Цикл лекций «Доинкские цивилизации Центральных Анд»

6 апреля – «Доинкские цивилизации Центральных Анд»
27 апреля – «Культура моче (мочика). Древнейшее государство Южной Америки?»
25 мая – «Культура наска: четырнадцати цветные росписи на неизвестную тему»
1 июня – «Культура уари: генеральная репетиция Инков?»
8 июня – «Культура ламбайеке: как много золота и как мало понятно»
29 июня – «Инки: наследники древних цивилизаций Центральных Анд или порвавшие с традициями тысячелетий?»

Лектор — Юрий Евгеньевич Берёзкин, советский и российский историк, археолог, этнограф, специалист по сравнительной мифологии, истории и археологии древнейшей Западной и Центральной Азии, а также истории и этнографии индейцев (в особенности Южной Америки); доктор исторических наук.

Санкт-Петербург,
Начало всех лекций в 18.00

Стоимость билета на лекцию:
Полная стоимость – 250 рублей с человека

«Тайна Пернатого змея», Армандо Торрес

«Тайна Пернатого змея», Армандо Торрес

книги

Пробуждение намерения

В тот день мы встретились возле Дворца изящных искусств города Мехико. Карлос сказал, что он ищет кое-какие редкие книги и предложил мне вместе с ним пройтись по магазинам подержанных книг. Мы пересекли сад и в молчании пошли по улицам исторического центра в сторону центральной площади. Он заходил в каждый магазин старых книг, который нам попадался, но пока ничего не покупал.

— Обычно, я не встречаюсь с кем-либо персонально, — вдруг сказал он мне, — но твой случай не совсем обычный.

Я спросил его, в чем заключалась эта необычность.

— Ветры указывают на тебя, — ответил он, загадочно улыбаясь.

Неудовлетворенный этим ответом, я настаивал, чтобы он рассказал мне, почему я удостоен этой привилегии. Он не отвечал. Его уклончивой репликой было то, что однажды мы еще поговорим на эту тему.

Я пролистывал какие-то книги, когда вдруг он схватил меня за руку, показывая на одну из книжных полок.

— Только посмотри на это! — его лицо выражало крайнее возмущение.

Я ничего не видел.

— Ну вон там! — сказал он, указывая на группу книг.

Я напряг зрение и различил его имя на обложке одной из его книг, под названием «Отдельная реальность». Похоже, что причина его возмущения была в том, что книгу разместили в категории научной фантастики.

Мы рассматривали полки с современной поэзией, когда я сказал ему, что мне нравится слушать магические истории, и было бы здорово, если бы он что-нибудь рассказал. Услышав мою просьбу, он посмотрел на меня сияющими глазами, с таким выражением лица, будто что-то вспомнил. Затем он прошептал мне драматическим тоном:

— Тебе будет поручена задача.

Он сказал мне, что готовит одну важную работу и ему необходима кое-какая информация, но его многочисленные дела не оставляют ему времени на ее поиски. Глядя на меня, он добавил:

— Может быть, ты сможешь мне помочь.

Я помню, что почувствовал в его глазах нечто настолько интенсивное, что на какое-то мгновение пришел в замешательство. Но затем он отвернулся и продолжил изучать книжные полки.

Тема пристального взгляда являлась знаковой в работах Карлоса. Это была техника, с помощью которой маг умел своей волей останавливать внутренний диалог собеседника в одно мгновение.

После того как я пришел в себя, я сказал ему, что буду счастлив помочь ему, чем смогу. Его лицо оживилось, и широко улыбаясь, он ответил мне:

— Так как ты собираешься стать журналистом, — сказал он, имея в виду мою учебу, — то я хочу, чтобы ты посетил мир древних магов и убедил их рассказать тебе свои истории. Репортаж силы, вот что я от тебя хочу.

Его предложение было полной неожиданностью, и я не знал, что ответить. Я даже подумал, что это была шутка. Он говорил очень серьезно, но его глаза подозрительно блестели.

Я попытался расспросить его об этом задании, но он сказал, что сейчас не лучшее время и место для обсуждения данного вопроса. Мне оставалось только теряться в догадках, размышляя о том, что он имел в виду.

* * *

В другой раз, когда мы сидели на скамейке в парке Аламеда, я воспользовался появившейся возможностью и снова заговорил о задании, которое он мне поручил. Он ответил:

— Я хочу, чтобы ты посетил мир, где находятся древние видящие, и задал им несколько вопросов, список которых я подготовлю и дам тебе позже.

Но тебе придется быть очень осторожным, — продолжал он, — потому что они испорченные темные маги, живущие в состоянии перманентной войны, и они захотят тебя убить. Чтобы выжить, ты должен будешь предложить им что-то, что заинтересует их. Единственной возможностью остаться невредимым будет добиться, чтобы они тебя выслушали.

— И что же я могу им предложить? — спросил я, стараясь не выдать своего испуга.

— Они заинтересованы только в дальнейшем укреплении своего эго. Они настолько поглощены своей личной важностью, что все их магическое искусство сосредоточено исключительно в этой направлении. Это позволяет им проникать в особые миры, которые характерны тем, что в свою очередь вынуждают их любой ценой искать специальную энергию, позволяющую подпитывать свое ненасытное эго.

Чтобы заинтересовать их, ты должен будешь предложить им что-то, что поднимет эту их важность до невообразимых высот. Что-то вроде разновидности поклонения или культа, чем они гарантированно смогли бы подпитаться. Тебе нужно убедить их, что они только выиграют от того, что отпустят тебя и позволят тебе сохранить твою энергию.

Следовательно, ты можешь пообещать им такой репортаж, в котором они и их истории играли бы центральную роль. Если ты сделаешь это, ты мог бы с ними договориться.

— А почему именно разновидность культа? — спросил я. — Это единственный способ их заинтересовать?

— Да, — ответил он. — Тебе нужно поймать их на этом!

Эти маги развили нездоровые аспекты своих личностей, такие как приверженность ритуалам, фиксацию, самосожаление и жажду преклонения. Склонность их характера мы бы назвали «мистической», потому что они все время отчаянно борются за поддержку целостности своего существования.

Единственный способ вызвать их живой интерес — это предложить им целое нагромождение болезненных пристрастий, которые они любят даже больше, чем какую-нибудь временную жертву энергии, потому что это означает для них непомерное увеличение их будущих возможностей.

Ритуализованное и религиозное поведение является единственным способом произвести то количество энергии, которое требуют их наклонности для реализации их темных намерений.

Его слова потрясли меня. Мной вдруг овладел глубокий страх, но в то же время я был весьма заинтригован. В те дни мои взгляды колебались между тремя различными мировоззрениями: христианскими верованиями, унаследованными моей семьей, научным подходом, которому я научился в школе и которому придавал большое значение, а так же определенными восточными концепциями, которые всерьез меня заинтересовали.

Я пошутил, что у меня нет машины времени, чтобы выполнить его задание.

Он терпеливо пояснил, что необязательно путешествовать во времени, чтобы встретиться с древними видящими. Видя мое замешательство, он объяснил:

— Называть их «новыми» или «древними» — это только способ указать на различие между типами магов. Дон Хуан называл новыми видящими тех, кто предан исключительно борьбе за свободу.

Новые видящие отбросили все отклонения в традиции и устремились к самому источнику. Но это не значит, что поблизости не обитают те маги, которые все еще идут старыми путями, и ты можешь многому у них научиться. В мире магов ничего не дается даром. Если тебе нужны истории силы, то отправляйся за ними!

Он легко подтолкнул меня, как бы приглашая отправиться вниз по улице, затем похлопал по плечу и добавил:

— Только тот, кто готов рисковать, сможет раскрыть тайны, ожидающие нас в этой Вселенной.

Я был полон мрачных предчувствий, думая о том, что он пошлет меня в какое-то опасное путешествие, чтобы встретиться с какими-то зловещими магами, но в действительности прошло еще много лет, прежде чем мы опять заговорили на эту тему. Я практически забыл об этом. Только гораздо позже, во время одного из своих занятий перепросмотром, я обнаружил, что в тот день Карлос, фактически, указал мне направление. Это был тот самый момент, когда он представил меня намерению.

Читать книгу полностью:

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

мезоамерика

Масштабное сканирование территории с самолета с помощью лазера по технологии LiDAR позволило обнаружить и уточнить тысячи скрытых объектов древнего города майя в регионе Петен, (Гватемала) и позволило уточнить, что население этого центра было просто огромным по масштабам древнего мира.

В отличие от многих других центров и памятников, разрушенных католической церковью (которая разбирала пирамиды на строительство соборов), крестьянами (которые также разбирали строительный материал и запахивали землю), и грабителями мародерами, город, а точнее –  древний мегаполис Эль-Мирадор был заброшен очень давно, оставался неизвестным до 1926 года и сохранился под густыми зарослями лиан достаточно хорошо.  

Эль-Мирадор расположен в 13 км к северо-западу от Накбе. Это крупнейшая метрополия культуры майя доклассического периода. Его руины находятся в департаменте Петен на севере Гватемалы, близ гватемальско-мексиканской границы.

Всего удалось выявить 60 тысяч домов майя, оборонительных укреплений и валов, в том числе четыре главных церемониальных центра майя с площадями и пирамидами. Данные указывают на то, что в Эль-Мирадор могло проживать до миллиона жителей. «Это в два-три раза больше населения, чем считалось ранее», — сказал Марчелло Кануто, профессор антропологии в университете Тулэйн. Одним из самых важных открытий стало обнаружение дорожной сети общей протяженностью свыше 240 километров. Ученые называют ее уникальной. Сеть связывала между собой около 50 городов, входивших в метрополию. Большинство из них обнаружены впервые. На языке майя эти дороги называелись Сакбеоб или Сакбе (в единственном числе), что буквально означает Белый Путь, так как они были покрыты штукатуркой, некоторые на высоте до 6 метров над естественной местностью, шириной до 40 метров и длиной 25 км, которые четко различимы на спутниковых фотографиях. Считается, что эти дороги были частью так называемого обсидианового маршрута . В те времена обсидиановые и нефритовые камни считались полезными и священными. Обсидиан и нефрит добывались в гватемальских горах, и для их доставки был сформирован торговый коридор, который начался в современном Белизе, проходил по прямой линии, почти параллельной нынешней границе Мексики с Гватемалой, и достигал рек Чьяпаса, куда товары направлялись в обоих направлениях. в сторону Альтиплано и Мексиканского залива.

Крупные оборонительные стены, канавы, валовые системы и оросительные каналы подтверждают, что у майя существовала высокоорганизованная рабочая сила. Ученые использовали специальную картографическую технику, которая обрабатывает сигнал отраженного от земли лазерного света, чтобы выявить контуры, скрытые под густой листвой. Пример — на фото:

Майя – одно из доминирующих цивилизаций коренных народов в Гватемале, Мексике, Белизе, Сальвадоре и Гондурасе, была на пике развития около 1500 лет назад и насчитывала к этому времени население от 5 до 8 миллионов человек.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что цивилизация майя на пике своего развития не уступала таким сложным культурам, как Древняя Греция или Китай. Помимо сотен объектов, сканирование показало под толщей зарослей эстакады, связывающие городские центры с карьерами. Сложные ирригационные и террасные системы земледелия были способны прокормить огромное число рабочих. Эстакады были хорошо проходимы даже в сезон дождей и использовались, судя по всему, как торговые пути и для других видов взаимодействия между городами.

Майя не использовали колесо и тягловую силу, но, по словам археолога университета Тулейн Марчелло Кануто, участвующего в проекте, это была цивилизация, которая буквально двигала горы.

«У нас на Западе бытовало мнение, что сложные цивилизации не могут существовать в тропиках: тропики — это место, где цивилизации умирают. Однако теперь мы должны учитывать, что сложные общества, возможно, сформировались в тропиках и вышли оттуда», — отметил Кануто.

Как пояснил археолог университета Тулейн Франсиско Эстрада-Белли, лидар произвел революцию в археологии наподобие той, что сделал космический телескоп Хаббла в астрономии.

В ходе исследования удалось получить уникальное представление о характере поселений, взаимосвязи между городами и милитаризации долин. На своем пике развития майя (приблизительно 250 — 900 годы) цивилизация располагалась на территории примерно в два раза больше средневековой Англии, но была гораздо более густонаселенной.

Среди находок — повсеместно установленные оборонительные стены, валы, террасы и крепости. Это свидетельствует о том, что майя активно воевали и защищали свои города от врагов.

Печальной новостью является то, что снимки также выявили многочисленные ямы, вырытые мародерами, которые беспорядочно и жадно грабят античные реликвии, разрушая архитектуру и памятники.

Исследование является первым этапом трехлетнего проекта, в ходе которого будет обследовано более 14 тысяч квадратных километров низменности Гватемалы, которая является частью территории доколумбового поселения, простирающегося на север до Мексиканского залива.

Эль Мирадор

В целом планировка Эль-Мирадора определяется тремя пирамидальными комплексами (Эль Тигре, Монос и Ла Данта), расположенными в вершинах прямоугольного треугольника, и Центральным акрополем. Строительство в Эль-Мирадоре началось на рубеже IV — III веков до н. э. Особый масштаб оно приобретает около 150 года до н. э. с сооружением комплекса Эль Тигре. Позднее (около 100 года до н. э.) строится комплекс Монос на юг от Тигре, также содержавший пирамиду с храмовой «триадой». Примерно в это же время возникает Западный акрополь — политико-административное сердце Эль-Мирадора. Восточная группа начинает строится позже, чем Эль Тигре и Монос.

В Эль Мирадоре находится пирамида Эль-Тигре, одна из самых грандиозных пирамид майя, превышающая по размерам пирамиды Тикаля, Паленке и Чечен-Ицы. Эта 18-этажная пирамида достигает 60 метров в высоту, что превышает самый большой храм в Тикале — Храм IV; Кроме того, в городе находится структура из трех пирамид Ла-Данта, самая большая по объему пирамида в мире, даже выше, чем в Египте. Его высота 72 метра, больше, чем у пирамиды Большого Ягуара в Тикале — 47 метров.

Особенностью пирамид в Эль-Мирадоре является триадический стиль с огромными пирамидальными платформами с тремя различными стрениями в верхней части. Это было доминирующее центральное здание, окруженное двумя меньшими, обращенными друг к другу.  Археолог Энрике Эрнандес предполагает, что такой стиль диктовался представлением о трех наиболее важными звездах созвездия Ориона, которые образуют своего рода треугольник.

Первые следы обитания человека на территории Эль-Мирадора относятся к этапу Мамом (600-300 годы до н. э.). В этот период были возведены первые постройки в Западной группе, а также началось формирование Центрального акрополя, служившего впоследствии царской резиденцией и политико-административным ядром города.

Эль-Мирадор (оригинальное название — Каналь), являлся столицей царства Каналь. В поздний доклассический период цивилизации майя это поселение было, безусловно, самым большим городом во всем Петене.

Он также известен как Царство Кан. Слово «кан» означает «змея», например в слове «Кукулькан». А в Мирадоре долгое время правила династия «Змеиных царей».  Цивилизация Кан была современником культуры ольмеков, до сих пор считавшейся матричной культурой Мезоамерики. Существуют убедительные доказательства того, что майя Эль-Мирадора разработали письменную, математическую, сельскохозяйственную и астрономическую систему, знания, которые сделали их одним из самых развитых и изощренных городов, на несколько тысяч лет раньше, чем считалось и принималось до самого недавнего времени.

 

В 4-м веке нашей эры цивилизация майя попала под сильное влияние Теотихуакана. Но это уже немного другая история.

Фильмы с участием знакомой Дона Хуана Матуса и подруги Кастанеды

Фильмы с участием знакомой Дона Хуана Матуса и подруги Кастанеды

Соледад Руис

Целительница, актриса и ведьма Соледад Руис в небольшом интервью рассказывает о своих встречах с Доном Хуаном и Карлосом Кастанедой. А мы имеем возможность посмотреть редкие удивительные магические фильмы, снятые с ее участием. С переводом на русский!  Последние годы жизни Соледад работала директором одного из театров в Мехико, а несколько лет назад ушла из жизни.

Интервью из книги «Свидетели Нагваля»

Истории не имеют значения, то, что имеет значение, — это Дух
Интервью с шаманкой Соледад Руис

   В этом интервью шаман, целительница, учитель и киноактриса Соледад Руис рассказывает, как она познакомилась с доном Хуаном Матусом ещё за годы до встречи с Карлосом Кастанедой, чьим близким другом была с семидесятых годов.
Сначала она хранила молчание, но когда услышала, что цель этой работы — сохранить память о Карлосе, согласилась, но сделала странный комментарий: «Истории не имеют значения, то, что имеет значение, — это Дух».
Её свидетельство начинается со случая, когда она вместе с еще одним учеником была в гостях у своего учителя Магдалены Ортега — настоящей ведьмы, которая имела невероятные способности и совершала настоящие подвиги, но это — уже другая история.
— В то время, — сказала она, — я уже прочитала первую книгу Карлоса, которая только что вышла на английском языке. Мы беседовали об этом с моей учительницей, и она мне сказала, что является кумой Дона Хуана Матуса. Вначале я не хотела спрашивать о нем, но учительница, будучи ужасно проницательной, должно быть, почувствовала мой интерес, так как сказала: «Как-нибудь я вас познакомлю».
И вот однажды, когда мы, двое из её учеников, были у нее в гостях, она нас предупредила, что Дон Хуан должен скоро прийти с другими людьми, которые, как я предполагаю, были его учениками. Пока мы их ждали, она нам сказала:
«Я дам вам задание: узнать среди тех, кто придет, Дона Хуана. Затем напишите и обоснуйте мне свое заключение, когда придете завтра».
Она нам велела не говорить друг с другом о наших впечатлениях до тех пор, пока мы не встретимся с нею на следующий день.
Гости пришли поздно и оправдывались тем, что они заблудились. Из соседней комнаты нам было слышно, как учительница их дружески бранила. Когда они вошли в зал, мы увидели, что это пять или шесть человек пожилого возраста. Мы встали, и она нас представила по именам: «Она — Соледад, он — Милош». Но имён посетителей при этом не назвала.
Я подумала: «Дон Хуан, должно быть, тот, кто сел в кресло».
Мы всех приветствовали кивками головы и оставались в их обществе до тех пор, пока они рассказывали о своих забавных приключениях, о том, как они длительное время бродили по окрестностям, не находя дом. Это произошло потому, что учительница жила в Амстердаме — на круговой улице, которая в прежние времена была территорией Городского Клуба Жокеев в Мехико. Мы провели с ними немного времени, затем попрощались и ушли. На следующий день мы возвратились в дом учительницы, чтобы рассказать ей о наших выводах.
Я определила Дона Хуана по единственному признаку: взгляду. Его левый глаз немного косил. Утверждают, что это — характерная черта шаманов. Но, очевидно, что если не имеешь такой особенности, то это еще не значит, что ты не шаман. Этот факт известен всем, поэтому я подумала: «Что тут писать?» Так что в итоге не принесла записей. Зато Милош написал целых три страницы, перечисляя причины и придя к тому же заключению, что и я.
Услышав о наших наблюдениях, учительница сказала:
«Да, правильно, это был Дон Хуан. Ты также прав, Милош.»
Потом она спросила, какая одежда была на нем. Я ей ответила:
«Он был одет в сельском стиле: габардиновые брюки, обыкновенная рубашка и шерстяная куртка — чамаррита.»
В этот момент Милош и я обнаружили странные различия в Наших описаниях. В этом было что-то необыкновенное: он его видел по-другому — в элегантном костюме. Мы очень удивились и задались вопросом, как это могло быть.
Утверждают, что одна из многих способностей, которыми может обладать шаман, состоит в том, чтобы создавать себе такое обличье, в котором он хотел бы быть увиденным.
Только спустя несколько лет мне довелось лично встретиться с Кастанедой.
Карлос очень интересовался местными традициями Мексики, и это послужило причиной нашего знакомства. В первый раз мы встретились с ним в 1974 году в танцевальной студии в квартале Дел Вале. Здесь были отделения современного бального танца и традиционного танца капитана кончерос Андреса Сегуры.
Андрее занимал должность в так называемой традиции Санто Ниньо де Аточа. Однажды он меня пригласил на сессию пения, и мы играли на лютне и пели похвалы, как это было принято в церемониях танцовщиков. В это время пришел Карлос Кастанеда, который присоединился к нам, и стал слушать очень внимательно наши хвалебные песни. Потом мы стали беседовать с ним, и он задавал много вопросов об аспектах традиции, и, в конце концов, пригласил нас поесть в китайский ресторан Соны-Роса.
Во время еды я рассказала Карлосу, как познакомилась с Доном Хуаном два года назад, благодаря учительнице Магдалене. Когда он услышал это, его волосы встали дыбом, он посмотрел на меня с крайним интересом и сказал:
«Послушай, а можно мне прийти к тебе домой?»
Так как я была очарована его книгой, которая только что вышла на испанском языке, я ответила:
«Это будет восхитительно!»
Заметив мой энтузиазм, он добавил:
«Итак, если ты не возражаешь, я приду сегодня вечером!» Я его спросила:
«Ты не будешь против, если я приглашу трех друзей, которые очень интересуются народными традициями?»
Он согласился. Я быстро позвонила моим друзьям и предупредила их. Я сказала жене одного из них:
«Дорогая, за мое приглашение, напеки, пожалуйста, пирогов, потому что я думаю, что мы немножко засидимся и можем проголодаться. Напитки за мной».
Так мы и сделали. Карлос пришел приблизительно в 9 часов вечера и ушел в 2 часа ночи. Он был восхищен пирогами и съел столько, сколько в него смогло войти.
На следующий вечер он пришел снова: то ли для того, чтобы поговорить, то ли из-за очень вкусных пирогов. В течение трех дней он приходил каждый вечер, и мы говорили об удивительных вещах. Когда он уезжал в Лос-Анджелес, мы договорились встретиться снова, когда он вернется.
Так началась наша дружба. Он приезжал в Мехико, выступал на своих конференциях и под конец, когда освобождался, приходил ко мне домой. Он был отличный собеседник, его истории были бесконечными, на всю ночь. В 2 или 3 часа утра мы ели хлеб с йогуртом, на мгновение он изменял тему, и мы говорили о тривиальных вещах. Потом мы вновь возвращались к магии. Когда уже светало, он смотрел на свои часы и восклицал:
«Слушай, я уже ухожу!»
Иногда он мне звонил из Лос-Анджелеса:
«Соледад, я еду в Мехико и хочу с тобой встретиться в такой-то час».
Между нами были очень близкие, просто братские отношения, он даже сделал мне посвящение в одной из своих книг. Кажется, это — «Дар Орла»:
«Единственной сестре, которая дала мне силу».
Карлос рассказывал мне о событиях из своего прошлого. Родился он в Бразилии. По какой-то причине, которой ему не хотелось раскрывать, рос без родителей. Его забрал дедушка, еще совсем ребенком, и привез в Аргентину. Оттуда уехал в Лос-Анджелес.
Он мне рассказывал истории про своего дедушку. Как тот подстрекал его в двенадцать лет познать женщин. Дедушка говорил, что он уже взрослый, хотя мальчик был еще ребенком. Однажды, возвратившись после приключения с женщиной Карлос пожаловался:
«Ох, дедушка, от женщин так плохо пахнет!»
Дедушка ему крикнул:
«Дурень, это — запах жизни!»
Карлос признался, что первые женщины действительно вызывали у него отвращение, но потом он стал их большим поклонником. Он мне рассказал огромное количество своих любовных приключений. И однажды я не выдержала и начала кокетничать с ним. Я сказала:
— Осторожнее, Карлос! Если это случится между нами, это будет кровосмешением!
Я говорила так потому, что мы относились друг к другу, как родственники. Я действительно его очень любила, но как брата.
Обычно наши встречи проходили в самых дорогих ресторанах, куда он меня приглашал. Он любил хорошо поесть. Мы заказывали огромное количество блюд и все съедали! После еды развлекались, стараясь угадать, какое сообщение нам несли предметы, которые находились на столе.
Следует отметить, что Карлос никогда, ни в одном из бесчисленных разговоров, которые мы вели, не занимал передо мной позиции превосходства. Он совсем не чувствовал себя особенным, несмотря на то, что был таковым. Никогда не старался выглядеть мудрецом или смельчаком. Скорее, наоборот. Он часто восклицал:
— Черт возьми! Но…, как я вляпался?
Рассказывали, что в начале обучения он постоянно выглядел смешным из-за своего чувства собственной важности, и что Дон Хуан сбивал с него эту спесь. Одна из историй, которую он часто повторял, умирая со смеху по поводу своей глупости, — то как он осмелился сравнивать себя с Доном Хуаном: «Я набрался наглости сказать ему, что мы равны, но в глубине души я даже воспринимал себя как бы начальником. Представь себе: мерзкий коротышка претендует на то, что имеет превосходство над Доном Хуаном. И только потому, что получил академическую степень! Как я мог так возгордиться? Он мне ответил: «Нет, мы вовсе не равны: я — человек знания, а ты просто дурень». Не передать словами, какой стыд я испытал!»
Для того чтобы контролировать чувство собственной важности, Карлос смеялся над собой, над своим ростом и внешностью. Мы часами потешались вместе с ним, когда он пародировал себя.
Также было заметно то, что он чувствовал огромную тяжесть ответственности из-за того, что ему выпало стать передаточным звеном целой системы идей. И он был обеспокоен этим.
То, что больше всего поражало меня в учении Карлоса, это не его описание Вселенной, потому что каждый имеет собственное — в соответствии с индивидуальными возможностями восприятия.
Я нахожу, что сильные общественное и религиозное воздействия являются причинами мании страха — того, что человек устанавливает себе границы, начиная с боязни потерпеть неудачу, страха перед смертью, перед одиночеством или бедностью — это они, наши истинные враги. Освобождение жизни от страхов — огромный шаг вперед.
Карлос часто рассказывал мне о своих тягостных мыслях, об огромном вызове, который он бросил обществу, полностью приняв систему мышления, предложенную Доном Хуаном. Однажды он сказал, что страхи перед обществом, и, прежде всего, боязнь быть не признанным и не любимым другими, являются воистину разрушительными силами, потому что препятствуют нам на пути познания бесконечности.
«Когда ты избавишься от своих страхов, ты броситься в бездну, если сочтешь это необходимым. Потому что для тебя уже ничто не будет иметь значения».
Он только недавно пережил потрясение после того, как учитель заставил его прыгнуть в пропасть. Он много говорил об этом, о том, что такое оставить страх и броситься в бесконечность. Это было действительно очень трогательно.
Он мне рассказывал, что помнит только момент, когда они его толкнули, но не помнит того, что произошло потом. Вскоре он обнаружил себя в своей квартире в Лос-Анджелесе, стал смотреть во все стороны и спрашивать:
«Кажется, я вернулся, но… как я вернулся?»
Он нашел бумагу в кармане рубашки, взял её, и обнаружил, что это — его неиспользованный билет на самолет!

Фильм с участием Соледад Руис «Возвращение в Ацтлан» (по мотивам ацтекской легенды), 1991 г.
Соледад играет одно из воплощений богини Коатликуэ.
Режиссер Хуан Мора.
Сюжет: Когда король Монтесума умирает в 1468 году, на земле Мексики наступает засуха. Спустя четыре года мексиканцы спорят, стоит ли им продолжать поклоняться богу войны Уицилопчтли или они пренебрегали его матерью, забытой богиней Коатликуэ в Ацлане, в стране своих предков. Монтесума Младший отправляет свиту священников и солдат обратно в Ацтлан. Тем временем крестьянин Оллин совершает параллельное путешествие в Ацтлан, потому что его сын нашел часть дани богине, и он должен вернуть ее из смирения. Каждая партия — королевская делегация и крестьянин Оллин — находят что-то свое в своих поисках и возвращают противоречивые сообщения о том, что произошло.
Перевод на русский: подстрочник


Фильм с участием Соледад Руис «Неукротимая Эрендира«, 2006 г.»
Соледад Руис играет одну из предсказательниц.
Режиссер Хуан Мора

Сюжет: Эрендира Икукунари (Неукротимая Эрендира)  — это драма с элементами боевика, которая воссоздает легенду 16-го века об Эрендире, молодой женщина из племени пурепеча, которая стала символом мужества во время уничтожения коренного населения Мексики испанскими конкистадорами. Когда прибывают испанцы, они пользуются разногласиями и конфликтами между мексиканскими аборигенами, пожиная плоды разделенного региона. Эрандира, молодая женщина-пурепеча, находящаяся перед замужеством, отказывается позволить захватить свою землю и выступает против социальных условностей, запрещающих женщинам участвовать в битвах. Перед лицом вторжения она крадет у захватчиков и учится ездить на ней и воевать верхом против испанцев, завоевывая уважение своих племенных лидеров. Во время своего удивительного путешествия она становится символом силы и сопротивления в своей культуре. Этот полнометражный фильм был снят полностью на языке Purépecha.

Перевод на русский: подстрочник