Деревенский шаманизм индейцев майя в Юкатане. 2 часть

Деревенский шаманизм индейцев майя в Юкатане. 2 часть

антропология

Продолжение рассказа исследователя и антрополога Брюса Лава о современных деревенских майянских знахарях и шаманах — ахменах, как они сами себя называют, проживающих на территории Восточного Юкатана, в стороне от основных туристических маршрутов. Окончание следует.

Начало рассказа про шаманов майя.

Молитвы шамана, по сути, представляют собой длинные списки священных имен, в том числе богов майя, католических святых, местных святынь, археологических памятников и сенотов или источников подземных вод. Я также был свидетелем шаманской практики, в которой перечислялись участники, дары, день и время суток. В случае ваахил кооль (waajil kool) упоминается размер milpa (кукурузного поля), например, шестьдесят mecates. Именование является ключом. Чем более полный перечень, тем лучше эффект.

Почти всегда на первом месте стоит Святая Троица, например tu kili’ich k’aaba «во святое имя Бога Отца, Бога Сына, Бога Святого Духа» (Dios Yuumbil, Dios Meejenbil, Dios Espiritu Santo). Как В качестве примера именования в молитвах ваахил кооль из Беканчена Дон Рамон молится:
«Я стою здесь перед алтарем, я предлагаю эти первые фрукты… » И далее следует упоминание имен баалам «духовных защитников», канаан «стражей», иик’ «ветров», meyajo «духовных служителей», jóoyajo «тех, кто дает воду» и tepalo, «правители».
Сами подношения представляют собой обычно хлебный напиток, ферментированный мед (бальче), суп из хлебных крошек, слоеный хлеб, сигареты, куры и индейки.

Затем следуют католические святые, сначала женщины, затем мужчины: Святая Анна, Святая Луция (Сиракузская), Пресвятая Дева, Вильгефортис (Санта-Либерата), Мария Асунсьонская, Дева Фатимская, Дева Гваделупская, Дева Мария и Святая Марта. Святые мужского пола –Иоанн Креститель, Апостол Петр, Исидор, Антоний, Иосиф, Иаков, Филип, Лаврентий, Бонавентура, Франциск, Димас, Мартин, Святой Бернардин Сиенский, Святой Михаил Аркангел и Ниньо де Аточа. Существуют также региональные святые: Трес-Рейес-де-Тисимин, Сан-Роман Кампече, Алачо Сантьяго и Санто-Кристо Чумаель.

Все вышеперечисленное было названо неоднократно, чтобы обеспечить защиту Луиса Шула, крестьянина, который всю жизнь посвятил возделыванию кукурузы, его семьи и его милпы (поля). Молитвы длинные и низкие, обычно просто шепот. Сами слова святы, это – «древняя речь», луичбен т’аан (liuchben t’aan). Одна молитва может длиться до тридцати минут, обычно включая многократное повторение фраз и разделов.

В молитвах перемежаются фразы майя, которые соединяют части вместе, фразы, подобные utiaal bakaan xan, которые не имеют прямого перевода, но при повторении снова и снова образуют литургический ритм. Внешние участники обычно не слушают и не пытаются понять молитвы. Они тихо переговариваются между собой и занимаются приготовлением подношений еды и питья, а Тех-мин сосредотачивается на алтаре, освящая его святыми, древними словами.

Во всех городах и деревнях Юкатана (и, вероятно, в больших городах тоже) шаманы майя проводят обряды и церемонии, которые находятся вне сферы компетенции Католической Церкви; но это не значит, что они не являются католиками. Формально они – католики. Но в типичной маленькой деревне католический священник может приезжать в город только два-три раза в год, обычно для проведения свадебной церемонии. На этой свадьбе он будет крестить детей, родившихся после его последнего визита.

В отсутствие священников католический ритуал продолжается в форме вечерней девятины, или молитвенного пения, в котором группы мужчин поют на испанском языке из своих католических песенников (Рис.3). Церковные помощники зажигают 12 свечей и благовоний и ставят подношения в виде различных напитков на алтарь, в то время как женщины и дети сидят на стульях и скамьях. После песнопений мужчины проходят перед многочисленными святыми на алтаре, благоговейно крестясь перед каждым образом. После этого все разделяют выпивку. Девятины также часто исполняются в частных домах, где женщины-певицы часто берут на себя ведущую роль.

В городах, где евангелисты обратили часть населения в любое число протестантских сект, церковная жизнь, конечно, совершенно иная. Поскольку моя собственная полевая работа проходила среди практикующих католиков, я могу сообщить только об этом аспекте религиозного опыта майя.

Хороший пример того, как местные ритуалы майя смешиваются с католицизмом, произошел в деревенской деревенской церкви, когда певцы-исполнители девятины исполняли свои молитвы перед церковным алтарем, а шаман стоял на коленях возле алтаря, держа в руках чаши с подношениями для питья. В какой-то момент во время девятины он вышел наружу и развесил свои подношения на деревьях для майянских духов полей и лесов.

Хороший пример того, как местные ритуалы майя смешиваются с католицизмом, произошел в деревенской деревенской церкви, когда певцы-исполнители девятины исполняли свои молитвы перед церковным алтарем, а шаман стоял на коленях возле алтаря, держа в руках чаши с подношениями для питья. В какой-то момент во время девятины он вышел наружу и развесил свои подношения на деревьях для майянских духов полей и лесов.

Грань между тем, что такое «майя» и что такое «католик», очень размытая.

Девятины (новенны) написаны по-испански, но как раз перед тем, как ахмен (шаман) вынес свои подношения на улицу, певцы перешли на язык майя. Язык майя используется для сельскохозяйственных и лесных богов, испанский – для святых на алтарях в церкви и дома. Ахмен отвечает за духовный мир майя; приезжий священник и певцы новенны управляют католическим миром, но различие размывается по мере слияния двух миров.

Синкретизм, или смешение систем верований, сегодня следует образцу, который был установлен пятьсот лет назад с приходом испанцев. Народ майя признавал некоторые аспекты католицизма, но католическое духовенство не признавало местной веры. Сегодня ахмен включает католических святых в свои молитвы богам дождя, но боги дождя никогда не упоминаются в католической мессе (Рис.5). Но, по крайней мере, церковь больше не преследует последователей туземных обычаев.

В течение первого столетия испанского правления господствующее духовенство преследовало всех майя, которые практиковали старые обычаи. Известен, например, такой трагический случай культурного недопонимания: группа религиозных практикующих майя семнадцатого века шествовала, облачаясь в мантии и головные уборы, похожие на церковную одежду. Их обвиняли в том, что они подражали и издевались над церковью, и все они были сурово наказаны, когда как на самом деле те индейцы по своему почтили церковь, приняв некоторые из ее атрибутов. Церковь сегодня знает, что лесные майя исповедуют местную форму религии, и, похоже, смирилась с этим.

С начала встречи майянского мира и с испанцами проявились некоторые некоторые замечательные параллели, по крайней мере, во внешнем виде. Древние майя, как и католики, традиционно ходили в религиозных процессиях с изображениями; кроме того, жрецы майя носили специальные одежды, окропляли святой водой и жгли смолистые благовония, похожие на ладан. У майя еще до прихода испанцев была вера в потустороннюю жизнь и в своеобразную форму рая. По сей день один из самых трудноразрешимых вопросов — какая часть церемониальной жизни нынешних майя происходит из католической Испании, а какая часть тянется из доколумбовых времен.

Во время одной из ца чаак, или церемонии дождя, которую я наблюдал, майя построили ряд из четырех арок, ведущих от главного алтаря к маленькой святыне со святым крестом (рис. 6). Студент колониальной церкви в Юкатане сказал мне, что по его мнению, эти арки были имитацией церковной архитектуры, создавая священное пространство в лесу, похожее на высокие потолки и святилища в городе. С другой стороны, у нас есть описание священника шестнадцатого века, до того как майя включили в свою духовную жизнь испанские религиозные обряды, процессии майянских жрецов проходили через лесную тропу «украшенную арками».

Версия католического причастия, выполненная как часть церемонии дождя, шаманом в отсутствие католического духовенства.

Точно так же символическое значение направления на восток может исходить или не исходить от католицизма. Майя всегда ориентируют свои столы, или церемониальные алтари, на восток. Но алтари в католических церквях по крайней мере, в Мексике – тоже ориентированы на восток! Другими словами, человек, стоящий перед алтарем, лицом к нему, смотрит на восток. Майя адаптировали католический путь или это совпадение?

Древние майя делали бальче, ритуальный ферментированный напиток наподобие медовухи; сегодня бальче обычно называют «вино», очевидно, в связи с католическим ритуальным вином для обряда причащения. Некоторые виды хлеба, выпекаемые в ямочных печах вместе с другими обрядовыми хлебами, служат «просфирой» (телом христовым) во время причастия, совершаемого деревенским шаманом в отсутствие католических священников (рис.7). Святой Исидор является покровителем фермеров кукурузы и упоминается как Господь Милпа (рис.8). Поэтому тема степени смешения католицизма с местным знахарством и колдовством, как я и говорил, неисчерпаема.

Отдельные майя совершают молитвы и службы в своих домах и со своими соседями, выполняют погребальные обряды, отмечают годовщины утраты, собираются на церемонии крещения, известные как хицмик (jéetsméek’), делают подношения на кукурузных полях для алушо’об (aluxo’ob) и бааламо’об (báalamo’ob), почитают католических святых в своих домах и совершают бесчисленные действия, которые можно назвать религиозными. Однако в этой статье я сосредоточусь на церемониях и обрядах, выполняемых ахменами Юкатана, то есть шаманами. Это обряды, которые только они могут выполнять правильно. Они обладают древним знанием священных формул, имеющих решающее значение для успеха.

Существует еще один класс религиозных церемоний, известный как Гремио, который включает в себя многочисленные процессии с делегациями из многочисленных общин. Они не включены в текущую статью, потому что они не проводятся непосредственно практикующими шаманами, хотя шаманы в них играют важную роль. Они больше похожи на религиозные праздники или торжества, чем на шаманские ритуалы.

Описанные ниже обряды и ритуалы, с их бесчисленными вариациями, продолжаются сегодня по всему полуострову.

Сантигуар: простое очищение

Сантигуары выполняются для очищения людей от опасных и вредных ветров. С точки зрения майя, большинство болезней происходит от ветров (вспомните слово «малярия», от итальянского mala aria, «плохой воздух»), и шаман майя обладает силой изгнать эти ветры. Строго говоря, santiguar, испанское слово, означает осенять крестным знамением, но для майя это целительный ритуал, в котором шаман молится над своим пациентом, очищая его или ее священными, помазанными листьями. Иногда он осеняет пациента крестным знамением, а иногда нет, в зависимости от его собственной практики. Вариации могут быть неисчислимы.

Моя первая встреча с ритуалом сантигуара произошла в Пополе, маленькой майянской деревушке, к северу от Вальядолида. По вторникам и пятницам Дон Эстебан в своем доме, крытом пальмовыми ветвями, проводил окуривания. Однажды в 1983 году, когда я сидел у двери с блокнотом и фотоаппаратом в руке, ко мне подошел мужчина и пожаловался на головную боль.

Алтарь Дона Эстебана, находившийся в темном помещении в восточной части дома, был готов.

На алтаре стоял грубый деревянный ящик со стеклянной дверцей, в котором стояли пять святых, или религиозных статуй. Самая большая из них, сзади и в центре, была Дева Фатимская. Перед ней, образуя дугу слева направо, стояли Пресвятая Богородица, Святое Сердце Иисуса, Дева Гваделупская и ангел без определенного имени. На деревянном столе перед святыми стояли пять подсвечников, в том числе глиняный в форме птицы. Несколько свежесорванных цветов украшали сцену.
В углу стояла пустая рюмка.

Дон Эстебан жестом пригласил его сесть лицом на восток, к алтарю. Он зажег свечи и налил «огненной воды», крепкий ликер из сахарного тростника, в рюмку (рис. 9). Затем он наклонился, взял сложенный кусок ткани и осторожно развернул очень маленький предмет. Зажав его между большим и указательным пальцами, он окунул его в жидкость. Он назывался коох кан (kooj kaan) «зуб змеи» — настоящий клык гремучей змеи!

Сипильче обладает особыми свойствами, которые делают его пригодным для лечения болезней.

Он методично уколол человека в шею и область плеча около дюжины раз, осторожно помещая каждый укол клыка, уделяя особое внимание нижней правой стороне шеи. Затем он убрал свой клык гремучей змеи и приложил тростниковый ликер к шее человека, втирая ее пальцами. Затем он взял пучок листьев сипильче и побрызгал на него прозрачным тростниковым напитком. Сипильче (siipilche) — это кустарник, отличающийся тем, что его листья расположены крест-накрест, один лист направлен вверх, а два-в стороны. Снова и снова в пределах одного куста появляются эти перекрестные узоры, придающие растению очень священное качество (рис.10). Листья темно-зеленые, мелкие, округлые, с небольшим заостренным кончиком. По всему полуострову шаманы собирают пучки этих листьев, чтобы делать с их помощью очищения и ритуалы.

Дон Эстебан перед своим домашним алтарем использует неразбавленный тростниковый ликер, чтобы очистить свои лечебные инструменты.

Опрыскивание пучков «огненной водой» (как правило – это крепкий тростниковый ликер) придает им дополнительную силу.

Во время сантигуара пациент сидит перед домашним алтарем шамана, пока тот смахивает злые ветры с помощью пучка сипильче

С этим очищенным листовым пучком, стоя рядом с пациентом, Дон Эстебан начал поглаживать голову и плечи пациента, тихо бормоча молитвы. Он делал это около двух минут, а затем подошел к больному сзади и повторил поглаживание и молитву, но на этот раз в течение примерно семи минут.

В конце каждой молитвы Дон Эстебан кружил листьями в воздухе над головой больного против часовой стрелки и заканчивал их спиралевидным росчерком вверх, как бы вытягивая из больного болезнь и посылая ее в небо. А потом все кончилось. Пациент заплатил Дону Эстебану минимальную плату, обменялся несколькими тихими словами и ушел.

В последующие дни я наблюдал то же самое представление на мужчине с болью в основании черепа, на мужчине с больным плечом и на матери с маленькой дочерью, которые по очереди сидели в кресле (рис.12). В последнем случае девочка постоянно сильно моргала глазами. Что-то серьезно беспокоило ее. Покончив с сантигуаром, Дон Эстебан вручил матери маленький мешочек с листьями, бумажный пакет с лекарством и инструкцию по их применению. Девочка больше не моргала! Это было моим первым свидетельством, появившимся в начале моей полевой работы, что исцеления действительно имели место. Мать спросила девочку, не болят ли у нее глаза.
— Нет, — кротко ответила она. Они ушли вместе, и я смотрел через парадную дверь, нагнувшись, под пальмовые листья, наблюдая, как они рука об руку исчезают на грязной улице, окаймленной белыми каменными стенами, поворачивая за угол к их дому.

Маленькая девочка с проблемами зрения получает сантигуар, а также фитотерапию.

Что касается человека с больным плечом, я точно знаю, что его боль также уменьшилась, и его состояние улучшилось, потому что я был тем самым пациентом.

Основная идея сантигуара состоит в том, чтобы удалить ветры, йик‘ на языке майя.

Нижеследующий список был составлен из личных полевых заметок, и в большинстве случаев мне удавалось получить объяснение относительно их формы или характера. Относительно некоторых я услышал им4 Бена лишь в магнитофонных записях и не имел возможности пораспрашивать о них.

Вот далеко неполный список ветров, вызывающих болезни, из того, что я успел записать:
(Помните, что x произносится как «ш»)

  • Ш-аакат йик (x-áakat iik’): ветер, который скачкообразно прыгает по земле.
  • Буухака’ан йик (búujuka’an iik’): ветер, который падает с неба и ранит людей.
  • Ш-буйют йик (x-buyut iik’): ветер, который окутывает тело человека как одеяло.
  • Ш-колор йик (x-color iik’): три ветра — белый, черный и красный (sak iik’, boox iik’ , chak iik’); они три разных ветра, но упоминаются как родственная группа ветров.
  • Ш-к’оха’ан (x-k’oha’an iik’): слабый ветер, не очень сильный.
  • Миисиб йик’ (míisib iik’): сильный ветер.
  • Мосун йик’ (mosoon iik’): вихрь.
  • Папагайо иик’: ветер, дующий с небес, поражает людей и причиняет им боль, а затем снова возвращается далеко в небо.
  • Паупа йик’ (pa[u]pa[?] iik’): неизвестно.
  • Ш-пеепем йик’ (x-péepem iik’): ветер, который движется как бабочка.
  • Сьете-мачо, Сьете-Бурро, Сьете-Райас: никакого объяснения не приводится, за исключением того, что это двадцать один ветер.
  • Танкас йик’ tankas iik ‘: ветер духа или души (у всех животных есть своя танка), который вызывает онемение в частях тела.
  • Ш-тох йик’ (x-toj iik’): сильный ветер, выстреливающий по прямой линии.
  • Ш-туис йик’ (x-tuis [?] iik’): ветер, который движется по земле, чем-то похожий на x-akat iik, но вместо того, чтобы прыгать вверх или прыгать прямо вперед, каждый раз, когда он поднимается, он возвращается назад, продвигаясь вперед, но с обратной петлей.
  • Т-у’ул паач йик’ (t’u’ul paach iik’): ветер, который ударяет человека в спину или преследует его.
  • Тулиш йик’ (tulix iik’): ветер в форме стрекозы; он происходит из леса, вокруг водоемов со стоячей водой.
  • Юю йик’ (yuyu iik’): неизвестно, возможно, ветер в форме иволги, yuuya или уйиуит.

Чаще всего пачка сиипильче помогает справиться с болезнью пациентом, но я также видел, что использовались танкас че (tankas che’) и руда (ruda), два других вида священных растений. Я уверен, что есть другие доступные варианты. В одном случае шаман использовал тяжелый предмет размером с кулак, завернутый в черную ткань. Когда он показал его мне, я обнаружил, что это был археологический артефакт, грубо вырезанный ягуар из известняка.

В качестве альтернативы сипильче, иногда используется трава руда в чистках santiguar.

Сантигуары являются наиболее часто проводимыми церемониями исцеления на Юкатане, которые охватывают множество незначительных заболеваний, включая боли в животе, головные боли, боль в горле и боль в ушах. Когда симптомы сохраняются, и сантигуары, кажется, не работают, шаман должен определить причину и перейти к более высокому, более сложному уровню лечения. Причины, как понимают шаман и его пациенты, почти всегда являются сверхъестественными. Чтобы понять их, требуется гадание.

Гадание – чтение знаков

Гадание — это искусство восприятия тайных знаний. Шаман, благодаря мастерству своих приемов, видит и интерпретирует информацию, скрытую от непосвященных. Многие люди майя полагаются на гадание шаманов, чтобы помочь им понять свой мир и получить руководство в своих делах. Они приходят к своему шаману, например, с такими вопросами, как: Что вызывает у меня болезнь? В каком направлении мне идти охотиться на оленей? Когда я должен посадить кукурузу? По крайней мере, в некоторых частях полуострова гадание называется хууц’ик (joots’ik) cuenta, «извлекать подсчет» или «извлекать чтение». Шаманы выполняют это с помощью кукурузных зерен, с помощью саастун и с других почитаемых объектов.
Гадание на зернышки кукурузы, в его самой простой форме (если есть такая вещь, как простое гадание), состоит из раскладывания тринадцати ядер в священном порядке, перемешивания кукурузы вместе и вытягивания чисел ядер (рисунок 14). Нумерология — это ключ к пониманию гадания, а тринадцать — самое святое из чисел.

Дон Эс из Шуилаб строит две колонны на своем маленьком деревянном алтаре с тремя парами ядер в каждой колонне, получая в общей сложности шесть слева и шесть справа.

Тринадцатое ядро ​​- это центр, называемый puksi’ik’al, «сердце». Он перемешивает их вместе со своей рукой и вытягивает число. Затем он снова перемешивает их все вместе и вытягивает еще один номер. Повторяя это три раза, все время молясь, он получил вдохновение. Божественный ответ начал проявляться.

Перетасовывая тринадцать зерен кукурузы, Дон Эс получает указания сверхъестественных сил

Затем он читает свой саастун. Чаще всего саастун — это маленький стеклянный шарик, из настоящего мрамора; но также используются многие другие стеклянные предметы, часто ограненные, такие как пробки для бутылок и старинные стеклянные дверные ручки.

Я помню, как я был разочарован, когда впервые увидел обычные стеклянные шарики. Я думал, что они были даже не обычными игрушками, а дефектными, наполненными пузырьками воздуха.

Я еще тогда не понимал, что эти пузырьки и дефекты играли ключевую роль в общении шаманов с духовным миром.

Использование майя «хрустальных шаров» довольно хорошо известно, и посторонние люди испытывают определенное волнение и романтику в отношении этой практики. Но мы должны позаботиться о том, чтобы не фантазировать, как они используются, считая, что в них появляются видения или образы. К счастью, работая в тесном контакте с несколькими шаманами, я наконец смог понять, что именно они искали, глядя в эти стеклянные сферы.

Саастун ловит свет и вспыхивает, чтобы шаман мог общаться с духовными существами.

Когда Дон Эс использует свой саастун, он держит стеклянный шар перед свечой и наблюдает, как свет ловит маленькие пузырьки внутри. Поворачивая мрамор, он ждет, когда светящиеся пузырьки сгруппируются. Как и в случае с зернами кукурузы, в числах светящихся пузырьков содержится ответ: три — для tres personas (Отец, Сын и Святой Дух), а четыре — для санто вунклиль (santo wunklil)- общий термин для богов дождя или богов неба. Комбинируя результаты из кукурузных зерен и саастуна, он получает нужный ему счет.

В отдаленной деревне в Кинтана-Роо я наблюдал довольно захватывающую сессию гадания, используя шестьдесят зерен кукурузы и четыре шарика. У моего друга Дамиано из Шуилаб была сильная боль в области рта, и он решил посетить ахмена, который, кроме всего прочего, приходился ему дедом. Он одолжил мне велосипед, и мы поехали на полчаса по грунтовым дорогам, чтобы добраться до Сан-Сильверио, где Дамиано нашел дом дона Хосе, широко известного шамана.

«Кто он?» — спросил дон Хосе, кивая головой в мою сторону. Дамиано объяснил, что я изучал вещи Ицы, такие как Чичен-Ица и артефакты древних. Дон Хосе, казалось, удовлетворился ответом и позволил мне фотографировать и многое записать на пленку.

Когда Дон Хосе привел нас к себе на задний двор, солнце уже садилось, а западное небо светилось. Он сидел за маленьким деревянным столом с Дамиано на одной стороне. У алтаря был небольшой деревянный крест на западной стороне и большая куча зерен кукурузы с маленьким свертком на вершине. Он развернул ткань и достал не один саастун, а четыре! Я никогда не слышал об использовании такого большого количества.

Сначала он взял один из меньших, из мрамора янтарного цвета, и поместил его между указательным и средним пальцами левой руки, вытянув его на расстоянии вытянутой руки к западному горизонту.

Затем он положил маленький зеленый шарик рядом с ним, все еще держа его к небу. Правой рукой он медленно поворачивал их и располагал их до тех пор, пока они не «засветились». Затем он установил большой прозрачный саастун из прозрачного мрамора между средним и безымянным пальцем, и, наконец, поместил четвертый под ним, между его кольцом и мизинцем. Он держал всех четыре саастуна на расстоянии вытянутой руки к небу над горизонтом и пристально смотрел в них, пока не был удовлетворен.

«Смотри!» — сказал он мне на языке майя. «Видишь маленькие дыры в небе?» Когда я внимательно вгляделся в нижний саастун, внезапно свет поймал маленькие пузырьки внутри, и они вспыхнули. «Смотри!» — повторил он. «Ты можешь увидеть ангелов». (uTi aan te’ kaan elo – они там на небе). «Вот как они говорят со мной. Они рядом. Дух делает благословение, делает спасение. Святые делают знак и готовятся!»

Воздушные пузырьки внутри стекла — не недостатки, а ключи к чтению знаков.

Дамиано объяснил мне, что санто-вунклиль, или святые существа, общаются через саастун с большого расстояния — с неба. Вглядываясь в саастун, шаман на самом деле «видит» небо. Когда саастун светится, дон Хосе получил свой «знак». Тем самым он получил благословение и был уполномочен небесными существами. Теперь он мог «читать» кукурузные ядрышки.

Он немедленно начал перетасовывать зерна кукурузы и молиться. Он тасовал их быстро и сильно, взад и вперед, посреди стола. Внезапно он остановился, осенил знаком креста всю кучу, вытащил около половины ядер и положил их в одну сторону. Из оставшейся кучки в центре он начал вытаскивать по щепотки по пять. Пять, пять, пять, пять и одно ядрышко осталось. Он переместил ее сверху слева от себя. Затем он объединил все ядра и снова начал перетасовывать и молиться. Он остановился, разделил кучку пополам.

Из оставшейся половины он снова вытащил связки по пять. Пять, пять, пять и четыре осталось. Эти четыре он положил сверху, справа от одного. Он повторил этот процесс еще четыре раза, пока через вершину у него не было один, четыре, один, два, один и пять. На седьмом повторении он снова сделал то же самое, за исключением того, что, когда он вытащил группы по пять, он расположил их вдоль нижней части стола слева направо. После четырех щепоток по пять осталось два зернышка, которые он поместил сверху, завершая дугу чисел через вершину. Siete Puntos, «семь очков», пояснил он.

Это все еще оставило половину кучи в центре стола. Из этой кучи он также вытащил грудки по пять штук и поместил их вдоль нижнего края фигуры в ряд с другими пятерками. Наконец, осталось три. Он положил эти три в средний. Когда все было сделано, у него было восемь пятерок внизу, небольшая кучка из трех в середине и дуга на вершине, читая один, четыре, один, два, один, пять и два.

Когда я записал это в своей записной книжке, считая вместе с Доном Хосе, по моему телу пробежала дрожь, в момент, когда я осознал, что делаю полосы и точки, похожие на древние числа майя — полосы на пять, точки на единицы!

Дон Хосе снова посмотрел на своего подопечного, а затем продолжил давать Дамиано чтение, основанное на «семи очках». Он беседовал с Дамиано, спрашивая его о его боли и о том, как долго он ее переносил. Он сказал Дамиано, чтобы он вернулся завтра и принес определенное количество листьев различных трав и три яйца. Цифры в верхней части таблицы помогли ему решить, сколько из них нужно принести на следующий день.

Дон Хосе позаимствовал у меня фонарик и пошел в темнеющий лес, чтобы найти лекарство для растений.

Он вернулся с зеленой веточкой, разломал ее и выдавил капли липкого белого сока прямо на язык Дамиана. Когда мы уходили, Дамиано сказал, что его рот почувствовал себя лучше. Завтра он вернется, чтобы завершить свое исцеление, следуя инструкциям, полученным Доном Хосе в ходе гадания.

Есть еще один метод гадания, который я видел только один раз на Юкатане, но я слышал, что он используется так же далеко, как Гватемала и мексиканский штат Герреро. Я подозреваю, что это используется по всей Центральной и Северной Америке.

Это из книги под названием “Новейшая Книга Оракулов и Судеб”.
Копия, которую я видел, была опубликована в Мехико в 1950 году.

Дон Эстебан обращается к книге оракулов так же, как его предки майя обращались к иероглифическим кодексам.

Трое мужчин пришли в дом дона Эстебана, в деревне шамана, упомянутой ранее, который совершал сантигуары в Пополе. Они выглядели так, как будто прошли долгий путь пешком, вероятно, по лесной тропе.

Они были очень обеспокоены больной женщиной в их деревне. Они внимательно поговорили с доном Эстебаном, прежде чем шаман снял с полки старую потертую книгу, завернутую в газету.

Аккуратно открыв его, он развернул большую страницу фигурок, которые почти покрывали стол. Страница была заполнена рядами и столбцами изображений, чем-то похожими на карты Таро, чашками, мечами, черепами и множеством других знаков.

Дон Эстебан приказал одному из мужчин три раза обвести руку над столом против часовой стрелки, а затем опустить руку с вытянутым указательным пальцем, чтобы она попала на изображение. После этого дон Эстебан открыл текст и прочитал соответствующий отрывок. Всего он сделал это три раза, а затем последовал долгий разговор.

В какой то момент Дон Эстебан вышел через черный ход и вернулся, завернув что-то в газету и положив упаковку на алтарь. Затем он вынул маленькую чистую белую ткань и тоже положил ее на алтарь. Он продолжал молиться за предметы и поливать их “огненной водой” (тростниковым ликером). Затем он сложил ткань и передал ее и пакет трем мужчинам и дал им подробные инструкции о том, как их использовать, частично основываясь на информации, полученной из Книги Оракулов.
Мужчины заплатили Дону Эстебану и уехали, чтобы вернуться в свою деревню. Три дня спустя они вернулись с больной женщиной, чтобы дон Эстебан мог сделать ей правильное исцеление.

После многих лет наблюдения практики гадания на Юкатане я начал понимать связь с древним прошлым.

Кодексы майя, древние иероглифические книги по-видимому использовались, чтобы предсказывать хорошие и плохие предзнаменования для дней и событий. Заполненные изображениями богов, сторон света, священными фразами и числами, древние кодексы майя служили руководствами для жрецов, давая божественные предписания для правильного исполнения ритуалов. Кодексы содержали вид и количество жертвоприношений для надлежащих церемониальных обрядов в доколумбовы времена, точно так же, как «Книга Оракулов» Дона Хосе, семь кучек кукурузных зерен в дуге через алтарь, рассказал современному прорицателю — потомку древней Ицы — сколько листьев травы использовать, сколько яиц принести на следующий день и сколько дней принимать лекарства.

В обоих случаях – и современному прорицателю с его стелянными шарами — саастунами и кукурузными зернами, и древнему священнику майя с его иероглифическими книгами – указания приходят из невидимого мира богов и духов, живущих в небе. Божественное руководство проявляется духовному специалисту через его священные инструменты, чтобы он мог передавать скрытые послания своим собратьям.

Продолжение следует…

Мудрость капитана Андреаса Сегуро

Мудрость капитана Андреаса Сегуро

антропология

Ацтекские танцы Карлоса Кастанеды

Как рассказывал Карлос Кастанеда, в течение некоторого времени он учился и общался с у ацтекских танцоров «кончеро». К танцорам его в свое время направил сам Дон Хуан, добавив, что танцуя эти танцы, можно сгореть в огне изнутри. Карлос общался с несколькими легендарными кончерос, но вскоре, по его словам (из лекции перед студентами UCLA), убедился, что большинство из них поглощены чувством важности. Тем не менее, в своих лекциях и приватных беседах он ссылался на свой опыт с ацтекскими танцорами. Кроме того, ацтекские танцы преподавались на ранних семинарах Cleargreen под именем «танцев смерти Хуана Тумы», «танцев Сильвио Мануэля» и ряда других.

Ниже – несколько небольших историй и цитат из бесед Карлоса Кастанеды, касающихся легендарного маэстро Андреаса Сегуро, одного из тех, кто привнес и организовал группы ацтекских танцев в южные штаты США в 60-е годы.

Но для начала расскажем, кто такие кончерос и что из себя представляют ацтекские танцы.

Традиция ацтекских танцоров La Danza Azteca/Conchera в нынешнем виде появилась в Мексике вскоре после вторжения испанцев в Мексику в 1521 году. В качестве «милости» со стороны католических священников, коренным народам было разрешено под руководством испанских священнослужителей танцевать во дворах церквей в честь католических святых, мучеников или девственниц. Поскольку существовала мощная традиция танцев во время шаманской митоты, и кроме того, сами индейцы Мексики очень любили и танцы и музыку, священники решили таким образом утилизировать в интересах церкви эти любимые народом увлечения. Но эти христианские танцы так и не смогли полностью вытеснить представления и практики коренных народов, ведущие свое происхождение из культуры толтеков, чичимеков и ацтеков. В итоге мы наблюдаем двойственную христианско-магическую основу синтетической традиции. Впрочем, после снижения католического давления на коренное население Мексики, часть танцоров La Danza Azteca/Conchera полностью отказались от христианской атрибутики в своих представлениях (а часть – нет).

Танцевальные коллективы с самого начала имитировали военную иерархию. Разные группы танцоров имели отличающуюся иерархию, но типичную структуру можно описать так: начальник имел звание «капитан» (позднее их начали называть еще и «маэстро»), кроме того коллектив танцоров включал лейтенантов, двух женщин-капитанов, которые, как правило, отвечали за курильницы и руководили другими женщинами, двух «сержантов» (sargentos), которые контролировали движение, и двоих знаменосцев (alfareces). Рядовых мужчин-танцоров называют солдатами или воинами (поскольку танец представлял собой символическое сражение-жертвоприношение), а танцующих женщин – «малинчес». Некоторые из танцоров не только танцевали, но и играли на музыкальных инструментах. При этом практически все время все танцоры еще и пели гимны, нечто вроде молитв и прямых обращений к разного рода святым и Создателю. Некоторые из «капитанов» приобрели легендарную известность как духовные лидеры и учителя. Капитан отвечает за организацию паломничеств и другие ритуальные обязанности, иногда даже оплачивая расходы группы.

Традиционные танцоры-кончеро используют ацтекский головной убор с плюмажем, накидку и струнный инструмент, типа лютни, выполненный из панциря броненосца: кроме того, трещотки из мелких раковин на ногах, известных как чалчахуиты или аяйоты, которые сохраняют аутентичное доколумбовское звучание, сопровождающее сложные шаги танцора. Также танец сопровождает ритм высокого деревянного барабана, известного как huehuetl (хуехуэтль, от ацтекского Nahuatl wewetl) и древние щелевые барабаны тепонацли. Само слово — conchero происходит от названия лютни — concho, и означает буквально «панцирник».

Тут стоит заметить, что в языке науа, на котором говорили ацтеки, не существовало отдельного понятия как «музыка», зато было слово cuicatlamatiliztli, (куикатламатистли) «искусство пения». Считалось, что музыкант «пел» своим инструментом. Схожая концепция применялась и к танцам («пение ногами»). Ацтеки пели не только и не столько, чтобы продемонстрировать свои вокальные навыки или повеселить зрителей, а больше с целью общения с миром духов, с богами. Часто музыкальные инструменты окуривались дымом священного копаля. Более того, ассоциируясь с каким-либо божеством, музыкальный инструмент и сам становился его посредником, считался «голосом бога», с помощью которого тот вступал в разговор с людьми. Инструменты могли отражать также их связь с природными явлениями или божествами. Так, раковины ассоциировались с ветром, колокольчики – со змеей, погремушки – с дождем, семенами или движением. В традиции La Danza Azteca/Conchera использовались все эти инструменты плюс струнные — кончо, которые появились после контакта с испанцами.

Внутри La Danza Azteca/Conchera есть несколько разных течений. Возможно, это объясняется тем, что традиция перемешивалась, и одни танцевальные группы тяготеют к «доколумбовым» формам, а другие (особенно в самой Мексике) более прохристианские. Но все направления и группировки танцоров La Danza Azteca/Conchera, разделяют некоторые общие черты, такие как:

Эль Пасо де Камино (Прохождение Пути). Начиная с доколумбовых времен, ритуальное шествие имело много важных аспектов. Церемония прохождения из одного храма
к другому, с поля боя или из дома покойного в храм имела свое ритуальное начало и завершение, что то вроде коллективного паломничества. В традиции La Danza, происходящей из Центральной Мексики, группа танцоров начинает свой путь из похожей на Киву молельни, также называемую (в военной терминологии) – Эль Квартель Хенераль (Штаб), и они направляются к месту Ла Баталья (Место Битвы), где собственно и происходит танец священного жертвоприношения. В начале пути танцоры поют гимн, такой например: «Мы следуем по стопам этой долгой эпохи. Прими нас в свои объятия, Господь конца времен». В начале танцевального марша формируются две параллельные колонны, перед которыми размещены знамена сообществ танцоров в сопровождении малинче, несущих курильницы (кадила). Танцоры, играющие на лютнях из ракушек броненосцев, обычно располагаются в передней части колонн; позади них идут танцоры, которые используют погремушки. В центре колонны – капитаны, лейтенант, барабанщик с huehuetl, а также дети и старики. Сержанты свободно передвигаются среди танцоров и направляют проход группы кончерос. Музыканты с tecciztli (теккистли, духовые инструменты из морских раковин) возвещают приближение танцевальной колонны своим звучным гудением. В конце марша, рисуя две спирали, колонны танцующих соединяются, образуя круги, символизирующий Вселенную, а также змею и небо. Танцевальные круги разделены на четыре секции с лейтенантами, отмечающими стороны света.

Ла Крус (Крест). Основное танцевальное движение происходит по «кресту», что символизирует собой коллективную молитву в движении. В некоторых районах Мексики танцоры поворачивают сначала налево, затем направо, другие движутся наоборот. Все кончерос вытанцовывают крест ногами: вверх, вниз; вперед, назад; с одной стороны и с другой. Это тройной крест, трехмерный крест, который отмечает каждого из нас как звездочку в огромной вселенной.
Также важно понимать, что те группы La Danza Azteca/Conchera, которые делают акцент на доколумбовом значении Танца, понимают Крест не только как католический символ распятия, но и как традиционный перекресток четырех направлений сил – Севера и Юга, Запада и Востока, а центр Креста – это ось Земли и Неба. Крест – это символ Кецалькоатля. Крест в Танце – это символ нашего краткого пребывания на этой земле; обязанность нести бремя нашей человеческой жизни, это символ равновесия между смирением и унижением, между самомнением и скромностью. Наконец, каждый носитель Креста, El penitente, должен принять свою жалкую, слабую и несовершенную природу, преодолеваемую в Танце. Каждый танцор имеет обязательство станцевать четыре ветра и центр Креста.

Ла Палабра (Слово). Независимо от того, используется ли древнее и традиционное «El es Dios», или более новое выражение «Ометеотль», «Йехуа Теотль» или даже «Ин лак-Эх», Слово активно формирует сущность Оллин (Движения) в направлении доброты, щедрости, благодати. Выражая, принимая, или повинуясь Слову, танцор признает нечто безличное в том, что он делает, и подчиняет свою индивидуальность высшей цели сообщества.

В ходе танца танцоры непрерывно пропевают гимны в честь католических святых, которые также интерпретируются двояко. Например, гимны в честь Девы Гваделупской (самой почитаемой святой в Мексике) можно понимать как обращение к традиционным, материнским сущностям Земли: Тонанцзин, Коатликуэ, Чальчиутликуэ. Гимны в честь Отца и Создателя – это и гимны Солнцу, Тотеу и Ометекутли, маскулинному аспекту. Молитва к четырем сторонам света интерпретируется и как обращение к четырем евангелистам – Марку, Луке, Иоанну и Матфею. Одновременно – это и обращение к четырем стихиям (Огню, Земле, Воде и Воздуху) ветрам Эхекатля (Бога Ветра, ипостаси Кецалькоатля). Самый известный гимн начинается так: «Estrella del orientei que nos da su santa luz / es hora que sigamos I el camino de la cruz» («Звезда Востока/ которая изливает на нас свой Священный свет/ пришло время нам /следовать по пути Креста»). Звезду Востока здесь можно понимать как Венеру, Утреннюю Звезду, Кецалькоатля. С другой стороны, прослеживается и связь с христианской традицией – Звездой Вифлеемской.

Оллин (Движение, в смысле тотального превращения, изменения). Поскольку традиция La Danza Azteca / Conchera — это форма кинетической молитвы, танцоры стремятся использовать каждый шаг Танца, именно так, как он передавался из поколения в поколение. Некоторые примеры: «ножевой шаг» Тескатлипоки, «олений шаг» Мацатля, вездесущий Поклон в знак почтения к силам Мирового Древа. Танцор должен обрести целостность в молитве всего тела, в процессе Движения он должен отвлечься от того, как выглядят его костюм, оружие, тело или музыка, чтобы его Танец не стал шоу, представлением для туристов, а сохранил суть духовно-ориентированного ритуала.

Лос Ритмос. Барабан считается сердцем танца, а ритм — это сердцебиение общей молитвы, в то время как танцующие тела танцоров — это пульсации «священной крови», бегущей по артериям и венам в согласии с биением сердца. Таким образом Танец питает «Сакральные Тела» людей, а также предков и еще не рожденных душ. Считается ненормальным и нездоровым, когда барабанщик начинает выделываться и стремится продемонстрировать свою «крутизну», выдавая ненормальные, быстрые и аритмичные рисунки ударов, барабан должен следовать за танцорами в одном общем коллективном ритме, который формирует единый гипнотический транс.

Считается, что в Мексике сейчас может быть до 50.000 танцоров кончерос; в Соединенных Штатах также есть танцевальные группы кончерос в каждом штате, где есть крупное население метисов, т. е.. те, что являются частью коренных американцев и испанцев.

Группы танцоров, несмотря на частые публичные выступления, представляют собой довольно закрытые сообщества, куда доступ любопытствующим затруднен. Поэтому ученые-антропологи не определились с тем, что из себя представляет эта традиция – это компромисс между колониальным католическими давлением и местными традициями, или это независимое духовное течение, несущее скрытые от посторонних смыслы.

Легендарный маэстро и капитан Андреас Сегура представлял школу, чьи источники коренятся в доколумбовой традиции. Как и ряд других лидеров Ацтекского Танца, он считал, что традиция кончеро происходит от тламатини, ацтекских мудрецов и видящих.

Андреас Сегура был лидером ацтекской группы традиционных танцоров.
Он также практиковал мокса терапию (китайская нетрадиционная медицина — прижигание полынными палочками), в своем привычном дурном расположении духа, даже когда он смеялся, было такое тяжелое ощущение плохого настроения. Я познакомился с ним через одного друга, который как-то решил пошутить над ним, сказав мне, что Андреас начинает свой прием пациентов в 5 часов утра, и если я приеду позже, у меня может не быть возможности увидеть его, и поэтому я пошел пораньше чтобы разбудить его и он разозлился не на меня, а на парня, который послал меня туда, и он проклял его.

***

Однажды я пришел к нему, чтобы излечить мою мигрень. Он провел мокса терапию для моего позвоночника и всего тела и после данной процедуры мне стало лучше и я больше никогда не испытывал головной боли.

***

«Не существует болезни которая не уходит 100 лет так же как и того кто за нее держится».

***

«Все равны, но существуют те кто являются более равными чем другие».

***

Однажды у них была церемония танца в Чалма (город не далеко от Мехико) После церемонии он уснул на городском кладбище, он сказал что ему нравится там спать потому что его соседи были «очень тихими».

***

Однажды его преследовали какие-то плохие парни которые хотели с ним расправиться и он взобрался на фонарный столб откуда ему было видно как они его безрезультатно искали.

***

У меня возник приземленный вопрос:
— Андреас, как древние индейцы подрали свои задницы, если у них не было туалетной бумаги?
Он показывает мне свою левую руку и говорит, этой рукой они едят, и показывают правую руку, и говорят, этой они подмываются, они использовали сосуд с водой, и это все еще хорошая идея продолжать использовать данный метод даже после туалетной бумаги.

***

«Знай что не все тут являются избранными и не все кто были избранными, находятся тут.»

***

«Как танцор может не обладать чувством ритма и гармонии? Если у тебя этого нет, то ты ничего из себя не представляешь и не можешь быть танцором.»

***

Упоминая войну, которая длится уже пятьсот лет танцоров (Concheros) против завоевателей.
«Песчинка в твоей обуви, возможно, и не проблема, но в глазу…»

***

«Некоторые люди представляют собой просто ходячие энциклопедии, которые без конца повторяют прочитанное и поэтому хотят, чтобы их называли учителями».

***

«Когда у вас плохое настроение, не глотайте слюну, лучше выплюйте ее или, еще лучше, полощите горло водой, пока вы не устраните этот странный металлический привкус во рту. Это лучше, чем заболеть».

***

«Все, что вы делаете, так или иначе имеет последствия, все влияет на все, в малом или большом масштабе, на высоком или низком уровне».

***

«Только писатель, который является нагвалем, может иметь целое поколение своих читателей».
«Вначале я отбросил эту идею полагая, что дон Хуан наделает в штаны от смеха. Но если мы хорошо подумаем, то на самом деле не имеет значения, как будет передана информация». (Независимо от того, будет ли это посредством книги, фильма или электронной системой, важно, чтобы сообщение было доставлен, и потом уже это будет зависеть от индивидуальных действий каждого.)

***

Однажды Андрес сказал:
«Уважение между танцорами является чем-то очень серьезным. Когда люди присоединяются к танцу, это неизбежно ведет к краху эго, и на этом этапе у нас есть два варианта: начать соревнование, чтобы увидеть, кто лучший, или смиренно принять что на самом деле, мы НИЧТО, перед силой которая там находится».

***

Андрес сказал:
«Когда вы говорите кому-то: «Пусть твое солнце будет ярким» или «Хорошего пути», или любое другое доброе слово, на самом деле, вы говорите это себе, потому что так работает наш мозг».

***

У Андреса была чрезвычайно интересная картина, на которой был изображен сновидящий, это был человек выходящий из своего тела и возвращающийся в него.

***

После того, как Андреас умер, люди говорили, что он присоединяется к сообществу бросивших вызов смерти в базилике Мехико сити.

***

Ангелина. Наследие ведьмы. Часть 1

Ангелина. Наследие ведьмы. Часть 1

личная история

Истории про Ангелину Сергеевну Воронцову, ведьму из деревни Инеево Томской области. Начало

Предисловие издателя

Эту историю Игорь давно пытался нам рассказать – было видно, что она его медленно сжигает изнутри. Я несколько раз имел с Игорем беседы, в которых он снова и снова возвращался к эпизодам своего взаимодействия с наследием ведьмы. Однажды мое терпение лопнуло.  Я предложил ему собраться, и выложить историю полностью. Как я понимаю, это далось Игорю нелегко – у него сгорел компьютер (ну понятно, а как же), началась цепь каких-то странных неудач и болячек, но он через все это прошел. И ведьмина хватка ослабла.

Сейчас среди молодых жителей слово «ведьма» означает смесь детских страхов с киношными сексуальными образами из популярной западной культуры. Иными словами, это представление страдает своего рода слабоумием. Я думаю, пришло время узнать, что означает это понятие в реальной жизни, а не в фантазиях, навязанных массовой культурой.

Сила проявляет себя через людей, которые для нее открыты. И порой эти проявления ужасны, иногда прекрасны. Социально большинство опасается Силу и пытается ее подмять и раскатать через социальный порядок, а кто-то ее ищет и ценит волю. Но равнодушных к Силе не быват. 

Олег Вертиго

 

Данный рассказ вовсе не является плодом выдумки или же творческой фантазии автора, а события изложены так, как они запечатлелись в моей памяти спустя более чем 20 лет с момента как произошли. Выражаю искреннюю благодарность Олегу Вертиго и моему другу Родиону Гусареву, благодаря намерению и настойчивости которых, я решился на изложение данной информации.

Я та самая, что приходит каждую ночь в твои сны.
Порой я страшусь тебя увидеть, дрожу от холода у самого огня.
Габриель Гарсия Маркес, «Глаза голубой собаки»

Поздней, холодной и дождливой сентябрьской ночью 1995 года я поднимался по лестнице в свою квартиру. Это была огромная мрачноватая трёхкомнатная сталинка на втором этаже кирпичного дома, в которой после смерти матери я жил один. Отец иногда появлялся, но жить предпочитал в небольшой квартире своей новой жены, по-видимому, тяжёлые воспоминания, связанные с болезнью и смертью моей матери очень его тяготили.

Войдя в квартиру, я, не включая свет, скинул мокрую одежду, и решил сразу лечь спать, даже не предаваясь любимому ночному развлечению – чаепитию. В комнате свет всё же включил и бросил мимолётный взгляд на портрет матери. Это был большой фотографический портрет, на котором она была снята вполоборота. Милые близкие черты лица родного человека. В ней было столько доброты, теплоты и света, что даже тяжёлая болезнь не смогла ничего этого изменить. Только волосы сделались полностью седыми. Иногда рядом с портретом я ставил в вазу живые цветы. В ту ночь там были две белые калы.

Итак, я уже откинул край одеяла и собрался лечь спать, но почему-то ещё раз решил посмотреть на портрет. Было какое-то мимолётное ощущение движения. Но нет, конечно же, показалось.. Всё как всегда, просто игра периферийного зрения, решил я и, тем не менее, третий раз взглянул на фотографию. Лицо на ней медленно поворачивалось в мою сторону, и через несколько секунд моя мать смотрела прямо в мои глаза. Но это был очень страшный взгляд. Он был наполнен такой запредельной злобой и ненавистью, какой я у неё никогда не встречал, даже если она очень злилась. Я мог бы сказать, что такой взгляд я вообще никогда не встречал у людей. Никогда. Не у кого. Ни разу в своей жизни.

Это был настоящий ужас.

Нет, моя мать не могла так на меня смотреть, это абсурд! Этого просто не может быть!
Я с усилием отвёл глаза в сторону, в надежде, что наваждение развеется. Но это не помогло. Стало только хуже. На фотографии черты её лица начали медленно меняться. Волосы чернеть, менять текстуру, завиваться и вот уже через пару минут с портрета на меня смотрело лицо совершенно незнакомой женщины. Помимо уже упомянутых особенностей её взгляда, появилась одна новая, которую я не только быстро осознал, но и прочувствовал всем телом — от её взгляда исходила такая невероятная сила, что меня подбросило в воздух и я парил в полутора метрах над полом. В этот момент я уже осознавал, что нахожусь в сновидении и отчаянно пытался проснуться. Но сила взгляда этой женщины прочно фиксировала меня в реальности сновидения. Я был не в состоянии что-то изменить. Это продолжалось очень долго. А затем она отвела глаза, и я плашмя рухнул на пол. В тоже мгновение я проснулся. На диване. В этой же комнате. Моментально вскочил на ноги и включил свет.

Комната как комната. Портрет как портрет. Ни в чём никаких изменений. Только сердце бешено колотилось и липкий пот покрывал тело, и мне было страшно. Очень страшно…

Я принял душ и заварил крепкий чай. К пяти часам утра мне удалось успокоиться и уснуть. Проснувшись утром, я отправился к женщине, которая долгое время работала с матерью и хорошо её знала. Эта женщина обладала энциклопедическими знаниями, мужским складом ума, способностью самостоятельно мыслить, и сильным характером. Я почему-то не сомневался, что она точно разъяснит мне суть ночного кошмара.

фотограф: Полина Вашингтон, серия
«ТЕМНЫЕ ВИДЕНИЯ»

Выслушав меня, Галина Геннадьевна, так её звали, тут же выдала своё заключение:
-Игорь, — сказала она, — никуда не ходи и никого больше не спрашивай. Только ты сам сможешь найти ответ на этот вопрос.

Её слова повергли меня в уныние. Я понимал, что ответ на эту загадку не лежит в плоскости толкования снов, психоанализа, фрейдизма и тому подобного. Я понимал, что не обладаю достаточными знаниями, опытом для нахождения ответа.

Постепенно сон стал забываться, так как он был странным и необычным, что этого просто не могло быть. Проходили дни, недели, месяцы, прошёл год, и время текло дальше, и мне казалось, что этого действительно просто не было. Но теперь, спустя много лет, я понимаю, что хотя мой человеческий ум успокоился, моё внимание всё это время, находилось в состоянии взведённого курка. И в итоге оно обнаружило цель и выстрелило.

Шла вторая декада мая 1997 года. Я решил съездить к одной своей знакомой в деревню Вершинино, что примерно в 30 км от Томска. Она была известная травница и умела достичь своими травами лечебного эффекта даже в случаях, когда методами традиционной медицины помочь человеку не удавалось.

Беседа с Нелли Ивановной закончилась около шести часов вечера, и, попрощавшись с ней, я отправился в дорогу. Садиться на рейсовый автобус и ехать в город совершенно не хотелось, а было желание прогуляться, тем более что воздух был свеж и наполнен смолистыми ароматами молодой листвы. Так я дошёл до речной речушки Тугояровки, присел на берегу и долго смотрел на бегущую воду и камни. Похоже, так просидел достаточно долго, потому что как-то быстро похолодало и стемнело. На часах было 20 часов 15 минут. В это время в наших краях ещё не может стемнеть. Я встал, потянулся и глянул на небо. С юго-запада стремительно надвигался грозовой фронт. Но сумерки и холод шли в авангарде. Всё это выглядело более чем впечатляюще. На фоне пробуждающейся весенней природы и изумрудного цвета молодой травы и листвы, из-за реки надвигалась тёмно-синяя тяжёлая масса облаков, местами почти чёрная, сквозь которую беспрерывно сверкали то красные, то жёлтые всполохи молний. Отдельных раскатов грома не было, он сливались в почти беспрерывный гул низкого регистра. Надвигалась беспрецедентная по своей силе гроза. И не нужно было быть синоптиком, чтобы понять — пора срочно делать ноги, иначе меня просто смоет. Я добежал до тракта и пытался остановить пролетавшие мимо машины, следующие в город, в 90-е годы водители редко брали на борт одиноких путников за городом, да ещё и в вечернее время.

Я не мог не заметить, что в эти предгрозовые минуты вся природа была невероятно красива в своей красоте. Краски приобрели особую глубину и контрастность. Ощущение тревоги, буквально разлитое в воздухе, заряжало особой, бодрящей энергией и давало обещание неведомой, опасной, но манящей перспективы. Машины проносились мимо, и уже началась сухая пыльная буря. Меня, едва не задев, обогнал грузовик, и метров через десять резко затормозил. Открылась правая дверь. В несколько прыжков я долетел до него и лишь захлопнул дверь, как по крыше, капоту и стёклам ударили первые крупные капли дождя.

-До Томска подбросите? – радостно крикнул я водителю.

-А я в Томск не еду,- так же радостно крикнул он мне в ответ, — я через Лучаново в аэропорт.

-Мне это подходит даже лучше! – прокричал я.

Мы вообще рисковали никуда не доехать, поскольку как только свернули с асфальтированной трассы на лучановскую грунтовую дорогу, её стало размывать буквально на глазах.

Ну вот и Лучаново, наконец. Попросив притормозить у нужного мне коттеджа, я поблагодарил водителя и рванул к усадьбе. Пробежав какие-то тридцать метров, я был мокрый насквозь. Как водитель грузовика умудрился заехать в гору по дороге на новостройку аэропорта, для меня до сих пор остаётся загадкой — там уже не было дороги. По дороге текла река. Я забыл сказать, что почти всё это время мы передвигались почти наощупь — дворники не справлялись с потоками воды. Итак, я стоял под крышей пристройки к дому, постучал во входную дверь. Теперь попробую объяснить, что это был за дом и кто были его обитатели. Это были самые близкие и дорогие мне люди на Земле. Именно они для меня, т. е вовсе необязательно, что они воспринимали меня так же, но, по крайней мере, они относились ко мне дружественно и с юмором. Мы ни в коем случае не являлись родственниками, мне эти отношения перешли в наследство от родителей, и я был счастлив, что они общаются со мной, а каждый визит в этот дом являлся для меня настоящим событием. Я просто обожал этих людей и их дом. Все женщины в этой семье прекрасно готовили, но искусстве выпечки им не было равных; особенно мне нравились классические русские крытые пироги, причём даже самих вариантов изготовления теста было огромное разнообразие. Каждый человек в этом доме имел высшее образование, и являлся настоящим профессионалом в своей области, но у всех из них был какой-либо художественный талант. К примеру, Карина, после тяжёлого рабочего дня, чтобы оправиться от усталости и негативных эмоций, да и просто для того, чтобы переключиться, спускалась вечером в мастерскую в подвале и занималась расписыванием батика, или рисовала картины на деревянных дощечках. Некоторые из её работ были развешены по дому, но это не превращало его в художественную выставку, а делало его очень уютным, красочным, тёплым и немного волшебным.

Сама хозяйка, мать Карины, прекрасно пела и играла на семиструнной гитаре. Пообщаться с ней, получить совет стремились многие люди. Что касается мужской половины дома, то в нескольких словах их описать сложно… Но всё же попробую упомянуть про мужа Карины. С виду он мог бы показаться… С первого взгляда он мог показаться человеком мрачноватым и нелюдимым. У него была одна редкая особенность — он обладал огромной физической силой. Это не та сила, которую можно приобрести путём регулярных физических тренировок, поднятием тяжестей, занятием рукопашным боем. Эта сила даётся только генами. Он был по роду богатырь. Но что делало обаяние этого человека совершенно неотразимым, так это его ум и чувство юмора.

Вообще, чувство юмора было присуще всей этой семье, как говорила хозяйка. Как говорила хозяйка, это единственное, что поддерживало нас в трудные времена и давало силы жить, когда казалось, что их уже не было. Получалось, что я больше дружил с женской половиной этого дома, но в те нечастые случаи, когда мне удавалось пообщаться с Александром, получал от него либо просто интересную, либо уникальную, либо жизненно важную для меня информацию. Иногда мне казалось, что сам дом и все те люди, что в нём жили, представляли собой единый, сложный и уникальный живой организм. Вне всяких сомнений для меня этот дом являлся местом силы. Вот лишь два примера в доказательство моих слов.

Как-то, уже много лет спустя, после описываемых событий, ночуя в этом доме, эээ, находясь в сновидении, я решил выполнить несколько магических пассов. Во время выполнения Дыхания центральной оси, у меня произошло воспламенение среднего пальца на правой руке. Огонь был небольшим и очень интенсивным, по интенсивности напоминал собой сварку, быстро поднимался по пальцу. Это было не больно и не страшно. Это было абсолютно неожиданно. От неожиданности я сбил огонь другой рукой машинально, но одновременно промелькнуло понимание, что у меня недостаточно сил и я не смогу сгореть полностью и получится что попало, к тому же я ничего не знал о том, можно ли это делать в состоянии сновидения. В другой мой визит, также во время сновидения, я находился в четырёх независимых сновидениях, в каждом себя осознавал, и в каждом действовал автономно, от трёх меня других.

Вот, вкратце, в дверь какого дома я постучал вечером 1997 года во время майской грозы. На мой стук в дверь никто не откликнулся, и я постучал снова. Дверь никто не открывал. Хуже всего было то, что ни в одном окне не горел свет, но с другой стороны спать во время такого грохота и сверкания молний было едва ли возможно. После третьего стука послышались шаги в глубине дома и голос Карины.

-Кто там? — спросила она.

-Карина, это я.

Мне не нужно было называться, поскольку голоса друг друга мы знали с детства. Раздался звук открываемого замка. Карина была немало удивлена, увидев меня.

-Как ты вообще здесь очутился? Проходи скорей! — сказала она.

-Ты не поверишь, совершенно случайно,- ответил я.

— Давно ты в дверь стучишь? Я была в подвале, в мастерской и могла тебя вообще не услышать. Сейчас найду тебе сухую одежду, и пойдём пить чай,- сказала она, — как переоденешься, приходи на кухню.

С этими словами она вручила мне джинсы, рубашку, носки и полотенце. Я принял душ, переоделся и через минут восемь спустился на первый этаж на кухню. Карина уже заварила чай, нарезала пироги и достала варенье. Мы сели за стол. Я был в приподнятом настроении, беспрерывно болтал, параллельно уминая пироги с вареньем и запивая чаем. В эти минуты гроза достигла своего апогея. Стол был расположен вплотную к большому кухонному окну, и перед нами разворачивалась впечатляющая панорама неиствовавшей стихии. Молнии в одно мгновении превращали тьму за окном в яркий свет, так, что становилось видно всё, с какой-то повышенной чёткостью, и деревья в саду, и струи дождя и лес на склоне горы, и забор, и отдалённые коттеджи- всё на несколько мгновений возникало из тьмы и этой же тьмой поглощалось. Дом и сама земля под ним содрогались от раската грома, а резкие порывы ураганного ветра, ударяли в окно потоками воды и, казалось, выдавят стекло. Самым удивительным в этой ситуации было то, что все остальные жильцы этого дома, похоже, крепко спали, иначе кто-нибудь из них непременно спустился бы на кухню и присоединился, уж если не к чаепитию, то к посиделкам. Как только я обратил внимание на эту особенность, как тут же до меня дошло, и то, что Карина не пьёт чай и совершенно не поддерживает разговор. Почти всё это время она сидела молча. Взгляд её был взглядом человека, который смотрит внутрь себя или что-то вспоминает. Я устыдился за свою бессмысленную болтовню и стал использовать челюсти только для общения с пирогом. Так в полном молчании прошло несколько минут. Нельзя сказать, что в этой обстановке была неестественность или напряжённость, и всё же в молчании Карины присутствовала некая странность, и я уже не отваживался побеспокоить её.

фотограф: Полина Вашингтон, серия
«ТЕМНЫЕ ВИДЕНИЯ»

-Знаешь,- вдруг сказала она, — такую жуткую грозу я видела только один раз в своей жизни. Это было на севере Томской области, и в апреле. Тогда я работала терапевтом в районной больнице после окончания мединститута по распределению.

-Карина, — сказал я, мудро улыбнувшись, — ты же знаешь, что у нас не бывает и не может быть гроз в апреле, да ещё и в северном районе.

— Не бывает, — согласилась Карина, — но тот случай был особый, и его запомнили все. К нам в больницу из отдалённой больницы привезли женщину. Она была в возрасте, но, сколько ей лет, было определить невозможно. Она была несомненно красива и производила очень необычное впечатление: сочетание внешней красоты и чего-то непонятного, отталкивающе жуткого. Это сложно описать словами. Это надо было видеть. Местные работники больницы её знали и к ней не приближались, а сказать, что они боялись, значит не сказать ничего.

Это была ведьма и она умирала.

В это время во дворе больницы меня ждала машина скорой помощи, и я должна была ехать на экстренный вызов, и я поехала, т.к. была уверена, что в больнице помимо меня есть ещё врачи и медсёстры, то этой женщине, по крайней мере, облегчат состояние, сделав всё необходимое. Как я узнала позже, к ней так никто и не подошёл…

Карина рассказала, что потом девчонки-медсёстры шепотом ей поведали, как она умоляла их подать ей хотя бы стакан воды, и что она обещала, что у той, кто это сделает, будет всё. Всё, что она пожелает. Но девчонки полагали, что той нужно кого-то коснуться и просто передать силу, и вообще разбежались.
Во время этих событий в райцентре начали сгущаться тучи, и вскоре над больницей разразилась невероятная гроза. Было такое впечатление, что больница просто рухнет.

Продолжение следует.

Древние магические геоглифы в пустыне Наска

Древние магические геоглифы в пустыне Наска

антропология

Группа ученых под руководством японского профессора антропологии Масато Сакаи из Университета Ямагаты открыла 142 новых геоглифа, которые изображают людей, животных и других существ, на Наска Пампа и прилегающей территории в Перу, Южная Америка.

Эти новые фигуры были обнаружены с помощью полевых исследований и анализа 3D-данных с высоким разрешением, снятых с помощью аэро- и спутниковой фотосъёмки. По некоторым данным, считается, что эти биоморфные геоглифы датируются с 100 г. до н.э. до 300 г. н.э. Любопытно, что один из этих геоглифов был вычислен искусственным интеллектом, сконфигурированным на платформе глубокого машинного обучения на суперкомпьютере IBM Watson Machine Learning Community Edition в отделении IBM Japan. Собственно говоря, это был первый геоглиф, обнаруженный искусственным интеллектом.

Самые известные геоглифы в самой долине Наска расположены на высоком, засушливом плато, которое простирается более чем на 80 км между городами Наска и Пальпа на Пампас-де-Хумана, примерно в 400 км к югу от Лимы. Большая часть этих линий образована на земле неглубокой бороздой глубиной от 10 до 50 см. Такие траншеи были по-видимому сделаны путем удаления верхнего темного слоя пампы, окрашенного красновато-коричневыми оксидами железа. Когда верхний слой удален, обнажается светлая глинистая земля, которая контрастирует по цвету и тону с окружающей поверхностью земли.

Надо сказать, что люди уже серьезно повредили поверхность этих и других геоглифов. Несмотря на твердость, поверхность пампы такова, что проехавший по ней автомобиль оставляет следы колёс, которые остаются видимыми на десятки лет. Именно поэтому территория Наски тщательно охраняется, а за порчу рисунков, даже неумышленную, грозит тюремное заключение сроком до 5 лет и штраф в несколько сотен тысяч долларов. Известно, например, что многие геоглифы сейчас грунт под многими линиями уплотнён, что является следствием прохождения по линиям большого количества эзотерических паломников в 70-е-80-е годы в ритуальных целях. Поэтому сейчас доступ пеших туристов к этим геоглифам запрещен, и вокруг них регулярно совершает объезд полицейский патруль.

Интересно, что с высоты человеческого роста эти линии почти незаметны, зато прекрасно видны с высоты птичьего полета.

По-видимому, большинство фигур в пустыне было создано таинственной культурой Наска, населявшей плато до II века н. э., но те, о которых идет рчь в этой новости – были созданы еще более таинственной культурой Паракас, которая была предшественницей Наска.

Про назначение этих линий до сих пор практически ничего не понятно. Время от времени современные ученые выдают безумные идеи, — например, что эти неглубокие траншеи служили причудливой системой орошения или были своеобразной обсерваторией. Однако объяснить назначение этих линий, не прибегая к картине мира этих людей, невозможно – а эта картина мира, мягко говоря, очень далека от понимания современным городским ученым. Большинство современных объяснений страдают от двух принципиальных вещей:
1) Они предполагают, что люди из этих культур Наска и Паракас примитивны и наивны;
2) Они пытаются дать материалистическое объяснение необходимости в создании этих линий, из современных потребностей человека.

Что известно про культуру Паракас?
Очень мало, почти ничего.

Зато то, что известно – поражает.
Паракас были знамениты своими тканями. Посмотрите примеры этих тканей, сохранившихся из захоронений. Этим фрагментам ткани более двух тысяч лет!

Не правда ли, есть что-то похожее на открытые геоглифы?

Самые известные примеры тканей найдены в гробнице в Серро Колорадо («Paracas Cavernas»). Они сделаны из хлопка (белого и темно-коричневого) и шерсти альпаки и викуньи (серый, белый, бежевый, коричневый и черный). В качестве дополнения использовались человеческие волосы и растительные волокна. Часть волокон были окрашены с большим искусством. Эти ткани, несмотря на свою древность, до сих пор имеют фантастические цвета. И это лишь часть известных тканей.

Не менее фантастична керамика Паракас.

Также для культуры Паракас характерно и то самое знаменитое изменение формы черепов. Известны также случаи прижизненной медицинской трепанации черепа.

В тупик вводит практически полное отсутствие известных строений из камня. Найдены лишь весьма немногочисленные остатки глинобитных стен.

Полное отсутствие письменности и каменных памятников при высочайшем уровне текстильного мастерства и высокоразвитой керамике и некоторых других производствах, трудно объяснить.

Шаманизм Сибири и шаманизм Мезоамерики

Шаманизм Сибири и шаманизм Мезоамерики

наука

Сейчас много говорят о шаманизме в связи с известной историей похода якутского Саши-шамана против Кремля. И в связи с продолжением этой истории – похищением Саши-шамана силовиками и его принудительного помещения в психиатрию. А также информационным фоном – внесудебные расправы в Чечне над гадалками и «ведьмами» (сжигание домов, изгнание, избиения). В общем, выпала нам интересная жизнь с айфонами и крылатыми ракетами на уровне 17-м века.

Хорошо, давайте поговорим за шаманизм. Заодно – про Сталина, и про памятники культуры человечества.

Мне всегда было интересно, почему некоторые практикующие тенсегрити (т.е. «Мудрость шаманов древней Мексики») умудряются «уважать» или «гордиться» диктатором и убийцей миллионов людей Иосифа Сталина. Для меня это всегда было непонятно, потому что, на мой взгляд, «уважать» Иосифа Сталина, одновременно, практикуя «мудрость шаманов», это то же самое как заниматься генетикой и быть поклонником Лысенко. Или исследовать культуру индейцев Майя и «уважать» Диего Де Ланду (такие, кстати, есть!). Или быть приверженцем иудаизма, и, одновременно, «отдавать должное» Гитлеру (такие тоже есть!). Для меня это звучит шизофренично. Как быть Яки и гордиться теми военачальниками, которые сгоняли индейцев Яки с их земель или убивали их лидеров? Брррр! К дьяволу!

Хочу напомнить, что тенсегрити – это современная форма шаманской традиции, существовавшей в Мезоамерике, по словам Дона Хуана, в последние 10 тысяч лет.  Современная наука мало знает о культуре и традициях древних людей, населявших этот континент, до появления первых значительных каменных памятников и следов письменности. Очень поверхностно исследована деятельность лишь последних двух тысяч лет.

Куикуилко, южная окраина Мехико сити. Пирамида выкопана из под слоя вулканического пепла

На городской окраине современного Мехико-сити стоит необычной формы пирамида Куикуилко. На эту пирамиду Дон Хуан водил Карлоса Кастанеду, рассказывая ему о том, что это место тех нагуалей, кто cтоял у истоков нашей линии. Эта пирамида была построена по некоторым сведениям примерно за тысячу лет до начала н.э. Про жизнь людей в эту эпоху известно очень мало. Это были современники ольмеков. Но совершенно точно, что природная катастрофа около 150—200 гг. н. э. после извержения близлежащего вулкана Шитле, вынудила выживших в Куикуилко искать убежища в новом месте, и, по видимому, этим новым местом стал Теотихуакан, который во втором веке начал стремительно разрастаться и стал самым влиятельным культурным и военным центром Мезоамерики, повлиявшм и на майя, и на сапотеков.

Да, жизнь древних обитателей Мезоамерики полна загадок и тайн. Однако факт генетического наследия этих людей установлен достаточно достоверно. Предки этих индейцев пришли из древней Сибири через Берингов пролив, в несколько этапов. Первая волна «палеоиндейцев», родственных азиатскому населению Сибири и Дальнего Востока, пришла примерно 15 тысячи лет назад, по мнению ученых, когда пересох Берингов пролив. Последняя массовая волна переселенцев проникла в Северную Амеику 10 тыяч лет назад.

А поэтому, имеет смысл предположить, что шаманизм Сибири – это прямой, хотя и дальний родственник шаманизма (то есть, магической традиции, в широком смысле) Мезоамерики. А население Америки И Южной и Северной, родственно автохтонному населению Сибири и Дальнего Востока. Именно этим объясняется, как я вижу, само появление термина «шаман» в финальных книгах Карлоса Кастанеды. В ранних изданиях Кастанеда не использовал сибирский термин «шаман»: там были «охотники», «воины», «люди знания», «видящие» и так далее.

Шаманизм Сибири – это по настоящему уникальный и древнейший реликт знания, сохранившегося от культур, от которых нас отдаляют не просто эпохи, но целые световые года, если мерять их годами эволюции. Сибирский шаманизм – редкий и ценный артефакт человеческого наследия, как и шаманизм некоторых древних народов Австралии, Африки и Океании и некоторых других. Благодаря суровым условиям жизни и удаленности от центров цивилизации этот артефакт существовал на протяжении тысячелетий без каких-то серьезных изменений.  Даже довольно агрессивное продвижение и навязывание православия в эпоху имперского российского завоевания Сибири – серьезно потеснило шаманизм, но не разрушила его до основания.

Первая атака на сибирских шаманов ознаменовалась известным указом Петра I о массовом крещении северообских народов. Указ повелевал специально назначенному митрополиту Филофею уничтожать изображения божеств, которым поклонялись народы Сибири, и крестить их. Массовые мероприятия по насильтвенному крещению и христианизации народов Сибири начались после приезда в 1711 году в Сибирь в качестве нового губернатора князя М. П. Гагарина. При его активной поддержке Филофей Лещинский обращал в христианство березовских и сургутских хантов, пелымских манси. В 1717 года с аналогичной целью Филофей ездил проводить крещение в Нарымский и Кетский уезды, в 1719 году — в Мангазею, а в 1719-м и 1720-м — в Иркутск и за Байкал. Изображения божеств, которым сибирские народы поклонялись, приносили жертвы и с коими связывали свое благополучие, были сожжены, растоптаны, уничтожены. Основные священные места были разрушены во время миссионерских экспедиций Лещинского в 1712-1718 годах. В 1722 году священник Михаил Степанов сжег 75 священных мест в Приобье; в 1723-м в Березовском уезде русская администрация отобрала и сожгла 1200 деревянных и 5 железных изображений божеств хантов и манси.

Шаман, Сибирь, 1903, Россия.

С воцарением императрицы Екатерины интерес к шаманству ослабел, центральной власти стало не до них. Хотя шаманство и наказывалось дисциплинарными методами, во многих районах начальство смотрело на камлания сквозь пальцы. Как писал Худяков, «при введении христианства многим шаманам насильственно обстригали волосы и затем силою приобщали; в этих случаях шаманы сходили с ума, становились больны на год и на два, лежали в кровати». Но в итоге языческие духи все равно оказывались сильнее новых христианских святынь и повторно инициировали ойунов. «Потом рассказывали они, что черти водили их по разным местам, закалывали, вынимали кости и вставляли новые, «исправляли» шамана».

Кочевники из отдаленных труднодоступных районов продолжали придерживаться верований своих предков.  Шаманизм отдалился от крупных городов Сибири, притаился в глубинке, в отдаленных деревнях и стойбищах.

Что нанесло по сибирским и дальневосточным шаманам по настоящему сокрушительный удар, от которого шаманизм вряд ли когда-нибудь сможет оправиться – это невероятно агрессивная и злобная советская империя, которая начиная с 1920 года, еще не закончив Гражданскую войну объявила шаманов  контрреволюционерами. Открыл эту кампанию циркуляр Губревкома от 20 ноября 1920 года, в котором волостным и сельским ревкомам вменялось в обязанность строго преследовать всех шаманов.

В годы гражданской войны на Севере большевикам было не до шаманов, но, расправившись с главными противниками, они вновь обратили внимание на человека с бубном. 27 мая 1924 года был принят новый партийный документ по этому вопросу — «Постановление Пленума Якутского обкома РКП (б)». 3 ноября того же года вышло «Постановление ЯЦИК о мерах борьбы с шаманизмом в Якутской АССР», а следом и соответствующее «Обращение к трудовому народу»:

«Все советские органы, общественные организации на местах призываются на борьбу с шаманизмом, на которую они должны направить максимум своего внимания и сил.
Шаманизм — опиум для народа.
Шаманы — паразиты на теле трудящегося якута!»

Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. Токарского

Шаманам одновременно полагалась конфискация имущества, дополнительные налоги и «задания по заготовкам», запрет на вступление в колхозы и кооперативы, выделение охотничьих, рыбацких и сенокосных угодий, снабжение снастями, орудиями лова и припасами. Детей шаманов запрещено было принимать в интернаты, им разрешалось получать только начальное образование, а нередко на них распространялись все ущемления прав, которым подвергались родители.

Лишение избирательных прав происходило очень быстро, на общем собрании селян, простым голосованием под давлением какого-нибудь «уполномоченного» из райцентра. А вот восстановления могло состояться только после принародного покаяния шамана, публикации его «отказного» заявления в газете, испытательного срока в пять лет и долгого хождения документов по вышестоящим инстанциям. Все это время семья шамана балансировала на грани жизни и смерти.

За камлание штрафовали. Репрессивным мерам подвергались не только сами шаманы, но и их родственники. Например, в Приамурье местные сельсоветы принимали решения о высылке «классово чуждых» жителей из населенных пунктов.

По сведениям П.Н. Ильяхова, на севере Якутии, и без того в самых экстремальных условиях выживания (тем более после военной разрухи) шаману-лишенцу на семью из пяти человек в порядке наказания выдавали только «30 фунтов (12 кг) муки, полкилограмма масла, килограмм сахара, одну плитку чая и одну коробку спичек» на всю зиму, которая в Заполярье длится, как известно, почти девять месяцев. Конечно, прожить на таком пайке было невозможно, а пополнить его за счет охоты или рыбалки шаман не мог по названным причинам. То есть налицо наблюдалось моральное и физическое уничтожение шаманов новой властью.

В 30-х годах начался новый этап преследования шаманизма. Печальную роль в том разгроме сыграл знаменитый антрополог Л.П. Потапов, автор классической книги «Алтайский шаманизм». До 30-х годов двадцатого века шаманизм Сибири, был мало исследован, не было каких-то общепризнанных теорий шаманизма. Карл Маркс и Владимир Ленин ничего существенного не написали о шаманах. Под большим вопросом была и принадлежность шаманов к религии. Некоторые исследователи считали их просто «больными» людьми, другие – своеобразными выразителями древних суеверий. Кое-где местная власть смотрела на деятельность шаманов сквозь пальцы. Но Советская власть, утвердившаяся в Сибири после кровопролитной гражданской войны, нуждалась в теоретическом объяснении, почему шаманов необходимо репрессировать, какое место он занимают в «классовой борьбе». В итоге, Потапов обосновал и дал эту теоретическую модель (весьма сомнительную с точки зрения современной науки).

На совести этого очень известного исследователя гибель десятков тысяч человек. Но он не единственный «профессор», подводивший идеологию под физическое уничтожение шаманов. По тому же пути, вынужденно или нет, пошел знаменитый профессор и знаток чукотского и эскимосского шаманизма Владимир Тан-Богораз, приравнявший шамана к священнику в программной статье в журнале «Красный Север» (1931 г) заместителя председателя Госкомсевера при правительстве РСФСР И.М. Суслова «По туземному Северу. Шаманство и борьба с ним». Впрочем, самого Богораза от ссылки  это не спасло.

Тан Богораз с чукотским шаманом

Итак, шаманизм в СССР, начиная с начала 30-х годов был официально признан «религией» и спорадические преследования шаманов в начале и середине десятилетия развернулись на полную катушку.

Шаманов начали ссылать, сажать в тюрьмы и расстреливать. Массово изымались и уничтожались предметы культа: бубны, фигурки духов, костюмы, предметы силы и так далее. Детям шаманов запрещалось ходить в школы, посещать клубы, собрания. По переписи 1931 г. в Туве было 725 шаманов, из них 411 мужчин и 314 женщин — все они стали жертвами репрессий. Комсомольцы, члены партии и активисты ходили по домам и принудительно изымали все культовые предметы. В отдельных случаях эти атрибуты попадали в музеи, но по большей части уничтожались. Помимо прямого наказания за «шаманизм» или принадлежность к семье «классового врага», в начале 30-х добавилась коллективизация. Часть шаманов подпадали под «раскулачивание», что влекло высылку или тот же расстрел.

Преследование шаманов в 30-е годы ничуть не уступало по жестокости испанской Конкисте 16-17 веков. И похоже, что 99% шаманов Сибири оказались не готовы к такому повороту дел: они не имели дисциплины сталкинга, они были слишком архаичны для этого. Некоторые из них были одарены в искусстве сновидении, но это их не спасало. Духи-помощники и неорганические сущности также не смогли им помочь.  Спаслись единицы, и эти единицы не имели возможности практиковать в течение 7 десятилетий, не имели возможности передавать свой дар и свою силу по наследству.  99% шаманов, которые сейчас в Сибири называют себя шаманами – это по сути, самопровозглашенные шаманы, вне традиции наследования и прямой передачи знания. Если коротко, в огромной степени, это уже «не то» шаманство. В большой степени, это современная «реставрация» и реконструкция шаманизма, а сами современные шаманы, прошедшие в своем большинстве школу пионерии, комсомола, бизнеса 90-х, эзотерику всех сортов и направлений, это уже другие люди, с другим типом восприятия и мышлением. Редкие исключения, правда тоже есть.

Известно несколько легенд о том, как по настоящему сильным шаманам-сновидящим удавалось сохранять себе жизнь. Вот несколько историй:

«юкагирский шаман из Нелемного на глазах незваных гостей сначала наполнил дом водой, потом вызвал к себе двух медведей, за ними — дерущихся жеребцов, «полчеловека». А в конце концов вывел их на берег и заставил взять в руки по мешку и «ловить» рыбу. Когда они очнулись от гипноза, то стояли голыми и держали в руках вместо мешков собственные штаны. Блюстителям закона ничего не оставалось, как со стыдом удалиться Нечто подобное и с аналогичным финалом проделала в свое время с пришедшими за ней милиционерами и Анна Павлова

Известный верхоянский шаман Уигурдаах (Гавриил Николаевич Слепцов) еще с детства обладал особым даром — кормил с рук кукушек и других диких птиц, которые безбоязненно слетались к нему со всей округи Как рассказывал его земляк E И Ефимов, подростком Гавриил мог легко отводить дождь от родительской сенокосной деляны, и Слепновы косили и стоговали в любое время Не они подстраивались под погоду, а погода под них Поэтому парнишку очень рано зауважали ближние соседи и даже стали побаиваться К тому же он вскоре научился читать все чужие мысли, и от него ничего нельзя было утаить Но в первые же годы советской власти Гвриил попал в изгои и жил только тем, что удавалось добыть в тайге Однажды в их село приехал чекист-начальник и тут же вызвал к себе Уйгурдааха. При встрече он с усмешкой спросил «Так ты и есть тот самый знаменитый ойун-жеребец?». В ответ обиженный шаман тоже назвал чекиста жеребцом. Тот разозлился и принялся угрожать оружием «А ты в меня выстрели, выстрели, — не испугался шаман, — я даже покажу, куда целиться надо!». Понятно, что как ни зол был чекист, но убить просто так человека он не мог и потому приказал затолкнуть шамана в кутузку. Но когда он вошел в свой кабинет, Уигурдаах был уже там и опять повторял свое «Стреляй! Стреляй! Интересно, скольких из нас ты перестреляешь?!» И тут кабинет до отказа заполнился совершенно одинаковыми Уигурдаахами, окружившими со всех сторон чекиста. Перепугавшись, он спешно стал предлагать шаману мировую.

Официально отказавшись от своего прошлого и проведя сеанс «саморазоблачения», Уйгурдаах после обычных проволочек сумел обрести права, выучился грамоте и даже получил работу продавца. Но так случилось, что заменивший его на время помощник совершил по незнанию незначительную растрату. Не долго думая, их тут же осудили обоих, тем более что за Слепцовым тянулось «подозрительное шаманское прошлое». «Преступников» в числе еще нескольких товарищей по несчастью отправили на принудительные работы в тайгу — заготавливать дрова для холодной и долгой верхоянской зимы. Как наиболее грамотного и старшего Уйгурдааха назначили бригадиром. Но едва только их оставили одних, шаман велел всем отдыхать, охотиться и набираться сил. А в ответ на вопрос, как мы будем отчитываться перед начальством, заметил, что это — его забота. Когда через несколько месяцев приехала комиссия, Уйгурдаах продемонстрировал ей целых пятьдесят огромных штабелей дров и сдал их по специальным актам. За такой ударный труд «преступников» тут же распустили по домам. А когда весной приехали на деляну за дровами, их, естественно, не оказалось. В ответ на запоздалые претензии и гнев членов комиссии по приемке дров Слепцов предъявил копии актов с их подписями и заметил: «Ваши штабеля, наверное, кто-то просто раньше увез ..»

«В нашем районе активист Юбан Гаврилович Третьяков собрал 9 бубнов. Затем он пригласил нас, школьников этой местности, помочь ему сжечь бубны. Так что мы, школьники, сожгли бубны в большом костре. Мой дядя был шаманом, и его большой белый бубен явственно выглядывал из этой кучи. Присутствовало очень много взрослых и детей. И многие из нас видели, как этот большой бубен выпрыгнул из огня. Трижды бубен выпрыгивал из костра, и трижды люди возвращали его в погребальный костер»

«О некоторых ходят слухи, что они избежали заключения путем применения древнего искусства изменения своей формы, например, просто превращаясь в птиц и улетая. Считается, что Константин ойуун из Абейского района вместе с двумя другими захваченными шаманами «загипнотизировал» целую комнату, полную скептиками, и заставил их поверить в то, что они вначале увидели снег, а потом медведя (или нескольких медведей, в зависимости от версии рассказчика) в зале комсомольского клуба».

«Знаменитая удаган Алы хардаах своими сексуальными действиями привела в такое замешательство мужчин, пришедших ее арестовывать, что те со стыдом убежали».

«Шамана Никона в наручниках милиционер вел в суд. Но когда тот пришел, вместо старого шамана с ним был прикрепленный к нему кусок ветки от дерева. Милиционера обвинили в том, что тот пьян, но он воскликнул «Как же я смог бы напиться?»»

Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. Токарского

 

И ради справедливости надо упомянуть как минимум один случай того, что мы можем назвать классическим «сталкингом» новых видящих:

«Спиридон из Вилюйского района стал председателем сельского Совета, и община долгие годы скрывала от вышестоящих властей его продолжавшуюся шаманскую практику».

Оставшихся в живых (и даже публично отказавшихся от камлания и «раскаявшихся» бывших шаманов) власть добила в эпоху большого террора в 1937-38гг – их объявляли шпионами, выбивали пытками признания в самых фантастических заговорах и преступлениях.

С 1937 года нивхские и ульчские шаманы репрессировались как «японские шпионы». Другой пример репрессивной политики – Хакасия. В 1924 году здесь проживал 71 шаман. В 1930-х годах 25 крупнейших из них были сосланы, а троих шаманов (Чертыкова, Топоева и Иридекова) расстреляли в 1937 году за «контрреволюционную деятельность».

Настраивали также и детей против родителей:

По свидетельству Г. П. Вальдю, «свои же, молодежь, как услышат, где бубен звучит, идут туда, палку просовывают в окно и гоняют бедных старушек». Были случаи, когда дети шаманов, вступившие в комсомол, отбирали у родителей шаманские атрибуты. Например, Павел Тумали забрал у своего отца Подя Тумали бубен, пояс и утопил в Амуре, при этом он сказал: «Не позорь нас». Дети запрещали матери Т. Н. Чекур шаманить, говорили, что стыдно смотреть на людей, ходить на людях. Чтобы избежать преследования комсомольцев, шаманы и все заинтересованные в проведении шаманского обряда уезжали на луга и там шаманили. В селе собирались потихоньку, но как выразилась, информант, «разве скроешь, если бабушки идут в одну избу».

После окончания Великой Отечественной войны преследования шаманов не прекратились. А. Н. Бельды рассказывала, что в 1960-е годы в Нанайском районе Хабаровского края шаманов за проведение обрядов штрафовали, но они продолжали шаманить, занавешивая окна. Чем ближе к годам перестройки, тем больше постановления Хабаровских крайкома и крайисполкома направлены на регулирование деятельности районных организаций по соблюдению законодательства о религиозных культах и усилении атеистической пропаганды.

Иногда тех, кто старался быть шаманами, обвиняли в сумасшествии. Они считались ненормальными из-за продолжения отжившего и презираемого занятия. Их определяли достаточно опасными и потому требующими жестокого лечения медицинскими препаратами в психических лечебницах («психушках») от весьма широко и произвольно трактуемой шизофрении. Боязнь психушек и насмешек удерживала от практики тех потомков шаманов, которые могли унаследовать целительский талант и чувствовать зов духов.

Многолетний российский, а затем и советский террор перемолол в лагерную пыль древнейшую магическую традицию, несомненно родственную шаманизму и возможно, гораздо более архаичную. И справедливости ради, Саша-шаман из Якутии, это конечно не шаман в традиционном смысле этого слова. Как и те горе-шаманы из бурятского «профсоюза» Тэнгэри, которые пытались остановить Сашу-шамана – они примерно такие же «шаманы», как «эльфы» и «гномы» в ролевых играх по мотивам  Дж. Р. Р. Толкина.  Что не отменяет их некоторой эффективности. Намерение то никуда не делось. Вот — оно!

Как я наступил на ногу Майклу Харнеру в туалете

Как я наступил на ногу Майклу Харнеру в туалете

магия

Ровно двадцать лет назад в начале июня 1999 года я приехал в Москву, чтобы встретиться с одним своим знакомым. Начало лета выдалось довольно жарким и, пока я добирался до места назначения, блуждая по запутанным лабиринтам московского метро, довольно-таки прилично взмок.

Как раз в этот день отмечался юбилей А.С. Пушкина – 200 лет, и вся столица была украшена баннерами с его портретами и стихами.
Встреча наша была назначена на Ленинском проспекте в Институте этнологии и антропологии Российской Академии наук, где должен был начаться международный конгресс «Шаманизм и иные традиционные верования и практики».

На конгресс приехали не только ученые-антропологи из разных стран мира, но и настоящие шаманы, практикующие целительство в разных уголках России и мира – из Тувы, Якутии, Эвенкии, Южной Америки. Мой знакомый был одним из приглашенных на конгресс шаманов.

В конгресс-холл на третьем этаже под названием «Голубой зал» я проник нелегально, успешно преодолев препятствие на входе в виде строгой babushka, и занял место в последнем ряду. Рядом со мной на неуютных креслах с откидными сиденьями и микрофонами для синхронного перевода, вмонтированными в подлокотники, устроились две молодые женщины и мужчина азиатского вида, с которыми я немедленно познакомился. Это были шаманы из Якутии, они, как и я, пришли сюда прямо с поезда, не успев позавтракать. Мы принялись активно делиться друг с другом купленными пирожками и шаурмой, запивая всё это минеральной водой из пластиковых бутылок. Мы еще не закончили жевать, когда в зале притушили свет, и чернобородый председатель в потертом костюме и почти белой рубашке, сказав традиционные приветственные слова, уступил место за громоздкой деревянной трибуной следующему выступающему.
Это был Майкл Харнер, американский антрополог, легендарный исследователь шаманизма южноамериканских индейцев конибо и хиваро, профессор Калифорнийского университета.
Во время одной из своих экспедиций он получил шаманскую инициацию, которые он описал позднее в супербестселлере «Путь шамана».
Харнера пригласили на конгресс как специального гостя, и неизвестно по каким соображениям он решил приехать.

Он передал приветствие от Станислава Грофа и Чарльза Тарта – основателей трансперсональной психологии, да еще несколькими фразами вспомнил Карлоса Кастанеду, назвав его своим давним другом и рассказав пару историй об их встречах.

Харнеру было уже около семидесяти, он выглядел словно крупный и грузный седой медведь, забредший случайно в чужие владения.

После его выступления все смотрели скучный длинный видеофильм о шаманских традициях нганасанов, потом несколько научных докладов – и долгожданный кофе-брейк.
Пока ученый люд оживленно толпился у кофейников и подносов с бутербродами, я отыскал мужскую «тайную комнату», которая отчего-то располагалась на другом этаже, куда можно было добраться только на лифте. Комната спряталась в самом дальнем углу этажа и была тесная как кладовка ростовщика, с двумя фаянсовыми сосудами, криво приделанным к стенке на расстоянии полуметра друг от друга.

Коричневый кафель на стенке потрескался, а местами отвалился, обнажая серый цементный подклад. Некоторое время спустя я услышал слева от себя пыхтение – кто-то пытался пристроиться к соседней вазе, стараясь не нарушить моего личного пространства. Это мистер Харнер решил в перерыве заседания пойти тем же путем, что и я. Я чуть посторонился и нажал на рычажок смыва.

Этого момента научно-академический водопровод ждал, видимо, очень давно – мощная струя воды с грохотом Ниагарского водопада вырвалась из отверстия и за секунду с довольным урчанием была поглощена в водовороте слива. От неожиданности я отпрыгнул в сторону и обеими ногами приземлился на дорогую, блестящую лаком кожаную туфлю знаменитого антрополога.
– Сорри, – сокрушённо пробормотал я. – Так сказать, экскьюз ми.

Но старого учёного оказалось не так-то легко смутить: Харнер хладнокровно качнул головой и поднял одну руку в знак того, что, мол, всё в порядке, не отвлекшись при этом ни на долю секунды от деликатного процесса.

«Мужик!», уважительно подумал я и отправился искать путь назад в конгресс-холл. Через полминуты к поискам присоединился и Харнер, с которым мы еще несколько минут плутали в полутемных коридорах среди выходов на лестницы и дверей в рабочие кабинеты, ведя непринужденную беседу на тему «Ну кто так строит!» на колониальном пиджин-инглише, пока не вышли к кофейным столикам в холле.


Уже год, как Майкл Харнер – знаменитый исследователь, писатель и просто человек – отправился с планеты Земля дальше во Вселенную, и сияющие шаманские крылья несут его в прекрасное звёздное небо.

…И иногда я думаю, а вдруг правду говорят, что любые, даже самые тяжёлые потери – не навсегда? Что, если все мои встречи на Земле не случайны, и я обязательно встречусь с этими людьми и там – там, где дуют неукротимые космические ветры, где расцветают яркими красками неведомые созвездия, а могущественные боги играют в бесконечную игру под названием Жизнь.

И эта мысль приносит в моё сердце радость и свет.

автор: Андрей Лебедь

Читать книгу Майкла Харнера:

Шаманская болезнь, что это такое

Шаманская болезнь, что это такое

антропология

Давайте поговорим о том, что называется шаманской болезнью. К сожалению, описания в антропологической литературе, даже в тех статьях, которые «сочувствуют» тайно или явно шаманам, шаманская болезнь описывается либо как некое притворство или ролевая социальная игра, или как некое бредовое состояние.

Что является:

  • Глупостью;
  • Следствием непонимания.

К сожалению, это так. До тех пор, пока наука не сможет принимать всерьез и рассматривать энергетические факты, она будет блуждать впотьмах вокруг одной сосны. Даже лучшие исследователи шаманизма – Басилов, Потапов, или уважаемые современные – Харитонова, например, пытаясь объяснить шаманскую болезнь, впадают в ступор либо несут чушь. И это неизбежно, к сожалению.

Итак, шаманская болезнь – это болезненные проявления и симптомы (которые субъективно переживаются как мучительное нездоровье, страдание) вызванные двумя энергетическими причинами. Причина шаманской болезни всегда – энергетическая, хотя может сопровождаться сильными физическими переживаниями.

Первая причина, типичная для реликтового сибирского и дальневосточного шаманизма – это вселение в тело неорганических сущностей.  Чем, по сути, являлась семейная шаманская линия в подавляющем большинстве случаев? Это соглашение между определенными «духами», то есть неорганическими существами и семейной линией. Между древнейшим родоначальником-шаманом и духами заключался некий контракт, согласно которому шаман обязался лечить и помогать своему роду или своему племени (он не мог отказать в помощи никому), а в обмен на этом получал некие «дары силы», такие как видение с закрытыми глазами, способность к прорицаниям, различные превращения и полеты в сновидении наяву и во сне и так далее. А сама шаманская болезнь была, собственно говоря, внедрением, инсталляцией неорганической энергии в тело человека. Поскольку неорганическая энергия чужеродна и очень серьезно отличается от человеческой энергии, такое внедрение зачастую было крайне болезненным. Мало того, в некоторых и во многих случаях, такое внедрение приводило к изменению личности шамана, изменению его голоса, мимики, походки, мыслей и привычек. Известны описания шаманской болезни как некоего «сумасшествия», тяжелого бреда, видений того, как тело будущего шамана духи разбирают на части, на кости, раскладывают – и жарят их на огне, или что-то с ними делают, а потом из них пересобирают тело шамана «заново». Иногда шаман менял свой гендер, начинал вести себя как женщина. Такие случаи известны. Так или иначе, такое внедрение чужеродной сущности очень серьезно влияло на носителя. В тех случаях, когда шаман отказывался выполнять свою часть договора, внутренний дух мог начать мучить и снова заставлять его страдать.

Так или иначе, этот дух, это неорганическое существо передавалось из поколения в поколение либо в рамках одного рода, либо в рамках одного племени. Это была (и остается) своего рода эстафета, в которой неорганическое существо меняло своих носителей по определенному заведенному порядку. В ходе такой эстафеты из поколения в поколение дух мог накапливать довольно большой объем знаний, доступный новому носителю. Такой шаманизм имел мало общего с поисками свободы, хотя и напрямую относился к традиционной магии.

Этот порядок передачи оказался серьезно нарушенным в ходе репрессий и уничтожения большинства сибирских шаманов в 30-е-50-е годы. Сначала их расстреливали и сажали как японских шпионов, кулаков и вредителей, а в 50-е, тех, кто все-таки чудом выжил, принуждали к письменному отказу от шаманизма. Поэтому большинство «новых» шаманов, появившихся в Туве, на Алтае и в Сибири в 90-е годы серьезно отличаются от своих предшественников, даже если они являются предками тех шаманов. К сожалению, от этого удара сибирский шаманизм еще нескоро сможет оправиться.

Второй тип шаманской болезни хорошо описан самим Карлосом Кастанедой. Это болезненные симптомы, как сказали бы врачи, неясной этиологии, но имеющие понятные для видящего причину – выравнивание энергетических полей, утратой того, что Кастанеда описывал как щиты нашей «человеческой формы». У Кастанеды в книге этот опыт описан так, как будто бы он произошел однажды и никогда не повторялся. Однако мы знаем из рассказов учеников Кастанеды и из своего опыта, что такие процессы редко происходят «раз и навсегда». Чаще всего энергетическая структура «человеческой формы» осыпается частями, и каждый такой момент может вызвать в теле либо реальную, узнаваемую врачами болезнь, либо странные, но тем не менее, вполне пугающие и болезненные симптомы: от потери сознания до процессов загнивания или даже рака. Эти болезни и симптомы могут и должны быть исцелены врачами, с помощью нормальной современной медицины, что, однако не отменяет их двойственную природу: они одновременно и физические, и энергетические.

«Однажды, когда я находился в Лос-Анжелесе, я проснулся на рассвете с невыносимой тяжестью в голове. Это не было головной болью. Скорее, это походило на сильное давление в ушах. Я чувствовал тяжесть также на висках и в горле. Я ощущал жар, но только в голове. Я сделал слабую попытку подняться и сесть. Мелькнула мысль, что у меня, должно быть, удар. Поначалу мне хотелось позвать на помощь, но я все же как-то успокоился и попытался преодолеть страх. Через некоторое время давление в голове начало спадать, но усилилось в горле. Я задыхался, хрипел, кашлял. Спустя некоторое время давление постепенно переместилось на грудь, затем на живот, в область паха, пока, наконец, через стопы не ушло из тела.

Происходившее со мной, чем бы оно ни было, длилось примерно два часа. В течение этих мучительных часов казалось, будто что-то внутри моего тела действительно движется вниз, выходя из меня. Мне чудилось, будто это что-то сворачивается наподобие ковра. Другое сравнение, пришедшее ко мне в голову, — шарообразная масса, передвигающаяся внутри тела. Первый образ все же был точнее, так как более всего это походило на что-то, сворачивающееся внутри самого себя, ну прямо как скатываемый ковер. Оно становилось все тяжелее и тяжелее, а отсюда — нарастающая боль, ставшая совсем нестерпимой к коленям и ступням, особенно в правой ступне, которая оставалась очень горячей еще с полчаса после того, как вся боль и давление исчезли.

Ла Горда, услышав мой рассказ, сказала, что на этот раз я наверняка потерял свою человеческую форму, сбросив все щиты или, по крайней мере, большинство из них. Она была права. Не зная и даже не соображая, что произошло, я оказался в совершенно незнакомом состоянии. Я чувствовал себя отрешенным, не ощущающим воздействий извне».

Шаманская болезнь в нашей традиции – это болезненные симптомы (иногда убийственные), сопровождающие процесс потери человеческой формы. Эти симптомы могут быть крайне разнообразными – все зависит от индивидуальных особенностей и упражнений, которые выполняет практикующий.

И надо помнить, что сама по себе эта шаманская болезнь ничего не гарантирует. Потеря человеческой формы – не является билетом в бесконечность. Мы помним про судьбу Ла Горды. Тем не менее, шаманская болезнь является индикатором определенных изменений. И даже небольшим «успехом» практикующего, как бы иронично не звучало слово успех в отношении иногда крайне мучительных переживаний.

Тут имеет смысл обратить ваше внимание на другой момент: некоторые болезни, которые случаются с некоторыми из вас, не являются случайными для вас. В некотором смысле, дух открывает для вас свои врата, которые выглядят как болезнь или недуг, которые вам предстоит преодолеть, с чем вам предстоит сражаться, накапливая внутреннюю тишину и осознанность в этой, порой полностью безвыходной битве.  Болезни, которые случаются с вами, не всегда случайны. И чем дальше вы продвигаетесь по пути, тем меньше элемент случайности в том, что происходит с вами. Иногда Бесконечность разговаривает с вами таким вот образом, через недуг или заболевание. Важно научиться осознавать и понимать этот «разговор».

«Большая книга шамана» Встреча с Владимиром Серкиным

«Большая книга шамана» Встреча с Владимиром Серкиным

шаманизм

Редакция нашего неуютного бложика побывала сегодня на презентации книги Владимира Серкина «Большая книга шамана». Это слегка отредактированный сборник всех его текстов. Такое «больше собрание» изречений и диалогов с Шаманом, а также собственные размышления автора.

Наши впечатления коротко:

  • Владимир Серкин – практикующий. Он практикует нечто свое, на грани шаманизма, с носителями которого он сталкивается на севере, и практической психологии. Это и не шаманизм в чистом виде, но и не психология. Это не традиция в чистом виде, но и не психологический тренинг.
  • Нам показалось, что попытка Владимира Серкина «внедрить» психологические и психотерапевтические объяснения в шаманскую картину мира не выглядит очень удачной. Гибрид получается каким-то вязким и неинтересным. Это не очень свежо с точки зрения науки, но и снижает ценность и независимость шаманского знания. По-настоящему интересно и энергетически свежо – это короткие вкрапления сибирского шаманизма в его книги. Они прекрасны.
  • Его энергия ощущается как содержащая очень много природных сил: ветра, солнца, костра, камней и льда. Ему 64 года, он выглядит крепким и сильным.
  • Владимир Серкин не любит, когда его сравнивают с Кастанедой, но он сам довольно сравнивает себя с Кастанедой и ссылается на него, отталкивается от него и спорит с ним. Что странно, потому что из его книг понятно, что он спорит как бы с проблематикой и объяснениями из первых трех-четырех книг.
  • Владимира Серкина воспринимают как аналог современного Кастанеды – это ощущается в энергии и внимании зрителей, в их вопросах и репликах из зала. И вообще — россиянам нужен свой собственный кастанеда или кто-то вроде Кастанеды. Об этом говорит количество посетителей встречи, которая почти не рекламировалась (порядка 200 человек) и качество аудитории – это люди среднего возраста, от 25 до 45 лет, в расцвете сил и духа. Мужчин было чуть больше, чем женщин. Люди с хорошей энергией, с мыслью и огнем в глазах. Аудитория очень симпатичная.
  • Владимир «плавал» в вопросах современной культуры, путал артистов, премии и все на свете. Вообще, его желание объяснять и обговаривать все на свете не кажется хорошей стратегией. Университетский налет стремления к академичности заметно снижает его уровень.
  • Непонятным остался вопрос о существовании Шамана. На одной из предыдущих встреч Владимир Серкин ясно сказал, что прототипом главного героя было несколько его знакомых шаманов. Так скажем, литературная обработка. Но в то же время на встрече ему задавали вопросы о его общении с шаманом и он отвечал так, будто тот один.

 

Священное дерево Сейба. Продолжение

Священное дерево Сейба. Продолжение

антропология

Начало этой истории читайте тут: Смех Ящерицы

Майя считали, что крона деревьев сейба ведет в небеса, а по корням можно спуститься в царство мертвых, Шибальбу. Дерево сейба считается матерью всех деревьев, на его тень нельзя ступать без разрешения, как и подходить и прикасаться к нему. Отношение к сейба как к священным деревьям было распространено не только у майя – многие народы Южной Америки а также стран Карибского моря считали и считают сейбу священным деревом. Это поклонение распространилось и на потомков чернокожих рабов, завезенных из Африки на Кубу и в другие страны. Этому дереву поклоняются до сих пор и в сохранившихся традиции Вуду, Брухерия, и в Пало Майомбе, и в Сансе, и в Сантерии, и в Мария Лионза. Еще недавно за срубленное дерево человека могли убить.

У карибских народов сейба считалась святыней и храмом для всех духов леса, и к ее стволу приносили подношения и жертвоприношения — монеты, фрукты, цветы, благовония и жидкости. Во многих магических традициях Карибского моря воин или любой человек перед испытанием или долгим путешествием обращается к дереву сейба чтобы оно помогло укрепить его силу и дух. Шаманы и жрецы в полнолуние оставляли перед деревом в сундуке или закапывали среди корней сейба свои магические инструменты, предметы силы, талисманы и амулеты, чтобы они могли собирать энергии Луны и самого дерева. Ветви сейба с разрешения используются для колдовства, а упавшие веточки, земля из основания дерева, корни и колючки используются для изготовления магических порошков. Семь листьев с дерева используются в церемониальных ваннах. Сажать новое дерево сейба во время рождения ребенка — значило гарантировать, что ребенок будет получать поддержку и защиту земли на протяжении всей жизни. Когда младенца крестили, его приносили к дереву, украшенному белыми кружевами и лентами, а его корни поливали святой водой, чтобы сейба согласилось стать защитником ребенка. Практичные маги использовали ствол для связывающих заклинаний, в тени дерева любили собираться предки, а лучи солнца, прошедшие через крону, как считалось, насыщали целебной энергией.

Изображение из доиспанского Селденовского кодекса

Для майя сейба, известное под именем Уаках Чан или Уакс Имикс Че (в зависимости от наречия) являлось символом вселенной и тем, что во многих шаманских представлениях представляло собой Древо Мира. Дерево воплощало в себе все части универсума: его корни уходили в подземный мир, его ствол представлял собой мир людей и путь человеческой жизни, а переплетение ветвей символизировало верхний мир и тринадцать уровней небес. В некоторых местностях росла разновидность сейбы с крупными колючками вдоль ствола – считалось, что это туловище каймана.

Согласно майя, мир — это квинконс (Quincunx, не путать с квинконсом в астрологии!), состоящий из четырех направлений и центральной оси, соответствующей пятому направлению. Цвета оси соответствовали сторонам света: красный на востоке, белый на севере, черный на западе, желтый на юге и зеленый —  в центре. Центральная ось соединяла внизу мир мертвых (Шибальбу) и тринадцать небес вверху. Квинконс майя изображался в виде креста. Иными словами, майянский крест символически обозначал одновременно и мировое древо, и символическую, энергетическую структуру мира.

Паленке. В центре сцены изображен крестообразный объект – стилизованное изображение мирового дерева. На его вершине располагается космическая птица Ицамна’, на ветвях – двуглавый змей, корни образует одна из голов двуглавого космического ящера. Слева и справа от дерева две стоящие фигуры: слева – подростка (стоящего на особом символе), справа – взрослого мужчины. Подросток держит в руках инструмент для ритуальных кровопусканий и сосуд, из которого льется жидкость; мужчина подносит к дереву статуэтку бога царской диадемы Ху’на. Под фигурами и деревом так называемая «небесная полоса», последовательность символов, олицетворяющих небесную твердь. Эта небесная полоса также может быть Ица’мной, которого в некоторых случаях также отождествляли с солнечной эклиптикой, затмениями а его голову связывали с Венерой. 

Отношение к сейба как к священному дереву было известно еще ольмекам. Возможно, что от именно от ольмеков (изобретателей и первооткрывателей магии) этот культ вместе с идеями об Ица’мна распространился на многие народы Мезоамерики и Южной Америки.

Одно из наиболее ранних и самых впечатляющих изображений сейба встречается в древнейших росписях храма (1 век до нашей эры) в майянском Храме Фресок в Сан Бартоло (описывающие сцены из Пополь Вух), где изображено жертвоприношение оленя, рыбы и фазана под ветвями священного дерева сейба. Кроме того присутствует изображение жертвоприношения собственной крови из протыкаемой крайней плоти. Похоже, что само дерево является тем, кому посвящено это подношение. Также на этих росписях отдельно изображено сейба как мировое древо, на вершине которого находится птица Ицамна в образе Кецаля. Землю в изображениях Мирового Древа символизировали Змеи, а дерево сейба, таким образом, символизировало единство Неба и Земли, Кецаля и Коатля, то есть КецальКоатля, или на языке майя Ку’Кумаца. Майя позднейших периодов часто изображали мировое древо более абстрактно, а у ранних майя в мировое древо всегда было сейба. Впрочем, культ дерева никуда не исчез и в постклассический период, и уважение к дереву держится до настоящего времени. Даже неверующие в мифология майя современные мексиканцы или гватемальцы, как правило, стараются окружить растущие сейба в городе или в деревне особой заботой.

Изображение сейба в настенных росписях Сочикалько (под влиянием толтеков)

 

Смех ящерицы. Священное дерево Сейба

Смех ящерицы. Священное дерево Сейба

видение энергии

Однажды мне довелось оказаться в состоянии безмолвия, и я медленно двигался по тропинке в расчищенном тропическом саду. Иссушающий жаркий день склонялся к вечеру, солнце уже выпало из зенита и ощущалось приближение тени. Сначала я шел как бы в никуда, просто подчиняясь импульсу, куда ноги идут. Шум леса, шорохи и далекие закликания каких-то неведомых птиц заполняли мой слух, я наслаждался странными и немного будоражащими ароматами, которые распространялись в плотном и влажном воздухе отчетливыми волнами. Но вдруг нечто сбоку потянуло меня, я повернул голову – там стояло дерево сейба, которое считается священным у майя.

Это было молодое высокое дерево с гладкой корой и очень красивыми корнями, похожими на огромных змей, погруженных в недра. Я приблизился. Сначала я подумал, что это дерево зовет меня. Я присел к нему спиной и попробовал настроиться. Но нет, было что-то не то, что-то другое. Я начал медленно обходить дерево, касаясь его руками, я прислонялся и терся о него плечами и лбом, и смотрел рассеянно во все стороны, пока совершенно неожиданно не увидел прямо перед своим носом в 2 сантиметрах древесную маленькую ящерку на коре.

Я так растерялся, что у меня снова включился внутренний диалог: «Сфотографируй ее, тебе никто не поверит!». Но я сдержался, успокоил дыхание и сосредоточился на том, что происходило между нами. А происходило нечто удивительное – она хохотала. При этом ее пасть была закрыта и, разумеется, никакой мимикой она чувств не выражала. При этом я отчетливо ощущал волну чего-то наподобие хохота, которая распространялась от нее во все стороны. И, похоже, что веселил ее именно я. А точнее, как я понял, моя неуклюжесть, замедленность и склонность к застреванию. С ее точки зрения это было невероятно комично. Я, помня о том, как Карлос в свое время разговаривал с ящеркой, пытался о чем-то ее спросить, но при каждом глубокомысленном вопросе я получал в ответ новые волны невидимого, но вполне ощутимого хохота. Так длилось некоторое время, пока мой диалог не успокоился, и я не оставил своих попыток действовать как книжный маг. Одновременно с внутренней тишиной притихла и ящерка. Она так и продолжала сидеть на одном месте, в невероятной близи от моей головы. В какой-то момент она повернулась ко мне боком, и я осознал, что она демонстрирует мне свое дыхание ребрами. Как я понял, этот способ дыхания позволяет быстро собрать необходимое количество энергии. Я начал дышать вместе с ней, пытаясь запомнить ощущения, которые у меня возникают.

Было еще что-то, о чем она мне «рассказывала» – точнее словно бы передавала в виде готовых образов. Но я осознавал только то, что у меня не хватало скорости «схватить» ее истории. Это было довольно болезненное ощущение, честно говоря. Я понимал, почему ящерка хохотала надо мной. В смысле восприятия меня можно назвать тупым. Я понял только, что она каким-то образом является частью дерева сейба, его другом. Это было невероятно трогательно – такое огромное дерево и такая маленькая смешливая ящерка – они были настоящими друзьями!
Каким-то образом в один из моментов я передал ей свое желание сфотографировать ее. Она была не против. Я доставал из кармана и перемещал в воздухе смартфон очень-очень медленно, чтобы не встряхнуть ощущение чуда, а она с любопытством смотрела прямо в объектив.

Самым удивительным для меня в этой истории оказалось то, с какой скоростью я про нее забыл. Встреча с ящеркой оказалась мгновенно и прочно забыта буквально через несколько минут. Стоило мне погрузиться в человеческое окружение с его заботами и намерениями, как новый внутренний диалог напрочь вытеснили из моей памяти этот случай. Я даже не помнил, что эта встреча была. Фото ящерки затерялось среди сотен других фотографий пирамид и цветов. И лишь недавно, на каком-то из сайтов я наткнулся на описание сейба как священных деревьев. И только тогда я начал смутно что-то припоминать, пока сквозь брезжащую неясную внутреннюю мглу забытья не проступили очертания удивительной встречи с хохочущей ящеркой.

Позднее я прочитал в историях о священном дереве, что древние майя тесно увязывали с деревом сейба небесного бога Ица’мна, старейшего из богов, создателя мира, чьё имя переводится как «дом ящерицы». Согласно майя, Ица’мна — создатель мира и письменности, основатель жречества, покровитель майяских правителей и владыка неба (его голова земля, а туловище — небо). Иными словами, его порядок обратный росту дерева, он спускается с Неба, чтобы оплодотворить Землю. Ица’мна также ассоциировался в некоторых случаях с Млечным путем. А богом неба его сделали именно ольмеки, в доольмекские же времена он изображался кайманом и почитался как владыка съедобных улиток и водорослей.

Продолжение — рассказ  про священное дерево в шаманизме народов Карибского моря и у майя

Тенсегрити Волка: мудрость и любовь

Тенсегрити Волка: мудрость и любовь

книги

Ученик Кэрол Тиггс, Ренаты и Найи Мюрез, инструктор тенсегрити Тео Альферо написал свою первую книгу о мудрости волков: «Связь с Волком: чему волки могут научить нас о человеческой сущности»

Teo Alfero является основателем некоммерческой организации Connection Wolf («Связь с Волками») и создателем Wolf Therapy ® , особой программы исцеления, которая дает возможность людям справиться с психологической и эмоциональной болью, наркозависимостью и травмами, используя взаимодействие с волками. Тео – трансформационный учитель и практик шаманизма, чья работа в основном основана на идеях Карлоса Кастанеды.

Тео провел 14 лет в Калифорнии, изучая наследие Карлоса Кастанеды, Кэрол Тиггс и их коллег. Также Тео является ассоциированным инструктором в Cleargreen, он помогал проводить семинары по Тенсегрити с 2003 года. Он читал лекцию в знаменитом TEDx.

Алтарь, посвященный восстановлению связи человечества с волками. На фото — инструкторы тенсегрити и практикующие на ранчо «Сердце Волка»

В течение тысячелетий волк приводил человечество в восторг, как существо, которого следует бояться и которым восхищаются. Волк появлялся как основной персонаж бесчисленных мифов по всему миру, в культурах, столь же далеких, сколь и разнообразных, от айнов на Дальнем Востоке,  до индейцев апачей, которые поклонялись волку. Тео Альферо делится глубокими знаниями, которые могут быть получены от этих невероятных существ, которые помогают восстановить нашу связь с природой и нашу связь с самими собой.

Легенды, бихевиоральная наука и биологические исследования позволяют предположить, что люди приобрели у волков многие из своих ключевых эволюционных качеств, таких как совместная охота и воспитание молодняка, а также высокий уровень эмоционального интеллекта и глубоких связей. Тео и его команда на ранчо «Сердце Волка» из первых рук увидели, как волки, а также собаковолки и волкособы, могут изменять взгляды людей, расширяют возможности молодежи из групп риска и помогают людям из всех слоев общества с помощью их программы волчьей терапии Wolf Connection. Когда мы восстанавливаем нашу родовую связь с этими вдохновляющими, находчивыми существами, мы начинаем восстанавливать лучшее из того, что значит быть человеком.

В своей первой книге, основанная на многолетней работе с волками, а также на результатах исследований биологов-волков и мудрости старейшин индейцев Северной Америки, Тео предлагает набор из двенадцати принципов волка, чтобы пробудить нашу интуицию, жить более правдиво и исцелить п травмы прошлого.

Волки обладают незабываемым присутствием в сердце, внушающим благоговение. Подобная встреча может пробудить в нас дремлющее, первичное воспоминание, эхо из далекого времени, когда мы были более бдительны, связаны с природой, осознанные и наполнены жизнью.

Стоимость книги на Амазоне от 13 долларов.

Посмотрите также выступление Тео о мудрости волков на TEDx

 

Другие статьи о тенсегрити

«Тайна Пернатого змея», Армандо Торрес

«Тайна Пернатого змея», Армандо Торрес

книги

Пробуждение намерения

В тот день мы встретились возле Дворца изящных искусств города Мехико. Карлос сказал, что он ищет кое-какие редкие книги и предложил мне вместе с ним пройтись по магазинам подержанных книг. Мы пересекли сад и в молчании пошли по улицам исторического центра в сторону центральной площади. Он заходил в каждый магазин старых книг, который нам попадался, но пока ничего не покупал.

— Обычно, я не встречаюсь с кем-либо персонально, — вдруг сказал он мне, — но твой случай не совсем обычный.

Я спросил его, в чем заключалась эта необычность.

— Ветры указывают на тебя, — ответил он, загадочно улыбаясь.

Неудовлетворенный этим ответом, я настаивал, чтобы он рассказал мне, почему я удостоен этой привилегии. Он не отвечал. Его уклончивой репликой было то, что однажды мы еще поговорим на эту тему.

Я пролистывал какие-то книги, когда вдруг он схватил меня за руку, показывая на одну из книжных полок.

— Только посмотри на это! — его лицо выражало крайнее возмущение.

Я ничего не видел.

— Ну вон там! — сказал он, указывая на группу книг.

Я напряг зрение и различил его имя на обложке одной из его книг, под названием «Отдельная реальность». Похоже, что причина его возмущения была в том, что книгу разместили в категории научной фантастики.

Мы рассматривали полки с современной поэзией, когда я сказал ему, что мне нравится слушать магические истории, и было бы здорово, если бы он что-нибудь рассказал. Услышав мою просьбу, он посмотрел на меня сияющими глазами, с таким выражением лица, будто что-то вспомнил. Затем он прошептал мне драматическим тоном:

— Тебе будет поручена задача.

Он сказал мне, что готовит одну важную работу и ему необходима кое-какая информация, но его многочисленные дела не оставляют ему времени на ее поиски. Глядя на меня, он добавил:

— Может быть, ты сможешь мне помочь.

Я помню, что почувствовал в его глазах нечто настолько интенсивное, что на какое-то мгновение пришел в замешательство. Но затем он отвернулся и продолжил изучать книжные полки.

Тема пристального взгляда являлась знаковой в работах Карлоса. Это была техника, с помощью которой маг умел своей волей останавливать внутренний диалог собеседника в одно мгновение.

После того как я пришел в себя, я сказал ему, что буду счастлив помочь ему, чем смогу. Его лицо оживилось, и широко улыбаясь, он ответил мне:

— Так как ты собираешься стать журналистом, — сказал он, имея в виду мою учебу, — то я хочу, чтобы ты посетил мир древних магов и убедил их рассказать тебе свои истории. Репортаж силы, вот что я от тебя хочу.

Его предложение было полной неожиданностью, и я не знал, что ответить. Я даже подумал, что это была шутка. Он говорил очень серьезно, но его глаза подозрительно блестели.

Я попытался расспросить его об этом задании, но он сказал, что сейчас не лучшее время и место для обсуждения данного вопроса. Мне оставалось только теряться в догадках, размышляя о том, что он имел в виду.

* * *

В другой раз, когда мы сидели на скамейке в парке Аламеда, я воспользовался появившейся возможностью и снова заговорил о задании, которое он мне поручил. Он ответил:

— Я хочу, чтобы ты посетил мир, где находятся древние видящие, и задал им несколько вопросов, список которых я подготовлю и дам тебе позже.

Но тебе придется быть очень осторожным, — продолжал он, — потому что они испорченные темные маги, живущие в состоянии перманентной войны, и они захотят тебя убить. Чтобы выжить, ты должен будешь предложить им что-то, что заинтересует их. Единственной возможностью остаться невредимым будет добиться, чтобы они тебя выслушали.

— И что же я могу им предложить? — спросил я, стараясь не выдать своего испуга.

— Они заинтересованы только в дальнейшем укреплении своего эго. Они настолько поглощены своей личной важностью, что все их магическое искусство сосредоточено исключительно в этой направлении. Это позволяет им проникать в особые миры, которые характерны тем, что в свою очередь вынуждают их любой ценой искать специальную энергию, позволяющую подпитывать свое ненасытное эго.

Чтобы заинтересовать их, ты должен будешь предложить им что-то, что поднимет эту их важность до невообразимых высот. Что-то вроде разновидности поклонения или культа, чем они гарантированно смогли бы подпитаться. Тебе нужно убедить их, что они только выиграют от того, что отпустят тебя и позволят тебе сохранить твою энергию.

Следовательно, ты можешь пообещать им такой репортаж, в котором они и их истории играли бы центральную роль. Если ты сделаешь это, ты мог бы с ними договориться.

— А почему именно разновидность культа? — спросил я. — Это единственный способ их заинтересовать?

— Да, — ответил он. — Тебе нужно поймать их на этом!

Эти маги развили нездоровые аспекты своих личностей, такие как приверженность ритуалам, фиксацию, самосожаление и жажду преклонения. Склонность их характера мы бы назвали «мистической», потому что они все время отчаянно борются за поддержку целостности своего существования.

Единственный способ вызвать их живой интерес — это предложить им целое нагромождение болезненных пристрастий, которые они любят даже больше, чем какую-нибудь временную жертву энергии, потому что это означает для них непомерное увеличение их будущих возможностей.

Ритуализованное и религиозное поведение является единственным способом произвести то количество энергии, которое требуют их наклонности для реализации их темных намерений.

Его слова потрясли меня. Мной вдруг овладел глубокий страх, но в то же время я был весьма заинтригован. В те дни мои взгляды колебались между тремя различными мировоззрениями: христианскими верованиями, унаследованными моей семьей, научным подходом, которому я научился в школе и которому придавал большое значение, а так же определенными восточными концепциями, которые всерьез меня заинтересовали.

Я пошутил, что у меня нет машины времени, чтобы выполнить его задание.

Он терпеливо пояснил, что необязательно путешествовать во времени, чтобы встретиться с древними видящими. Видя мое замешательство, он объяснил:

— Называть их «новыми» или «древними» — это только способ указать на различие между типами магов. Дон Хуан называл новыми видящими тех, кто предан исключительно борьбе за свободу.

Новые видящие отбросили все отклонения в традиции и устремились к самому источнику. Но это не значит, что поблизости не обитают те маги, которые все еще идут старыми путями, и ты можешь многому у них научиться. В мире магов ничего не дается даром. Если тебе нужны истории силы, то отправляйся за ними!

Он легко подтолкнул меня, как бы приглашая отправиться вниз по улице, затем похлопал по плечу и добавил:

— Только тот, кто готов рисковать, сможет раскрыть тайны, ожидающие нас в этой Вселенной.

Я был полон мрачных предчувствий, думая о том, что он пошлет меня в какое-то опасное путешествие, чтобы встретиться с какими-то зловещими магами, но в действительности прошло еще много лет, прежде чем мы опять заговорили на эту тему. Я практически забыл об этом. Только гораздо позже, во время одного из своих занятий перепросмотром, я обнаружил, что в тот день Карлос, фактически, указал мне направление. Это был тот самый момент, когда он представил меня намерению.

Читать книгу полностью:

Договора младенцев

Договора младенцев

Без категории

Нужно пересмотреть договора, которые мы подписали когда были еще младенцами.

Договор — это соглашение о восприятии, которое мы заключаем в ходе длительного процесса социализации. Это договор воспринимать и интерпретировать окружающий нас мир и самих себя именно таким и только таким образом. Например, договор видеть мир как набор материальных предметов и договор игнорировать ощущения электромагнитных полей и всякого такого странного. Договор считать сны «ненастоящими». и так далее. И конечно этот договор очень многослойный: в нем присутствуют и общечеловеческие паттерны, и отпечаток культуры, языка и «народа», в которых в выросли, но и множество семейных шаблонов и суждений о мире, которые нам передаются как своеобразное наследие семьи. Ну и плюс еще разные случайные факторы. Например, вас в детстве напугал таракан или собака, и вы теперь находитесь во внутреннем договоре сами с собой что будете бояться всех тараканов или всех собак.

Младенцы имеют плавающую, незакрепленную точку сборки. Для них заключение договора означает, что они копируют положение точки сборки своих родителей. И копируют так успешно, что к 6-7 годам забывают обо всех остальных возможностях. Перезаключить этот договор означает ограничить его условия. Да, теперь мы согласны, что мир состоит из твердых предметов и нужно поддерживать внутренний диалог — мы об этом знаем, хорошо это изучили. Но давайте еще посмотрим на то, что у нас есть еще — у нас есть мир энергии, у нас есть возможность внутреннего безмолвия, у нас есть другие миры и так далее. И перезаключить договор означает не интеллектуальное, а физическое и энергетическое знание и использование этих новых возможностей.

То есть — научиться осознанно (а не как у сумасшедших или наркоманов) перемещать свою точку сборки в новые позиции и воспринимать мир из этих новых позиций. Да, у каждого из нас есть его сформированное «я», которое существует в одной или трех излюбленных позиций, но давайте посмотрим и на другие возможности, на другие позиции восприятия.