Недоступность воина в цифровую эпоху (обновлено)

Недоступность воина в цифровую эпоху (обновлено)

перепросмотр

Кастанеда об этом ничего не писал. И Дон Хуан об этом ничего не говорил. Потому что с момента ухода Карлоса Кастанеды и тем более – Дона Хуана, окружающая нас действительность необратимо изменилась. Пространство маневра сузилось. Сталкинг трансформировался. 

Все мы помним, что Дон Хуан избегал фотографироваться и фиксировать свой голос на аудио. Точно также, хотя это и требовало гораздо больших усилий, поступал Карлос Кастанеда. Он скрывался от папарацци и нечасто выступал публично. Это было нелегко, учитывая его славу и множество настойчивых любителей поглядывать за знаменитым писателем. И даже он в 90-х не смог полностью избежать своей участи — его редкие записи и некоторое количество его фотографий доступны сейчас всем в интернете.

А то, что происходит сейчас, полностью меняет правила игры.

В мире Карлоса Кастанеды можно было оставаться анонимным и неузнаваемым.  Хотя и с усилиями. Такое было возможно: маги, входившие в окружение Кастанеды, меняли имена, оставляли свои семьи, уезжали из дома, меняли круг общения.

Но современный мир гораздо более безжалостен и даже жесток к тем, кто в нем живет и действует.

Цифровой след, который вы оставляете, пользуясь банковскими картами, публикуя резюме, ведя переписку в мессенджере, звоня по мобильному телефону и так далее – просто огромен. Вас фотографируют и снимают на видеокамеры в течение дня в большом городе постоянно, без всякого разрешения с вашей стороны. Ваши данные перетекают из базы в базу, а периодически попадают в отрытую продажу. Если вы пользуетесь интернетом —  за вами следят специальные программы и глобальные компании накапливают данные о ваших действиях, покупках, привычках и интересах. Скоро экраны мониторов научатся следить за паттернами вашего взгляда, фиксируя ваше внимание  и любопытство.

Ваш отпечаток личной жизни в электронном виде хранится практически вечно. И это только начало – развитие технологии распознавания приведет к еще большему слиянию и концентрации данных – троллейбус будет с вами здороваться по имени, когда вы входите, а в магазине деньги будут списываться на выходе с вашего счета без кошелька и карточки – просто по факту вашего лица. Государству, спецслужбам и владельцам крупных компаний будет доступен огромный архив данных, которые рассказывают о том, кто вы и что вы за человек. Любая компания, на сайт которой вы заходили и у которой что-то покупали, кое-что знает о вас. Факты вашей личной истории становятся доступны множеству людей.

  • Что из этого следует для воинов, практикующих стирание личной истории?

  • Какие инструменты недоступности необходимо применять в новом мире?

  • Как адаптироваться к новым обстоятельствам?

Мы будем исследовать и обсуждать эту тему на практике в Воскресенье, 23 июня. Мы будем делать магические пассы, перепросматривать, искать новые взгляды и решения.

Те, кто подтвердит предварительно свое участие и напишет мне в мессенджер Вотсап, получит несколько осмысляющих положений для предварительного размышления.

12 тезисов для размышления и перепросмотра

1) Надо отметить неорганическую природу интернета в целом и диджитализации. Мы, как человечество, становимся все менее «органическими», телесными, мы утрачиваем связь со своим телом (а значит и собственную магию), и в обмен на магию тела, мы получаем «цифровую магию» — возможность видеочатов в реальном времени, и тому подобные фишки. Равноценный ли это обмен?

2) По словам Ренаты Мюрез, решающее значение имеет намерение фиксации. Если вы фотографируетесь, чтобы запечатлеть и возвеличить свое эго – это одна история. Если вы фиксируете с другим намерением – то и результат другой.

3) Сами современные видящие, ученики Кастанеды: Рената Мюрез, Найи Мюрез, Аерин Александер, Майлс Рид активно снимаются и фиксируют свою обучающую деятельность на фото и видео. Редко снимается Кэрол Тиггс, но и она запечатлена на фото, которые, правда, широко не публиковались.

4) Личная история – становится личной, только тогда, когда ваша личность задействована в ней, когда к событию подмешаны интересы вашего эго. Если ваша эгоистическая сторона не вовлечена во взаимодействия, событие становится гораздо более абстрактным. Это становится возможным, когда вы научитесь отделять себя (свое осознание) от своей человеческой формы, осознавать их в одно и то же время, но отдельно. Сталкинг позволяет достигать такого результата.

5) Новые видящие избегали фиксации на фото и видео, чтобы сохранить за собой возможность оставаться текучим, сохранить открытую возможность стать кем-то иным. Для этого они сохраняли данные о себе пустыми, незаполненными, скажем так. Они скрывались в тумане неизвестности и неопределенности. Это было возможно, когда система всеобщего контроля и учета в человечнике не была такой тотальной. Но надо понимать, в то время намерение фотографий было скажем так более «сильное» — поскольку сам процесс фотографирования был намного более трудоемкий и длительный. Фотографирование было более «торжественным», значимым, символическим жестом.

6)Возможно, что в ситуации, когда ваши данные все равно заполняются, независимо от вас, то имеет смысл – запутывать систему, вносить множество ложных следов, пускать «чернильное облако» наподобие каракатицы. Взламывать систему тем, что оставлять непредсказуемые следы. Это мое предположение. Возможно у вас есть лучшие идеи что эти делать.

7) Как объяснял Дон Хуан, ваша личность поддерживается не только вами. Ваш образ поддерживают и укрепляют окружающие вас люди, которые вас «знают» и «помнят», то есть намеревают вас именно таким. Поэтому обновленное искусство сталкинга при смене образа должно учитывать и смену образа для других. И сейчас это не только одежда и новые навыки, новое положение тела и новый диалог. Но, и, вероятно, новые фото и… возможно, новые аккаунты в соцсетях.

8) Как выяснили современные видящие – фиксация может играть не только, скажем так, «плохую роль». Во многих случаях (и это подтверждено практикой) фиксация лучших моментов и самых великолепных осознаний – может быть маяком для вас самих, когда вы окажетесь без сил, в депрессии, болезни или на грани смерти. А фиксация сомнительных и странных моментов позволяет отслоить осознание этих моментов и взглянуть на себя со стороны – если использовать перепросмотр. Мы публиковали на сайте интервью с Наташей Ремизовой, которая применяет фотографию для сталкинга и перепросмотра. Это очень непростой вопрос.

9) Безличный интерес, которые испытывают к вам частные компании, государство и спецслужбы, фиксируя и собирая данные о вас, – это скорее интерес крупных хищников, которые пасут не вас лично, а человеческую массу в целом, чтобы в какой-то момент иметь возможность получить с вас выгоду. Совсем другое дело – интерес недоброжелательных, мстительных, завистливых, жадных людей, которые нацелены на вас лично и имеют целью нанести ущерб вам лично. Это может быть опасным. Хотя и попасть под удар безличной государственной машины (стать жертвой цифровой ошибки, — неправильного начисления налогов, например) тоже не гуд.

10) Тотальная и постоянная цифровая доступность делает вас более уязвимым и глубже укореняет вас в социальной структуре. Он запутывает нас все глубже и глубже. Это очевидно. И ваши условия сталкинга в этом смысле не менее опасны, чем условия сталкинга индейцев в 16 веке во время реконкисты. Просто ваша смерть, в случае неуспеха, более комфортна, скажем так, и странна.

11) Само по себе участие в соцсетях и в пабликах неизбежно для городского жителя. Это связано с работой, бизнесом, увлечениями, общением…. Все сферы жизни современного человека там….

12) Имеет смысл время от времени реализовать «цифровую детоксикацию» и отдыхать в зоне недоступности для звонков, интернета и мессенджеров. Делать паузы.

Сталкинг Человеческой Формы. Семинар в Москве

Сталкинг Человеческой Формы. Семинар в Москве

анонс практики

Двухдневная практика глубинного трансформационного перепросмотра

Москва, 13-14 июля 2019 года

На двухдневном семинаре мы будем делать перепросмотр, который меняет и перепрограммирует нас на самом глубоком уровне! Мы исследуем глубокие уровни наших привычек мышления, поведения и реакций, чтобы обнаружить и увидеть то, что называется «человеческой формой», а также выработать противоядия к токсичным привычкам и реакциям, найти ключи к повышенному осознанию в повседневной жизни.

«Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее!» («Алиса в Зазеркалье»)

Цель семинара: сдвинуть ваш перепросмотр на новый уровень. Действительно изменить себя! Стать более открытым, гибким, осознанным и дисциплинированным человеком. Воином.

5 основных трудностей, связанных со сталкингом и осознанием человеческой формы:

  1. Самым трудным является то, что мы, в очень большой степени и есть эта форма. Увидеть себя и осознать свои «бревна в глазу», очень непросто. Мы сами – словно бы слепое пятно у себя в глазу. Нам приходится осознавать не то, на что мы смотрим, а то, кто, как и откуда смотрит, каким образом происходит само смотрение. Иными словами, человеческая форма – не в фокусе, а в локусе.
  2. Форма не стоит неподвижно, она перемещается по замкнутому циклу. И каждое звено этого цикла является динамичной частью единой формы.
  3. Форма не ведет себя пассивно. В некоторых случаях наши шаблоны ведут себя как частично «живые» сущности, которые стремятся к инстинктивному самосохранению прячась и маскируясь от взгляда, а иногда и «нападая» на наблюдателя. Особенно в том смысле труднонаблюдаем такой элемент, как чувство собственной важности. Это если можно так выразиться, многоликий и адаптирующийся демон.
  4. Человеческая форма не едина. Она достаточно сложноустроенная и состоит из разнородных элементов. Часть этих элементов имеют скажем так «естественное» происхождение, они обусловлены нашей физической формой, нашим состоянием здоровья, возрастом, генетическим наследием, культурным багажом, образованием и так далее. А наиболее токсичная часть – обусловлена социальными искажениями и деформациями нашей интерпретации: встроенными убеждениями, предрассудками, привычками поведения и познавания, эмоциональными паттернами.
  5. Серьезным вызовом является и замещение элементов человеческой формы. Проблема в том, что само по себе разрушение старой привычки не влечет за собой правильного перераспределения сил. Пустое место с готовностью заполняют другие существующие привычки. Это похоже на сражение с драконом, у которого отрубленную голову каждый раз заменяет другая. Видящие выяснили, что самой эффективной тактикой по отношению к человеческой форме является вытеснение отдельных элементов человеческой формы элементами неделания – новыми осознанными «антишаблонами», которые обездвиживают, ослабляют и обеззараживают старые привычки. Найти такие неделания и воплотить их в жизнь – требует труда, смелости и несгибаемого намерения. Эти неделания – по сути элементы сновидения нового или другого себя.

Для того, чтобы справиться с этими трудностями, мы будем применять следующие инструменты и практики:

  1. Магические пассы, которые помогут нам оживить поток энергии в теле, пробудить прямое восприятие и заострить осознанность. Подготовить наше тело, энергию, внимание и ум для трудной работы перепросмотра.
  2. Практика перепросмотра, которая с помощью дыхания поможет нам распечатать глубинные, забытые и полузыбытые грани воспоминаний и увидеть в них закономерности и внутреннюю механику,, войти в прошлое как в настоящее и освободить его.
  3. Практика сталкинга воспоминаний – мы сможем отделить свой жизненный опыт от жизненной силы, найти и отслоить чешуйки старых убеждения и выводов, и найти новые взгляды на все, что происходило с нами. Мы увидим корни своих привычек и сможем увидеть тот способ, которым одна привычка порождает или удерживает другую. Мы сможем увидеть, что наша форма – это цепь определенных звеньев (реакций, мышления и восприятия), каждый из которых поддерживает и подпитывает другой. Или сама цепь пытается сформировать своего рода самозащиту от изменений. Каждая привычка – это место крепления человеческой формы.
  4. Мы будем использовать технику Свидетеля – потому что никто лучше и эффективнее другого человека не сможет помочь нам увидеть себя со стороны, выследить любую соринку и поймать нашу важность за хвост. Для каждого Свидетеля наш локус – это фокус. Мы будем чередовать своих Свидетелей – потому что каждый Свидетель в силу особенностей своего внимания, укажет нам на различные грани наших привычек.
  5. Мы будем выслеживать все слои и составляющие человеческой формы: шаблоны мышления, речи, положения физического тела, дыхания, эмоций и решений.
  6. Мы используем театр и импровизацию, для того, чтобы отработать и включить на полную мощность неделания наших шаблонов. Театр Бесконечности – самый эффективный привнести Неделание в нашу реальную жизнь. Мы войдем в Сновидение Себя Наяву!

Без перепросмотра нет игры в мире нагуаля.

Ведущий семинара: Олег Вертиго.

Стоимость двухдневного семинара до 22 июня – 6 тысяч рублей. После – 7 тысяч.

Общее время семинара – 16 часов.

Семинар пройдет в центре Москвы, в зале в центре развития «Вершина».

Расписание: 

  • Суббота с 11-00 до 20-00 (с перерывом на обед, и короткими перерывами на воду и туалет)
  • Воскресенье с 11-00- до 20-00 (с перерывом на обед и короткими перерывами на воду и туалет)

Количество участников ограничено размерами зала.

Для регистрации на семинар пишите по Вотсапу или присылайте смс на номер +79169121410 (Олег) .

Кувырок мысли. Отрывок из «Силы безмолвия»

Кувырок мысли. Отрывок из «Силы безмолвия»

Дон Хуан

Друзья и коллеги,

темой ближайшей воскресной практики будет сталкинг духа. Передо мной, как организатором и ведущим стоял вызов — каким образом  анонсировать такое событие, какими словами говорить о нем. Да, я получил через сновидение карту практики, но требовалось также и поделиться этим планом с вами, в той или иной форме, как это делают обычно в анонсах. В поисках подсказок я открыл отрывок из книги Карлоса Кастанеды «Сила безмолвия» и обнаружил, в своему изумлению, что этот анонс уже давно написан — на мной, а  нагвалем, и лучше мне уже не написать. Поэтому я принял оставить все как есть. Считайте, что эта глава, «Кувырок мысли» и есть анонс ближайшей воскресной практики, которая начнётся в 18-00, через час после окончания практики наших партнеров — группы Toltec Dreaming Виктории Будур. Так при желании у вас есть шанс попасть на оба мероприятия, и ещё успеть отдохнуть и перекусить в перерыве.

Кувырок мысли

Мы добрались до его дома около семи утра, как раз к завтраку. Я был голоден, но не устал. Мы покинули пещеру и на рассвете спустились вниз в долину. Дон Хуан, вместо того, чтобы идти напрямик, выбрал окольный путь, который проходил вдоль реки. Он объяснил, что нам нужно немного собраться с мыслями, прежде чем идти домой.

Я ответил, что с его стороны было очень любезно сказать «нам», поскольку на самом деле только мои мысли были не в порядке. Но он возразил, что действует не по доброте душевной, а исходя из тренировки воина. Воин, сказал он, всегда настороже, чтобы не попасть в ловушку негибкого человеческого поведения. Воин всегда магичен и безжалостен, это скиталец с самыми утонченными вкусами и манерами, чья задача — все больше оттачивать свои острые края, при этом маскируя их так, чтобы никто не мог заподозрить его в безжалостности.

После завтрака я хотел было немного поспать, но дон Хуан сказал, что мне нельзя терять времени. По его словам, я очень скоро должен был потерять ту небольшую ясность, которая у меня еще оставалась, и что если я пойду спать, то совершенно утрачу ее.

— Не нужно быть гением, чтобы понять, что говорить о намерении трудно, — сказал он, быстро рассматривая меня при этом с головы до ног. — Но сказать так — значит не сказать ничего. Вот почему вместо этого маги предпочитают магические истории. И они надеются, что однажды абстрактные ядраэтих историй обретут для слушателя смысл.

Я понимал, о чем он говорит, но по-прежнему не представлял себе, что такое абстрактное ядро или что оно должно значить для меня. Я пытался размышлять над этим, но мысли мне не повиновались. В уме быстро мелькали образы, не давая мне времени подумать о них. Я не мог замедлить их бег хотя бы до такой степени, чтобы можно было их распознать. В конце концов гнев пересилил меня, и я стукнул кулаком по столу.

Дон Хуан, хохоча, затрясся всем телом.

— Делай то, что ты делал прошлой ночью, — посоветовал он мне и подмигнул. — Замедлись.

Мое раздражение сделало меня очень агрессивным. Я тут же выдвинул какие-то бессмысленные доводы, затем осознал свою ошибку и извинился за несдержанность.

— Не извиняйся, — сказал он. — Должен отметить, что понимание, которое придет после, сейчас для тебя попросту невозможно. В данный момент абстрактные ядрамагических историй ни о чем тебе не говорят. Позже, я имею в виду — спустя годы — они обретут для тебя совершенно ясный смысл.

Я попросил дона Хуана не оставлять меня в неведении и все же обсудить абстрактные ядра. Мне было совершенно не понятно, чего он хотел от меня в связи с этими ядрами. Я убеждал его, что мое теперешнее состояние повышенного осознания могло бы очень помочь мне понять его объяснения. Я умолял его поторопиться, поскольку не мог ручаться за продолжительность такого состояния. Я сказал ему, что скоро вернусь в свое обычное осознание и стану еще большим идиотом, чем я есть сейчас. Это было сказано полушутя. По его смеху я понял, что он так и воспринял мои слова, но я был глубоко впечатлен ими. Меня охватило чувство сильной печали.

Дон Хуан мягко взял меня за руку и подтолкнул к уютному глубокому креслу, а сам сел напротив. Он пристально посмотрел мне в глаза, и на мгновение я был не в состоянии разрушить силу его взгляда.

— Маги постоянно выслеживают самих себя, — сказал он доверительно, как бы пытаясь успокоить меня звуком своего голоса.

Я хотел сказать, что моя нервозность уже прошла и что причиной ее было, наверное, недосыпание, но он не дал мне ничего сказать.

Он заявил, что уже обучил меня всему, что надо знать о сталкинге, но я еще не могу извлечь этого знания из глубин повышенного осознания, где я его хранил. Я сказал ему, что у меня постоянно присутствует раздражающее ощущение закупоренности. Я чувствовал нечто, запертое внутри меня, нечто, заставляющее меня пинать двери, стучать по столу, нечто, что расстраивало меня и делало раздражительным.

— Ощущение закупоренности испытывает каждое человеческое существо, — сказал он. — Это напоминание о существовании нашей связи с намерением. У магов такое чувство особенно пронзительно именно потому, что их цель заключается в повышении чувствительности связующего звена до такой степени, чтобы они могли заставлять его работать по своей воле. Когда давление связующего звена становится чрезмерным, маги ослабляют его, выслеживая самих себя.

— Я все еще не совсем понимаю, что ты подразумеваешь под сталкингом, — сказал я, — но мне кажется, что на каком-то определенном уровне я точно знаю, что ты имеешь в виду.

— В таком случае, я попытаюсь помочь тебе прояснить то, что ты знаешь, — сказал он. — Сталкинг — это процедура очень простая. Сталкинг — это особое поведение, которое основано на определенных принципах. Это скрытное, незаметное, вводящее в заблуждение поведение, предназначенное для того, чтобы дать толчок. Когда ты выслеживаешь себя, ты толкаешь себя, используя собственное поведение безжалостным, хитрым образом.

Он объяснил, что когда осознание мага начинает увязать под тяжестью поступающих впечатлений, как это бывало со мной, то лучшим, или, пожалуй, единственным средством против этого является использование идеи смерти для того, чтобы сообщить этот толчок сталкинга.

— Поэтому идея смерти является колоссально важной в жизни магов, — продолжал дон Хуан. — Я привел тебе неисчислимые аргументы относительно смерти, чтобы убедить тебя в том, что знание о предстоящем и неизбежном конце и является тем, что дает нам трезвость. Самой дорогостоящей ошибкой обычных людей является потакание ощущению, что мы бессмертны, как будто если мы не будем размышлять о собственной смерти, то сможем защитить себя от нее.

— Ты должен согласиться, дон Хуан, что, не думая о смерти, мы ограждаем себя от переживаний по этому поводу.

— Да, именно с этой целью мы и не думаем о ней, — согласился дон Хуан. — Но эта цель не является стоящей даже для обычных людей, а уж для магов она попросту пародийна. Без ясного взгляда на смерть нет ни порядка, ни трезвости, ни красоты. Маги борются за достижение этого очень важного понимания, чтобы на возможно более глубоком уровне осознать, что у них нет ни малейшей уверенности, что их жизнь продлится дольше этого мгновения. Такое понимание дает магам мужество быть терпеливыми, и все же совершать действия, быть уступчивыми, не будучи глупыми.

Дон Хуан пристально посмотрел на меня. Он улыбнулся и тряхнул головой.

— Да, — продолжал он, — мысль о смерти — это единственное, что может придать магу мужество. Странно, правда? Она дает магу мужество быть хитрым, не будучи самодовольным, но самое главное — она дает ему мужество быть безжалостным, не будучи самозначительным.

Он снова улыбнулся и слегка подтолкнул меня локтем. Я сказал ему, что мысль о собственной смерти ужасает меня и что я постоянно думаю о ней, но это все равно не дает мне мужества и не побуждает к действию. Я только становлюсь циничным и впадаю в глубокую меланхолию.

— Твоя проблема очень проста, — сказал он. — Ты легко становишься одержимым, захваченным чем-либо. Я уже говорил тебе, что маги выслеживают самих себя, чтобы побороть власть своих навязчивых идей (того, чем они одержимы). Имеется много способов сталкинга самого себя. Если ты не хочешь использовать идею смерти, используй для сталкинга самого себя стихи, которые ты мне читаешь.

— Извини, не понял.

— Я уже говорил тебе, что по многим причинам люблю стихи, — сказал он. — С их помощью я выслеживаю себя. С их помощью я сообщаю себе толчок. Я слушаю, как ты читаешь, останавливаю свой внутренний диалог и позволяю своей внутренней тишине стать (обрести) движущей силой. Затем сочетание стихотворения и внутренней тишины сообщает мне толчок.

Он объяснил, что поэты неосознанно стремятся к миру магов. Поскольку они не являются магами на пути к знанию, стремление — это все, что у них есть.

— Посмотрим, сможешь ли ты ощутить то, о чем я тебе говорю, — сказал он, вручая мне книжку стихов Хосе Горостизы.

Я открыл ее на том месте, где была закладка, и он указал мне свое любимое стихотворение.

… Это беспрестанное упорное умирание.

Эта живая смерть,

Которая убивает Тебя, о Боже.

В Твоих строгих творениях.

В розах, кристаллах.

В неукротимых звездах.

И в плоти,

Что полыхает, подобно костру,

Зажженному песней,

Мечтой, красотой, поражающей глаз.

…И Ты, ты сам,

Возможно, умер вечности веков тому назад.

Не дав нам знать об этом.

Мы — Твои останки, частицы, зола.

И ты по-прежнему существуешь,

Как звезда, одурачивающая своим светом,

Пустым светом без звезды, который достигает нас,

Скрывая ее бесконечную катастрофу.

— Слушая эти слова, — сказал дон Хуан, когда я закончил читать, — я чувствую, что этот человек видит суть вещей, и я могу видетьвместе с ним. Меня не интересует, о чем эти стихи. Меня волнует только чувство, которое стремление поэта приносит мне. Я заимствую его стремление и вместе с ним я заимствую красоту. И изумляюсь тому факту, что он, подобно истинному воину, щедро отдает это тем, кто его воспринимает, — своим читателям, оставляя себе только свое стремление к чему-то. Этот толчок, это потрясение красотой и есть сталкинг.

Я был очень тронут. Объяснение дона Хуана задело какую-то странную струну во мне.

— Не хочешь ли ты сказать, дон Хуан, что смерть является нашим единственным настоящим врагом? — спросил я, немного помолчав.

— Нет, — сказал он убежденно. — Смерть не является врагом, хотя и кажется им. Смерть не разрушает нас, хотя мы и думаем, что это так.

— Но если она не является нашим разрушителем, тогда что же она такое? — спросил я.

— Маги говорят, что смерть есть нечто, бросающее нам вызов. Мы все рождены, чтобы принять этот вызов, — и обычные люди, и маги. Маги знают об этом, обычные люди — нет.

— Лично я думаю, дон Хуан, что жизнь, а не смерть является вызовом.

— Жизнь — это процесс, посредством которого смерть бросает нам вызов, — сказал он. — Смерть является действующей силой, жизнь — это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников — сам человек и его смерть.

— Я предпочел бы думать, дон Хуан, что именно мы, человеческие существа, являемся теми, кто бросает вызов, — сказал я.

— Вовсе нет, — возразил дон Хуан. — Мы пассивны. Подумай об этом. Мы действуем только тогда, когда чувствуем давление смерти. Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не поднимемся над всеми возможностями и не победим смерть.

Маги побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя магам стать свободными и навсегда избежать нового вызова.

— Значит ли это, что маги становятся бессмертными?

— Нет. Не значит, — ответил он. — Смерть перестает бросать им вызов, и это все.

— Но что это означает, дон Хуан? — спросил я.

— Это значит, что мысль совершает кувырок в непостижимое.

— Что такое «кувырок мысли в непостижимое»? — спросил я, стараясь, чтобы в моем голосе не прозвучали воинственные нотки. — Наша с тобой постоянная проблема в том, что мы никак не можем прийти к общему для нас обоих смыслу некоторых определений.

— Сейчас ты не искренен, — прервал меня дон Хуан. — Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Требуя рациональных объяснений кувырка мысли в непостижимое, ты ломаешь комедию. Ты точно знаешь, что это такое.

— Нет, не знаю, — сказал я.

И вдруг я понял, что знаю, или, вернее, интуитивно постиг то, что он имел в виду. Какая-то часть меня смогла преодолеть мою рациональность, понять и объяснить кувырок мысли в непостижимое за пределами уровня метафоры. Плохо было то, что эта часть меня не была достаточно сильной, чтобы выйти на поверхность по желанию.

Я попытался объяснить все это дону Хуану, а он засмеялся и сказал, что мое осознание похоже на йо-йо. Иногда оно поднимается вверх, и тогда я четко владею собой. Когда же оно опускается, то я становлюсь рациональным идиотом. Но чаще всего оно колеблется на бесполезной середине, где я — «ни рыба, ни птица».

— Кувырок мысли в непостижимое, — объяснил он со вздохом покорности, — это нисхождение духа. Это акт ломки барьеров нашего восприятия. Это момент, когда человеческое восприятие достигает своих пределов. Чтобы определить пределы нашего восприятия, маги практикуют искусство засылки разведчиков, первопроходцев. Вот еще одна причина моей любви к стихам. Я воспринимаю их как таких разведчиков. Но, как я уже говорил тебе, поэты не знают так точно, как маги, что могут совершить их первопроходцы.

Ранним вечером дон Хуан сказал, что нам предстоит обсудить много вещей, и спросил, не хочу ли я пойти на прогулку. Я был настроен как-то по-особому. Ранее я обнаружил в себе странное чувство отчужденности, которое пришло и ушло. Сначала я подумал, что мысли затуманивает физическое утомление, но мысли мои были кристально ясными. Поэтому я стал понимать, что эта странная отрешенность — результат моего перехода в повышенное осознание.

Мы вышли из дома и стали прогуливаться по городской площади. Я поспешил спросить дона Хуана о моей отрешенности, прежде чем он успел заговорить о чем-нибудь другом. Он объяснил это перемещением энергии.

Когда высвобождается энергия, которая обычно используется для удерживания точки сборки в фиксированном положении, она автоматически фокусируется на связующем звене. Он заверил меня, что нет никакой особой техники или приемов, при помощи которых маг заранее мог бы научиться перемещать энергию с одного места на другое. Скорее дело здесь в мгновенном смещении, которое происходит после достижения определенной степени опытности.

Я спросил его, что это за степень опытности.

— Чистое понимание, — ответил он. — Для того, чтобы добиться такого мгновенного смещения энергии, требуется четкая связь с намерением, а для того, чтобы установить эту четкую связь, необходимо только намереваться этого, используя чистое понимание.

Естественно, я попросил объяснить, что такое это чистое понимание. Он рассмеялся и присел на скамью.

— Я собираюсь рассказать тебе нечто основополагающее относительно магов и магических действий, — начал он. — Кое-что о кувырке мысли в непостижимое.

Он сказал, что некоторые маги были рассказчиками историй. Рассказывание историй было для них не только разведкой для определения пределов восприятия — это был их путь к совершенству, силе, духу. На секунду он замолчал, очевидно подыскивая подходящий пример, затем напомнил, что у индейцев яки существует свод исторических событий, которые называются «памятными датами».

Я знал, что эти «памятные даты» были устными рассказами об истории их народа, ведущего войну против захватчиков своей родины — сначала испанцев, потом мексиканцев. Дон Хуан, будучи индейцем яки, подчеркнуто заявил, что эти памятные даты были перечнем их поражений и рассеяния.

— Итак, — обратился он ко мне, — что ты, как человек ученый, мог бы сказать об изложении магом-рассказчиком историй, основанных на памятных датах? Скажем, истории о Калисто Муни, концовку которой он изменяет, и вместо того, чтобы описывать, как Калисто Муни был схвачен и четвертован испанскими палачами, что соответствует действительности, он изображает Калисто Муни победоносным повстанцем, которому сопутствует успех в освобождении своего народа?

Я знал историю Калисто Муни. Он был индейцем из племени яки, который, согласно «памятным датам», много лет плавал на пиратском корабле в Карибском море, чтобы изучить искусство военной стратегии. Затем он вернулся к себе на родину в Сонору и поднял восстание против испанцев, провозгласив войну за независимость, но потерпел поражение, попал в плен и был казнен.

Дон Хуан попросил меня высказать свои соображения по поводу этой истории.

— Конечно, — начал я, — можно предположить, что подобное изменение имевших место событий, является психологическим приемом, таким, каким это хотел бы видеть маг-рассказчик. Возможно также, это было его личным, именно ему присущим способом смягчения разочарования.

Я добавил, что мог бы даже назвать такого мага-рассказчика патриотом, потому что для него было немыслимо смириться с горечью поражения.

Дон Хуан чуть не задохнулся от смеха.

— Но дело не в одном-единственном маге-рассказчике, — сказал он. — Они все так поступают.

— Тогда это является социально оправданным приемом, призванным выразить желаемое представление всего общества об этом событии, — возразил я. — Общепринятым способом коллективного снятия психологического стресса.

— Твои доводы разумны и убедительны, — сказал он, — но, поскольку твой дух мертв, — ты не способен увидеть изъян в своих рассуждениях.

Он посмотрел на меня, как бы подталкивая к пониманию того, что он говорит. Я не мог ничего сказать по этому поводу, а если бы и сказал, то это только отразило бы мое раздражение.

— Рассказчик-маг, который изменил окончание «реального» сюжета, — сказал он, — делал это по указанию и под покровительством духа. Поскольку он может манипулировать своей неуловимой связью с намерением, он, действительно, может изменять события. Рассказчик-маг сигнализирует о том, что он намеревается этого, снимая свою шляпу, кладя ее на землю и поворачивая ее на полные 360 градусов против часовой стрелки. При покровительстве духа это простое действие погружает его непосредственно в дух. Он позволил своей мысли совершить кувырок в непостижимое.

Дон Хуан поднял руку над головой и быстро указал на небо над горизонтом.

— Поскольку его чистое понимание является разведчиком, исследующим эту безбрежность вне нас, — продолжал он, — рассказчик-маг знает, без тени сомнения, что где-то, как-то в этой бесконечности в данный момент обрушивается дух. Калисто Муни является победителем. Он освободил свой народ. Его цель превзошла его личность.

Принципы сталкера. Стратегия при встрече с «мелким тираном»

Принципы сталкера. Стратегия при встрече с «мелким тираном»

видение энергии

Продолжаем вчерашнюю статью о работе с «мелкими тиранами» и применении сталкинга (самовыслеживания, самоисследования) воинов.

Общая последовательность шагов работы с «мелким тираном» описана в качестве семи так называемых принципов сталкинга. Первым и самым важным сейчас для нас является изучение и выбор места и времени.

Первым принципом искусства сталкинга является то, что воин сам выбирает место для битвы. Воин никогда не вступает в битву, не зная окружающей обстановки.

Исследуйте «территорию», на которой вы сталкиваетесь с «тираном». Этих территорий всегда, как минимум, две, внутренняя и внешняя. Одна – внутренняя, это ваша личность, ваш внутренний мир идей, привычек, представлений и намерений. Ключевая битва происходит именно здесь. Вы должны знать себя, свои страхи, свои желания и привычки настолько хорошо, насколько это возможно для того, чтобы выйти победителем в столкновении с «мелким тираном». И нет других практик помимо, перепросмотра и настойчивого самоисследования, которые помогут вам это исследовать. Не зная себя, своих основных реакций и шаблонов, сталкиваться с мелким тираном просто опасно.

Помните, что каждый «мелкий тиран» — это эмиссар смерти, ее полномочный представитель. Поэтому он в этом качестве постарается разрушить вас или вашу жизнь, вашу связь с духом. Чем мельче тиран – тем меньше его цель. Самые мельчайшие тираны просто зудят и чешутся, нарушая ваш покой. Тиранами не всегда являются другие люди. Зачастую тираном может быть ваша болезнь, инвалидность, или какие-то особые обстоятельства жизни.

С другой стороны, именно «мелкие тираны» помогают вам по-настоящему познать себя, избавляясь от иллюзий, в которые очень любят впадать мужчины-воины в отношении себя, и женщины-воины в отношении притягательных для них мужчин. Мелкий тиран наносит решающий удар по зеркалу саморефлексии, заставляя вас очнуться от транса повседневной жизни.

В этом смысле, стратегия столкновения с «мелким тираном» сводится к тому, чтобы убрать из-под «удара» вашу жизненную силу, пожертвовав тем, что не является по-настоящему важным. В этом смысле миссия «мелкого тирана», как и миссия смерти совпадает – он должен получить свою «жертву» от вас. А ваша роль в столкновении с тираном – отдать то, что не является поистине важным, сохранив свою жизненную силу и приумножив свое осознание. Это игра, в которой вы должны «выиграть» у эмиссара смерти – свою жизнь или ее эквивалент, время, силу и так далее. И суть этого вызова – в том, чтобы произвести внутреннюю переоценку того, что для вас по-настоящему важно, а что нет. Но не зная себя, не понимая глубоко своих мотивов и свою составляющие своей личности, вы не сможете произвести этот выбор правильно. Вы будете ошибаться и отступать, проигрывая время.

Отбросить все, что не является необходимым, — вот второй принцип искусства сталкинга.

И вторая (внешняя) территория битвы – это пространство сцены, на которой разворачивается спектакль с вашим участием. Эта сцена, а также момент, выбранный для встречи с тираном, должны оставаться за вами. Теперь вы знаете себя, вы изучили свои маршруты и отлично знаете свое эго, поэтому вы видите территорию и можете видеть других людей насквозь, что дает вам преимущество в моменте. В этом моменте соединяется ваш тщательно проработанный план и ваше умение импровизировать на ходу, вы легко переходите от одного к другому. Вы также знаете цикличность своей силы и умеете ее накапливать, поэтому вы подойдете к столкновению полностью отдохнувшим, выспавшимся, в отличном настроении и полным сил, тогда как ваш «противник» будет измотан, подавлен и удручен.

Впрочем, ваше целеполагание лежит вне пределов человеческого, социального горизонта. И в этом контексте ваш «противник» превращается в вашего лучшего союзника (как и смерть превращается в лучшего советчика при расширении горизонта цели за границы «человеческого»). Преодолев свое эго, вы не чувствуете личной злости или обиды на вашего «тирана», вы не боитесь за себя, возможно, вы даже испытываете к нему нечто вроде абстрактной благодарности… Вы танцуете это танго втроем — вы, ваш «мелкий тиран» (то есть ваш партнер по «танцу») и дух.

Напоминаю про практику в воскресенье.

[add_single_eventon id=»4360″ ]

Мать свободы и лучший друг воина: cмерть

Мать свободы и лучший друг воина: cмерть

сталкинг

Так они говорили: когда мы умираем, то не верно, что мы исчезаем, потому что мы все еще живы, потому что мы воскресаем, существуем, просыпаемся.
(Códice Florentino, lib. X. cap. XXIX)

Мы все ищем «новое» и «свежее». Мы открываем свои сердца для новых путей, для новых взглядов, для новых ощущений и чувств. Мы сновидим «новую» мечту и строим «новые» планы.
Однако на пути всего нового стоит один простой, но мощный энергетический факт:
Пока что-то не умрет, ничто новое не появится.

Это то, что объяснил однажды Дон Хуан Карлосу Кастанеде в числе первых непреложных истин.

Пока мы не перераспределим энергию от старых идей, представлений и путей, новые сновидения не будут работать. Пока старые эмоции не умрут, новых чувств мы по-настоящему не испытаем. Пока старые механизмы не утратят свою силу, новые будут работать, по большей части, вхолостую.
Это секрет 90% ваших неудачных попыток реализовать свою «новую мечту».
Не может быть ничего по-настоящему нового там, где живет и прекрасно существует «старое».
Пока прежний вы не уйдете со сцены, на нее не выйдет новый вы.

Поэтому вопрос в следующем: как освободить пространство для нового?
Или, другими словами, как пригласить смерть для того, чтобы она дала нам свободу маневра? Как умертвить, обездвижить и вывести из игры старые привычки, мысли, способы действовать и реагировать? Как отпустить то, что цепляется и не хочет уходить?

Дон Хуан дал множество абстрактных инструкций на этот счет.
Вопрос в том, как их применить в каждом отдельном случае. Как прекратить подпитывать образ себя? Как сделать смерть своим лучшим другом и помощником в поиске свободы?
И мы будем искать ответ на этот вопрос.

Без осознания смерти, из чувства собственного бессмертия и неуязвимости – никаких «новых сновидений» с нами случится не может.

Некоторые вещи Дон Хуан просто «вколачивал» в Карлоса, как гвозди в бетонную стену. И это то, что мы сами должны с собой сделать – вынудить себя к определенным точкам отсчета. Ибо самая коварная часть того, что называется словом «эго» – это встроенная и довольно скользкая убежденность в собственном бессмертии. Понятно, откуда берется эта идея – она очевидно не принадлежит самому человеку, существу весьма смертному, а подчас и внезапно смертному. Это идея происходит от самого эго, которое имеет частично неорганическое происхождение, и эта неорганическая часть действительно относительно бессмертна по сравнению с человеческой частью. Этот факт косвенно подтверждается тем, что именно наше эго страшится смерти больше всего.

Ни физическое тело, ни энергетическое тело смерти не страшатся. Внутреннее знание о смерти и приятие смерти встроено в наше физическое тело. Более того, само наше тело на микроуровне содержит своего рода эмиссаров смерти – специальные клетки-убийцы, которые расправляются со своими неисправными клетками и клетками-чужаками. Наше тело непрерывно умирает и от того, насколько точно и своевременно работают встроенные механизмы смерти, зависит то, насколько здоровым и молодым является само тело. Чем старше тело, тем труднее оно «умирает». Чем хуже работают эти эмиссары смерти, тем мы слабее и уязвимее. Смерть в каком-то смысле очищает, освобождает и защищает нас.

Наши родители с детства берегут нас от фактов смерти. Это считается «жестоким». Однако гораздо более жестокую и немилосердную шутку с нами играет неосознаваемое убеждение о собственном бессмертии, о том, что в запасе у нас еще дофига времени на все, чего мы пожелаем.

[add_single_eventon id=»4200″ ev_uxval=»3″ ]

Театр четырех ветров. Переписывая сценарии своей жизни

Театр четырех ветров. Переписывая сценарии своей жизни

анонс практики

Признавайтесь – иногда вы ловите себя на том, что вам сейчас скучно, тоскливо и появляется раздражение от повторяющихся и «неудачных» сцен в вашей жизни. Моменты, которые угнетают и лишают жизнь смысла и ценности, подтачивая естественное любопытство и азарт к жизни.

Некоторые люди, пробуя преодолеть чувство пронизывающей скуки, начинают использовать крайние средства – алкоголь, наркотики, экстремальный спорт или экстремальное поведение, зачастую они попадают в зависимость от других людей или вещей. Они готовы отдать все, лишь бы снова не вспоминать о кошмаре однообразия и повторений.

Но вы – гораздо умнее. Вы слишком цените свое здоровье и интеллект, чтобы поддаваться на разрушительные соблазны. Вы искали другой способ преодолеть усталость и тоску. И вы его нашли!

Итак, объявление: в театр жизни требуются актеры и актрисы с нераскрытыми талантами. Не сомневайтесь, у вас он есть. А мы поможем вам раскрыть всю мощь вашего творческого потенциала.

Какое самое грандиозное художественное произведение может создать человек? Фреску с архангелами в соборе? Монументальный памятник полководцу? Нет. Самое ответственное и важное творение – спектакль вашей собственной жизни, которая, по свидетельству Вильяма нашего Шекспира, и есть театральная сцена, на которую каждый из вас ежедневно выходит в качестве игрока и актера.

А мы покажем вам как стать сценаристом этого театра, начать переписывать сценарии своей жизни. Все, что требуется от вас – это капля решимости и лучик любопытства.

На этом пути нам помогут простые, но мощные упражнения и практики шаманов доиспанской Мезоамерики, такие как — Магические пассы, Перепросмотр, Практика Свидетеля и Театр Бесконечности. Для вдохновения мы используем настроения силу четырех ветров, которые, как считают шаманы, пронизывают всю Землю и определяют природные естественные ритмы всего, что происходит на ее поверхности.

Регистрация: Восточный Ветер

История Тайши Абеляр. Магия Земли и использование мелких тиранов

История Тайши Абеляр. Магия Земли и использование мелких тиранов

Без категории

Предисловие Олега Вертиго

Эта история была рассказана на одном из старых семинаров по тенсегрити. Глядя на эту историю из сегодняшнего дня мне приходят следующие ассоциации. Например, многие читатели книг Карлоса Кастанеды всерьез расстраивались по поводу того, что у них нет своего Дона Хуана, который бы их шлепал по попе между лопаток и сдвигал бы им точку сборки в нужное место.  Но если честно, я уверен, что такие люди очень быстро сбежали бы от настоящего нагваля, чье давление им показалось бы невыносимым. Нагваль не был гуру, а это означает, что он не стал бы гладить или подкармливать их эго. Безжалостность нагваля засвидетельствована десятками свидетелей, которых выбросило из окружения нагваля. Карлос Кастанеда никого не уговаривал, не склонял хитростью и не ставил ловушек как Дон Хуан. Если вы не следовали его указаниям, на следующий день вы просто оказывались вне его круга общения. Несть числа историям обиженных, проигнорированных и неприглашенных, которые запечатлены в сборниках наподобие «Энигма мага» или «Свидетели нагваля». 

И разумеется, я точно так же в свое время страстно мечтал о том, чтобы быть «приближенным» и «приглашенным». Мои ожидания были настолько огромными, что я чуть сознание не потерял однажды, когда меня в 2000 году не позвали на какую-то «избранную» встречу с учениками Кастанеды. Много лет прошло и много перепросмотра было сделано, прежде чем чем я понял, какова цена приближения к безжалостному воину. И много воды утекло, прежде, чем я перестал страдать от того, где я нахожусь и кем я не являюсь.  

Второй момент в истории Тайши, который мне хочется прокомментировать — это отношения внутри группы. На самом деле нет никакой разницы, есть в группе двойное существо или нет. Если в группе установилась магия, атмосфера доверия, силы и открытости, то любой, кто внутри этой группы будет противопоставлять себя всем, должен уйти из нее. У нас была история в группе, которая готовила одно из мероприятий в Москве. В группе были мужчины и женщины, и мы все предвкушали общую работу, и в нашей группе царила по настоящему магическая атмосфера. И в один прекрасный день один из нас вдруг решил, что его значимость недооценена. Что ему уделяют не то внимание, которое он заслуживает. И что группа не идет навстречу его желаниям.И надо сказать, что мы разобрались с этим членом команды точно также, как Кастанеда разбирался с подобными случаями: мы освободили его от нас и предоставили его самому себе. Затем наша команда работала очень вдохновляюще, и для меня это был пример настоящей структуры тенсегрити и даже не побоюсь этого слова — партии нагваля. Причем, нагвалем в этой структуре был каждый сам для себя и для всех других. Это была команда распределенного лидерства, команда нового формата. Для меня это было одним из самых ярких открытий последних лет.

Третий момент, о любви к Земле. Я не мог не поместить на сайте эту историю. Это мой любимый момент в практике, который касается Земли и прямого взаимодействия с ней. Дон Хуан рассказывает Карлосу Кастанеде о том, что практики Земли, которые практиковали древние видящие, были наиболее так сказать темными и мрачными. Но я вижу это немного иначе. Очевидно, Дон Хуан недолюбливал практики захоронения в земле, которые были распространенными среди древних. Я взаимодействовал с неорганическими сознаниями бросивших вызов смерти, захороненных в пещере Какауамильпы в Мексике. И надо признаться, я их вполне понимаю. У меня нет отторжения подобных практик древних, хотя это и не является моим выбором. Как говорил Дон Хуан, ими руководила огромная любовь к жизни, но я бы добавил — …и любовь к Земле. Они сплели свои энергетические волокна с волокнами земли и стали практически одним целым с ней. Поэтому я их не осуждаю, хотя, конечно, их положение вызывает сочувствие — оно очевидно тупиковое. Они подпитываются неосознанной, бьющей через край энергией посетителей пещеры, туристов, среди которых множество детей. От детей не убудет, а старичкам добавка. (ладно, это шутка!)          

И четвертый момент, самый, пожалуй, освежающий. Это то, что касается взаимодействия с мелкими тиранами. Пример Тайши раскрывает маневр современных видящих относительно мелких тиранов. На определенном уровне развития они осознанно находят мелких тиранов, и взаимодействуют с ними с целью заточить грани своего осознания до невероятной остроты. И они благодарны этим тиранам. С этой точки зрения история Тайши — великолепный пример! И редкий, надо сказать. Карлос Кастанеда почти не раскрыл этот аспект выслеживания в отношении себя, ограничившись краткими упоминаниями в лекциях.   

Итак, слушайте душераздирающую историю Тайши Абеляр о жизни в подвале.

Однажды старая Флоринда приказала Карлосу, Тайше и Флоринде взять на себя строительный подряд по ремонту одного здания. Их работа заключалась в реконструкции очень большого запущенного дома для некой женщины. Эта женщина была мелким тираном, который ничего не ценил и был очень властным.

Тайша призналась, что ее первая реакция была такая: «Я не знаю ничего об этом! Ты хочешь сказать, что я должна буду чинить водопровод?»

Ее несогласие не имело никакого значения, поэтому, в конце концов, она вовлеклась в проект. Тайша объяснила, что когда вы находитесь в группе наподобие этой, вы должны делать все, как решит группа, вы не можете выбирать что делать, а что нет. Если вы — часть партии нагваля, то вы должны делать все, что просят либо вы оказываетесь вне партии. Она также рассказала, что Карлос никогда не выражался такими терминами, это было просто кое-что, что вы должны были понимать сами, без необходимости быть сказанным вслух.

Итак, Карлос, Тайша и Флоринда втроем поработали в доме некоторое время, пока однажды Карлос не объявил, что они должны будут очистить мусор под домом. Сначала это не казалось слишком большой работой, но потом Тайша заметила, что под домом был только один маленький лаз. Они должны были сделать тележку с колесами и веревкой, чтобы вытаскивать на ней мусор. Карлос тянул веревку снаружи, а обязанностью Тайши было, находясь в подвале, складывать мусор в тележку.

Тэйша рассказала, что дом был действительно большим и подвал под ним был просто огромным по площади. Но это еще не все — подвал был такой высоты, что выпрямиться в нем было невозможно. По подвалу можно было только ползать на четвереньках. Но и это не самое ужасное.  Дело в том, что дом стоял возле холма, и прямо под домом протекал ручей. Каждый ливень приносил старые кушетки, ветви деревьев, кости, мертвых кошек, битое стекло, камни и тому подобное, и все это застревало под домом, в огромных зловонных кучах жижи и разного хлама. Для того, чтобы все это разобрать, потебовалось очень много времени.

После того, как они вытащили большие предметы (на что ушло несколько недель тяжелой и неприятной работы), Тайша начала ползать вокруг и удалять более мелкие. Сначала у нее не очень хорошо получалось, но она сказала что вскоре ноги у нее ее «стали как у грызуна» и она начала переползать от кучи к куче вокруг с большей уверенностью. Обнаружилось, что несмотря на вонь и грязь, это все-таки было терпимым, поскольку в это время в Мексике стоит ужасная жара, а под домом было прохладно.

После того, как она удалила все предметы, она решила, что со всем разобралась. Но Карлос решительно объявил, что они должны будут также убрать камни.

Тайша не на шутку рассердилась и фыркнула, но глубоко внутри она знала, что у нее не было выбора. И несмотря на свое недовольство, она продолжила убирать камни. Это заняло еще больше времени. В течение того времени она стала еще большим профессионалом в ползании на четвереньках. Ей даже начало это нравится. В подвале определенно исчезла вонь и стало намного чище.

Когда она убрала камни, ей пришло чувство облегчения. И хотя она наслаждалась этим, она была готова закончить.

Но Карлос объявил, что ТЕПЕРЬ они должны будут убрать все МАЛЕНЬКИЕ камни.

Вот это было совсем невыносимо. Тайша готова была взорваться. Но она снова вспомнила, что она была частью партии нагваля, и не имела никакого выбора.

На сей раз ползание вокруг было еще легче и Тайша сказала, что все места под домом начали казаться близкими ей и почти родными. Она знала, где были впадины, чтобы можно было сеcть вертикально. Она знала лучшие места, чтобы вздремнуть. Она сказала, что ей понравилось время от времени дремать как кошка, кладя голову на мягкую почву. Она могла резво ползать вокруг с фантастической скоростью, почти так же хорошо, как она могла ходить вокруг дома.

Потребовалось еще некоторое время чтобы убрать и вытащить все маленькие камни, время работы в подвале уже исчислялось месяцами. Тайша сказала, что она действительно начала себя чувствовать как крот или землеройка.

И когда она закончила с маленькими камнями, она даже почувствовала себя немного разочарованной. Но это не помешало ей снова расстроиться, когда Карлос объявил, что ТЕПЕРЬ они должны прочистить всю грязь под домом граблями и сделать все гладким.

Тайша сердито ответила: «Мы что собираемся сделать там сад дзэн?!»

Но у нее не было выбора. Она действительно не могла понять, почему Карлос делал такое большое дело из работы в подвале этого дома. Никто бы никогда не увидел ее. С другой стороны ей стало нравиться там, и она сказала, что ее протесты на этот раз не были действительно серьезными и она вернулась назад к работе.

В результате работы граблями теперь там стало не просто чисто, но очень гладко и приятно. Однажды она, поработав, легла животом на землю,  чтобы вздремнуть. Находясь между сном и явью, она начала замечать покалывающее ощущение, идущее от земли. Она даже чувствовала привязанность. Когда она обратила свое внимание на него, это чувство стало усиливаться и расти, пока Тайша не почувствовала, что сама земля была источником любви.

Она поняла, что земля была живой и что она изливала свою любовь на нее. Месяцы ухода, ползания и приглаживания установили связь между ней и этим куском земли. Тайша сказала что она вошла в контакт с огромным существом, существом которое заботится о нас и нас всех питает. И это существо заметило ее и отплачивало ей за всю любовь, которую она излила на него.

В этом месте голос рассказа Тайша немного захрипел. Она была близка к тому, чтобы заплакать, ее глаза покраснели и в уголках глаз заблестели слезы.

После паузы она объяснила, что женщина, для которой они ремонтировали дом, была замечательным мелким тираном. Нагваль и все они делали разные вещи для этой женщины в течение многих лет и они все еще были в контакте с ней. Она не была частью группы, но она была тем человеком, кому они были обязаны за то, что смогли научиться самоконтролю. Из-за этого они все еще до сих пор должны делать все что в их силах, чтобы помогать ей.