Мудрость капитана Андреаса Сегуро

Мудрость капитана Андреаса Сегуро

антропология

Ацтекские танцы Карлоса Кастанеды

Как рассказывал Карлос Кастанеда, в течение некоторого времени он учился и общался с у ацтекских танцоров «кончеро». К танцорам его в свое время направил сам Дон Хуан, добавив, что танцуя эти танцы, можно сгореть в огне изнутри. Карлос общался с несколькими легендарными кончерос, но вскоре, по его словам (из лекции перед студентами UCLA), убедился, что большинство из них поглощены чувством важности. Тем не менее, в своих лекциях и приватных беседах он ссылался на свой опыт с ацтекскими танцорами. Кроме того, ацтекские танцы преподавались на ранних семинарах Cleargreen под именем «танцев смерти Хуана Тумы», «танцев Сильвио Мануэля» и ряда других.

Ниже – несколько небольших историй и цитат из бесед Карлоса Кастанеды, касающихся легендарного маэстро Андреаса Сегуро, одного из тех, кто привнес и организовал группы ацтекских танцев в южные штаты США в 60-е годы.

Но для начала расскажем, кто такие кончерос и что из себя представляют ацтекские танцы.

Традиция ацтекских танцоров La Danza Azteca/Conchera в нынешнем виде появилась в Мексике вскоре после вторжения испанцев в Мексику в 1521 году. В качестве «милости» со стороны католических священников, коренным народам было разрешено под руководством испанских священнослужителей танцевать во дворах церквей в честь католических святых, мучеников или девственниц. Поскольку существовала мощная традиция танцев во время шаманской митоты, и кроме того, сами индейцы Мексики очень любили и танцы и музыку, священники решили таким образом утилизировать в интересах церкви эти любимые народом увлечения. Но эти христианские танцы так и не смогли полностью вытеснить представления и практики коренных народов, ведущие свое происхождение из культуры толтеков, чичимеков и ацтеков. В итоге мы наблюдаем двойственную христианско-магическую основу синтетической традиции. Впрочем, после снижения католического давления на коренное население Мексики, часть танцоров La Danza Azteca/Conchera полностью отказались от христианской атрибутики в своих представлениях (а часть – нет).

Танцевальные коллективы с самого начала имитировали военную иерархию. Разные группы танцоров имели отличающуюся иерархию, но типичную структуру можно описать так: начальник имел звание «капитан» (позднее их начали называть еще и «маэстро»), кроме того коллектив танцоров включал лейтенантов, двух женщин-капитанов, которые, как правило, отвечали за курильницы и руководили другими женщинами, двух «сержантов» (sargentos), которые контролировали движение, и двоих знаменосцев (alfareces). Рядовых мужчин-танцоров называют солдатами или воинами (поскольку танец представлял собой символическое сражение-жертвоприношение), а танцующих женщин – «малинчес». Некоторые из танцоров не только танцевали, но и играли на музыкальных инструментах. При этом практически все время все танцоры еще и пели гимны, нечто вроде молитв и прямых обращений к разного рода святым и Создателю. Некоторые из «капитанов» приобрели легендарную известность как духовные лидеры и учителя. Капитан отвечает за организацию паломничеств и другие ритуальные обязанности, иногда даже оплачивая расходы группы.

Традиционные танцоры-кончеро используют ацтекский головной убор с плюмажем, накидку и струнный инструмент, типа лютни, выполненный из панциря броненосца: кроме того, трещотки из мелких раковин на ногах, известных как чалчахуиты или аяйоты, которые сохраняют аутентичное доколумбовское звучание, сопровождающее сложные шаги танцора. Также танец сопровождает ритм высокого деревянного барабана, известного как huehuetl (хуехуэтль, от ацтекского Nahuatl wewetl) и древние щелевые барабаны тепонацли. Само слово — conchero происходит от названия лютни — concho, и означает буквально «панцирник».

Тут стоит заметить, что в языке науа, на котором говорили ацтеки, не существовало отдельного понятия как «музыка», зато было слово cuicatlamatiliztli, (куикатламатистли) «искусство пения». Считалось, что музыкант «пел» своим инструментом. Схожая концепция применялась и к танцам («пение ногами»). Ацтеки пели не только и не столько, чтобы продемонстрировать свои вокальные навыки или повеселить зрителей, а больше с целью общения с миром духов, с богами. Часто музыкальные инструменты окуривались дымом священного копаля. Более того, ассоциируясь с каким-либо божеством, музыкальный инструмент и сам становился его посредником, считался «голосом бога», с помощью которого тот вступал в разговор с людьми. Инструменты могли отражать также их связь с природными явлениями или божествами. Так, раковины ассоциировались с ветром, колокольчики – со змеей, погремушки – с дождем, семенами или движением. В традиции La Danza Azteca/Conchera использовались все эти инструменты плюс струнные — кончо, которые появились после контакта с испанцами.

Внутри La Danza Azteca/Conchera есть несколько разных течений. Возможно, это объясняется тем, что традиция перемешивалась, и одни танцевальные группы тяготеют к «доколумбовым» формам, а другие (особенно в самой Мексике) более прохристианские. Но все направления и группировки танцоров La Danza Azteca/Conchera, разделяют некоторые общие черты, такие как:

Эль Пасо де Камино (Прохождение Пути). Начиная с доколумбовых времен, ритуальное шествие имело много важных аспектов. Церемония прохождения из одного храма
к другому, с поля боя или из дома покойного в храм имела свое ритуальное начало и завершение, что то вроде коллективного паломничества. В традиции La Danza, происходящей из Центральной Мексики, группа танцоров начинает свой путь из похожей на Киву молельни, также называемую (в военной терминологии) – Эль Квартель Хенераль (Штаб), и они направляются к месту Ла Баталья (Место Битвы), где собственно и происходит танец священного жертвоприношения. В начале пути танцоры поют гимн, такой например: «Мы следуем по стопам этой долгой эпохи. Прими нас в свои объятия, Господь конца времен». В начале танцевального марша формируются две параллельные колонны, перед которыми размещены знамена сообществ танцоров в сопровождении малинче, несущих курильницы (кадила). Танцоры, играющие на лютнях из ракушек броненосцев, обычно располагаются в передней части колонн; позади них идут танцоры, которые используют погремушки. В центре колонны – капитаны, лейтенант, барабанщик с huehuetl, а также дети и старики. Сержанты свободно передвигаются среди танцоров и направляют проход группы кончерос. Музыканты с tecciztli (теккистли, духовые инструменты из морских раковин) возвещают приближение танцевальной колонны своим звучным гудением. В конце марша, рисуя две спирали, колонны танцующих соединяются, образуя круги, символизирующий Вселенную, а также змею и небо. Танцевальные круги разделены на четыре секции с лейтенантами, отмечающими стороны света.

Ла Крус (Крест). Основное танцевальное движение происходит по «кресту», что символизирует собой коллективную молитву в движении. В некоторых районах Мексики танцоры поворачивают сначала налево, затем направо, другие движутся наоборот. Все кончерос вытанцовывают крест ногами: вверх, вниз; вперед, назад; с одной стороны и с другой. Это тройной крест, трехмерный крест, который отмечает каждого из нас как звездочку в огромной вселенной.
Также важно понимать, что те группы La Danza Azteca/Conchera, которые делают акцент на доколумбовом значении Танца, понимают Крест не только как католический символ распятия, но и как традиционный перекресток четырех направлений сил – Севера и Юга, Запада и Востока, а центр Креста – это ось Земли и Неба. Крест – это символ Кецалькоатля. Крест в Танце – это символ нашего краткого пребывания на этой земле; обязанность нести бремя нашей человеческой жизни, это символ равновесия между смирением и унижением, между самомнением и скромностью. Наконец, каждый носитель Креста, El penitente, должен принять свою жалкую, слабую и несовершенную природу, преодолеваемую в Танце. Каждый танцор имеет обязательство станцевать четыре ветра и центр Креста.

Ла Палабра (Слово). Независимо от того, используется ли древнее и традиционное «El es Dios», или более новое выражение «Ометеотль», «Йехуа Теотль» или даже «Ин лак-Эх», Слово активно формирует сущность Оллин (Движения) в направлении доброты, щедрости, благодати. Выражая, принимая, или повинуясь Слову, танцор признает нечто безличное в том, что он делает, и подчиняет свою индивидуальность высшей цели сообщества.

В ходе танца танцоры непрерывно пропевают гимны в честь католических святых, которые также интерпретируются двояко. Например, гимны в честь Девы Гваделупской (самой почитаемой святой в Мексике) можно понимать как обращение к традиционным, материнским сущностям Земли: Тонанцзин, Коатликуэ, Чальчиутликуэ. Гимны в честь Отца и Создателя – это и гимны Солнцу, Тотеу и Ометекутли, маскулинному аспекту. Молитва к четырем сторонам света интерпретируется и как обращение к четырем евангелистам – Марку, Луке, Иоанну и Матфею. Одновременно – это и обращение к четырем стихиям (Огню, Земле, Воде и Воздуху) ветрам Эхекатля (Бога Ветра, ипостаси Кецалькоатля). Самый известный гимн начинается так: «Estrella del orientei que nos da su santa luz / es hora que sigamos I el camino de la cruz» («Звезда Востока/ которая изливает на нас свой Священный свет/ пришло время нам /следовать по пути Креста»). Звезду Востока здесь можно понимать как Венеру, Утреннюю Звезду, Кецалькоатля. С другой стороны, прослеживается и связь с христианской традицией – Звездой Вифлеемской.

Оллин (Движение, в смысле тотального превращения, изменения). Поскольку традиция La Danza Azteca / Conchera — это форма кинетической молитвы, танцоры стремятся использовать каждый шаг Танца, именно так, как он передавался из поколения в поколение. Некоторые примеры: «ножевой шаг» Тескатлипоки, «олений шаг» Мацатля, вездесущий Поклон в знак почтения к силам Мирового Древа. Танцор должен обрести целостность в молитве всего тела, в процессе Движения он должен отвлечься от того, как выглядят его костюм, оружие, тело или музыка, чтобы его Танец не стал шоу, представлением для туристов, а сохранил суть духовно-ориентированного ритуала.

Лос Ритмос. Барабан считается сердцем танца, а ритм — это сердцебиение общей молитвы, в то время как танцующие тела танцоров — это пульсации «священной крови», бегущей по артериям и венам в согласии с биением сердца. Таким образом Танец питает «Сакральные Тела» людей, а также предков и еще не рожденных душ. Считается ненормальным и нездоровым, когда барабанщик начинает выделываться и стремится продемонстрировать свою «крутизну», выдавая ненормальные, быстрые и аритмичные рисунки ударов, барабан должен следовать за танцорами в одном общем коллективном ритме, который формирует единый гипнотический транс.

Считается, что в Мексике сейчас может быть до 50.000 танцоров кончерос; в Соединенных Штатах также есть танцевальные группы кончерос в каждом штате, где есть крупное население метисов, т. е.. те, что являются частью коренных американцев и испанцев.

Группы танцоров, несмотря на частые публичные выступления, представляют собой довольно закрытые сообщества, куда доступ любопытствующим затруднен. Поэтому ученые-антропологи не определились с тем, что из себя представляет эта традиция – это компромисс между колониальным католическими давлением и местными традициями, или это независимое духовное течение, несущее скрытые от посторонних смыслы.

Легендарный маэстро и капитан Андреас Сегура представлял школу, чьи источники коренятся в доколумбовой традиции. Как и ряд других лидеров Ацтекского Танца, он считал, что традиция кончеро происходит от тламатини, ацтекских мудрецов и видящих.

Андреас Сегура был лидером ацтекской группы традиционных танцоров.
Он также практиковал мокса терапию (китайская нетрадиционная медицина — прижигание полынными палочками), в своем привычном дурном расположении духа, даже когда он смеялся, было такое тяжелое ощущение плохого настроения. Я познакомился с ним через одного друга, который как-то решил пошутить над ним, сказав мне, что Андреас начинает свой прием пациентов в 5 часов утра, и если я приеду позже, у меня может не быть возможности увидеть его, и поэтому я пошел пораньше чтобы разбудить его и он разозлился не на меня, а на парня, который послал меня туда, и он проклял его.

***

Однажды я пришел к нему, чтобы излечить мою мигрень. Он провел мокса терапию для моего позвоночника и всего тела и после данной процедуры мне стало лучше и я больше никогда не испытывал головной боли.

***

«Не существует болезни которая не уходит 100 лет так же как и того кто за нее держится».

***

«Все равны, но существуют те кто являются более равными чем другие».

***

Однажды у них была церемония танца в Чалма (город не далеко от Мехико) После церемонии он уснул на городском кладбище, он сказал что ему нравится там спать потому что его соседи были «очень тихими».

***

Однажды его преследовали какие-то плохие парни которые хотели с ним расправиться и он взобрался на фонарный столб откуда ему было видно как они его безрезультатно искали.

***

У меня возник приземленный вопрос:
— Андреас, как древние индейцы подрали свои задницы, если у них не было туалетной бумаги?
Он показывает мне свою левую руку и говорит, этой рукой они едят, и показывают правую руку, и говорят, этой они подмываются, они использовали сосуд с водой, и это все еще хорошая идея продолжать использовать данный метод даже после туалетной бумаги.

***

«Знай что не все тут являются избранными и не все кто были избранными, находятся тут.»

***

«Как танцор может не обладать чувством ритма и гармонии? Если у тебя этого нет, то ты ничего из себя не представляешь и не можешь быть танцором.»

***

Упоминая войну, которая длится уже пятьсот лет танцоров (Concheros) против завоевателей.
«Песчинка в твоей обуви, возможно, и не проблема, но в глазу…»

***

«Некоторые люди представляют собой просто ходячие энциклопедии, которые без конца повторяют прочитанное и поэтому хотят, чтобы их называли учителями».

***

«Когда у вас плохое настроение, не глотайте слюну, лучше выплюйте ее или, еще лучше, полощите горло водой, пока вы не устраните этот странный металлический привкус во рту. Это лучше, чем заболеть».

***

«Все, что вы делаете, так или иначе имеет последствия, все влияет на все, в малом или большом масштабе, на высоком или низком уровне».

***

«Только писатель, который является нагвалем, может иметь целое поколение своих читателей».
«Вначале я отбросил эту идею полагая, что дон Хуан наделает в штаны от смеха. Но если мы хорошо подумаем, то на самом деле не имеет значения, как будет передана информация». (Независимо от того, будет ли это посредством книги, фильма или электронной системой, важно, чтобы сообщение было доставлен, и потом уже это будет зависеть от индивидуальных действий каждого.)

***

Однажды Андрес сказал:
«Уважение между танцорами является чем-то очень серьезным. Когда люди присоединяются к танцу, это неизбежно ведет к краху эго, и на этом этапе у нас есть два варианта: начать соревнование, чтобы увидеть, кто лучший, или смиренно принять что на самом деле, мы НИЧТО, перед силой которая там находится».

***

Андрес сказал:
«Когда вы говорите кому-то: «Пусть твое солнце будет ярким» или «Хорошего пути», или любое другое доброе слово, на самом деле, вы говорите это себе, потому что так работает наш мозг».

***

У Андреса была чрезвычайно интересная картина, на которой был изображен сновидящий, это был человек выходящий из своего тела и возвращающийся в него.

***

После того, как Андреас умер, люди говорили, что он присоединяется к сообществу бросивших вызов смерти в базилике Мехико сити.

***

Мудрость сапотеков, зашифрованная в узорах

Мудрость сапотеков, зашифрованная в узорах

истории магов

Как правильно читать традиционные орнаменты и узоры в традиции сапотеков, рассказывает Самуэль Батита Лазо. Часть первая. 

Узоры  сапотеков в городе Теотитлан, Департамент  Дель Валье, Оахака

Сегодня я хочу рассказать  о некоторых традиционных символах, которые сапотеки изображают  на своих коврах. Одним из них является символ жизненного цикла. Это узор, который известен также как  «greca» (греческий). Вы можете увидеть его на руинах  Митлы — места, расположенного  в 30 минутах езды от Оахака.

Итак, если вы посмотрите сюда, то увидите первую ступень, которая символизирует рождение человека. Рождение сапотека.

В прошлом,  сапотеку должны были дать имя в соответствии с днём,  когда он рождался. У  нас  есть два календаря: Лунный и Солнечный,  и примером имени может быть: Три Оленя  Пять Дождя.

Вторая ступень символизирует момент, когда сапотек – еще ребёнок, и его должны отвезти  в  одно  из  древних мест,  известных  как места  силы, и, игравших  в прошлом важную роль в культуре сапотеков. Родители должны взять своего  ребёнка  в  Митлу или Монте-Альбан или любое другое  древнее место, посетить там  шамана, который расскажет о будущем этого ребёнка. И шаманы обладают знанием и способностью  видеть таланты, которыми данный человек обладает.

Третья ступень – молодой человек. Если обратите внимание, то увидите, что ступени идут  вверх и становятся более узкими. И самая верхняя точка  символизирует время взрослого сапотека, тот период, когда  вступают в брак. И в прошлом это должно  было быть где-то в 30 лет,  но теперь времена изменились, и, например, все мои друзья уже давно женаты.

Итак, у вас появляется семья, вы создаете  новую жизнь, появляются дети, и  сапотеки открыли, что вы отдаёте детям самую лучшую часть себя, своей энергии; вот почему после этого линия идёт вниз. Затем вы становитесь  старыми и умираете морально. Вы умираете в углу. Может поэтому говорят, что  смерть находится  вокруг угла (это испанское выражение).

Итак, данная часть  – это жизнь в другом мире. Затем вы возвращаетесь, чтобы родиться вновь в этом мире. Это что-то вроде реинкарнации. И вы начинаете всё сначала, рождаетесь, создаете жизнь: вот почему этот символ называют циклом  жизни. Также, если вы заметили, здесь  есть второй символ, который выглядит как первый, но перевернут вверх ногами.

Один представляет ваше физическое тело, другой —  духовное тело. Мы зовём физическое тело тональ, а духовное тело, или тело сновидения, или дух – нагуаль. Тональ — это всё, что понимает ум, всё, что можно назвать или объяснить при помощи слов. Нагуаль – это.. Просто противоположное.

Итак, в каждом жизненном цикле у нас есть цель. Мы, являясь людьми, должны создавать и генерировать осознание. Растения так же  и животные делают это. Но мы, будучи человеческими существами,   можем создавать  гораздо  больше просто потому, что являемся людьми,  и это наша  функция  поддерживать и сохранять порядок Вселенной.

Итак, в  каждом жизненном цикле мы должны создавать больше и больше осознания. Но каждый из нас является личностью, и у каждого есть своя особенная  миссия и цель в жизни. Когда ты  открываешь смысл  этой миссии, говорят, что ты становишься воином. Это.. Это философия жизни.

Здесь, понимаете,   показан  первый уровень жизненного цикла человека.  Самый  базовый.

Ты просто растёшь,  взрослеешь, вступаешь в брак, заводишь детей и создаёшь осознание.

Но шаманы обучают сапотеков как стать воинами. Одна из первых вещей, которой они нас  учат, что воин — это человек, осознавший  неизбежность своей  смерти. Он  не тратит больше  время своей жизни на пустые и ненужные действия.

Поэтому  есть другой  символ жизненного цикла. Он представляет жизнь воина.

Я продал последний ковёр  с узором пути воина, поэтому распечатал картинку на бумаге. Вы можете увидеть этот узор здесь.

Он также состоит из ступеней, как и предыдущий символ цикла жизни обычного человека, но  теперь  эти  ступени  означают не состояния   жизни, они означают  состояния  осознания, более высокие  уровни  и разные уроки, через  нужно  пройти, разные вещи, которых нужно достичь,  чтобы стать воином.

Все эти ступени идут вверх и достигают  плато. Оно символизирует тот момент, когда воин берёт ответственность учить других людей или конкретного человека как стать и быть воином. Существуют разные вещи, которые воин должен усвоить.

Сначала идёт ритуал охотника. Он учит, что у нас есть рутинные привычки, в которых мы все погрязли с головой. И в силу того, что мы ведём  постоянную и  неизменную битву со смертью, то  должны сохранить  бОльшую часть своей  энергии, чтобы сражаться и  выстоять в этой борьбе. Это также можно истолковать  как внутреннюю работу, ведь, чтобы создать  больше осознания, нам нужно бороться внутри  с самими собой и  со всеми плохими действиями. Ну, со всеми действиями, которые просто расходуют   нашу энергию впустую, такие, как гнев, уныние, грусть, все эти плохие вещи.

И воин… Воин также  должен научиться  использовать   растения и грибы. Он  обязан ну, вы понимаете, сломать свою рутину. Это  означает не только поменять свои  постоянные привычки и распорядок дня, это  значит смотреть на мир иначе, по-другому.  Каждый день по-новому воспринимать  этот мир. Вот что воин делает, чтобы увеличить  осознание.

Эмм, что ещё… Когда воин достигает этого плато, он также стареет, и если он не стал шаманом, то будет и далее  стареть и умрёт как обычный человек, затем попадёт в иной мир, но там он поднимется на более высокий уровень и будет жить с богами немного времени. Это дар  за его жизнь воина.

 

Продолжение следует…

Танцы перед зеркалом или толтекское сновидение?

Танцы перед зеркалом или толтекское сновидение?

мезоамерика

О чем способен «рассказать» перепросмотр сна?

Сны – это крайне интересная штука с точки зрения самоисследования и самоосознания.  До тех пор, пока сны происходят в границах мира нашего эго, сны в бОльшей степени – о нас, о нашей темной, неосознанное и бессознательной стороне, нежели об окружающем мире. Со временем, если наш перепросмотр достаточно глубокий, нашего эго в снах становится все меньше и все больше элементов, которые рассказывают о вселенной, а в некоторых случаях – о дальних мирах. И, наконец, наступает торжественный момент, когда наш сон превращается уже в настоящее толтекское сновидение – которое совсем не об Я-Я-Я-Я.

И это то, к чем нужно и можно стремиться. Это – достойная цель.

Какие признаки могут говорить о том, что наш сон – эгоистическое шоу, танец перед зеркалом?

— Сюжет крутится вокруг главного героя, сновидца. К нему все обращено, он является пупком сюжета.

— Если содержанием сна является то, в чем у нашего эго есть страстная потребность. Например, сексуальный голод (во сне мы имеем сексуальные приключения), потребность в признании и общении (во сне мы чувствуем себя своим в компании, ведем других людей, и в группе других людей и тд), потребность в уверенности в себе (сон нам повествует о том, какие мы исключительные, необычные, особенные), жажда эзотерического признания (мы встречаем дона Хуана, путешествуем под Купол, встречаем Нагваля и тд). Иногда потребностью эго может стать власть и контроль, и можем сновидеть либо контролируемый мир, в котором мы кто-то вроде бога, либо в качестве кошмара – неконтролируемый, спонтанный, угрожающий мир.

— Если содержанием сна являются страхи (кошмары) нашего эго – например страх одиночества, брошенности, преследования, и тд.

— Если содержанием нашего сна являются структура, сюжеты и объекты нашего мира.

— Если мы не видим энергию.

— Если информация этого сновидения непроверяема и никак не может быть ни подтверждена, ни опровергнута.

Если по итогам вашего сна вы можете сказать, какой вы исключительный, избранный, особенный (или – наоборот, что то же самое – какой вы отвратительный, самый плохой) – самое время насторожиться и встряхнуться. Это подходящий момент чтобы рассмеяться над собой и обратиться в глубокий перепросмотр. Потому что льстивое (или =унизительное) содержание ваших снов говорит, о том, чего жаждет (или избегает) ваше эго. И принимать это за чистую монету может только очень наивное, незрелое и инфантильное осознание.  Древние подорвались на этой ловушке. Они не только не сдерживали свое эго, которое обуславливало их ощущение неуязвимости и могущества, но и считали, что эго поможет им стать сильнее. Они использовали свое эго в практике и наращивали его вместе со свое личной силой! Чувство важности правителей и верховных жрецов стало причиной падения нескольких государств древней и средневековой Мезоамерики.

Особенно показательным стал крах империи ацтеков (мешиков) в начале 16 века. Мешики, говорившие на том же языке, что и толтеки, и считавшие себя наследниками толтекской культуры, развили в себе огромную важность и высокомерие. Они повторяли многое из того, что им было известно о толтеках. Они унаследовали священные предметы, места и ритуалы толтеков. Они унаследовали часть их мифологии и культуры, они стояли на тех же толтекских пирамидах и местах силы и делали те же самые практики! Но у них не было главного, что открыли и поняли некоторые (не все) толтеки. Это было знание о незначительности и неважности индивидуального человеческого существа перед Темным Морем Осознания. Это было знание о видении энергии в том виде, как она проистекает во Вселенной. Ацтеки испытывали (примерно как мы с вами) огромное притяжение толтекской культуры и считали себя ее наследниками и продолжателями, но это было не вполне верно. Они сделали шаг в сторону и этот шаг оказался роковым для них.

Нельзя не отдать должное ацтекам – они создали удивительную цивилизацию, очень интеллектуальную, технологически развитую и дисциплинированную. В их культуре высоко ценилась смелость, было развито чувство долга и самопожертвования. У них была прекрасная поэзия и они стремились превзойти толтеков в ткачестве, ювелирном искусстве, архитектуре и обработке камня. Они были прекрасными воинами и имели развитую философию. Но все же, в ядре этой прекрасной и замечательной цивилизации была гниль, которая выражалась в высокомерии и культивируемом чувстве собственной важности ацтекских правителей. Они с презрением и без уважения относились к жизни соседних народов. В итоге, когда на их территорию вторглась кучка вооруженных испанцев, завоеванные ацтеками и презираемые народы присоединились к испанцам. Причина поражения Теночитлана (помимо неверного истолкования толтекского пророчества о возвращении Кецалькоатля) было то, что к конкистадорам в войне против ацтеков присоединились десятки тысяч порабощенных и униженных ими народов. Это была, по сути, гражданская война, а горстка испанцев стала той последней хворостинкой, которая переломила хребет верблюду.

Сложность перепросмотра снов заключается в том, что сны никогда не являются вполне «нашими». Они всегда заключают в себе помимо нашей личной и собственной энергии – энергию и намерение других людей и энергию и намерение других видов существ. Именно поэтому сны бывают такие странные и как бы «нелогичные» по своей структуре и сюжетам, потому что в них переплетаются такие разные энергии и интенсивности. И если в повседневном сновидении обыденного мира мы научились в течение десятилетий мыслить и упорядочивать его более или менее «логично», то в сновидении у нас такого навыка нет. Кроме того, в некотором смысле, сновидение – это язык самой Вселенной, и он имеет характер поэтичности.

Для ребенка лет четырех наш мир первого внимания точно также нелогичен и загадочен, как мир сновидения – для нас, взрослых людей. А вот мир сновидения для ребенка как раз будет гораздо более связным и стройным, потому что в нем еще не так много энергии других людей. Вместе с формированием развитой «картины мира» и взрослением, сны становятся более хаотичными и случайными, потому что наш тональ наполняется чужими намерениями. А часть этих чужих намерений (как правило, родительских) становятся осевыми линиями (или масками) нашего Тоналя.

Энергия других людей имеет в сновидении огромную роль. Дело в том, что любые предметы мира первого внимания – это объекты   коллективного сновидения. Например телевизор – это мощное коллективное сновидение тысяч инженеров и работников, которые к нам не имеют отношения. Или дом, его двери и окна – все это сновидели другие люди – строители, архитекторы, инженеры и тд. Если в нашем сне появляются объекты из первого внимания – то значит в наш сон проникло намерение других людей. И это закономерно и нормально. Наши сны – это по сути, переплетение чужих снов. Отсюда и хаос.

Кроме других людей, к нам через двери сновидения ломятся существа из другой интенсивности. Про все это написана невероятно откровенная и удивительная книга Карлоса Кастанеды – «Искусство Сновидения». Я буду пересказывать все, что в ней написано, скажу только, что эти существа способны очень усиливать вот эту льстивую, импонирующую, угождающую часть наших сновидений, потакая самым темным и скрытым от нашего осознания элементам и потребностям эго. Неорганические существа способны имитировать в сновидении какие угодно элементы – они способны создать вам иллюзию встречи с Доном Хуаном, Бросившим Вызов смерти, посещение Купола Нагвалей и много много что еще. Они даже способны создать для вас копию Третьего внимания.

Именно потому Новые Видящие создали такие суровые и многослойные практики проверки, тестирования сновидений. Они стремились отсечь и отсеять влияние неорганической энергии и влияние социальных намерений и искажения восприятия нашего эго. Именно поэтому Новые Видящие требуют от практикующего ПРЕЖДЕ, чем пытаться с головой влезать в искусство сновидения, пройти хотя бы один круг полного перепросмотра. Чтобы очистить хотя бы самые очевидные части эго и придать сну бОльшую безличность и отрешенность.

На протяжении пары десятков лет я встречался с самыми разными практиками, погруженными в искусство сновидения.

Мой личный опыт и опыт свидетеля полностью подтверждает рекомендации Новых Видящих: без глубокого Перепросмотра нет настоящего толтекского Сновидения.  

Я был свидетелем очень талантливых сновидящих. И вынес для себя пару критериев, которые помогают мне определить характер сновидения: это пляски эго или это безличное сновидение (иногда это смесь).

Во-первых, настоящее, безличное сновидение способно приносить очень практичную и способную быть используемой другими людьми информацию. Например, новое познание. Нечто подобное я слышал и о практиках сновидения Карлоса Кастанеды: он сновидел нечто для окружающих его людей, для группы – очень практичную и приносящую плоды информацию. Например, он сновидел цель прогулки для группы соратников, направление и маршрут, по которому эта группа следовала и получала, в итоге, ценное знание и опыт в ходе событий на этом месте.

Нагваль Карлос Кастанеда сновидел Тенсегрити – как движение и поток, который способен изменить ход нашей цивилизации. Он сновидел способ организации этого движения и сновидел людей, которые способны участвовать в этом. Это было практично, и это было не про Карлоса, какой он уникальный и прекрасный.

Во-вторых, безличное сновидение приносит информацию, которая может быть проверена в сновидении повседневного мира, в первом внимании. Например, знание о дате, причине и месте смерти какого то человека,  способы излечения какой-то болезни, новый вид минералов, способ приготовления супа или какие то упражнения или пассы, которые могут практиковаться другими людьми и приносить необычные новые энергии. Кратко говоря, безличные сновидения – практичны и они касаются не только и не столько сновидца.

Если описываемое сновидение:

  • Имеет льстивую для автора сюжетность. Например, он встречается с древними Нагвалями, ему обьясняется в ходе сна, что он выдающееся существо, цикличное с Кецалькоатлем, путешествующее во времени, он заходит под Купол Нагваля как к себе домой и тд. и тп
  • Имеет ярко выраженный непроверяемый характер – оно всегда ни о чем и неприменимо ни к чему в первом внимании. Оно непрактично, если не считать практикой рост ощущения исключительности самого сновидца.
  • Оно имеет отношение только к автору и не касается других людей, не содержит ничего, что может принести им пользу, знание, поддержку.
  • Оно очевидно сюжетно неупорядоченно и хаотично. Сюжет снов перескакивает из слоя в слой, из линии в линию, ни одна линия не завершается.

… то я, как свидетель, рекомендовал бы такому сновидящему погрузиться в перепросмотр и не публиковать широко подобные эгоистические отчеты, пока их характер не изменится на более безличный и прагматичный. Я бы предположил что публикация таких сновидений способно нанести энергетическую травму самому сновидцу, поскольку поддерживает и закрепляет эгоистическое направление его снов. И уж точно я бы не стал рекомендовать такому сновидцу опираться на подобные сны в ходе своей практики. А тем более выдавать их за некое знание. Такие сны – это всего лишь материал для перепросмотра, предмет для самоисследования и понимания своего эго. С этой точки зрения — таие сны ценный материал. Но, похоже, только для автора.

Выставка артефактов доколумбовых цивилизаций Южной Америки

Выставка артефактов доколумбовых цивилизаций Южной Америки

антропология

В рамках общегородского проекта библионочь 20-го апреля в Москве, в известном культурном центре Библиотека им Волошина у Новодевичьего монастыря, откроется вернисаж, на котором представят выставку древних артефактов из Южной Америки VII в. до н.э. – XV в. н.э., а также состоится встреча с путешественниками и коллекционерами древнего искусства Александрой Ивановой и Хельмутом Веллманном Хироном (Гватемала). 

На встрече вы узнаете из чего была сделана корона правителя Моктесумы, какими кисточками расписывали свои изделия древние гончары Наска, что больше золота ценили Инки, почему у девы Марии оказалось двое детей, что рисуют на воздушных змеях индейцы-какчикели в Гватемале и как отправить послание к душам предков, как выглядят «носильщики времени»? 

Сама выставка артефактов имеет название «Герой. Солнце и Ужасная Птица». Она включает подлинные произведения искусства доколумбовых цивилизаций Южной Америки из известного частного собрания A-Gallery. Памятники культур Инка и Чавин, Салинар и Джамакоа, Наска и Чанкай, Кимбайя и Наярит редко встречаются в российских музейных и частных коллекциях, что делает выставку особенно ценной.

Интересно, что эта выставка проходит параллельно выставка доинкских артефактов в Санкт-Петербурге, в Этнографическом музее. Питерскую выставку сопровождает мощный лекторий, категорически рекомендую.

Цикл лекций “Жизнь и смерть в Древнем Перу” 

17 апреля — История завоевания Перу
24 апреля — Повседневная жизнь в Тауантинсуйю – империи «четырех четвертей света»
1 мая — Полет с Сан-Педро: использование галлюциногенных растений в ритуальной практике древних цивилизаций Перу 
8 мая — Медицина в Древнем Перу

Лектор — Калюта Анастасия Валерьевна, научный сотрудник Российского этнографического музея высшей категории, кандидат исторических наук. Сфера специализации: цивилизация науа (ацтеков), история завоевания Центральной и Южной Америки испанскими конкистадорами в конце 15-первой половине 16 веков.

Цикл лекций «Доинкские цивилизации Центральных Анд»

6 апреля – «Доинкские цивилизации Центральных Анд»
27 апреля – «Культура моче (мочика). Древнейшее государство Южной Америки?»
25 мая – «Культура наска: четырнадцати цветные росписи на неизвестную тему»
1 июня – «Культура уари: генеральная репетиция Инков?»
8 июня – «Культура ламбайеке: как много золота и как мало понятно»
29 июня – «Инки: наследники древних цивилизаций Центральных Анд или порвавшие с традициями тысячелетий?»

Лектор — Юрий Евгеньевич Берёзкин, советский и российский историк, археолог, этнограф, специалист по сравнительной мифологии, истории и археологии древнейшей Западной и Центральной Азии, а также истории и этнографии индейцев (в особенности Южной Америки); доктор исторических наук.

Санкт-Петербург,
Начало всех лекций в 18.00

Стоимость билета на лекцию:
Полная стоимость – 250 рублей с человека

Толтеки. Исторические донесения Бернардино де Саагуна.

Толтеки. Исторические донесения Бернардино де Саагуна.

Без категории

Бернардино де Саагун. Выдержки из «Всеобщей история событий в Новой Испании».

Книга десятая.
Глава 29
В этой главе 29 речь идет обо всех народностях, которые приходили в эту землю, чтобы заселить её
В этом параграфе речь идёт о толанцах (tulanosj, о тольтеках, первопоселенцах этой земли, которые были подобны троянцам

В первую очередь тольтеки [tultecas], которых на романском языке(то есть, по-испански — прим. переводчика) можно назвать «совершенные ремесленники» [oficiales primos], согласно тому, что рассказывают, были первыми, пришедшими в эти места, называемые землями Мешико или землями чичимеков. И сначала они прожили многие годы в селении Толанцинко [Tulantzinco] (современный город Тулансинго-де-Браво [Tulancingo de Bravo] в мексиканском штате Идальго — прим. переводчика), в свидетельство чего оставили там множество древностей, и один «ку», который называют по-индейски уапалькалли [uapalcalli]», каковой находится там до настоящего времени, и так как он сложен из камней и глыб, простоял столько времени. И оттуда они направились заселить берег одной реки у селения Шикокотитлан [Xicocotitlan], который сегодня имеет название Толла [Tolla]; и о том, что они вместе обитали и жили там многие годы имеются в качестве признаков многие творения [ obras ], которые они там создали, среди которых они оставили одно творение, которое находится там, и сегодня ещё его видно, хотя его и не закончили, которое называют коатлакецалли [coatlaquetzalli], что представляет собой некие столбы в форме змеи, имеющие голову на земле в качестве основания, а её хвост и погремушки находятся вверху.

Они оставили также некую гору или холм, которую упомянутые тольтеки начали возводить и не закончили, и древние строения своих домов, и известковый раствор на них виден до настоящего времени. И находят также в настоящее время их вещи, искусно сделанные, а именно: куски горшков и глиняных изделий, и сосуды, и чаши, и горшки, и извлекают из-под земли драгоценности и самоцветы, изумруды и отличную бирюзу.

«Уапалькалько» в Толлансинко

Эти упомянутые тольтеки все называли себя чичимеками, и не имели другого особого имени, кроме того, какое получили за тщательность и совершенство в работах, кои исполняли, отчего назывались «тольтеки», что тоже самое, как если бы говорили «тщательные и искусные мастера», как сегодня о фламандцах. И справедливости ради |следует сказать|, что так как они были тщательны и искусны относительно всего, что попадало им в руки, всё было очень хорошим, достопримечательным и красивым, как их дома, каковые они строили очень достопримечательными, внутри весьма украшенные определенного сорта ярко-зелеными самоцветами в качестве штукатурки, а другие, которые не были так украшены, имели прекрасно отполированную штукатурку, какую только можно было видеть, а камни, из которых они были сделаны, так хорошо обработаны и прикреплены, что казались мозаикой. И по справедливости они назывались домами старательных и искусных мастеров, так как имели такую привлекательность от старательности и труда.

Коатлакецалли. Чичен-Ица, «Храм воинов» (прорисовка)

У них был также храм их жреца, называвшегося Кецалькоатлем [Quetzalcoatl], гораздо более красивый и драгоценный, чем их собственные дома. И он имел четыре чертога: один располагался к востоку и был из золота, и его называли Золотым чертогом или домом, потому что вместо штукатурки он имел золотые пластинки, весьма мастерски вставленные; а другой чертог располагался к западу, и его называли Чертогом изумрудов и бирюзы, потому что внутри он имел великолепные украшения изо всякого рода самоцветов, как мозаика, вызывавшие большое восхищение; и еще один чертог располагался на полуденной стороне, который называли южным, и он был из разнообразных морских раковин, а вместо штукатурки имел серебро, а раковины, из которых были сделаны стены, были так тщательно вставлены, что между ними не было заметно просвета; и четвертый чертог был на
севере, и этот чертог был из красного камня, и яшмы, и раковин, очень нарядный (Отделка чертогов связана с цветовой символикой сторон света у науа: восток — жёлтый, юг —
белый, запад — синий, север — красный — Прим. переводчика).

И также имелся другой дом, работа из перьев, в котором внутри вместо штукатурки были перья. И имел четыре других чертога: и один находился к востоку, и там были богатые перья желтого цвета, которые были вместо штукатурки, и там был всякий род тончайших желтых перьев; а другой чертог, находившийся к западу, назывался Чертогом плюмажей, и он имел вместо штукатурки всякое роскошнейшее перо, называемое шиутототлъ [xiuhtototl], перо птицы чистейшего лазурного цвета, и все оно было очень тщательно вставлено и прикреплено к плащам и сетям на стенах, подобно коврам, из-за чего его называли кецалькалли [quetzalcalli], что означает «Чертог ценных перьев»; и другой чертог, который располагался на юге и его называли Домом белого пера, потому что внутри он весь был из белых перьев, на манер плюмажей [penachos], и имел всякий род белых перьев; и другой чертог, который располагался к северу, и его называли Чертогом алого пера, от всякого рода птиц с драгоценным оперением, покрывавшего его внутри. И кроме этих упомянутых домов они построили многие другие, очень достопримечательные и больших достоинств.

Дом или молельня упомянутого Кецалькоатля находился посреди большой реки, протекавшей там через селение Толла, и там упомянутый Кецалькоатль имел свою купальню, и её называли чалъчиуапан [chalchiuhapan] («Жадеитовая купальня» — прим. переводчика). Там были многочисленные дома, построенные под землей, где остались многие вещи, спрятанные упомянутыми тольтеками, и не только в селении Толлан и Шикокотитлан находят творения столь достопримечательные и искусные, которые они создали, как старинные сооружения, так и другие вещи, и т.д., но во всех частях Новой Испании, где встречаются их творения, как горшки, так и осколки глиняных черепков всякого назначения, и детские игрушки, и украшения, и многие другие сделанные ими вещи, и причина этого в том, что почти повсеместно рассеялись упомянутые тольтеки.

Те, кто были амантеками [amantecas], то есть теми, кто изготовлял изделия из перьев, были очень изобретательными и совершенными в том, что делали, и настолько, что это они были создателями искусства изготовлять изделия из перьев, потому что делали круглые щиты из перьев и другие отличительные знаки, называвшиеся апанекайотлъ [apanecayotl], и все прочее, что в старину использовалось, было их изобретением, выполненным так, что вызывает изумление и с великим искусством, из ценных перьев. И чтобы сделать их красивыми, прежде чем они появлялись на свет, их размечали и примеряли, и, наконец, изготовляли их со всей изобретательностью и совершенством.

Имели также огромнейший опыт и знания упомянутые тольтеки, которые были знакомы и знали качества и достоинства трав, так что разбирались, какие были полезными, а какие ядовитыми и смертоносными, и те, которые были простыми. И вследствие огромного опыта, который они имели о них, оставили отмеченными и известными те, которые и сегодня используются для лечения, потому что также были целителями, и особенно первенствующие в этом искусстве, которых звали Ошомоко [Охоmосо], Сипактональ [Cipactonal], Тлальтетекуин [Tlaltetecuin], Шочикаоака [Xochicaoaca], каковые были такими великими знатоками трав, что они были первыми изобретателями врачевания и даже первыми врачами-травниками. И они же, вследствие своих великих познаний, нашли и открыли драгоценные камни и первыми использовали их, как например изумруды, и тонкую бирюзу, и тонкий лазоревый камень, и всякий род самоцветов.

И были столь велики познания, которые они имели о камнях, что, хотя бы те были внутри какого-нибудь большого камня и под землей, своей природной сообразительностью и философией его находили, и знали, где их следует находить, следующим образом: вставали очень рано утром и поднимались на высокое место, повернув лицо в сторону восхода Солнца, и когда оно восходило, с величайшим старанием смотрели и наблюдали за разными местами, чтобы увидеть, где и в каком месте под землей находился или имелся драгоценный камень. И искали его главным образом в том месте, где земля была мокрой или влажной, и, когда заканчивался восход Солнца, а особенно когда он начинался, курился легкий дымок, почти как одна струйка тонкого дыма, поднимавшегося ввысь, и там находили такой драгоценный камень под землей, или внутри какого-нибудь камня, откуда, как видели, выходил такой дымок.

Именно они нашли и обнаружили месторождение драгоценных камней, которые в Мешико называются шиуитлъ [xiuitl] (Возможно, здесь ошибка писаря, так как «шиуитль» — это либо просто все виды растений либо лекарственные растения, яды. Прим. переводчика), являющихся бирюзой, которое, согласно древним, является большим холмом, находящимся в направлении селения Тепоцтлан [Teputzotlan] (Тепоцотлан, Тепостлан — селение к северо-западу от озера Тескоко), который имеет название Шиуцоне [Xiuhtzone] и после того, как их добывали, их несли промывать в одном ручье, называемом Атойак [Atoyac], И так там их очень хорошо промывали и очищали, по этой причине этот ручей назвали Шиппакойан [Xippacoyan], и в настоящее время этим именем называется само селение, которое там населено, недалеко от селения Толла.

И были столь изобретательны упомянутые тольтеки, что овладели почти всеми ремеслами, и во всех их были единственными и первыми мастерами, ибо были художниками, каменотесами, плотниками, каменщиками, штукатурами, мастерами по перу, гончарами, прядильщиками и ткачами. И также именно они, так как были многознающими, благодаря своей сообразительности открыли и научились добывать упомянутые драгоценные камни, и их качества и достоинства, и также месторождения серебра и золота, и металлов меди и свинца, и пирита [oropel natural], и олова, и других металлов, и всё это они добывали, обрабатывали, и остались признаки и память об этом, и то же самое относительно янтаря и хрусталя, и камней, называемых аметистами, и жемчужин, и всякого их рода, и всего прочего, что носили в качестве украшений, и что сегодня используют и носят как в качестве чёток, так и как украшения, а что касается некоторых из них, то их польза и употребление забыты и утрачены.

Иллюстрация из Флорентийского кодекса

И были упомянутые тольтеки так искусны в естественной астрологии [astrologla natural], что они были первыми, кто имел счёт и установил его из дней, которые имеет год, и ночей, и их часов, и различие времен года, и они ведали и знали очень хорошо те |дни|, которые были благоприятными [sanos] и те, которые были вредоносными, и они объединили их по двадцать фигур или знаков [figuras о caracteres]. И они также изобрели искусство толкования снов. И были такими сведущими и мудрыми, что познали звезды небес, и дали им имена, и знали их влияние и качества, и знали движение небес, а также звёзд. И также знали, и понимали, и говорили, что было двенадцать сфер [doze ciclos], где на наивысшей пребывал великий владыка и его жена; великого владыку называли Ометекутли [Ometecutli], что означает «дважды владыка», а его спутницу звали Омесиоатль [Omerioatll, что означает «дважды госпожа», и эти двое так назывались, чтобы обозначить, что они вдвоём владычествовали над двенадцатью небесами и над землёй, и говорили, что от того великого владыки зависело бытие [el ser] всех вещей, и что по его приказу оттуда приходят божественное вдохновение [influencia] (католический термин, означающий «милость или вдохновение, которые Бог ниспосылает — прим. переводчика) и тепло [calor] (вариант перевода — «доброта», прим. переводчика), из-за которых зарождаются мальчики и девочки в чревах матерей.

Кецалькоатль. Британский музей

И эти упомянутые тольтеки были добрыми людьми, и склонными к добродетели, ибо не лгали, и их способ говорить и приветствовать друг друга был: «господин», и «господин старший брат», и «господин младший брат», и их выражениями вместо клятвы были: «воистину», и «так и есть», и «так я узнал», и |они говорили| «да» за «да», и «нет» за «нет» (имеется ввиду, были правдивы — прим. редактора). Их едой была та же пища, что и сегодня употребляется, маис, и они сеяли и возделывали как белый, так и маис других цветов, которым питались, и торговали им и использовали его в качестве денег. И их одеждой было платье или плащ, имевшие крючки [alacranes], раскрашенные в голубое, их обувью были сандалии, также раскрашенные в голубое, и такими же были их ремни.

Итак, они были высокими, с более крупным телом, чем живущие сейчас, и так как были такими высокими, быстро бегали и передвигались, из-за чего их называли тланкуасемильуике [tlancuacemilhuique], что означает «те, кто целый день бегают без устали». Они были хорошими певцами, и когда пели или танцевали, использовали деревянные барабаны и погремушки, называемые айакачтли [ayacachtli], и они играли, и составляли, и заучивали на память достопримечательные песни.

Они были очень благочестивы и великие богомольцы [oradores]; поклонялись единственному владыке, которого считали богом, коего называли Кецалькоатль, чей жрец имел то же имя, и его тоже называли Кецалькоатль, каковой был очень благочестив и предан делам своего владыки и бога, и потому они очень чтили его между собой. И так все, что он повелевал, они делали и исполняли, и не отступали от этого, и он имел обычай многократно говорить им, что имеется единственный владыка и бог, который зовется Кецалькоатль, и что он желает только змей и бабочек, чтобы их ему жертвовали и давали во время жертвоприношений. И так как названные тольтеки во всем ему верили и подчинялись, и были не менее преданы божественным вещам, чем их жрец, и очень страшились своего бога и владыку, они были легко убеждены и склонены названным Кецалькоатлем к тому, чтобы уйти из города Толла. И так они ушли оттуда по его приказу, хотя уже обитали там долгое время и имели красиво сделанные и великолепные здания его храма и своих дворцов, построенные с выдающейся тщательностью в городе Толла, и во всех частях и местах, где они были рассеяны и поселены, и весьма укоренились там названные тольтеки, со многими богатствами, какие имели. В конце концов, они должны были уйти оттуда, оставив свои дома, свои земли, свое поселение и свои богатства, и так как не могли унести все с собой, многие оставили закопанными, и еще сейчас некоторые из них извлекают из-под земли, и некоторые не без восхищения от мастерства и работы. И так, веруя и подчиняясь тому, что названный Кецалькоатль им приказал, они повели вперед, хоть и с трудностями, своих жен, и детей, и больных, и стариков, и старух, и не было никого, кто не захотел бы ему подчиниться, ибо все изменились, когда он вышел из города Толла, чтобы идти в область, называемую Тлапаллан, где никогда не объявлялся более названный Кецалькоатль.

И эти названные тольтеки были латинянами в языке мешиков, каковые не являлись варварами, хоть и не говорили на нем так совершенно, как он сегодня употребляется, и когда разговаривали друг с другом, говорили: «господин», «господин старший брат», «господин младший брат». Были они богаты, и, будучи решительными и способными, за короткое время своим усердием приобрели богатства, о которых говорили, что их даровал им их бог и владыка Кецалькоатль, и так говорилось между ними, что тот, кто за короткое время разбогател, был сыном Кецалькоатля.

Codex Ixtlilxochitl, Танцор в костюме Кецалькоатля. Костюм и оружие характеризуют танец как спектакль в честь Кецалькоатля.

И способ стричь волосы был, согласно тому, что по их обычаю являлось красивым, чтобы они носили волосы с середины головы назад, и носили на лобной части подстриженные как под гребенку. И они своим именем назывались чичимеками, и так назывались тольтеки чичимеки [tultecas chichimecas]. И не говорится здесь большего в общих чертах об их обычаях и
образе жизни тех, кто первыми прибыл заселить эту землю, называемую Мешико (Мехико, Мексика — современное название. прим. редактора).

И остается сказать еще немного об этих тольтеках, а именно: все, кто ясно говорит на языке мешиков, и кого называют науа fnaoasj, являются потомками упомянутых тольтеков, происходящими от тех, кто не смог идти и следовать за Кецалькоатлем, так как были стариками и старухами, или больными, или роженицами, или теми, кто по своей воле остался.

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

археология

Масштабное сканирование территории с самолета с помощью лазера по технологии LiDAR позволило обнаружить и уточнить тысячи скрытых объектов древнего города майя в регионе Петен, (Гватемала) и позволило уточнить, что население этого центра было просто огромным по масштабам древнего мира.

В отличие от многих других центров и памятников, разрушенных католической церковью (которая разбирала пирамиды на строительство соборов), крестьянами (которые также разбирали строительный материал и запахивали землю), и грабителями мародерами, город, а точнее –  древний мегаполис Эль-Мирадор был заброшен очень давно, оставался неизвестным до 1926 года и сохранился под густыми зарослями лиан достаточно хорошо.  

Эль-Мирадор расположен в 13 км к северо-западу от Накбе. Это крупнейшая метрополия культуры майя доклассического периода. Его руины находятся в департаменте Петен на севере Гватемалы, близ гватемальско-мексиканской границы.

Всего удалось выявить 60 тысяч домов майя, оборонительных укреплений и валов, в том числе четыре главных церемониальных центра майя с площадями и пирамидами. Данные указывают на то, что в Эль-Мирадор могло проживать до миллиона жителей. «Это в два-три раза больше населения, чем считалось ранее», — сказал Марчелло Кануто, профессор антропологии в университете Тулэйн. Одним из самых важных открытий стало обнаружение дорожной сети общей протяженностью свыше 240 километров. Ученые называют ее уникальной. Сеть связывала между собой около 50 городов, входивших в метрополию. Большинство из них обнаружены впервые. На языке майя эти дороги называелись Сакбеоб или Сакбе (в единственном числе), что буквально означает Белый Путь, так как они были покрыты штукатуркой, некоторые на высоте до 6 метров над естественной местностью, шириной до 40 метров и длиной 25 км, которые четко различимы на спутниковых фотографиях. Считается, что эти дороги были частью так называемого обсидианового маршрута . В те времена обсидиановые и нефритовые камни считались полезными и священными. Обсидиан и нефрит добывались в гватемальских горах, и для их доставки был сформирован торговый коридор, который начался в современном Белизе, проходил по прямой линии, почти параллельной нынешней границе Мексики с Гватемалой, и достигал рек Чьяпаса, куда товары направлялись в обоих направлениях. в сторону Альтиплано и Мексиканского залива.

Крупные оборонительные стены, канавы, валовые системы и оросительные каналы подтверждают, что у майя существовала высокоорганизованная рабочая сила. Ученые использовали специальную картографическую технику, которая обрабатывает сигнал отраженного от земли лазерного света, чтобы выявить контуры, скрытые под густой листвой. Пример — на фото:

Майя – одно из доминирующих цивилизаций коренных народов в Гватемале, Мексике, Белизе, Сальвадоре и Гондурасе, была на пике развития около 1500 лет назад и насчитывала к этому времени население от 5 до 8 миллионов человек.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что цивилизация майя на пике своего развития не уступала таким сложным культурам, как Древняя Греция или Китай. Помимо сотен объектов, сканирование показало под толщей зарослей эстакады, связывающие городские центры с карьерами. Сложные ирригационные и террасные системы земледелия были способны прокормить огромное число рабочих. Эстакады были хорошо проходимы даже в сезон дождей и использовались, судя по всему, как торговые пути и для других видов взаимодействия между городами.

Майя не использовали колесо и тягловую силу, но, по словам археолога университета Тулейн Марчелло Кануто, участвующего в проекте, это была цивилизация, которая буквально двигала горы.

«У нас на Западе бытовало мнение, что сложные цивилизации не могут существовать в тропиках: тропики — это место, где цивилизации умирают. Однако теперь мы должны учитывать, что сложные общества, возможно, сформировались в тропиках и вышли оттуда», — отметил Кануто.

Как пояснил археолог университета Тулейн Франсиско Эстрада-Белли, лидар произвел революцию в археологии наподобие той, что сделал космический телескоп Хаббла в астрономии.

В ходе исследования удалось получить уникальное представление о характере поселений, взаимосвязи между городами и милитаризации долин. На своем пике развития майя (приблизительно 250 — 900 годы) цивилизация располагалась на территории примерно в два раза больше средневековой Англии, но была гораздо более густонаселенной.

Среди находок — повсеместно установленные оборонительные стены, валы, террасы и крепости. Это свидетельствует о том, что майя активно воевали и защищали свои города от врагов.

Печальной новостью является то, что снимки также выявили многочисленные ямы, вырытые мародерами, которые беспорядочно и жадно грабят античные реликвии, разрушая архитектуру и памятники.

Исследование является первым этапом трехлетнего проекта, в ходе которого будет обследовано более 14 тысяч квадратных километров низменности Гватемалы, которая является частью территории доколумбового поселения, простирающегося на север до Мексиканского залива.

Эль Мирадор

В целом планировка Эль-Мирадора определяется тремя пирамидальными комплексами (Эль Тигре, Монос и Ла Данта), расположенными в вершинах прямоугольного треугольника, и Центральным акрополем. Строительство в Эль-Мирадоре началось на рубеже IV — III веков до н. э. Особый масштаб оно приобретает около 150 года до н. э. с сооружением комплекса Эль Тигре. Позднее (около 100 года до н. э.) строится комплекс Монос на юг от Тигре, также содержавший пирамиду с храмовой «триадой». Примерно в это же время возникает Западный акрополь — политико-административное сердце Эль-Мирадора. Восточная группа начинает строится позже, чем Эль Тигре и Монос.

В Эль Мирадоре находится пирамида Эль-Тигре, одна из самых грандиозных пирамид майя, превышающая по размерам пирамиды Тикаля, Паленке и Чечен-Ицы. Эта 18-этажная пирамида достигает 60 метров в высоту, что превышает самый большой храм в Тикале — Храм IV; Кроме того, в городе находится структура из трех пирамид Ла-Данта, самая большая по объему пирамида в мире, даже выше, чем в Египте. Его высота 72 метра, больше, чем у пирамиды Большого Ягуара в Тикале — 47 метров.

Особенностью пирамид в Эль-Мирадоре является триадический стиль с огромными пирамидальными платформами с тремя различными стрениями в верхней части. Это было доминирующее центральное здание, окруженное двумя меньшими, обращенными друг к другу.  Археолог Энрике Эрнандес предполагает, что такой стиль диктовался представлением о трех наиболее важными звездах созвездия Ориона, которые образуют своего рода треугольник.

Первые следы обитания человека на территории Эль-Мирадора относятся к этапу Мамом (600-300 годы до н. э.). В этот период были возведены первые постройки в Западной группе, а также началось формирование Центрального акрополя, служившего впоследствии царской резиденцией и политико-административным ядром города.

Эль-Мирадор (оригинальное название — Каналь), являлся столицей царства Каналь. В поздний доклассический период цивилизации майя это поселение было, безусловно, самым большим городом во всем Петене.

Он также известен как Царство Кан. Слово «кан» означает «змея», например в слове «Кукулькан». А в Мирадоре долгое время правила династия «Змеиных царей».  Цивилизация Кан была современником культуры ольмеков, до сих пор считавшейся матричной культурой Мезоамерики. Существуют убедительные доказательства того, что майя Эль-Мирадора разработали письменную, математическую, сельскохозяйственную и астрономическую систему, знания, которые сделали их одним из самых развитых и изощренных городов, на несколько тысяч лет раньше, чем считалось и принималось до самого недавнего времени.

 

В 4-м веке нашей эры цивилизация майя попала под сильное влияние Теотихуакана. Но это уже немного другая история.

Священный праздник зимнего солнцестояния в традиции майя

Священный праздник зимнего солнцестояния в традиции майя

антропология

Священный праздник зимнего солнцестояния в традиции майя

 

Как индейцы майя отмечали зимнее солнцестояние?

У майя, живущих на территории нынешней Гватемалы этот праздник назывался Paxkua (Пакскуа). Когда на землю майя пришли захватчики, католическое духовенство запретило этот праздник под страхом смертной казни, который праздник считался языческим и сатанинским, а священники заменили его христианским обычаем —  празднованием Рождества Христова.

Что такое Paxkua?

Ну, во-первых: PAXKUA  не является Пасхой; и хотя слово звучит похоже на Пасха (в иудейской традиции это праздник выхода Израиля из рабства в Египте). В языке майя PAXKUA состоит из двух слов, PAX и КУА или K’UWA’.

Пакс (PAХ), то есть барабан и музыка, и Ку (KU ‘o KUA’) является сокращением имени Хунаб Ку (JUNAB’ KU) ‘или Хунах Пу (JUNAJ PU’); или Аджав (Ajaw) Солнце, объединенный два слова PAX и KUA ‘ в буквальном смысле означает праздник барабана и музыка Кинич Аджава (Kinich Ajaw) — Солнце.  Но это также имеет еще один большой смысл: «Наша Пища Пакс», так как КУА ‘ также исходит от слова K’UWA, что означает: Наша Пища. И когда мы говорим PAXK’UWA, мы буквально говорим «Наша Пища Пакс», месяц № 16 нашего солнечного календаря Maya Ab 365 дней, где всегда присутствует этот священный праздник Пакскуа.

Астрономическое значение

Древние Майя, изобретавшие науку о астрономии, тысячелетия назад обнаружили явление зимнего солнцестояния, четвертого и последнего сезона 365-дневного сельскохозяйственного года.

Это важнейшее астрономическое явление, в котором энергичный и победоносный Кинич Аджав (Отец-Солнце) бросает свои мощные лучи над пирамидами Ваксактуне, Тикале, Чичен-Ице, Майапане, Цинбилчалтуне, Оксинтоке, Ушмале, разбивая их на две идеальные половинки: одна половина — свет и другая — тень, тем самым предупреждая о точной астрономической дате наступлении зимы, и день Ниц УПАМ Кидж (NITZ’ U’PAM Q’IJ) (самый короткий день года 10 часов и 52 минут не более … затем следует Ним УПАМ АКАБ (N’IM U’PAM AQ’AB)  — (самая длинная ночь года 13 часов 9 минут).

Для мудрецов и видящих майя явление зимнего солнцестояния было великой дверью духовного мира и всех вселенных; и это был день, который широко праздновался и торжественно отмечался многими поколениями майянской цивилизации; это день, когда излучалась великая и мощная энергия.

Как майя отмечали этот праздник? 

Чтобы отметить праздник PAXKUA, предки майя по обычаю делали глиняные полусферические котлы, украшенные цветными тканями, куда устанавливали светильники, и устанавливали те на очень высокий прямой шест у восточного угла дому. Эти светильники были символом, который отмечал прибытие Кецалькоатля (он же Кукумац, Кукулькан, Тепеу) в каждый дом майя.

Майя также использовали круглые плоды желтого, оранжевого и красного цвета (тамаринд, апельсины, мансанильо), делали из них большие и длинные ожерелья, чтобы украсить интерьер своих домов, эти ожерелья фруктов представляли собой изображение этапов путешествие Отца-Солнце в течение 365-дневного календарного года .

И в качестве ковра в их домах использовались ветви сосны и мох, которые представляли дом, семью и дом Майя как неотъемлемую часть матери-природы.

Любимый напиток на празднике Пакскуа был каб (что-то вроде пунша) хорошо теплый, полный всех видов фруктов и корицы, этот вкусный напиток представлял все витамины и хорошую жизнь, которую он дает и приносит с собой Пакскуа  (зимнее солнцестояние).

Происхождение и значение пачес

Любимое блюдо этого великого праздника Пакскуа было и является вкусные и богатые по вкусу классические «пачес» (майянские разновдность тамалес) из кукурузы с мясом и завернутые в листья банана или максана.

Приготовление этого блюда составе имеет религиозное, хронологическое и астрономическое значение:

Толкушка, с помощью которой готовят тамалес, представляет собой священную кукурузу и человека и солнце, так как, когда вы начинаете делать пачес, первое, что делается, — это булочка из кукурузы, круглая как солнце, и затем из булочкой с помощью толкушки получается круглая лепешка в форме солнца.

Затем в круглую лепешку помещается мясо, и она символизирует вселенную, а также одежду, покрывающую все тело. В мясо добавляется вкусный острый с пряностями или чуть менее острый соус, обычно красный, представляющий Отца Солнце, Кровь, Жизнь и божественную искру.

Затем, когда мясо уже находится посреди лепешки; его хоронят, заворачивая левую и правую половину лепешки, превратив его в связанную или закрытую руку или в раковину, которая представляет нулевое число, принцип всего и всех, дух, священное начало Майя.

Перед тем, как обернуть тамалес в листья, майя заворачивают его как конверт; что придает придает ему вид наподобие глаза, который представляет Аджаву — Солнце-Отца: глаз, который все смотрит на него, взгляд, от которого ничего не ускользает и который кто все знает.

Тамалес заворачивают в листья банана или максана, чтобы блюдо получило от листьев в процессе приготовления уникальный вкус и аромат, который представляет собой космическое соединение с природой.

Затем майя берут Цалоп ( Tz’alop), чтобы связать его крест накрест, сделав майянский крест, представляющий восток, север, запад, юг и центр. Следующий шаг — берется Субаль Бож (Sub’al B’oj) (специальный горшок для варки тамалес) и ставится поверх 3 Xucub’ (Tenamastes), которые символизируют собой созвездия Вселенной.

После чего тамалес укладывают в форме пирамиды внутри горшка, образуя таким образом связь неба с матерью-землей.

Когда горшок заполняется, туда на сложенную пирамиду тамалес выливается 7 или 13 или до 20 стаканов воды, чтобы они смочились очень хорошо, что символизирует собой изменение и преобразование.

Затем берутся дрова зажигается огонь, такой — чтобы варить тамалес медленно, пока они хорошенько приготовятся внутри горшка, что отсылает к Отцу-Солнце, огонь, который превращает и трансформирует время и мать-природу.

Готовые тамалес развязываются и поедаются с большой радостью и с удовольствием, что само по себе представляет собой проявление Кинич Аджава (Отца-Солнца) как важнейшей основы для поддержания жизни человека.

После еды по обычаю делаются великие церемонии священного огня, с музыкой, танцами, и майя слушают историю и рассказы бабушек и дедушек майя.

В день Пакскуа принято, что все дети в семье посещают своих родителей, дедушек и бабушек, старших родственников, приносят  им в дар свои тамалес,  и их родители, в свою очередь, отдают свои тамалес детям ко всеобщей радости и удовольствию.

 

Пакскуа и единство майя

Майи, живущие в бедности и не имея денег и запасов, чтобы сделать праздничные тамалес, отправляются в ночное путешествие с танцем, которое называется Качлиб (k’achlib’ или Achlib- переводится как «наша семья».

Они подходят к домам более обеспеченных и удачливых майя и объявляют: K’achlib’ yax juliq’ («семья уже приехала!») и начинают танцевать во дворе танец K’achlib’ во дворе. И в каждом доме, который они посещают,  в конце представления хозяин дома вручает им тарелку полную тамалес со словами: , и семья благодарит их со смирением и х, если получили, и хозяин дома, который они посетили, достает тарелку, полную tamales и дает им в ответ со словами: K’achlib’ Tiijá Jun sub’ alak’ rech Paxkua’ («В нашей семье имеют и едят один тамалес из Paxkua’), и они принимали его, а затем переходили в другой дом. Таким образом, бедные собирали в ночь Пакскуа все тамалес, которые могли, и на рассвете они распределяют праздничные тамалес поровну среди всей группы, которая участвовала в танце и сопровождала их от дома к дому.

Никто не остается без того, чтобы поесть в ночь Пакскуа ритуальную еду, богатые и бедные все могли отпраздновать его без каких-либо исключений; это замечательный и необыкновенный обычай с глубокой мудростью единства народа майя; который учит нас, что майя не является эгоистичным и индивидуалистическим народом; но они едины в своей общине и в социуме.

Каждый христианин ждет подарка на Рождество, но майя дарят в зимнее солнцестояние подарки только нуждающимся, то есть тем, от кого не ожидают ничего получить взамен.