Мудрость сапотеков, зашифрованная в узорах

Мудрость сапотеков, зашифрованная в узорах

истории магов

Как правильно читать традиционные орнаменты и узоры в традиции сапотеков, рассказывает Самуэль Батита Лазо. Часть первая. 

Узоры  сапотеков в городе Теотитлан, Департамент  Дель Валье, Оахака

Сегодня я хочу рассказать  о некоторых традиционных символах, которые сапотеки изображают  на своих коврах. Одним из них является символ жизненного цикла. Это узор, который известен также как  «greca» (греческий). Вы можете увидеть его на руинах  Митлы — места, расположенного  в 30 минутах езды от Оахака.

Итак, если вы посмотрите сюда, то увидите первую ступень, которая символизирует рождение человека. Рождение сапотека.

В прошлом,  сапотеку должны были дать имя в соответствии с днём,  когда он рождался. У  нас  есть два календаря: Лунный и Солнечный,  и примером имени может быть: Три Оленя  Пять Дождя.

Вторая ступень символизирует момент, когда сапотек – еще ребёнок, и его должны отвезти  в  одно  из  древних мест,  известных  как места  силы, и, игравших  в прошлом важную роль в культуре сапотеков. Родители должны взять своего  ребёнка  в  Митлу или Монте-Альбан или любое другое  древнее место, посетить там  шамана, который расскажет о будущем этого ребёнка. И шаманы обладают знанием и способностью  видеть таланты, которыми данный человек обладает.

Третья ступень – молодой человек. Если обратите внимание, то увидите, что ступени идут  вверх и становятся более узкими. И самая верхняя точка  символизирует время взрослого сапотека, тот период, когда  вступают в брак. И в прошлом это должно  было быть где-то в 30 лет,  но теперь времена изменились, и, например, все мои друзья уже давно женаты.

Итак, у вас появляется семья, вы создаете  новую жизнь, появляются дети, и  сапотеки открыли, что вы отдаёте детям самую лучшую часть себя, своей энергии; вот почему после этого линия идёт вниз. Затем вы становитесь  старыми и умираете морально. Вы умираете в углу. Может поэтому говорят, что  смерть находится  вокруг угла (это испанское выражение).

Итак, данная часть  – это жизнь в другом мире. Затем вы возвращаетесь, чтобы родиться вновь в этом мире. Это что-то вроде реинкарнации. И вы начинаете всё сначала, рождаетесь, создаете жизнь: вот почему этот символ называют циклом  жизни. Также, если вы заметили, здесь  есть второй символ, который выглядит как первый, но перевернут вверх ногами.

Один представляет ваше физическое тело, другой —  духовное тело. Мы зовём физическое тело тональ, а духовное тело, или тело сновидения, или дух – нагуаль. Тональ — это всё, что понимает ум, всё, что можно назвать или объяснить при помощи слов. Нагуаль – это.. Просто противоположное.

Итак, в каждом жизненном цикле у нас есть цель. Мы, являясь людьми, должны создавать и генерировать осознание. Растения так же  и животные делают это. Но мы, будучи человеческими существами,   можем создавать  гораздо  больше просто потому, что являемся людьми,  и это наша  функция  поддерживать и сохранять порядок Вселенной.

Итак, в  каждом жизненном цикле мы должны создавать больше и больше осознания. Но каждый из нас является личностью, и у каждого есть своя особенная  миссия и цель в жизни. Когда ты  открываешь смысл  этой миссии, говорят, что ты становишься воином. Это.. Это философия жизни.

Здесь, понимаете,   показан  первый уровень жизненного цикла человека.  Самый  базовый.

Ты просто растёшь,  взрослеешь, вступаешь в брак, заводишь детей и создаёшь осознание.

Но шаманы обучают сапотеков как стать воинами. Одна из первых вещей, которой они нас  учат, что воин — это человек, осознавший  неизбежность своей  смерти. Он  не тратит больше  время своей жизни на пустые и ненужные действия.

Поэтому  есть другой  символ жизненного цикла. Он представляет жизнь воина.

Я продал последний ковёр  с узором пути воина, поэтому распечатал картинку на бумаге. Вы можете увидеть этот узор здесь.

Он также состоит из ступеней, как и предыдущий символ цикла жизни обычного человека, но  теперь  эти  ступени  означают не состояния   жизни, они означают  состояния  осознания, более высокие  уровни  и разные уроки, через  нужно  пройти, разные вещи, которых нужно достичь,  чтобы стать воином.

Все эти ступени идут вверх и достигают  плато. Оно символизирует тот момент, когда воин берёт ответственность учить других людей или конкретного человека как стать и быть воином. Существуют разные вещи, которые воин должен усвоить.

Сначала идёт ритуал охотника. Он учит, что у нас есть рутинные привычки, в которых мы все погрязли с головой. И в силу того, что мы ведём  постоянную и  неизменную битву со смертью, то  должны сохранить  бОльшую часть своей  энергии, чтобы сражаться и  выстоять в этой борьбе. Это также можно истолковать  как внутреннюю работу, ведь, чтобы создать  больше осознания, нам нужно бороться внутри  с самими собой и  со всеми плохими действиями. Ну, со всеми действиями, которые просто расходуют   нашу энергию впустую, такие, как гнев, уныние, грусть, все эти плохие вещи.

И воин… Воин также  должен научиться  использовать   растения и грибы. Он  обязан ну, вы понимаете, сломать свою рутину. Это  означает не только поменять свои  постоянные привычки и распорядок дня, это  значит смотреть на мир иначе, по-другому.  Каждый день по-новому воспринимать  этот мир. Вот что воин делает, чтобы увеличить  осознание.

Эмм, что ещё… Когда воин достигает этого плато, он также стареет, и если он не стал шаманом, то будет и далее  стареть и умрёт как обычный человек, затем попадёт в иной мир, но там он поднимется на более высокий уровень и будет жить с богами немного времени. Это дар  за его жизнь воина.

 

Продолжение следует…

Любовь магов — навсегда. Окончание. Интервью с Тайшой Абеляр

Любовь магов — навсегда. Окончание. Интервью с Тайшой Абеляр

интервью

… Окончание интервью Тайши Абеляр на радио. Начало читайте здесь: https://www.tensegrity.moscow/taisha-abelyar/ Интервью с Тайшой Абеляр (сама запись звука )  обрывается на последней части разговора. Мы нашли окончание этого разговора и перевели его. 

ХЕЙНС ЭЛИ: Каким вы видите будущее мира в целом, принимая во внимание модальность нашей эпохи в выражении «несчастного ребенка» и ментальности торговца, о которой вы упомянули, есть ли надежда у мирового сообщества?

 ТАЙША АБЕЛЯР: Очень мрачным, в смысле эгомании, которая распространена повсюду, куда бы мы не взглянули. Посмотрите сами, откройте глаза на мгновение если вы посмотрите вокруг себя, по телевидению, в масс медиа, то с чем мы сталкиваемся на работе, информация исходящая из медиа каналов и мира политики, мы наблюдаем истощение мира и его ресурсов и, тем не менее, мы не желаем менять наши жизни, это адский замкнутый круг.

ХЕЙНС ЭЛИ: Может ли энергия, точка сборки мира в частности, быть сдвинута, что бы все изменилось в мгновение ока?

ТАЙША АБЕЛЯР: В мгновение ока? Для этого вам понадобится катаклизм. Маги говорят, что да, было такое время когда мировая точка сборки сдвинулась, возможно в ледниковом периоде или во время великих катаклизмов, такие сдвиги имели место. Земля сдвинулась со своей  оси на момент. Некоторые даже утверждают, что планета даже вращалась против естественного вращения в течении какого то времени. Это, конечно же не является частью нашего концептуального диапазона, но что бы измениться вам потребуется какое то тотальное потрясение, что бы все внезапно изменилось. Тем не менее, вы можете измениться постепенно. Но для этого вам не можете изрекать, что-то вроде «Спасем тропические леса», затем разъезжая на вашем мерседесе или строя дом из дерева или то-то в таком духе.

Вы должны начать с вас самих, вы должны сдвинуть точку сборки в качестве отдельной единицы, как личность, что бы установить новое магическое намерение. Мы зафиксированы в наших исходных данных, и точка сборки так же зафиксирована, но  эта ее позиция ослабляется чем дальше  тем больше так как эта позиция точки сборки, не была постоянной для нашей энергетической сущности, в течение всего существования земли, таким же образом точка сборки Земли, меняла свое положение в течении времени и она может меняться и сейчас, это то что маги.. это действительно наша надежда и вот почему мы обращаемся к людям, потому что сейчас сдвиг позиции точки сборки возможен! Когда вы делаете это индивидуально, вы можете притянуть то, что маги называют критической массой.

Остальные так же будут способны двигать их точку сборки, потому что сейчас мы достигли нового интерсубьективного соглашения и те кто сделали перепросмотр или те кто его начинают делать будут способны сказать: да я ощущаю разницу! Или те кто делают магические пассы или начинают сновидеть сохраняя свою целостность без индульгирования могут сказать: да я вижу разницу в моем способе восприятия мира и это создает новую оживляющую интерсубъективность. Это оживит мир, но только в случае если вы оживите вашу собственную энергетическую сущность! И таким образом, наши дети, как мы уже говорили, если их родители являются людьми полными сил и жизненной силы, наши дети отразят этот факт и что бы вернуться к первопричине, как были зачаты дети, будем ли мы зачаты энергетически или нет, родители которые перепросматривали и которые сдвинули свою точку сборки и у которых в последствии будет ребенок, которые занимаются любовью и дают жизнь ребенку, это зачатие будет энергетически сильным! Таким образом все становится сильнее и мы можем измениться!

ХЕЙНС ЭЛИ: У меня есть вопрос до того как мы закончим, время идет: во всех книгах Карлоса Кастанеда, так же как и в вашей книге и книге Флоринды Доннер, постоянно возникает концепция телепатии. Кто-то из магов предвидел ваши вопросы или делал свои комментарии по поводу ваших мыслей.

ТАЙША АБЕЛЯР: Да

ХЕЙНС ЭЛИ: В какой момент своего обучения маги становятся телепатами?

 ТАЙША АБЕЛЯР: В момент, когда вы заставляете ваш внутренний диалог замолчать. Как только вы перестаете утверждать свое собственное я на постоянной основе, как только у вас нет беспокойства, на тему: что же со мной произойдет или сомнений на тему своей работы или повседневных проблем. Как только вы становитесь безмолвными, вы развиваете…. и благодаря перепросмотру, как только вы начинаете пробуждать ваше тело сновидения, вы будите в себе того, кого маги называют внутренним видящим, или вы можете его называть эмиссаром или голосом видения, это то, что говорит вам суть вещей. Это не обязательно должно иметь вербальное выражение, это ощущение: Они подумали это! Иногда вы можете даже слышать мысли другого человека!

ХЕЙНС ЭЛИ: Вы были буддистским монахом в течение многих лет. Вы совершали сталкинг позиции мужчины буддистского монаха.

ТАЙША АБЕЛЯР: Да

ХЕЙНС ЭЛИ:  Эта точка зрения на усмирение внутреннего диалога происходит из этой дисциплины?

ТАЙША АБЕЛЯР: Очевидно, существует большое количество техник медитации и монахи являются…. Но это не требует от вас быть буддистом или последователем концепции Дзен, это просто их цель достигнуть внутреннего безмолвия. Изначально, я сделала свой перепросмотр до того как заниматься любыми практиками неделания, таким образом я была способна делать сталкинг этих позиций, но это не говорит о том что если вы делаете медитации дзен вы сможете остановить ваш внутренний диалог. Существует множество техник медитации которые останавливают внутренний диалог но этого не достаточно это то, что я бы назвала достижение внутренней тишины, это хорошо, но что случится как только вы вернетесь на работу и вы будете окружены людьми, вашим разозленным боссом или дома с детьми или шумными соседями? Вы должны быть способны быть в состоянии тишины и невозмутимости что бы быть способным решить любую ситуацию в школе или в других ситуациях, где нам будет необходимо заставить внутренний диалог замолчать.

Это не просто сесть в сидячую медитацию  дзадзен или расположиться в пещере, где бы мы могли практиковать медитацию, так как я была знакома с монахами буддистами, с которыми я общалась и с тибетскими монахами, которые приезжали в Лос Анжелес, они говорят, что там им очень тяжело сохранять свою уравновешенность  и то же самое происходит и в Китае, когда китайцы добрались до  даосских храмов, они в той или иной мере превратили их в туристические места. Монахи говорят, что теперь внешний мир проник в сферу их активности и это уничтожило часть тишины которую они создали, что на самом деле, правда, но маги утверждают: Создайте вашу тишину, не на пике горы, но внутри вас самих и это будет то, что означает остановку внутреннего диалога.

ХЕЙНС ЭЛИ: Я считаю что теперь мы подошли к концу трансляции. Наша гостья в Earth Mystery Show была Тайша Абеляр, автор замечательной книги “Магический переход“, которую я рекомендую своей аудитории, вместе с книгой Флоринды Доннер “Жизнь в сновидении”, ”Сон ведьмы” и книгой Карлоса Кастанеды “Искусство сновидения”, эти  книги содержание которых  достаточно тяжело описать в радио трансляции. Тайша, после того как мы пригласили Флоринду Доннер организовать семинар или конференцию в нашем регионе, она ответила что сделает или хотела бы это сделать, мы получили сотни писем с просьбой предупредить заранее наших слушателей об этом событии, так как они все заинтересованы в этом. Я хотел бы предложить вам то же самое, вам и Кэрол Тигс. Пожалуйста, запланируйте в вашем сновидении посетить Grass Valley, в регионе Nevada City и доставьте нам удовольствие встретиться с вами лично!

Шаманизм Сибири и шаманизм Мезоамерики

Шаманизм Сибири и шаманизм Мезоамерики

наука

Сейчас много говорят о шаманизме в связи с известной историей похода якутского Саши-шамана против Кремля. И в связи с продолжением этой истории – похищением Саши-шамана силовиками и его принудительного помещения в психиатрию. А также информационным фоном – внесудебные расправы в Чечне над гадалками и «ведьмами» (сжигание домов, изгнание, избиения). В общем, выпала нам интересная жизнь с айфонами и крылатыми ракетами на уровне 17-м века.

Хорошо, давайте поговорим за шаманизм. Заодно – про Сталина, и про памятники культуры человечества.

Мне всегда было интересно, почему некоторые практикующие тенсегрити (т.е. «Мудрость шаманов древней Мексики») умудряются «уважать» или «гордиться» диктатором и убийцей миллионов людей Иосифа Сталина. Для меня это всегда было непонятно, потому что, на мой взгляд, «уважать» Иосифа Сталина, одновременно, практикуя «мудрость шаманов», это то же самое как заниматься генетикой и быть поклонником Лысенко. Или исследовать культуру индейцев Майя и «уважать» Диего Де Ланду (такие, кстати, есть!). Или быть приверженцем иудаизма, и, одновременно, «отдавать должное» Гитлеру (такие тоже есть!). Для меня это звучит шизофренично. Как быть Яки и гордиться теми военачальниками, которые сгоняли индейцев Яки с их земель или убивали их лидеров? Брррр! К дьяволу!

Хочу напомнить, что тенсегрити – это современная форма шаманской традиции, существовавшей в Мезоамерике, по словам Дона Хуана, в последние 10 тысяч лет.  Современная наука мало знает о культуре и традициях древних людей, населявших этот континент, до появления первых значительных каменных памятников и следов письменности. Очень поверхностно исследована деятельность лишь последних двух тысяч лет.

Куикуилко, южная окраина Мехико сити. Пирамида выкопана из под слоя вулканического пепла

На городской окраине современного Мехико-сити стоит необычной формы пирамида Куикуилко. На эту пирамиду Дон Хуан водил Карлоса Кастанеду, рассказывая ему о том, что это место тех нагуалей, кто cтоял у истоков нашей линии. Эта пирамида была построена по некоторым сведениям примерно за тысячу лет до начала н.э. Про жизнь людей в эту эпоху известно очень мало. Это были современники ольмеков. Но совершенно точно, что природная катастрофа около 150—200 гг. н. э. после извержения близлежащего вулкана Шитле, вынудила выживших в Куикуилко искать убежища в новом месте, и, по видимому, этим новым местом стал Теотихуакан, который во втором веке начал стремительно разрастаться и стал самым влиятельным культурным и военным центром Мезоамерики, повлиявшм и на майя, и на сапотеков.

Да, жизнь древних обитателей Мезоамерики полна загадок и тайн. Однако факт генетического наследия этих людей установлен достаточно достоверно. Предки этих индейцев пришли из древней Сибири через Берингов пролив, в несколько этапов. Первая волна «палеоиндейцев», родственных азиатскому населению Сибири и Дальнего Востока, пришла примерно 15 тысячи лет назад, по мнению ученых, когда пересох Берингов пролив. Последняя массовая волна переселенцев проникла в Северную Амеику 10 тыяч лет назад.

А поэтому, имеет смысл предположить, что шаманизм Сибири – это прямой, хотя и дальний родственник шаманизма (то есть, магической традиции, в широком смысле) Мезоамерики. А население Америки И Южной и Северной, родственно автохтонному населению Сибири и Дальнего Востока. Именно этим объясняется, как я вижу, само появление термина «шаман» в финальных книгах Карлоса Кастанеды. В ранних изданиях Кастанеда не использовал сибирский термин «шаман»: там были «охотники», «воины», «люди знания», «видящие» и так далее.

Шаманизм Сибири – это по настоящему уникальный и древнейший реликт знания, сохранившегося от культур, от которых нас отдаляют не просто эпохи, но целые световые года, если мерять их годами эволюции. Сибирский шаманизм – редкий и ценный артефакт человеческого наследия, как и шаманизм некоторых древних народов Австралии, Африки и Океании и некоторых других. Благодаря суровым условиям жизни и удаленности от центров цивилизации этот артефакт существовал на протяжении тысячелетий без каких-то серьезных изменений.  Даже довольно агрессивное продвижение и навязывание православия в эпоху имперского российского завоевания Сибири – серьезно потеснило шаманизм, но не разрушила его до основания.

Первая атака на сибирских шаманов ознаменовалась известным указом Петра I о массовом крещении северообских народов. Указ повелевал специально назначенному митрополиту Филофею уничтожать изображения божеств, которым поклонялись народы Сибири, и крестить их. Массовые мероприятия по насильтвенному крещению и христианизации народов Сибири начались после приезда в 1711 году в Сибирь в качестве нового губернатора князя М. П. Гагарина. При его активной поддержке Филофей Лещинский обращал в христианство березовских и сургутских хантов, пелымских манси. В 1717 года с аналогичной целью Филофей ездил проводить крещение в Нарымский и Кетский уезды, в 1719 году — в Мангазею, а в 1719-м и 1720-м — в Иркутск и за Байкал. Изображения божеств, которым сибирские народы поклонялись, приносили жертвы и с коими связывали свое благополучие, были сожжены, растоптаны, уничтожены. Основные священные места были разрушены во время миссионерских экспедиций Лещинского в 1712-1718 годах. В 1722 году священник Михаил Степанов сжег 75 священных мест в Приобье; в 1723-м в Березовском уезде русская администрация отобрала и сожгла 1200 деревянных и 5 железных изображений божеств хантов и манси.

Шаман, Сибирь, 1903, Россия.

С воцарением императрицы Екатерины интерес к шаманству ослабел, центральной власти стало не до них. Хотя шаманство и наказывалось дисциплинарными методами, во многих районах начальство смотрело на камлания сквозь пальцы. Как писал Худяков, «при введении христианства многим шаманам насильственно обстригали волосы и затем силою приобщали; в этих случаях шаманы сходили с ума, становились больны на год и на два, лежали в кровати». Но в итоге языческие духи все равно оказывались сильнее новых христианских святынь и повторно инициировали ойунов. «Потом рассказывали они, что черти водили их по разным местам, закалывали, вынимали кости и вставляли новые, «исправляли» шамана».

Кочевники из отдаленных труднодоступных районов продолжали придерживаться верований своих предков.  Шаманизм отдалился от крупных городов Сибири, притаился в глубинке, в отдаленных деревнях и стойбищах.

Что нанесло по сибирским и дальневосточным шаманам по настоящему сокрушительный удар, от которого шаманизм вряд ли когда-нибудь сможет оправиться – это невероятно агрессивная и злобная советская империя, которая начиная с 1920 года, еще не закончив Гражданскую войну объявила шаманов  контрреволюционерами. Открыл эту кампанию циркуляр Губревкома от 20 ноября 1920 года, в котором волостным и сельским ревкомам вменялось в обязанность строго преследовать всех шаманов.

В годы гражданской войны на Севере большевикам было не до шаманов, но, расправившись с главными противниками, они вновь обратили внимание на человека с бубном. 27 мая 1924 года был принят новый партийный документ по этому вопросу — «Постановление Пленума Якутского обкома РКП (б)». 3 ноября того же года вышло «Постановление ЯЦИК о мерах борьбы с шаманизмом в Якутской АССР», а следом и соответствующее «Обращение к трудовому народу»:

«Все советские органы, общественные организации на местах призываются на борьбу с шаманизмом, на которую они должны направить максимум своего внимания и сил.
Шаманизм — опиум для народа.
Шаманы — паразиты на теле трудящегося якута!»

Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. Токарского

Шаманам одновременно полагалась конфискация имущества, дополнительные налоги и «задания по заготовкам», запрет на вступление в колхозы и кооперативы, выделение охотничьих, рыбацких и сенокосных угодий, снабжение снастями, орудиями лова и припасами. Детей шаманов запрещено было принимать в интернаты, им разрешалось получать только начальное образование, а нередко на них распространялись все ущемления прав, которым подвергались родители.

Лишение избирательных прав происходило очень быстро, на общем собрании селян, простым голосованием под давлением какого-нибудь «уполномоченного» из райцентра. А вот восстановления могло состояться только после принародного покаяния шамана, публикации его «отказного» заявления в газете, испытательного срока в пять лет и долгого хождения документов по вышестоящим инстанциям. Все это время семья шамана балансировала на грани жизни и смерти.

За камлание штрафовали. Репрессивным мерам подвергались не только сами шаманы, но и их родственники. Например, в Приамурье местные сельсоветы принимали решения о высылке «классово чуждых» жителей из населенных пунктов.

По сведениям П.Н. Ильяхова, на севере Якутии, и без того в самых экстремальных условиях выживания (тем более после военной разрухи) шаману-лишенцу на семью из пяти человек в порядке наказания выдавали только «30 фунтов (12 кг) муки, полкилограмма масла, килограмм сахара, одну плитку чая и одну коробку спичек» на всю зиму, которая в Заполярье длится, как известно, почти девять месяцев. Конечно, прожить на таком пайке было невозможно, а пополнить его за счет охоты или рыбалки шаман не мог по названным причинам. То есть налицо наблюдалось моральное и физическое уничтожение шаманов новой властью.

В 30-х годах начался новый этап преследования шаманизма. Печальную роль в том разгроме сыграл знаменитый антрополог Л.П. Потапов, автор классической книги «Алтайский шаманизм». До 30-х годов двадцатого века шаманизм Сибири, был мало исследован, не было каких-то общепризнанных теорий шаманизма. Карл Маркс и Владимир Ленин ничего существенного не написали о шаманах. Под большим вопросом была и принадлежность шаманов к религии. Некоторые исследователи считали их просто «больными» людьми, другие – своеобразными выразителями древних суеверий. Кое-где местная власть смотрела на деятельность шаманов сквозь пальцы. Но Советская власть, утвердившаяся в Сибири после кровопролитной гражданской войны, нуждалась в теоретическом объяснении, почему шаманов необходимо репрессировать, какое место он занимают в «классовой борьбе». В итоге, Потапов обосновал и дал эту теоретическую модель (весьма сомнительную с точки зрения современной науки).

На совести этого очень известного исследователя гибель десятков тысяч человек. Но он не единственный «профессор», подводивший идеологию под физическое уничтожение шаманов. По тому же пути, вынужденно или нет, пошел знаменитый профессор и знаток чукотского и эскимосского шаманизма Владимир Тан-Богораз, приравнявший шамана к священнику в программной статье в журнале «Красный Север» (1931 г) заместителя председателя Госкомсевера при правительстве РСФСР И.М. Суслова «По туземному Северу. Шаманство и борьба с ним». Впрочем, самого Богораза от ссылки  это не спасло.

Тан Богораз с чукотским шаманом

Итак, шаманизм в СССР, начиная с начала 30-х годов был официально признан «религией» и спорадические преследования шаманов в начале и середине десятилетия развернулись на полную катушку.

Шаманов начали ссылать, сажать в тюрьмы и расстреливать. Массово изымались и уничтожались предметы культа: бубны, фигурки духов, костюмы, предметы силы и так далее. Детям шаманов запрещалось ходить в школы, посещать клубы, собрания. По переписи 1931 г. в Туве было 725 шаманов, из них 411 мужчин и 314 женщин — все они стали жертвами репрессий. Комсомольцы, члены партии и активисты ходили по домам и принудительно изымали все культовые предметы. В отдельных случаях эти атрибуты попадали в музеи, но по большей части уничтожались. Помимо прямого наказания за «шаманизм» или принадлежность к семье «классового врага», в начале 30-х добавилась коллективизация. Часть шаманов подпадали под «раскулачивание», что влекло высылку или тот же расстрел.

Преследование шаманов в 30-е годы ничуть не уступало по жестокости испанской Конкисте 16-17 веков. И похоже, что 99% шаманов Сибири оказались не готовы к такому повороту дел: они не имели дисциплины сталкинга, они были слишком архаичны для этого. Некоторые из них были одарены в искусстве сновидении, но это их не спасало. Духи-помощники и неорганические сущности также не смогли им помочь.  Спаслись единицы, и эти единицы не имели возможности практиковать в течение 7 десятилетий, не имели возможности передавать свой дар и свою силу по наследству.  99% шаманов, которые сейчас в Сибири называют себя шаманами – это по сути, самопровозглашенные шаманы, вне традиции наследования и прямой передачи знания. Если коротко, в огромной степени, это уже «не то» шаманство. В большой степени, это современная «реставрация» и реконструкция шаманизма, а сами современные шаманы, прошедшие в своем большинстве школу пионерии, комсомола, бизнеса 90-х, эзотерику всех сортов и направлений, это уже другие люди, с другим типом восприятия и мышлением. Редкие исключения, правда тоже есть.

Известно несколько легенд о том, как по настоящему сильным шаманам-сновидящим удавалось сохранять себе жизнь. Вот несколько историй:

«юкагирский шаман из Нелемного на глазах незваных гостей сначала наполнил дом водой, потом вызвал к себе двух медведей, за ними — дерущихся жеребцов, «полчеловека». А в конце концов вывел их на берег и заставил взять в руки по мешку и «ловить» рыбу. Когда они очнулись от гипноза, то стояли голыми и держали в руках вместо мешков собственные штаны. Блюстителям закона ничего не оставалось, как со стыдом удалиться Нечто подобное и с аналогичным финалом проделала в свое время с пришедшими за ней милиционерами и Анна Павлова

Известный верхоянский шаман Уигурдаах (Гавриил Николаевич Слепцов) еще с детства обладал особым даром — кормил с рук кукушек и других диких птиц, которые безбоязненно слетались к нему со всей округи Как рассказывал его земляк E И Ефимов, подростком Гавриил мог легко отводить дождь от родительской сенокосной деляны, и Слепновы косили и стоговали в любое время Не они подстраивались под погоду, а погода под них Поэтому парнишку очень рано зауважали ближние соседи и даже стали побаиваться К тому же он вскоре научился читать все чужие мысли, и от него ничего нельзя было утаить Но в первые же годы советской власти Гвриил попал в изгои и жил только тем, что удавалось добыть в тайге Однажды в их село приехал чекист-начальник и тут же вызвал к себе Уйгурдааха. При встрече он с усмешкой спросил «Так ты и есть тот самый знаменитый ойун-жеребец?». В ответ обиженный шаман тоже назвал чекиста жеребцом. Тот разозлился и принялся угрожать оружием «А ты в меня выстрели, выстрели, — не испугался шаман, — я даже покажу, куда целиться надо!». Понятно, что как ни зол был чекист, но убить просто так человека он не мог и потому приказал затолкнуть шамана в кутузку. Но когда он вошел в свой кабинет, Уигурдаах был уже там и опять повторял свое «Стреляй! Стреляй! Интересно, скольких из нас ты перестреляешь?!» И тут кабинет до отказа заполнился совершенно одинаковыми Уигурдаахами, окружившими со всех сторон чекиста. Перепугавшись, он спешно стал предлагать шаману мировую.

Официально отказавшись от своего прошлого и проведя сеанс «саморазоблачения», Уйгурдаах после обычных проволочек сумел обрести права, выучился грамоте и даже получил работу продавца. Но так случилось, что заменивший его на время помощник совершил по незнанию незначительную растрату. Не долго думая, их тут же осудили обоих, тем более что за Слепцовым тянулось «подозрительное шаманское прошлое». «Преступников» в числе еще нескольких товарищей по несчастью отправили на принудительные работы в тайгу — заготавливать дрова для холодной и долгой верхоянской зимы. Как наиболее грамотного и старшего Уйгурдааха назначили бригадиром. Но едва только их оставили одних, шаман велел всем отдыхать, охотиться и набираться сил. А в ответ на вопрос, как мы будем отчитываться перед начальством, заметил, что это — его забота. Когда через несколько месяцев приехала комиссия, Уйгурдаах продемонстрировал ей целых пятьдесят огромных штабелей дров и сдал их по специальным актам. За такой ударный труд «преступников» тут же распустили по домам. А когда весной приехали на деляну за дровами, их, естественно, не оказалось. В ответ на запоздалые претензии и гнев членов комиссии по приемке дров Слепцов предъявил копии актов с их подписями и заметил: «Ваши штабеля, наверное, кто-то просто раньше увез ..»

«В нашем районе активист Юбан Гаврилович Третьяков собрал 9 бубнов. Затем он пригласил нас, школьников этой местности, помочь ему сжечь бубны. Так что мы, школьники, сожгли бубны в большом костре. Мой дядя был шаманом, и его большой белый бубен явственно выглядывал из этой кучи. Присутствовало очень много взрослых и детей. И многие из нас видели, как этот большой бубен выпрыгнул из огня. Трижды бубен выпрыгивал из костра, и трижды люди возвращали его в погребальный костер»

«О некоторых ходят слухи, что они избежали заключения путем применения древнего искусства изменения своей формы, например, просто превращаясь в птиц и улетая. Считается, что Константин ойуун из Абейского района вместе с двумя другими захваченными шаманами «загипнотизировал» целую комнату, полную скептиками, и заставил их поверить в то, что они вначале увидели снег, а потом медведя (или нескольких медведей, в зависимости от версии рассказчика) в зале комсомольского клуба».

«Знаменитая удаган Алы хардаах своими сексуальными действиями привела в такое замешательство мужчин, пришедших ее арестовывать, что те со стыдом убежали».

«Шамана Никона в наручниках милиционер вел в суд. Но когда тот пришел, вместо старого шамана с ним был прикрепленный к нему кусок ветки от дерева. Милиционера обвинили в том, что тот пьян, но он воскликнул «Как же я смог бы напиться?»»

Нанайский шаман. Фото П. П. Шимкевича. Пересъемка В. Н. Токарского

 

И ради справедливости надо упомянуть как минимум один случай того, что мы можем назвать классическим «сталкингом» новых видящих:

«Спиридон из Вилюйского района стал председателем сельского Совета, и община долгие годы скрывала от вышестоящих властей его продолжавшуюся шаманскую практику».

Оставшихся в живых (и даже публично отказавшихся от камлания и «раскаявшихся» бывших шаманов) власть добила в эпоху большого террора в 1937-38гг – их объявляли шпионами, выбивали пытками признания в самых фантастических заговорах и преступлениях.

С 1937 года нивхские и ульчские шаманы репрессировались как «японские шпионы». Другой пример репрессивной политики – Хакасия. В 1924 году здесь проживал 71 шаман. В 1930-х годах 25 крупнейших из них были сосланы, а троих шаманов (Чертыкова, Топоева и Иридекова) расстреляли в 1937 году за «контрреволюционную деятельность».

Настраивали также и детей против родителей:

По свидетельству Г. П. Вальдю, «свои же, молодежь, как услышат, где бубен звучит, идут туда, палку просовывают в окно и гоняют бедных старушек». Были случаи, когда дети шаманов, вступившие в комсомол, отбирали у родителей шаманские атрибуты. Например, Павел Тумали забрал у своего отца Подя Тумали бубен, пояс и утопил в Амуре, при этом он сказал: «Не позорь нас». Дети запрещали матери Т. Н. Чекур шаманить, говорили, что стыдно смотреть на людей, ходить на людях. Чтобы избежать преследования комсомольцев, шаманы и все заинтересованные в проведении шаманского обряда уезжали на луга и там шаманили. В селе собирались потихоньку, но как выразилась, информант, «разве скроешь, если бабушки идут в одну избу».

После окончания Великой Отечественной войны преследования шаманов не прекратились. А. Н. Бельды рассказывала, что в 1960-е годы в Нанайском районе Хабаровского края шаманов за проведение обрядов штрафовали, но они продолжали шаманить, занавешивая окна. Чем ближе к годам перестройки, тем больше постановления Хабаровских крайкома и крайисполкома направлены на регулирование деятельности районных организаций по соблюдению законодательства о религиозных культах и усилении атеистической пропаганды.

Иногда тех, кто старался быть шаманами, обвиняли в сумасшествии. Они считались ненормальными из-за продолжения отжившего и презираемого занятия. Их определяли достаточно опасными и потому требующими жестокого лечения медицинскими препаратами в психических лечебницах («психушках») от весьма широко и произвольно трактуемой шизофрении. Боязнь психушек и насмешек удерживала от практики тех потомков шаманов, которые могли унаследовать целительский талант и чувствовать зов духов.

Многолетний российский, а затем и советский террор перемолол в лагерную пыль древнейшую магическую традицию, несомненно родственную шаманизму и возможно, гораздо более архаичную. И справедливости ради, Саша-шаман из Якутии, это конечно не шаман в традиционном смысле этого слова. Как и те горе-шаманы из бурятского «профсоюза» Тэнгэри, которые пытались остановить Сашу-шамана – они примерно такие же «шаманы», как «эльфы» и «гномы» в ролевых играх по мотивам  Дж. Р. Р. Толкина.  Что не отменяет их некоторой эффективности. Намерение то никуда не делось. Вот — оно!

Хлеб с намерением. Интервью с Даниилом

Хлеб с намерением. Интервью с Даниилом

интервью

Сегодня наша редакция пообщалась с практикующим из Пензы, Даниилом Шалыгиным. Мы с ним знакомы уже несколько лет, и некоторое время назад мы заметили, что  его аккаунте все чаще появляется хлеб, испечённый своими (точнее его, Даниила) руками. Нам стало любопытно, и мы побеседовали с Даниилом об это увлечении.

Редакция:  Привет Даниил. Многие воины и практикующие наслышаны, что ты начал печь хлеб сам. Расскажи, как ты к этому пришел? Трудно ли это было начать?

Даниил:  Доброго дня. К теме хлеба я пришел в ходе перепросмотра питания. Стало очевидным, что многое из того, что я ем и пью – это наследие семейной линии и социальное навязывание (социальная мода или фэшн). Как например, «будешь кофе?» и отказ не подразумевается. Многое из того, что предлагается молодым людям в наши дни – это сплошной квест. В части хлеба это конфронтация магазинного хлеба и бездрожжевого хлеба. Открылось много мини-пекарен, которые действительно продают много сортов бездрожжевого хлеба, но почему много сортов? Интернет про правильное питание пишет, что глютен вреден для здоровья, вызывает ожирение и тяжело переваривается. Но так ли это? При самом поверхностном обзоре этих вопросов быстро всё встаёт на свои места. Мини-пекарни продают бездрожжевой хлеб, где вместо дрожжей используют разрыхлители. Это видно на глаз, такой хлеб сухой. Т.е. мини-пекарни делают хлеб также нарушая технический процесс, как и хлебозаводы. Глютен действительно требует много энергии для переваривания, как и сало, но только в случае нарушения технологии. Какой? Нужна закваска! На ее приготовление и поддержание уходит время, а также нужно время на выдержку теста. Трата времени не допустима в случае коммерции. Магазин не будет продавать правильный хлеб. Точнее говоря, такой хлеб продается, но стоит он 250-400 рублей за буханку. И это нормальная цена! Глютен, или попросту говоря клейковина, доводится до нужного состояния с помощью закваски. А конкретно с помощью молочно-кислых бактерий (МКБ). Обогащенный МКБ хлеб усваивается легко и очень полезен, да и просто он вкусный. Кто-нибудь задумывался о «яблочном спасе» или «медовом спасе»? Почему яблоки и мёд наши предки до наступления спасов этих не ели, только прошлый урожай? Ответ прост – после этих сроков они максимально полезны для человека. То же самое и с хлебом, и его тестом. А начать было легко. Не зря говорится – лучше начать и ошибаться, чем не начать и сожалеть всю жизнь. Дорогу осилит идущий!

Даниил на тренировке

Редакция:  Как семья относится к этому увлечению? Дети едят этот хлеб с удовольствием?

Даниил:  Первоначально семья отнеслась с удивлением, равно как и к другим моим инновациям в питании. Я понимал, что вся семья, как и другие, подвержены социальным привычкам, которые очень сильные, поскольку подпитываются вниманием большой группы людей. Тогда я создал новый образ питания. Поскольку мы вместе общаемся образ стал оказывать на них влияние. Они стали осознавать какую воду они пьют, какой чай и т.д. Они быстро полюбили хлеб. Дети едят с удовольствием. Конечно необычным им показался вкус амарантового хлеба. В такой хлеб я специально не добавлял мёд, например. Хотел подчеркнуть вкус амаранта. На Руси не зря обожали амарантовый хлеб. И не зря злые люди пытались его уничтожить на Руси, ведь это залог долголетия! Детям больше нравится хлеб с насыщенным кусом – с курагой, орехами, мёдом, шоколадом.

Редакция:  Как ты вкладываешь намерение, и какое именно намерение в этот хлеб? Можно ли его назвать едой силы?

Даниил:  Своё намерение я вкладываю в образ. Потом образ становится ярче и точнее. И становится хлебом, оладьями или ещё чем-нибудь. Я хочу сохранить больше полезных веществ, потому использую соответствующие ингредиенты — только родниковую воду и натуральную природную соль, например, розовую гималайскую и т.д. По поводу «еды силы» — думаю да. Если еда придает сил и здоровья, то во всех смыслах – это еда силы. К тому же блюдо, приготовлено вручную, с удовольствием, собственным вниманием! Я отдаю немного себя когда готовлю

Редакция:  Интересно, как долго он хранится и не теряет своих свойств?

Даниил:  Сразу скажу, что долго он не лежит у нас. Максимум 2 дня. Бывает за полдня всё исчезает. 7 дней легко хранится. Может и больше. Правильное хранение и понимание этого — увеличивает срок. Например, хлеб не хранят в пакете, не хранят в холодильнике. Я храню срезом вниз на столе без пакетов. На деревянной подложке это будет экологичнее, чем на пластмассе.

Редакция:  Есть ли какой-то хлеб, рецепт которого ты сам придумал? Связано ли твое увлечение со сновидениями? Приходят ли тебе идеи из сновидения?

Даниил:  Я делал пшеничный, ржано-пшеничный, пшенично-амарантовый. На только ржаной ещё готовлю закваску. Понимая принципы легко экспериментировать. Я уверен, что оригинальные рецепты мои ещё впереди. Но это не главное! Когда готовишь хлеб с любовью, а потом понимаешь, что хлеб тебе отвечает тем же – это бесценно! А ещё, когда вынимаешь его из печки и прислоняешь к уху и слышишь, что волшебство ещё продолжается – он внутри ещё скворчит и жарится. Мое хлебоувлечение, как и всё связанное с питанием, больше связано со сновидением-наяву, но с ночными сновидениями – тоже. В последнее время мои сны связаны с детством и чаще настолько абстракты, что проснувшись с каждой секундой всё труднее их описать. Могу с уверенностью сказать, что изменив своё питание, наполнив его неделанием своих привычек – я стал легче во всех планах бытия, что отражается и в ночных сновидениях. Так что почему бы нам  не поговорить в следующий раз о перепросмотре питания?

Контакты Даниила:
Сайт: tensegrity58.ru
Телефон: 89273612130
Е-мейл: sdi-pnz@ya.ru

Любовь магов — навсегда. Интервью с Тайшой Абеляр

Любовь магов — навсегда. Интервью с Тайшой Абеляр

Тайша Абеляр

Пес Манфред был древним магом. Женщинам не обязательно проходить семь врат сновидения. Имя мага — это сновидение позиции точки сборки. Сновидящие являются сталкерами, а сталкеры — сновидящими. Дон Хан был также Диласом Грау. Эти и другие новости — впервые на русском. Голос и перевод интервью с Тайшой Абеляр на некоммерческом альтернативном радио Калифорнии и Невады KVMR (89.5 FM).

Хейнс Эли: Тайша, мы в эфире и добро пожаловать на Earth Mystery Show

Тайша Абеляр:  Я очень рада быть здесь! И, может быть, прежде чем мы начнем, вы уже произнесли мое имя, но я хотела бы сказать свое имя еще раз, потому что мы всегда начинаем наши лекции и наши интервью с произнесения нашего имени. Меня зовут Тайша Абеляр , и мы проговариваем свое имя вслух, потому что это сновидение. Маги говорят, что когда кто-то достигает конечной стадии сновидения, он становится тем, что он сновидит, поэтому Тайша Абеляр  это сон, который я сновижу. Именно поэтому в магических целях мы всегда начинаем с произнесения нашего имени, нашего магического имени.

Хейнс Эли: Я собирался вас попросить это сделать, так как знал, что вы бы этого хотели.

Тайша Абеляр:  Ок Спасибо!

Хейнс Эли: Так как мы говорим об именах. Я хотел бы попросить вас рассказать немного о ваших именах. Вы встретили Дона Хуана, колдуна индейца Яки, о котором Карлос Кастанеда написал 10 книг, вы с ним познакомились как Джоном Мишелем Абеляр?

Тайша Абеляр:  да!

Хейнс Эли: Что означает фамилия Абеляр?

Тайша Абеляр:  Абеляр это линия, это фамилия, которая дается сталкерам традиции Дона Хуана. Вы, наверное, сталкивались с фамилией Грау?

Хейнс Эли: Да. Флоринда Доннер Грау, и ваша наставница или ваш проводник в мир магов Клара Грау.

Тайша Абеляр:  Да таким образом сталкерам давали фамилию Абеляр и фамилию Грау давали сновидящим, и они сменяли друг друга поколение за поколением, таким же образом и нагвали носили фамилию Грау, нагваль Хулиан имел фамилию Грау, и с каждым последующим поколением фамилии чередовались, но это были лишь указания на предрасположенность человека к сновидению либо к сталкингу.

Хейнс Эли: Но дон Хуан носил фамилию Дилас Грау, не так ли?

Тайша Абеляр:   Да!

Хейнс Эли: так что он должен был быть…..

Тайша Абеляр:   Да! Карлос использовал эту фамилию, он использовал фамилию Дилас, в некоторых своих….. Фамилия на самом деле не….. Мы используем много разных фамилий, в зависимости от своей цели, таким образом, прямо сейчас я Тайша Абеляр  потому что это сон который мы сновидим на данный момент, но эти моменты меняются и фамилия просто означает намерение, которое был установлено и интеграция определенного намерения в данной фамилии вызывает это сновидение.

Хейнс Эли: Я считаю, что я понимаю из того, что я прочел, что такое сталкинг, но слушатели, не знают, что означает слово сталкинг, могли бы  вы дать краткое описание того, что такое сталкинг?

Тайша Абеляр:  Да!  Сталкинг на самом деле это….. Когда точка сборки двигается… Сейчас я думаю,  ваши слушатели должны быть знакомы с понятием точка сборки?  Это позиция на светящемся яйце. Когда вы видите светящееся тело как конгломерат энергии, сверху есть точка, которая очень ярко светится и это является центром осознания, маги называют ее точкой сборки. Как только вы ее сдвигаете во сне, так как она сдвигается натуральным образом в ходе сна, вы должны быть способны ее удержать в ее новом положении достаточно долго что бы слиться с  или осознать эту новую реальность, так как если она сдвигается случайно, у вас будет…….Как и в ваших снах, ваше восприятие будет очень беспорядочным. Но сталкинг это способность удерживать точку сборки в любом положении после ее перемещения в процессе сна, так что эти две техники идут нога в ногу..

Люди говорят конкретно: вот она сталкер, а Флоринда Доннер Грау сновидящая! Нет, мы являемся и тем и тем! Именно поэтому наши фамилии не фиксированы так неизменно. Каждый сновидящий должен быть и сталкером, потому как если вы не обладаете этой дисциплиной или способностью сохранять точку сборки фиксированной в любом ее положении, энергия распыляется, и вы не способны воспринимать другие реальности, включая нашу, потому что то, что мы на данный момент совершаем это сталкинг нашего мира, нашего повседневного мира, сохраняя центр нашей энергии, или точку сборки зафиксированной в определенной позиции позволяя нам воспринимать наш обычный мир. И сталкинг это на другом уровне способность скажем, выделять для себя реальность которую мы воспринимаем, идентифицировать, категоризировать, создавать порядок и это то, что делает сталкер, он воспринимает осознание с которым он или она сталкивается, напрямую посредством своего энергетического тела и он создает порядок, структуру которые являются определяемыми и реальными, такими же реальными как и реальность обычного мира, потому что мы так же совершаем сталкинг, когда на раннем этапе мы учимся объединять процесс познания и мы также учимся сталкингу, таким образом мы можем достичь соглашения в том, что  мир в котором мы живем, является реальным. И маги совершают сталкинг по отношению к другими позициями сновидения.

Хейнс Эли: Из того, что я знаю о Вас, Вы достигли несколько очень интересных позиций,  может быть вы могли бы рассказать нашим слушателям, о Шейле Уотерс, прекрасной бизнес вумен? 

Тайша Абеляр: Ах да, вы видели ее в действии.

Хейнс Эли: Да я был этому свидетелем, и хотел бы рассказать анекдотичную ситуацию. После того как вы были Шейлой Уотерс, вы снова стали Тайшей Абеляр, я пришел к вам, с шуточной просьбой: “Не хотела бы Шейла Уотерс принести чашечку кофе для джентельмена”

Тайша Абеляр: О да, я помню

Хейнс Эли: И вы опять мгновенно стали Шейлой Уотерс, ваш ответ в качестве Шейлы Уотерс не занял даже микросекунды.. Так что ваш сталкинг был идеальным.

Тайша Абеляр:   Конечно, нас хорошо обучали, я хочу сказать во время всей нашей взрослой жизни, в мире магов и это то кем мы стали в итоге. Мы сновидели различные позиции, вот почему я сказала что фамилия Шейла Уотерс это фамилия позиции точки сборки, позиция сновидения. Что бы сдвинуть ее из одного положения в другое, точка сборки должна быть абсолютно текучей. Сталкинг удерживает ее. Существует, кажется, определенная неизменность положения связанная с этим, но эта жесткая неизменность отличается от той, с помощью которой мы каждый день удерживаем этот мир, нашу реальность как единственную  реальность, не будучи способными, ее сменить.

Особенно… скажем  так, женщины стремятся быть более текучими, в смысле того, что они не являются бастионами социального порядка, в то время как мужчины, в силу того, что наша каждодневная реальность требует этого, должны быть продолжателями установленных структур, являющихся структурами, созданными в области намерения и осознанности. Даже наши политические и религиозные системы, законодательство, медицинские профессии являются областями, в которые мы вложили энергию и мы создали то, что социологи называют глоссами или интерпретационными структурами, структурами понимания и эти структуры должны быть удержаны на своем месте с помощью энергии, интерсубъективной энергии, для того, что бы мы все могли прийти к единому согласию на тему того, что совершают политики или любую тему того, что происходит в любом аспекте жизни.

Сталкеры могут проникать в любую из этих областей и найти находящуюся там структуру, какова ее энергетическая и интерпретационная система, не только интеллектуально, потому как мы так же и не вовлечены в процесс этих вещей интеллектуально в нашем повседневном мире. Мы на самом деле являемся политиками, мы и есть эти объекты. Так же сталкер обнаружит энергетически различные ветви событий и последствий связанные с этими структурами, будучи способным, их затем воссоздать энергетически. Возвращаясь к тому о чем я говорила, таким образом мужчины должны удерживать эти структуры, их точка сборки жестко зафиксирована. Для них тяжело ее передвинуть и они непревзойденные сталкеры. Для них более сложно  совершать сновидение, не смотря на то, что они конечно сновидят ночью, но если они должны сновидеть как это делают маги они должны  пройти через семь врат сновидения о которых говорил Карлос Кастанеда в своей книге Искусство сновидения.

Он определил каждые из этих врат, которые мужчина маг должен пересечь для того, что бы сдвинуть точку сборки. Женщины в свою очередь не обязаны проходить эти семь врат, они могут сновидеть очень естественным образом, так как их точка сборки очень текуча и даже во время их менструальных циклов их точка сборки становится свободна от своей фиксации и таким образом женщины могут воспринимать легко то, что им не  было позволено внутри социальной структуры.

Хейнс Эли: Для того что бы получить энергию для сновидения или энергию для идеального сталкинга, в вашей книге вы упоминаете, что Клара вам говорит про Магический Переход, что женщины должны воздерживаться от отношений. Так ли это и для мужчин?

Тайша Абеляр:  Данный вопрос всегда связан со всеми видами привязанностей и эмоциональных вовлеченностей. Это зависит от энергии, которой этот человек обладает. Если человек был зачат с большим всплеском энергии полученной от его родителей, значит, он или она будет иметь избыток энергии и надобность в целибате отпадает. Мы не утверждаем, что люди не должны жениться и создавать семью или еще что- то в таком роде, существуют другие пути, где они могут выразить свою безупречность или их магическое обучение. Но если у человека нет энергии, начальной энергии которую он получил в момент зачатия, тогда предпочтительным для него будет сохранять эту энергию, что бы использовать ее для сновидения. Для  сновидения, маги используют изначальную сексуальную энергию, которая трансформируется в энергетическом теле. Это та энергия, с которой все начинают, основная энергия. Вот почему когда мы говорим о перепросмотре, процесс возвращения энергии, которая была потрачена и застряла в прошлом, нас обучали что каждый должен составить список своих сексуальных партнеров, так как это базовая энергия, которую потом можно использовать, что бы делать сновидение или другие магические вещи как накопление магической тишины. Потому что если у вас нет энергии вы не можете быть в тишине. Это звучит как противоречие, но наш внутренний диалог это то что было запущено однажды и то что никогда не останавливается, снова и снова, и что бы прекратить это для этого нужна энергия, потому что это самоходный механизм который поддерживает социальную структуру, движение социального порядка. Наш внутренний диалог, если мы обратим внимание, это по настоящему постоянное подтверждение мира который мы видим и в частности нашего места в этом мире, как мы видим в нем себя, чего мы хотим. Дон хуан всегда говорил что это своего рода дисфункция,  искажение которое произошло и которое налагает излишний акцент на нашу личность который не должен существовать, для того что бы наши жизни были по настоящему эффективны. Это дисбаланс, очень много энергии вовлечено в защиту самого себя. Это как большой рот который постоянно повторяет Я Я Я Я Я и это не прекращается никогда. Я- должно постоянно подпитываться и это поглощает невероятное количество энергии.

Все наше время бодрствования тратиться на защиту нашей личности, на ее удерживание, на то, как себя подать и как выглядеть в глазах других в нашей повседневной жизни или в области соблазнения или размножения, когда нам необходимо найти любовь, отношения, брак, на воспроизведение потомства. Существует задача воспроизведения потомства, биологическая задача, но так же существует и задача эволюции и воспроизводить потомство в данных условиях, которые сложились в мире… Было бы почти логичным или скорее выгодным что бы двигать эту энергию с задачей эволюции и достигнуть других позиций точки сборки, что в каком то смысле могло бы перезагрузить  человечество, дав ему энергетический толчок, в котором он так нуждается в наши дни и в данную эпоху, когда даже наш мир истощен и находится на низком уровне своих энергоресурсов, так же как и наши собственные ресурсы истощены и наши физические тела не находятся в хорошей форме. Существует эта задача эволюционирования и использования других сфер, всего нашего потенциала человеческих существ наделенных сознанием и двигать нашу энергию прочь от усиления картины себя, картины самопоглощенности, ведь постоянное стремление не потерять свое лицо, сражение с мелкими тиранами в нашей жизни — все это потребляет большое количество энергии. Таким образом первое что надо сделать… Если мы хотим заниматься магией: мы можем называть это так, но не обязательно употреблять именно этот термин, если мы хотим расширить наше восприятие, нам необходимо перераспределить энергию из этих сфер, на которые тратится наша жизненная сила и направить ее на другие сферы.

Хейнс Эли: У меня два небольших вопроса, которые являются техническими. Первый насчет перепросмотра вашей жизни. Вы начинаете с составления списка всех людей, с которыми вы встретились, в частности с сексуальными партнерами.

Тайша Абеляр: Да.

Хейнс Эли: Затем по мере этого процесса, вы глубоко вдыхаете, начиная с поворота вашего лица от правого плеча, вы поворачиваете голову к левому плечу. Затем вы выдыхаете, возвращаясь к вашему правому плечу. А затем что?
Тайша Абеляр:  Затем вы возвращаете ваше лицо назад к центру.

Хейнс Эли: Ок, где то было упомянуто, по-моему это была Кэролл Тиггс, которая упомянула “выметающее” дыхание где поворачиваете голову обдувая себя справа налево несколько раз без вдоха и потом возвращаетесь к центру.

Тайша Абеляр:  Да, технический аспект дыхания не является столь важным, так же как и место для перепросмотра, и я должна это уточнить потому что люди часто говорят “у меня нет пещеры где бы я мог уединиться  на какое то время и делать перепросмотр.” Перепросмотр это удивительная магическая практика которая была передана от древних магов для того что бы  освободить энергию которая застряла в прошлом в нашей памяти о себе, в нашей личной истории. Это намерение, которое было установлено и самая главная вещь в перепросмотре это иметь безупречность, несгибаемую цель, что бы связать себя с этим намерением, с  намерением которое уже там существует, которое в наших книгах, но как это будет сделано, когда и где конечно должно зависеть от индивидуальных обстоятельств.

Хейнс Эли: верно

Тайша Абеляр:  потому что не все могут отправиться в пустыню и…

Хейнс Эли: таким образом, вы можете просто перепросматривать в вашем автомобиле во время вождения без фокуса на дыхании, если у вас есть правильное намерение?

Тайша Абеляр:   Флоринда Доннер Грау делала огромное количество своего перепросмотра находясь в автобусе на пути в Мексику до самой Оахаки, в ужасных условиях если вы знакомы с данным видом транспорта.

Хейнс Эли: Да я ездил на них.

Тайша Абеляр:  И вы делаете большое количество разного рода перепросмотров. Мы до сих пор перепросматриваем, просто идя по улице, я перепросматриваю, например если происходит толчок  и… скажем вы находитесь на работе и у вас перерыв, то вы перепросматриваете прямо там. Причина, по которой мы говорим, что вы должны начинать со списка и в идеале вы должны будете на самом деле начать со своего рода структуры,  так как наша возможность концентрироваться не достаточно хороша на начальных этапах и список имеет два назначения. Первое это то, что мы начинаем с наших сексуальных опытов, так как я уже сказала что это основная энергия, которая вам поможет, которая вам даст энергию что бы достичь других областей.

Список служит своего рода матрицей, за которую цепляется ваша концентрация и создание списка всех тех, кого вы знали за время вашей жизни уже само по себе требует концентрации и в какой-то мере определяет, хотите ли вы по- настоящему совершить перепросмотр. Одни люди, например, начинают составлять их список и затем останавливаются потому, что это требует много усилий или потому что они не достаточно вовлечены в это. Как только у вас есть ваш список, вы находите место, тихое место, которое оказывает определенное давление на ваше энергетическое тело. Светящееся яйцо с точки зрения магов приблизительно находится на дистанции расстояния  рук, если вы их вытяните в стороны по бокам и вперед и очертите круг это будет размер светящегося яйца с точки зрения видящих. Точка сборки для человеческих существ находится на спине между лопаток на расстоянии руки. Так что если вы сидите в машине или в пещере, маленькой пещере или в маленьком шкафу, или в душевой кабине или в большом ящике, вы отметите для себя определенное давление, оказываемое на ваше энергетическое тело.

Вот почему маги говорят, что в идеале, рекомендуется сидеть в такого рода месте. Это держит вас в состоянии алертности, это стимулирует энергетическое тело, но вы не обязаны совершать это подобным образом. Есть люди страдающие клаустрофобией, которые не будут чувствовать себя комфортно в ограниченном пространстве и они могут делать перепросмотр везде где они бы смогли концентрироваться.

Дыхание которое сопровождает перепросмотр, в моем контексте я его называю “выметающее” дыхание, потому что вы так очищаете, вы действительно чувствуете себя как  гигантская метла (конечно используя энергетическое тело) и ощущаете, что мусор был выметен из ваших волокон и это ощущение у вас появится, после того как вы перепросматриваете в течении какого то времени, потому что вы будете осознавать свое энергетическое тело. Перепросмотр это техника, напрямую влияющая на энергетическое тело. И да, вы можете начать с вашего правого плеча вдыхая и выметать направляясь к левому плечу выдыхая. Вдыхая вы возвращаете всю ту энергию, которая была в ловушке. Вы видите, вы визуализируете все детали, как можно больше деталей, вы видите диван, шторы, телевизор, ковер, стены и все детали, потом вы располагаете самого себя в данную сцену и так же конечно тех людей, которые в ней находятся, затем вы наблюдаете какое то мгновение вы наблюдаете, что происходит и как говорят маги вы видите себя “в действии”.

Хейнс Эли: У меня небольшой технический вопрос который меня интригует с того времени как я прочитал вашу книгу, это касается пса Манфреда. В книге дон Хуан говорит что он был частью партии магов.

Тайша Абеляр:  Да

Хейнс Эли : Он кажется является одним из самых замечательных персонажей этой книги. Могли бы  вы рассказать нам немного о Манфреде.

Тайша Абеляр:  Да, Манфред был и есть, так как его осознание существует и на данный момент…

Хейнс Эли: осознание собаки?

Тайша Абеляр:  нет, но он сумел уйти с партией дона Хуана. Это был древний маг, который стремился совершить переход. Маги древности, конечно в своем сновидении, могли принимать различные формы с целью практики их сновидения, и эти формы были различными позициями точки сборки, но это зависело от их энергии и их безупречности, некоторые из них оказывались пойманными в ловушку различных положений в сновидении и не могли достигнуть их финальной цели полной свободы.

Манфред был таким магом, который застрял в  определенной позиции сновидения, которая была энергетической конфигурацией собаки. У него было достаточно энергии в момент его смерти или его дезинтеграции, что бы войти в эту форму собаки что бы он не..  что бы его осознание не было полностью потеряно. Это был своего рода побег, который он  использовал и это был один из тех трагических примеров, потому что его осознание было очень интенсивным, но его физическая форма очень ограничена и это постоянно приводило его в ярость. Но на энергетическом уровне… Это хороший вопрос, потому что когда вы… Когда вы воспринимаете вещи, мы воспринимает вещи как физические формы и мы взаимодействуем с собаками, с деревьями, с людьми, с вещами, с объектами. Но наши тела энергии воспринимают, могут воспринимать энергию и  маги, дон Хуан и в частности Эмилито, были на самом деле…… Манфред был его протеже, его учеником, маги взаимодействовали с ним на энергетическом уровне, таким образом, он не являлся собакой. Он был энергетическим созданием, существом.

Когда я была в доме Клары, что то в моем теле,  я не могу объяснить, то ли посредством любви  то ли сострадания, мне позволило, переступить барьер восприятия Манфреда как собаки, так как я не люблю собак. У меня всегда был страх собак, еще с детства не смотря на то, что ни одна собака меня не кусала, но как то одна толкнула меня на землю и стала надо мной сверху и я стала очень их боятся.

Но по отношению к Манфреду, я могла видеть, что он не был собакой. Существовала связь чистой привязанности, потому что мы оба являли собой (Тайша произносит со смехом) печальные случаи и в этом смысле мы заключили пакт, что если кто- то из нас двоих первым достигнет свободы, энергетический уровень первого поможет так же и второму и этот пакт действует до сих пор.

Пакты и договоры между магами или потенциальными магами длятся вечно. Они выходят за границы нашего обычного мира, так как этот мир нас не интересует, мы хотим покинуть этот мир. Таким образом, привязанности, обеты, договоры подобного типа, их цель это выйти за пределы обыденного, это выше уровня обычной жизни, мы не заинтересованы в том, что бы давать любовь, в понятии человеческой любви, которая  заменяема, как только вы нашли что то, лучшее.  

Привязанность магов остается навсегда, она не может быть заменена, чем либо. Она не может изменить взгляд на человека, что бы вы полюбили другого. Эти обеты остаются навсегда и у нас есть эта договоренность я нахожусь на связи с Манфредом потому что он влечет меня за собой.

Он отправился с группой дона Хуана и они все ушли . Как только они достигли определенного уровня, они почувствовали что готовы к тому что бы уйти, пришло время и они были на это способны, так как имели достаточную массу, для того что бы выйти за пределы этого мира. Можно сказать, что они прекрасно овладели другими позициями сновидения и их энергетические тела были на таком уровне, что они могли покинуть этот мир вместе с их нетронутым осознанием и конечно же Манфред это маг который всегда существовал, но теперь у него есть масса других людей, то есть не людей, а магов которые его окружают.. Между нами реально существует эта связь и он помогает мне быть безупречной.

Хейнс Эли: обожаю собак и любовь в собакам и я помню все что Манфред делал в этой книге как ее лучшую часть.

Тайша Абеляр:  :  В реальности он меня защищал, и он брал меня с собой и показывал мне разные вещи. Конечно, в начале я в это не верила, я думала, что он всего лишь пес, потому что мой разум, наш рациональный разум является таким могущественным, глоссы, если вернутся к этому термину, глоссы которые мы установили которые создают этот мир воспринимаемым и соответствующим, являются настолько сильными, что мы отдаем всю нашу энергию….

Хейнс Эли : глоссам?

Тайша Абеляр:   на данном этапе, в нашей повседневной жизни, нет…. человеческие существа, отдают всю их энергию…

Хейнс Эли: сосредоточению на нашей личности…

Тайша Абеляр:  Для поддержания порядка нашего обычного мира. Как следствие мы видим собак, деревья и вещи таким образом. Что бы разрушить это перцептивное искажение нужно  перепросматривать, для этого требуется энергия.

Хейнс Эли Разрешите мне затронуть другой вопрос на оставшиеся нам 20 минут.

Я не уверен, знакомы ли вы с книгами Боба Монро он был одним из первых гостей данного выпуска. Он написал книги как Путешествия вне тела, Далекие путешествия, которые рассказывают в основном о том, что он называет астральным путешествием и о технике которой он обучает людей, заключающейся в том, что бы лечь, полностью расслабившись что бы достигнуть состояния, которое он называет заснувшим телом с бодрствующим разумом и во время данного процесса вы собираете весь мусор из вашего прошлого, который вы могли вспомнить, вы создаете, что то вроде мусорного ведра, и вы визуализируете эти отбросы, и вы их кидаете в это мусорное ведро закрываете крышку, что бы попытаться освободиться от всех ваших привязанностей.

Затем вы визуализируете ваше энергетическое тело, ваши светящиеся волокна о которых говорят маги и вы пытаетесь получить столько энергии сколько вы можете и затем вы используете различные техники что бы выйти из вашего тела но в целом вы становитесь концентрацией сознания вне тела которое может путешествовать везде по вселенной и делать все что захочет. В чем заключается  различие от идеи магов о сновидении и осознанном сне?

Тайша Абеляр:  Если мы посмотрим в книгу Искусство Сновидения, там есть настоящая структура процесса сновидения согласно нашей магической традиции. Это объяснено в деталях. Я сказала бы, что существуют много различных этапов или врат в сновидение которые вы должны пересечь. То, что вы описали, имеет схожие моменты с какими то из этапов сновидения, сначала вы должны перепросматривать….за исключением того, что это кажется достаточно быстрым процессом, но перепросмотр занимает… Вы не можете просто визуализировать и затем все бросить в мусорку, вы должны брать каждую ситуацию которая была в нашей жизни, потому что там заключена энергия, каждое воспоминание, каждый опыт который у нас был в нашей жизни действительно пойман в сеть на клеточном уровне. Чем больше мы можем вспомнить деталей, тем больше всего мы освобождаем, скажем так в нашем физическом теле. Мы заинтересованы не только в астральном, энергетическом теле, прежде всего мы хотим очиститься от воспоминаний, которые определяют наше поведение в нашей каждодневной жизни.

После расслабления на первых этапах сновидения вы должны расслабиться, существует эта переходная зона между сновидением и бодрствованием и вы делаете возможным избавление от воспоминаний физического тела, но если физическое тело наполнено эмоциональными воспоминаниями, если вы не можете успокоить внутренний диалог, вы не будете способны расслабиться и отпустить себя даже что бы достичь этого состояния сновидения.

Таким образом все идет рука об руку, перепросмотр позволяет вам сновидеть фокусируя вашу концентрацию, позволяя вашему физическому телу освободится от всех этих эмоциональных загрузок и позволить ему быть пустым и текучим. Потом вы  расслабляетесь  и вы можете сновидеть либо в момент своего сна и если вы заснули вы должны иметь контроль над вашим восприятием, находя ваши руки или неважно какой объект в комнате, но это само по себе ужасно сложно, если только вы уже отточили мастерство концентрации и не овладели осознанием энергетического тела.

(Слышны помехи в радиоэфире)

Тайша Абеляр:  Вы еще там?  Это у вас шум или у меня?

Хейнс Эли: Да я здесь, что то странное шумит.

Тайша Абеляр:  у вас?

Хейнс Эли: нет, не у меня..

Тайша Абеляр:   Ок, я сменила канал.

Хейнс Эли: По поводу сновидения я уверен, что вам задают вопрос каждый день, это касательно разницы между сновидением магов и осознанным сновидением (Eng—lucid dreaming-ясным сном)

Тайша Абеляр:   Да

Хейнс Эли: не могли бы ли вы вкратце рассказать об этом?

Тайша Абеляр:  Да, если вы по-настоящему осознанны, вы находитесь в сновидении мага. Если у вас существует осознанность и контроль в вашем сне, вы в состоянии сновидения. Ваша точка сборки сдвинулась, и вы можете действовать в этом сне, так как будто вы бодрствуете.

Хейнс Эли: Дон Хуан говорил, что вселенная это хищническая вселенная, что существует что то там, что охотится за нашей энергией с момента когда мы ее получаем чуть больше и вторые врата сновидения, мир неоргаников, он кажется реально хищническим миром. Есть ли опасность сновидения такого типа без контроля того, кто знает, что они делают?

Тайша Абеляр:  Нет, вам не нужен куратор, который знает, что они делают, все в чем вы нуждаетесь это трезвость и контроль. Вы сами должны знать, что вы делаете, так как вы проникаете в одиночку в эти уровни сновидения. Женщины конечно не должны волноваться, так как они очень текучи и перетекают из одного места в другое, они сдвигают свою точку сновидения и во вселенной с точки зрения магов или видящих превалирует женская энергия, и эти хищники, неорганические существа больше заинтересованы в мужской энергии.

Но именно там и существует опасность, так как вы можете попасть в ловушку, но они существуют, только если вы индульгируете. Если вы не перепросматривали и вы недостаточно текучи что бы не индульгировать в эмоциях — таких как страх или привязанность, потому как неорганические существа питаются нашими эмоциями и хотят нам давать то, что мы хотим.

Неорганические сущности это просто энергетические формации, мы не хотим о них думать как о существах пришедших из космоса. Они это энергия, которая находится в поисках энергии и если вы не, если вы целиком индульгируете и вы не сделали перепросмотр и не обладаете контролем, вы становитесь в той или иной мере жертвой. Например, скажем в вашей повседневной жизни мы его называем синдром несчастного ребенка если вы все время чувствуете себя жертвой и люди вас заставляют испытывать  разные вещи, и вы жалуетесь, так как мир не дал вам то или это, у вас своего рода пораженческое мироощущение и вы его привносите в сновидение.

Хейнс Эли: Синдром несчастного ребенка, это модальность нашей эпохи, не так ли? Это то, что мы все носим в себе в определенном смысле..

Тайша Абеляр:  Это то, что мы носим внутри нас. И все наше время бодрствования, телевидение, радио, все это усиливает. Это модальность нашей эпохи. Мы являемся жертвами. В каком то смысле это почти правда, потому что мы чувствуем что у нас нет энергии для того что бы выбраться оттуда и мы не в состоянии это сделать по причине истощения. Это цикл, который повторяется постоянно, только перераспределяя эту энергию повседневной жизни, делая магические пассы, движения для энергетического тела, перепросматривая, только эти техники магии или техники не делания могут разбить эту рефлексию, этот интерсубъективный договор что да я являюсь несчастным ребенком, потому как каждый усиливает в свою очередь другого, утешая его, мол, давай я тебе расскажу о своих проблемах, ты не понимаешь меня, давай разделим.. Мы чувствуем себя здорово, если у каждого из нас существуют проблемы. Мы действительно любим тех, у кого дела идут хуже, чем у нас, но тяжелей любить тех, кто силен и счастлив и  в этом случае мы уже будем бедным ребенком, что бы они в свою очередь любили нас. Тяжело отдавать любовь, но каждый желает ее получать. То есть такие вещи должны быть выяснены и  очищены с помощью перепросмотра, неделание для выслеживания себя в обычной жизни  перед тем как взять на себя сложное задание начать сновидеть. Затем вы освещаете эти области и если у вас сильное энергетическое тело  вы входите в сновидение как воин, как безупречное существо и кто в таком случае может вам навредить? Что может вам навредить в этом мире? Если что-то истощает вас, ослабляет вас, взывая к вашему синдрому бедного ребенка и вашему чувству собственной важности: я самый важный человек в мире!! и это происходит в обычном мире, знайте, что это вас будет ждать и в реальности сновидения.

Это была смертельная ловушка, древних магов которые были мастерами сновидящими, они могли сновидеть и совершать невероятные путешествия в это переплетение слоев, различных уровней реальности, слои луковицы, тонкий мир, не важно какую терминологию использовать это не суть важно.

Они сдвигали свою точку сборки к этим различным уровням, но по причине своей эгомании, они были настолько негибкими в своем  упрочнении своего я- так как вы привносите свое я в свое сновидение- что они  были пойманы там в ловушку, они были, скажем так, подкуплены неорганическими существами силой, которую они получили в этих областях сновидения,
и в результате стали их рабами.

Хейнс Эли: Принимая во внимание, что данное знание распространяется на  данный момент по всему миру магами, в виде книг и семинаров, для нас как для общества или расы, будет ли ответом на это – начать процесс перепросмотра с детства, что бы родители учили своих детей перепросматривать, садиться всем вместе и делать это, стараясь разбить эту тиранию своего Я до того как она начнется?

Тайша Абеляр: Да, они могли бы разбить эту важность до того как она начнется, но не путем перепросмотра в терминах… В общем, сначала родители сами нуждаются в перепросмотре, что бы служить моделью для своих детей. Дети имитируют позицию точки сборки своих родителей. Каким бы не был родитель, ребенок будет его копировать и имитировать, если родители, в частности матери, которые находятся в таком тесном контакте со своими детьми, перепросматривают, очищают определенные зоны собственной важности тогда дети не будут фокусироваться на этих вещах, они будут делать свою работу, они будут учиться, будут расширять свое восприятие, они не будут энергетически искалечены, так как были искалечены мы из-за отсутствия осознанности. Вы можете перепросматривать вместе с вашими детьми, но предпочтительно будет просто очистить вашу жизнь сначала и затем служить примером для ваших детей, потому что у них нет необходимости так много перепросматривать.

Хейнс Эли: Правильно, я подумал что они могли бы зацепиться за их изначальную энергию, что бы они ее больше не теряли и могли бы начать перепросматривать  в раннем возрасте и впоследствии они не окажутся в ситуации, когда им будут необходимы целые годы на перепросмотр, это будет просто естественный процесс…

Тайша Абеляр: Да, они пойдут в мир и будут способны видеть, что на самом деле происходит, но это по-настоящему связанно с осознанностью родителей. Если у них нет этой безупречности, скажем так, для того что бы давать любовь без ожидания чего-либо взамен. Без этой ментальности “торгаша” которой мы все обладаем, в новой модальности нашей эпохи мы хотим всегда получить что-либо,“что у вас есть для меня?” Если родители цепляются за это, тогда ребенок не будет иметь никакого шанса, но если они перепросматривают и это будут безупречные родители, то тогда эти дети будут безупречными и будут иметь то, что дон Хуан называл идеальным тоналем, то есть их существо, которое в повседневной жизни будет энергетически сильным, будет иметь позитивный взгляд на мир, и будет способно функционировать в мире на высоком энергетическом уровне, вместо того что бы быть побежденным миром и вызовами, которым мы должны противостоять в повседневной жизни. 

Окончание разговора

Воспринимать всем телом

Воспринимать всем телом

cleargreen

Еще одна сильная история о нагвале. Тоже из серии коротких историй, рассказанных в качестве анонса к семинарам Cleargeen. Эта история к семинару ОСТАНОВКА МИРА: НЕ-ДЕЛАНИЕ СЕБЯ, который состоялся в Москве, в 18 и 19 октября 2003 год.

—Что ты видишь? — спросил нагваль Карлос Кастанеда одного из своиx учеников, прогуливаясь по городскому парку.

— Что ты видишь? — снова спросил он, указывая на участок сада перед ними.

— Ну, — пробормотал ученик, — я вижу маргаритки клумбу роз, белыx роз с темно-зелеными листьями.

— Что-нибудь еще? — снова спросил нагваль.

— А что, я еще что-то должен видеть? — задал вопрос ученик. — Ну, может коричневая почва и мошки. Вот и все, — сказал ученик, пожимая плечами.

— Хо-хо, — засмеялся нагваль и весело xлопнул себя по левому бедру, сгибаясь почти пополам и садясь на скамейку. — Понятно!

Широко разведя руки и облокотившись на спинку скамейки, он продолжил:

— Мы пойманы в потоке, в одном единственном потоке, в течении ассоциаций, из которого многие из нас не возвращаются никогда. Мы видим конфигурацию из цвета на стебле и называем ее «цветок», он напоминает нам японскую акварель, которую мы когда-то видели в музее, и которая в свою очередь напоминает нам дядюшку, подарившего когда-то понравившийся нам цветок нашему брату, вместо того, чтобы подарить его нам, и вдруг мы теряем вкус к «цветку»…навсегда.
Дон Хуан говорил мне, что вот так мы создаем наш мир и нас самиx. Он называл это деланием. Возьми, например, то, что ты считаешь правдой о своей личности.

— Ты считаешь себя умным, — продолжил он. — Тебе было три года, когда тебя научили читать; из-за этого вначальныx классаx ты преуспевал в фонетике, письме и языке; позже, все еще не по годам хорошо подготовленный, ты писал работы и сочинения, получавшие призы; к тому времени, когда ты повзрослел, ты стал неприкасаемым и неоспоримым. Тебя никто не смог бы убедить в ином.

Ученик остановился, у него не было слов. — А есть что-то еще?

— Конечно же есть — но не только для этого! — сказал нагваль, постучав его по лбу. — Существуют миры вибраций, ощущений, миры, где совершенно не важно, считаем ли мы себя умными или глупыми.

—Как мы можем получить к ним доступ?

— Через не-делание. Через остановку нашего иначе бесконечного потока ассоциаций.

— Я не понимаю.

— Это на самом деле не важно. По-настоящему, способа говорить о не-делании нет, потому что не-делание — это действие тела. Если мы прерываем ритм и инерцию нашего потока ассоциаций, как утверждают маги, мы останавливаем мир. И это делается всем телом — всем существом.

Капризный старик

Капризный старик

истории магов

Наше тело не боится смерти. Наш дух не боится смерти. Но наше эго поистине страшится смерти и поэтому отвлекает нас от осознания судьбы и цели. В случае, когда давление эго ослабевает, человек получает шанс взглянуть на себя, переосмыслить свою жизнь и свой финал — без страха, взглядом из духа. К сожалению, это зачастую случается с людьми в те моменты, когда они УЖЕ находятся вблизи от смерти — в результате болезней, травм, старости и других необратимых явлений. Человек редко имеет шанс такого взгляда, находясь в состоянии здоровья и благополучия: как правило, он поглощён своими повседневными заботами и делами, его влекут сиюминутные желания, одолевают сомнения, колебания и опасения..

Однако перепросмотр даёт такой удивительный шанс. Мы получаем возможность заново взглянуть на ход, последовательность и направление своей жизни. Мы можем переосмыслить нить своего жизненного пути, исходя из перспективы неизбежной смерти. Мы можем освежить и придать новый импульс самим себе – находясь в добром здравии, не дожидаясь смерти, болезни и смерти, но помня и осознавая неизбежность и свои возможности. Перепросмотр способен привнести упорядоченность, трезвость и осознанность во все, что мы делаем, в каждое действие и в каждую мысль.

Не стоит забывать, что нам придётся делать перепросмотр — в любом случае, так или иначе. Как считают видящие, шаманы Древней Мексики, каждый человек после своей смерти отдаёт свой жизненный опыт Тёмному Морю Осознания, совершая вынужденный перепросмотр. В некоторых случаях, такой вынужденный перепросмотр начинается ещё до момента смерти. И мы хотим привести вам историю одного безымянного старика, который начал осознавать свою жизнь, находясь на волоске от смерти.

Он был бессильным старым человеком и ждал свою смерть в доме престарелых в маленьком австралийском городке. После его ухода медсестры случайно обнаружили это стихотворение в скудных пожитках старика. В этом стихотворении, возможно первом и последнем в его жизни, он начал перепросматривать и осознавать себя и всю свою жизнь, формулируя ее мысль и направление. Это стихотворение настолько впечатлило сотрудников, что копии быстро разошлись по всей больнице, а затем попали в интернет.

КАПРИЗНЫЙ СТАРИК
Что ты видишь медсестра?
Что ты видишь?
Что ты думаешь, когда смотришь на меня?
Капризный старик, глуповат…
С непонятными укладом жизни,
С отсутствующими глазами?
Переводящий попусту еду?
Когда ты кричишь «Давай старайся!»
И кажется тебе, что он не замечает, что ты делаешь.
Вечно теряющий носки или туфли?
Ни на чем не настаивающий,
Но позволяющий тебе делать с ним все что угодно?
День, которого нечем заполнить,
Кроме как купанием и кормлением?
Вот что ты думаешь?
Это ты видишь? Открой глаза, медсестра!
Ты не смотришь на меня.
Я скажу тебе, кто я.
Даже сидя здесь тихо,
Подчиняясь вашему распределению,
Питаясь по вашему желанию.
Я все ещё мальчик десятилетний,
Живущий с отцом и матерью,
Братьями и сёстрами
И мы все любим друг друга.
Молодой юноша шестнадцати лет,
С крыльями на ногах
Мечтающий встретить любовь свой жизни на днях.
Жених, которому скоро двадцать
И у которого выпрыгивает сердце,
Помнящий клятвы, которые обещал исполнить.
А сейчас мне 25 и у меня есть свой малыш.
Который нуждается в моем руководстве, охране и доме.
Человек, которому тридцать!
Мой малыш быстро вырос,
Мы связаны друг с другом не рушимыми узами.
А в сорок мои сыновья выросли и покинули дом.
Но моя женщина рядом со мной
И она не даёт мне горевать.
И вот в пятьдесят снова малыши играют у моих ног,
Опять мы с детьми, моя любимая и я.
Темнота сгустилась надо мной – моя жена мертва.
Я смотрю в будущее и вздрагиваю от ужаса.
Теперь я живу ради детей и ради их детей.
И я думаю о годах…. о любви, которая у меня была.
Теперь я старик… и жизнь жестокая вещь.
Издеваясь, заставляет старость выглядеть глупо.
Тело дряхлеет и разваливается, величие и сила уходят.
И теперь на том месте камень,
Где однажды было сердце.
Но внутри этой дряхлой оболочки
Все ещё живёт молодой человек,
И снова и снова сердце от стуков пульсирует
Я помню всю радость, я помню всю боль.
И я люблю и живу! В этой жизни как прежде.
Я думаю о годах, которых было так мало,
Которые пролетели так быстро.
И я соглашаюсь с упрямым фактом,
Что ничто не может продолжаться вечно.
Так откройте глаза ваши, люди!
Откройте и посмотрите.
Я не капризный старик!
Посмотрите внимательней и увидите меня!

(автор перевода стихотворения Алена Сикорская)

Лекция Карлоса Кастанеды студентам UCLA. Окончание

Лекция Карлоса Кастанеды студентам UCLA. Окончание

Карлос Кастанеда

Это продолжение, а если точнее — окончание разговора Карлоса Кастанеды в 1969 году со студентами UCLA. И это тоже — впервые на русском. Мы постарались перевести (насколько это возможно) непосредственно саму живую беседу Карлоса после формальной лекции. Многие вопросы были не слышны, часть реплик неразборчива. Но мы восстановили то, что возможно восстановить.  Вопросы выделены жирным шрифтом, ответы и реплики Карлоса — обычным.

Вы определяете  дона Хуана как человека, который живет, условно говоря, в чужой культуре, то есть он и его люди не принадлежат к коренному населению в Мексике. Но в целом он способен функционировать в этой чуждой ему культуре. Теперь, когда вы туда попадаете, вы говорите, что он учит вас менять глоссы или, возможно, он приводит вас к той точке, где вам больше нет необходимости создавать глоссы что бы переживать какой то опыт. И вы характеризуете этот взгляд на мир как  более захватывающий  и, возможно, более рациональный, чем ваш собственный.

Да, да

Учил  ли он вас чему либо…. То есть  вы сказали, что ушли с этого пути не смотря на то, что это было захватывающим и более рациональным, чем ваш собственный. Но научились воспринимать вещи по-другому?

Нет, нет, нет

Но вы хотели бы?

Я хотел бы! Хотел бы! Но видите ли, на определенном уровне сила естественного языка настолько сильна!

но, если он может жить в чужеродной ему культуре, то в какой- то мере он близок с понятными вам явлениями, но вы не сделали того же самого по отношению к его миру?

Но, видите ли, у него нет необходимости соперничать с богатством моего мира. Мой мир супер богат. Я постоянно помню, что меня подстраховывают наши достижения в науке (смех аудитории) как я говорил друзьям сегодня, когда я оказываюсь в состоянии большой усталости, настоящей усталости, я нахожусь в тупике неразрешимых проблем, как я поступаю? Я становлюсь очень религиозным…Например, дон Хуан показал мне в очень прагматично-драматичной манере, это божество, именуемое  Мескалито, которое обитает в пейотном бутончике, или, скорее, вы видите его с помощью пейотного бутона. Я даже мог потрогать его!! Как эту грифельную доску! Стоит подчеркнуть, что я связан с этим, так как  это произошло почти вчера, то есть совсем недавно. Но все равно… всякий раз, когда я очень устаю, я становлюсь тем, кого я называю  прислужником Иисуса. Я падаю на колени и становлюсь матерым католиком! (смех аудитории) Я каюсь в своих грехах, поступках,  итд., один мой друг написал песню об этом и название песни: “Как только картофель нарезан — я становлюсь слугой Иисуса” (смех аудитории)  Вот в этом суть. Видите ли, я не могу избежать ловушек естественного языка. Возможно, у индейца больше возможностей, чем у меня.

Говоря о том, что вы упоминали ранее, структурируете ли вы все это согласно  методу Сократа, видите ли вы сходство между миром Яки и методом Сократа, в поисках несократимой реальности?

Нет, нет, нет я совсем не связан с этим.

Но видите ли вы связь между этим?

Нет я отказываюсь видеть какую-либо связь, потому что если я начинаю сравнивать, я теряю тональность, я становлюсь предвзятым этнографом.

Далее следует неразборчивое продолжение вопроса с упоминанием Людвига Витгенштейна 

Нет, я не делал то, что вы предлагаете, я не знал бы как это сделать. Витгенштейн заинтересовал  меня.

Неразборчивое продолжение вопроса с упоминанием о теории естественного языка

Единственный человек, который говорил со мной об этом языке это Л. Витгенштейн, вот почему мне это понравилось и я это привнес. По другому я бы вообще это не упоминал.. Он единственный кто намекнул мне на эту тему, потому что иначе мне придется признать, что мои выводы о моих трудах не являются частью этого явления, они лишь грань этого, они правдивы, они могли ввести меня в постижение этого явления, но вводят ли они меня действительно в  постижение чего-либо? На данном этапе я сомневаюсь, были времена когда бы я стал утверждать обратное, но благодаря Людвигу Витгенштейну я нахожусь в ужасной путанице. (Смех аудитории).

Вы рассматривали ловушки естественного языка как те, в которые попадает человек Западного мира?

Да! Конечно, конечно.. Я сегодня говорил о.. о… Дон Хуан говорил мне годами об идее того, что я должен потерять важность.  Важность моей личности очень связана, в моем случае, возможно не в вашем, но в моем случае она связана с нытьем, я скулил как дьявол! Всю свою жизнь я ныл,  все идет не так как надо! Все не так! Чувство озабоченности связанное с этим, события складываются не благоприятным образом для меня. И я думаю это тесно связано с эгоцентричной зависимостью. Я зависим от своей важности. Вы можете говорить эгоцентрик или эгоцентрист, так вот Дон Хуан настаивает, что правильным будет путь избавления от важности, потерять чувство важности и он утверждает, что полностью потерял чувство собственной важности, его Эго, но тем не менее он способен функционировать в этом мире, с помощью определенного средства, которое по-настоящему не понятно мне, он пытался мне объяснить это. Он называет это контролируемой глупостью! Он говорит, что единственное средство, посредством, которого он взаимодействует с ближними — это контролируемая глупость. Он сказал мне об этом в 1964 году и я больше не слышал об этой концепции до тех пор пока теперь в 1969, около 4 или 5 месяцев назад я перечитал свои полевые заметки, мои старые заметки и я вернулся и спросил его, что такое Контролируемая Глупость? и он чуть не упал от смеха, ударив себя по ноге сказав: ”я так рад что ты, наконец, спросил меня об этом, спустя столько лет.. (Смех аудитории) потому что если бы ты никогда не задал мне этот вопрос, это не имело бы значения. Я делаю вид, что я действую, так как будто это имеет значение, но, тем не менее, я знаю, что это не имеет значения и это контролируемая глупость. (Смех аудитории). В этом и состоит идея того, что он добровольно вовлекается в какое то действие, и он по-настоящему действует, он не имитирует свои действия, и когда он заканчивает это действие у него нет огорчений, душевных страданий. Я же делаю все наоборот: я вовлекаю себя в действие и если это не приносит мне удовлетворения я хватаюсь за нож или иду к психиатру. (смех аудитории)

Был ли у Дона Хуана учитель…

Да!

…и он научился всему у него?

Да, есть такое предположение.

Неразборчивый вопрос на тему методологии обучения Карлоса у Дона Хуана

Я работал с доном Хуаном почти 9 лет на сегодняшний момент и все что у меня есть это проблески данной методологии. К тому времени когда я “увижу” в кавычках, у меня будет целостный метод. В моих терминах мне нужно будет приобрести все механизмы создания глосс в качестве шамана, что бы стать счастливым или возможно в качестве антрополога. Или допустим мне надо будет понять то, что он называет несократимой реальностью и как только вы делаете это — всё встает на свое место и тогда методология будет очевидна.

В своей книге вы пишите, что Дон Хуан полагал, что вы нравитесь Мескалито и он хотел что бы вы встретились с ним. (К.К.- да) и тем не менее, вы говорите, что вы не чувствуете, что вы поняли Мескалито или вы не предрасположены к пониманию вещей, которым Мескалито пытался вас научить. Как вы думаете почему дон Хуан, утверждал, что вы так нравитесь Мескалито?

Я не знаю..Может быть снова нам надо прибегнуть к идее о контролируемой глупости. Я спросил дона Хуана означает ли его контролируемая глупость, что он действует как актер, что в этом действии нет искренности и он ответил, что его действия это действия актера, но они искренни! И затем я спросил его: ” Когда ты используешь эту контролируемую глупость?” и он ответил: ”Все время” и я спросил его: “По отношению к кому?” и он ответил: “По отношению ко всем!!”, очень странно. И я спросил: ”Ты действительно имеешь это ввиду, что тебе все равно буду ли я жить или умру? Постигну я учение или нет? Свихнусь ли я? И он ответил: ”Конечно, мне все равно” И это ударило меня как тонной кирпичей. Потому что я как Европеец или частично Европеец, я научился функционировать в рамках  терминов: нравиться кому то или не нравиться! Если кому то я нравлюсь лично я чувствую себя отлично! Если я им не нравлюсь это ужасно! И я думал, что я нравлюсь лично дону Хуану,  до этого я доверял ему! Но после того как я узнал, что ему было все равно это было ужасно, я потерялся и спросил: ”Почему ты тогда хочешь учить меня?”, а он ответил: “Лично я  не хочу, мне все равно, просто ты был выбран для меня ”  он говорил об этой силе содержащейся в  пейоте и он сказал: “Мне не известны его мотивы, у него должны быть свои причины для этого”. То есть это не дело дона Хуана, дон Хуан должен лишь подтвердить это сверхъестественное знамение и действовать согласно его верованиям, вы должны передать это… Это даже не его выбор, не его волеизъявление. И причина по которой…. я не…. Я не…. Скажем, возможно, потому ловушки моей европейской социализации, моей социализации как западного человека, настолько значительны, что не существует способа из них выбраться, кроме как интеллектуально. Если бы я знал, к примеру, что я проведу свою жизнь, обучая аудитории, и я больше никогда не попаду в пустыню, я бы мог говорить все что захочу. Видите ли, после моего общение с вами на следующей неделе я поеду на встречу к дону Хуану и это подхлестнет меня так, что приведет в трепет, я не смогу солгать о таком. Я не в состоянии создать, что то от самого себя. Если я не понимаю, если у меня нет связи с силами,  о которых он говорит, мне будет лучше сказать, что они мне не близки потому, что так будет естественно для меня. Может быть я так и не ответил на ваш вопрос…

 Вы сказали, что его не заботит его персона, или вы или другие люди и действие через которое он совершает и это своего рода абсурдные события, которые были описаны к примеру в литературе 20-го столетия, ты можешь их наблюдать но не можешь объяснить, но они происходят… (неразборчивая речь)…но что насчет всего остального мира?

Нет, нет. Вы знаете, может быть, мы могли бы попытаться найти объяснение в сибирской мифологии, откуда, по сути, и пришло слово шаманизм, или предположительно все это сочетание явлений шаманизма, которые предположительно происходили в Сибири. У них есть легенда о том, как шаман спускается в загробный мир, перед тем как стать шаманом, находит там духа – помощника и этот дух убивает его, расчленяет и варит его или съедает, снимая плоть с его костей и как только его кости чисты, он соединяет все его части снова и возвращает его назад в мир как “не-человека”. Теперь было к месту объяснить это в терминах смысловых значений, что случится с магом в случае стирания им привязанности к смысловой нагрузке, если он учиться отделять привязанность, он становится лишенным человеческих качеств, он  больше не человеческое существо, он больше не личность, не социальная единица. Что делает нас социальной единицей, это то, что мы полагаем, что значение определенных вещей являются важными для нас, мы настроены на значение, смысл и по-другому мы не сможем функционировать. Но дон Хуан не привязан к значению, может быть у него есть приверженность к своего рода “Сверх системе” я ничего не знаю об этом, я действительно не имею понятия об этом. Мое предположение, что у него есть приверженность шаманской “Сверх системе”. То есть у него нет предпочтения, ничто не является более важным чем что-либо другое. И когда он сказал о том, что ничто не важно, я задал ему вопрос: “ты имеешь ввиду что  все бесполезно и бесценно?” такой была моя когнитивная реакция, если что-то не важно или равноценно не важно то это теряет свою ценность, а он ответил: ”я не сказал что это не имеет ценности, я сказал что это не важно!” вещи были не важны потому что они были равны. И только посредством использования контролируемой глупости он мог вовлечь себя во взаимодействие. Это очень сложное понятие, которое я по-настоящему не понял. Я лишь точно заимствовал его высказывания в надежде, что что-либо прояснится.

Кто вы по знаку зодиака?

Астролог описал меня как “Чудика одержимого планированием” Я козерог и он сказал, что “Козероги это чудики, помешанные на планировании” это слабые мужчины и сильные женщины!  (смех аудитории).

Все что вы делаете теперь это упражняетесь в Контролируемой глупости?

Нет, я очень серьезен потому что я хотел получить….

Но вы сказали, что вы не поняли что-то… (далее неразборчиво о контролируемой глупости).

Нет. Нет .Нет. Видите ли, я действительно не понимаю как кто-то делает это…. то есть интеллектуально я делаю то же что и вы, я понимаю, что дон Хуан говорит о том что для меня звучит очень (неразборчивая речь), но дайте мне погрузиться в контролируемую глупость и я опозорюсь, так как я не могу избавиться от важности вещей, я страстно вовлекаюсь в процесс.

Сознательно вы можете и не делать этого, но подсознательно вы будете это делать… (далее неразборчиво об академическом восприятии концепции контролируемой глупости) .

Может быть я не объяснил это правильным образом, для меня знать что-либо означает, что я мог бы повторить это в любой момент и если бы я захотел приступить к практике контролируемой глупости, я бы продвинулся очень недалеко, я бы попался в ловушку смыслового содержания, я искренне не смог бы постичь…… я бы не постиг даже одного момента в котором не нашел бы для себя полного смысла, вот то что я имел ввиду.

Очень неразборчивый вопрос на тему того, является ли контролируемая глупость произвольным выбором или действием.

Что-то в этом роде…Это является произвольным, в смысле того, что это следует…. Видите ли, дон Хуан утверждал, что он обладает когнитивной системой, которая позволяет ему выбирать, и я не знаю, что это такое. Я не имею представления о том, что направляет дона Хуана в его выборе. Он говорит, что его направляет его желание идти путем сердца во всем, что он делает. Какой бы выбор не существовал это должен быть путь с сердцем, то есть предрасположенный для него выбор. Альтернативный выбор, который делается без беспокойства для него, и потом он просто ему следует, и этот путь в любом случае не ведет никуда…

Далее кто то из аудитории, что то говорит неразборчиво…

Да, да?!

…похоже на то, что кто то случайно сделал жест рукой, а Карлос решил, что этот человек желает задать вопрос, аудитория рассмеялась.

Вы говорили о том, что был момент во время ученичества, где вам казалось, что вы сходите с ума, погружаетесь в безумие… (далее неразборчиво)

Я не могу это решить. Я уже научился понимать мир, посредством определенных терминов и как только ты теряешь уверенность, свою ответственность за восприятие каждодневной реальности- ты сходишь с ума. Это то чему меня научили. Я должен повторить точно..

Неразборчивый вопрос о вере во что то..

Я не знаю как….Вы имеете ввиду, что возможно мы могли бы добиться произвольного понимания?)

… далее неразборчивое продолжение того же вопроса

Это безумие из-за серьезного…

продолжение вопроса на тему какого-то уровня

Это единственный уровень которым я обладаю это европейский уровень.

Это не правда… (далее неразборчиво)

Интеллектуально я делаю это, эмоционально я все еще нахожусь в Европе.

Возможные выводы таковы, что вы как антрополог с набором навыком с которым вы начинаете, с вашими изначально сформированными теориями, методами, вашими глоссами и фактами, и когда вы проводите свою полевую работу посредством этих методов для сбора данных, для подтверждения теорий, которые вы запланировали и спустя столько лет вы обнаруживаете, что вас не затронула эта культура или… ( далее неразборчиво), то что вы пытаетесь сделать это погрузиться в этот взгляд на мир, теперь что произойдет если вам удастся погрузиться в его взгляд на мир, создав вашу модель, где вы будете способны общаться с нами, совершая такие же процессы, которые делает он, создав модель каким-то образом передающую…( далее неразборчиво)

Возможно, если мы захотим поразмышлять о такой возможности по-настоящему с научной точки зрения, возможно если бы мы могли составить систему глоссов, которая будет присуща нам европейцам и затем систему глосс, присущую всем культурам, которые мы изучаем и посмотреть где они совпадают, может быть это единственное, что мы сможем оценить это совпадение. Потому, что я подхожу к этому со своими изначально сформированными суждениями, изначально составленное мнение о мире уже сидит во мне, мои глоссы в этом. Я буду расценивать глоссы чуждой мне культуры посредством моих собственных глосс, что будет само по себе абсурдом.)

И вы окажетесь в итоге с двумя наборами глосс?

Возможно вы сможете совместить их, вы можете совместить их каким то образом! Может быть в этом и есть решение — в  совмещение этих глоссов. И это совмещение и будет единственным, что можно будет оценить. Вот такое предположение. По крайней мере, для меня это волнующая альтернативная гипотеза в антропологии.

Какие у вас мысли на тему того, почему Мескалито указал на Вас ?

..“Со смехом” — может потому что я смуглый и маленького роста, я не знаю….) (смех аудитории).

 Я не стараюсь смотреть…

“перебивает”- это ужасно!!!) (смех аудитории).

Неразборчивое продолжение вопроса вызывающее смех аудитории, я не знаком с характеристиками жизни этого человека, но я хотел бы задать вам вопрос об этом, создается впечатление, что вас привлекает его способ жить и он является человеком, который знаком с вашим жизненным укладом

О да, да!

… кажется, он не был занят антропологическими исследованиями Америки или других мест, потому что ему достаточно тех знаний которыми он обладает.

Нет, нет, он не европеец, он не заинтересован в оценке (неразборчиво)

Хотели бы вы сделать универсальным его поведение, так как его поведение это поведение человека, и это является частью концепций о поведении человека, хотели бы вы, что бы он  стал президентом Мексики? Или президентом Америки?

Нет!

Предположим….

“перебивая”- Президентом МИРА!!) (смех аудитории)

Что будет если Мескалито скажет ему, что теперь его миссия обучать Американцев, как долго сможет находится вне… (далее неразборчиво)

Меньше двух часов) (смех аудитории).

Тем не менее, дон Хуан говорит, что его жизнь заключается в использовании стратегий, что противоположно моей жизни заключающейся в использовании смыслового наполнения. Я не пересматриваю свои функциональные единицы, я не устраиваю свою жизнь со стратегической точки зрения. Вот почему меня бесконечно “колошматит”. Я даже до сих пор не получил PhD, я сомневаюсь, что они мне его дадут…. Для видящего это полный идиотизм с точки зрения того, что я не рассматриваю свой мир в стратегических терминах, для дона Хуана это немыслимо! Дон Хуан решал проблему распространения своего учения, он бы решал эту проблему со стратегической точки зрения, не с точки зрения святого или философа. Просто стратегия, сухая стратегия. Однажды я спросил его, ты тот кто ведет свою жизнь стратегически, что случилось бы с тобой, если бы кто-нибудь тебя ждал вооруженный мощной винтовкой с оптическим прицелом, что бы причинить тебе вред, ты не сможешь никак предотвратить это — на что он ответил: “Я просто там не появлюсь” (смех аудитории).

Он дал мне очень захватывающую смысловую единицу — быть недоступным! Потому что лично я доступен! Я засунул свою шею в …. (неразборчиво) И это то как мы все и поступаем, мы стоим на своем пути заблокированные и разбитые. Дон Хуан недоступен! В переводе с испанского выражения — не позволять себе стоять на дороге, не находится на чьем то пути! Так что я не думаю, что он хотел бы стать президентом Мексики, скорее он поступил бы стратегически.

Люди нуждаются в каких то стратегиях, только когда у них есть назначенная цель, и тогда остается единственное, что им надо будет сделать это протянуть руки. У других людей нет целей и тогда они ищут вокруг эту цель.

Вы говорите мне то что я и так знаю.

…неразборчивый вопрос о порядке философии языка

Вы говорите мне о мыслительном процессе европейца, я знаком с этим как европеец, это переливание из пустого в порожнее, я думаю дон Хуан имел ввиду что то совершенно отличное от этого. Мне кажется, я вас всех задерживаю, я могу долго потому что, сейчас мне больше нечем другим заняться) (смех аудитории). Если вы хотите уйти, пожалуйста, а если хотите остаться, просто скажите я весь ваш!.

Неразборчивый вопрос

Он хотел бы учить чему?

Почему он захотел обучать?

Я не думаю, что он захотел, в моем случае это просто совпадение, счастливый шанс и я не думаю, что он сам по себе взялся бы за это.

Вы упоминали, что говорили с ним об ЛСД, говорили ли вы с ним о каких- то других галлюциногенах для остановки внутреннего диалога?

Нет нет, он не знает других галлюциногенов)

…таких как марихуана например?

Нет нет, он также незнаком и с марихуаной.

Вы говорили, что анализировали этот когнитивный процесс, делает ли тоже самое дон Хуан?

Нет, он не заинтересован в анализе того, что он испытал, я думаю потому, что как я уже упомянул он не  владеет естественным языком, что бы это сделать. Для него остается лишь явление само по себе.)

…далее продолжение неразборчивого вопроса о возможности анализа для дона Хуана

Нет, нет, это моя глупость! Чисто моя глупость! Я не буду знать, как остановиться! В этом моя проблема.)

…продолжение вопроса неразборчиво

Я полагаю это было бы хорошо… но я буду склонен думать…. Я не знаю…

…неразборчиво на тему о других шаманах, которых он знает ?

Я встречался с индейцем племени масатек, шаманом, я так же знаю шамана из племени Яки, это однорукий человек, так вот этот человек из племени масатек, из центральной Мексики, он даже круче чем дон Хуан, он обладает гораздо большими знаниями, он принадлежит к “системе высшего порядка” и я думаю он действительно может принадлежать к ней, он на самом деле потрясающий человек, ему 65 лет

Встречаются ли они в рамках социума или …неразборчиво о структурах их встреч ?

Да они собираются на пейотных церемониях, все те люди, встречающиеся на пейотных церемониях они все шаманы!)

Представитель аудитории. Теперь пришло время завершить нашу встречу и поблагодарить вас за ваше участие. аплодисменты.

Спасибо!

За пределами одиночества. Интервью с Карлосом Кастанедой

За пределами одиночества. Интервью с Карлосом Кастанедой

Карлос Кастанеда

Меня зовут Джейн Хеллисоу, я из Юниверсити Калифорния Пресс, и сегодня я беседовала с Карлосом Кастанедой, автором «Учения дона Хуана». Я полагаю, большинство из вас читали эту книгу, все вы выглядите так, будто читали (смех.). Поэтому, я думаю, мы сразу перейдем к делу и включим запись.

Ок. Может быть, вы хотите спросить меня о чем-то?

Как вы повстречались с доном Хуаном?

То, что я познакомился с ним, будет чистой случайностью. Меня совсем не интересовали те вещи, о которых он знал, потому что мне не будет известно, что именно он знал. Меня интересовало собирание растений. И я встретил его в Аризоне. Был такой старик, который жил там где-то среди холмов, он знал много всего о растениях. Именно это меня и интересовало — собрать информацию о растениях. И, м-м, как-то раз мы пошли, я и мой друг, мы пошли повидаться с ним. Индейцы юма обманули нас и неправильно показали нам дорогу, и мы блуждали среди холмов и так и не нашли этого старика. Э-э, позднее, уже когда моя поездка в Аризону подходила к концу, лето заканчивалось, и я собирался возвращаться в Лос-Анджелес, я стоял на автобусной остановке, и подошел этот старик. Вот так я с ним встретился (смех.). Э-э, я общался с ним около года, периодически я навещал его, потому что он мне понравился, он очень дружелюбный и стойкий. Очень приятно быть рядом с ним. У него будет прекрасное чувство юмора… и он мне нравился, очень. И это будет первое, что руководило мной, я искал его общества, потому что он был очень веселым и забавным. Но я никогда не подозревал, что он знал что-то еще помимо того, как использовать растения для медицинских целей.

У вас будет чувство, что он знает, как нужно жить?

Нет, нет, не будет. В нем будет что-то странное, но о любом человеке можно будет бы сказать, что в нем есть что-то странное. Есть два человека, которых я брал с собой на полевые исследования, и они были с ним знакомы. Они полагали, что у него был… очень проницательный, навязчивый взгляд — когда он смотрит на тебя, потому что в основном он смотрит на тебя украдкой и кажется очень хитрым человеком. Вы бы сказали, что у него вид пройдохи.

Обычно он не смотрит, за исключением нескольких раз, но если это случается, то взгляд у него очень сильный. Вы могли бы почувствовать, когда он смотрит на вас. И я — я никогда не думал, что он знает что-то помимо этого, я не имел никакого представления об этом. Когда я шел заниматься своей полевой работой, я всегда исходил из предположения, что я антрополог, который выполняет полевую работу с индейцем, ну, вы понимаете. И я знал почти все (смех), а они этого не знали.

И, конечно же, это был большой культурный шок, когда я понял, что ничего не знаю. Это невероятное чувство, которое приходит, чувство смирения. Потому что мы — победители, завоеватели, вы знаете, и все, что бы мы ни делали, это так грандиозно, так логично, так величественно. Мы — единственные, кто способен на нечто благородное, мы подспудно всегда в это верим. Мы не можем избавиться от этого, не можем избавиться. И всякий раз, когда мы падаем с этого своего пьедестала, мне кажется, это здорово.

Откуда вы родом?

Я из Бразилии, я родился в Бразилии. Мои дед и бабка были итальянцами.

Думаете ли вы до сих пор, что в последней части вашей книги, когда вы подверглись опасности потерять душу, он вами манипулировал? (смешок.)

Есть, есть два способа объяснения. Понимаете, я предпочитаю думать, что он меня направлял. Мне будет удобно думать, что причиной этого опыта были эти манипуляции и то, что он руководил моим поведением в социуме. Но, возможно, эта ведьма исполняла его роль. Каждый раз, когда я нахожусь в Калифорнийском университете, конечно же, я принимаю ту точку зрения, что он манипулировал мной. Это вполне последовательно с точки зрения академического стиля, это очень убедительно. Но каждый раз, когда я в поле (занимаюсь полевыми исследованиями), я думаю, что она исполняла его роль (смех.). И это не сочетается с тем, что имеет место здесь. Очень трудно сделать этот переход.

Если вы собираетесь жить в университете, если бы я был преподавателем, если бы я знал, что всю жизнь собираюсь быть преподавателем, я бы сказал все, что вы уже знаете, и это прекрасно, но я могу опять отыграться там, и очень быстро (смех.). Я… принял решение. Я собираюсь вернуться, чуть позже, может быть, в конце этого месяца, и… э-э, я очень серьезно настроен по этому поводу.

Можете ли вы описать характер вашего общения с доном Хуаном после того, как вы написали книгу?

Мы очень хорошие друзья. Он никогда не устает подтрунивать и подшучивать надо мной. Он никогда ничего не принимает всерьез. Я очень серьезен в том смысле, что я как бы бросил ученичество. И я очень серьезно воспринимаю это, по крайней мере, мне так кажется.

Он вам верит?

Нет… (смех).

Кажется ли вам, что ваш подход к реальности, и вообще ко всему, каким-то образом изменился с тех пор, как вы встретили дона Хуана?

О да, да, очень изменился. По сравнению с прошлым моим отношением — очень изменился (смех). Я больше не принимаю ничего уж слишком серьезно (смех, аплодисменты).

Почему вы написали вторую часть своей книги?

Почему? В сущности, я связан со спасением чего-то, что будет утрачено на пять сотен лет из-за предрассудков, нам всем это известно. Это предрассудок, и это так и восприняли. Вот почему, чтобы иметь возможность передать это, на самом деле необходимо выйти за пределы откровения, должно быть что-то, что можно отделить от периода откровений. И, на мой взгляд, единственный способ сделать это — представить это серьезно, сформировать как социальную позицию. Иначе оно останется на уровне чудачества. У нас всегда есть задняя мысль, что только мы можем быть логичными, только мы можем быть величественными, благородными. Возможно, это только мои предположения, но мне кажется, что нашему способу мыслить приходит конец. Мы видим это в социальных науках. Любой ученый, занимающийся социальной наукой, идет в поле с идеей, что он собирается что-то испытать и узнать. И… это несправедливо… Я не могу уйти от этого.

В книге дон Хуан упомянул, что просил вас никогда не открывать имя, которое Мескалито дал вам, а также не рассказывать об обстоятельствах, при которых вы встретились, и все же вы написали целую книгу, которую может прочесть любой человек.

Я спрашивал его об этом. Перед тем как написать что-то подобное, я хотел быть уверенным, и я спрашивал его, можно ли это делать. Я не открывал ничего, что не будет разрешено, нет. Мне нужна была логичная система, и эта система построена логической мыслью. Мне понадобилось много времени, чтобы понять, что это исчерпывающая система, самое лучшее, что будет явлено в этом, моем мире. Именно это и привлекает — порядок. И что бы я ни открыл в этой книге, здесь нет ничего, что будет бы табу. Я открыл только порядок, систему. С тем чтобы помочь всем нам осознать, что индейцы очень, очень упорные, настойчивые люди и обладают таким же умом, как и все другие.

Почему вы ушли?

Почему я ушел? Я был слишком напуган. Во всех нас есть убеждение, что… мы можем заключить с самим собой соглашение, что это реально. Я уверен, что множество людей принимали психоделики вроде ЛСД или чего-то вроде этого. Искажение восприятия, которое происходит под действием этих психоделиков, можно рационально объяснить, сказав себе: я вижу это, это и вон то потому, что я что-то принял, все это наши скрытые мысли, они есть всегда. Таким образом, можно безопасно объяснить все странное и необычное. Но, когда вы потихоньку теряете эту безопасность, начинаешь думать, что время уходить (смех). Я испугался.

Но в действительности вы не ушли.

В том то и дело (смех).

Вы говорили, что у вас будет несколько видений, более-менее ясновидческих, по поводу прошлого, тех вещей, о которых вы, возможно, не знали и о которых вы не рассказывали в книгах. Проверяли ли вы когда-нибудь, соответствовали ли эти видения действительности?

Ну, это что-то очень забавное, знаете, это что-то. Не так давно я занимался поиском сокровищ. Ко мне пришел мексиканец и сказал, что есть дом, принадлежавший человеку, который, по-видимому, держал там много денег и никогда в жизни не пользовался услугами банка. Он подсчитал, что там должно быть, по крайней мере, 100 тысяч долларов, и спросил меня, не могу ли я определить, где именно находятся деньги. Ну и я подумал, что это интересное предложение (смех).

Итак, я провел этот ритуал. Это был маленький ритуал, который как бы производит видение, не такое ясное, как в процедуре предсказания, но это видение, которое можно интерпретировать. Огонь, который разводится для того, чтобы привлечь все, что можно привлечь. И вот компания, состоящая из четырех человек и меня, провела весь этот ритуал, они делали все так, как я говорил, — думаю, они доверяли мне, и мы ждали видения, но так ничего и не пришло. В итоге вышло так, что все эти люди начали искать сокровища по всему дому и под ним. Очень высокий, тихий дом, и они перерыли весь дом. А парня, который рылся наверху, укусил черный паук, паук «черная вдова». Положение будет безнадежным, они ничего не нашли. И тут мне пришла картинка, видение, я увидел сон. В этом сновидений владелец дома указывал на потолок. И я сказал: «Ага! Это не в подвале, а на чердаке». И вот как-то раз мы пошли туда и стали искать на чердаке, но снова ничего не нашли (смех). Все-таки это будет не так уж смешно, потому что один мексиканец, очень большой, он весит около 315 фунтов — такой большой лось… (смех). В потолке есть небольшой люк, а дом старый, он построен где-то в двадцатые годы, с потолками, тонкими как бумага. Поэтому я старался ходить по перекрытиям, а этот парень стал очень подозрительным, он боялся, что мы его обманем и припрячем его долю, хотя у нас ничего такого и в мыслях не будет. И он пошел за нами, наверх. Он подошел туда, где стоял я, я был в центре дома, в центре комнаты, потому что это будет то место, указанное в моем видении. Он встал возле меня и провалился (смех). Знаете, он зацепился за что-то и висел вверх тормашками.

Давал ли вам дон Хуан какие-то предписания или комментарии относительно тех обстоятельств, о которых вы спрашивали себя?..

Да, очень, очень ясные. После этого я приехал повидаться с доном Хуаном и рассказал ему о своей неудаче. Все, как вам, и он сказал, что это очень естественно. Все, что человек оставляет или прячет, все это он охраняет. У меня есть мои записи, вы знаете, которые я делал в пустыне, и для меня они имеют очень большое значение, это просто сокровище для меня. Я стал просто одержим своими записями. И дон Хуан спросил меня: «Ты бы допустил, чтобы твои записи взял какой-нибудь идиот?» Нет, я бы так не сделал (смешок). Вот в чем дело. И в чем же разница? Парень любит свои деньги. И он вовсе не собирается позволять, чтобы пришел какой-то идиот вроде меня и забрал их. Поэтому он устраивает всякие ловушки и препятствия.

Это был поворотный момент в моем отношении к дону Хуану. С тех пор я никогда уже не думал, что смогу перехитрить его. Он интеллектуально встряхнул меня. Я думал, что этот чувак для меня абсолютно прозрачен, прост и предсказуем. С тех пор я даже перестал думать о себе как о студенте антропологического факультета в университете, приехавшем свысока поглазеть на индейца. Он полностью разрушил мое соотнесение себя с интеллектуалами.

Он заставил вас думать о себе просто как о человеке?

Он заставил меня думать о себе как о человеке, который не знает ничего по сравнению с тем, что знает он. Но я не знаю, что у него на уме. Все, что я говорю вам, — это то, что он сказал мне. Я не знаю, как можно преодолеть страх. Потому что я сам его не преодолел. У меня есть одна мысль, которую, наверное, можно использовать. Я люблю уходить в поле и проверять ее. Но это другая история, совсем другая.

Он преодолел страх?

Ну да, он преодолел. Да…

Полностью?

Да… кажется, что это очень просто. Если у нас все происходит механически, я бы сказал, то он каждый раз исходит из другой точки зрения. Он устанавливает что-то вроде… все, что находится между явлением и тем, что я испытываю, и мною, между этим всегда есть посредник — это набор установок, ожиданий, мотиваций, язык, как вы говорите. Это целый набор. И это мое наследие как европейца. Но у дона Хуана совсем другой набор, абсолютно отличный от нашего. Отсюда моя неспособность понять его. Очень трудно понять, что он имеет в виду, когда говорит, что нужно побеждать страх. Мне сейчас в голову пришла интересная мысль, я бы хотел испробовать ее в поле.

Недавно я был там, где принимали пейот. На этом собрании я только приносил им воду. Я не принимал участия. Я пошел туда только затем, чтобы посмотреть, понаблюдать. Потому что я пришел к заключению, что то, что он дал мне и о чем я рассказал в книге, — это что-то вроде соглашения, договора, личный договор, который происходит между учителем и учеником.

Но тут будет что-то совсем другое. Это будет коллективное соглашение, сразу несколько людей «договорились» о вещах, которые нельзя увидеть в обычном состоянии. Но я думал, что это соглашение держалось на том, что они подсказывали друг другу. Следовательно, должен был быть лидер, как я думал, который бы делал эти подсказки, вы понимаете, подмигивая или что-то такое, как-то складывая пальцы — так, чтобы они все сказали, что они видели одно и то же. Потому что кто-то им подсказывает. Они, например, думают, что если кто-то принимает пейот, любой, кто его принимает, слышит жужжание в ушах. Однако индейцы считают, что есть семнадцать видов жужжания. И каждый из них соответствует каждой конкретной природе посещения. Дух Мескалито приходит особенным образом. И он объявляет об этом, жужжанием. Эти десять человек должны были договориться между собой о том, какое именно жужжание будет сначала и какова его природа.

Как должно происходить наставление? Наставление может быть очень жестоким, очень драматичным, очень мягким, дружеским, в зависимости от настроения божества, насколько я понимаю. Я думал, что этот договор они заключили с помощью какого-то кода. Вот я и пришел к дону Хуану и спросил, можно ли их подвезти, и я взял свою машину и привез всю эту компанию. Таким образом, я мог за всем наблюдать. И мог им помогать, как я уже сказал, я приносил им воду. Итак, я наблюдал. И я не мог обнаружить вовсе никакого кода. Тем не менее, пока я старался следить за всем, я увлекся, очень увлекся всем происходящим и потерял голову. Я вошел в этот опыт, как будто я принял пейот, хоть я этого и не делал. Это мое мнение, понимаете? Я думал, что они придерживались соглашения. Они разрушили это представление. И их способность входить в контакт с явлением находится на другом уровне. Их способность видеть это на совсем другом уровне, чем тот, на котором я это видел в обычном состоянии, так как я это обычно делаю. Итак, если я оставляю этот набор — все, что мешает или стоит между мной и явлением, — я попадаю в сферу этого специфического соглашения. Поэтому им очень просто попасть туда. Я думал, что этот опыт был искажен целых несколько дней, дней шесть или пять, пока они принимали пейот. Я думал, что только в последний день они договорились. Но они договаривались каждый день. Не знаю. Мне нужно будет еще выяснить это. Я знаю, что вполне возможно придерживаться соглашения.

Эта девушка задала вам вопрос о страхе, полном преодолении страха. Во всяком случае, так я прочитал это или понял, я думаю, что поскольку страх больше не является твоим врагом — это не значит, что ты больше его никогда не испытываешь. Как он сказал, человек знания идет к знанию, и это происходит после того, как ты преодолеешь страх, со страхом, почтением, пробужденный и еще четыре вещи; таким образом, страх больше не является вашим врагом, не так ли?

Нет, вероятно, хотя мы боимся только тогда, когда мы судим. Это уже другая возможность. Если мы оставляем суждение – чего нам бояться? До того, как я встретил его, он годами занимался целительством. Теперь его больше не интересует целительство и магия. Он говорит, что он за пределами компаний или одиночества. Поэтому он просто существует… он живет в Центральной Мексике.

Как он проводит время? (Буквально: «Что он делает со своим временем?»)

Может быть, летает… (смех). Не знаю. В самом деле не знаю. Я чувствую его, всегда чувствую, я представляю его себе и говорю: «Бедный малый, бедный дед, как он проводит время?» Но это я, понимаете, я бедный малый дед, как я провожу свое время? Это совсем другой синтаксис, понимаете, у него совсем другая система, полностью другая.

Вы курили грибы в штате Оахака. Мне интересно, как назывались эти грибы (смех).

Грибы принадлежат к роду псилоцибе. Я в этом уверен. И они растут в Центральной Мексике. Короче, едете в Центральную Мексику, собираете эти грибы и забираете к себе домой. И год ждете, пока их можно будет использовать. Они лежат в течение года в тыквенной фляге. А затем их можно принимать.

Эти грибы были из Оахаки?

Они из Центральной Мексики, да, Оахака. Они представляют собой четырнадцать видов псилоцибе.

Не могли бы вы нам рассказать о необходимости секретности мистических учений дона Хуана?

Не знаю. Он думает, что, для того чтобы вернуться из «путешествия», вы должны иметь определенный уровень знаний, без которых вы не сможете вернуться. Может, он прав, может быть, это действительно необходимо, может это лучше, чем если какой-то доброжелатель скажет вам: все в порядке, Джо, брось это все. Более того. Может быть, вам нужен другой вид знания, который бы сделал ваш опыт интерпретируемым, значимым. И это раскалывает ваш ум, это просто разбивает вас.

Высоветовали кому-yb,elm принимать наркотики?

Мне кажется, этого не следует делать. Потому что, может быть, они станут чокнутыми. И даже буйно помешанными.

Вы знаете, какие психоактивные вещества содержатся в дурмане?

Атропин и гиосциамин. Есть еще два вещества, одно из них называют иногда скополамин, но никто не знает, что это такое. Он очень токсичен, ужасно токсичен. В этом отношении дурман очень вредное растение.

Стрихнин?

Стрихнин, пейот содержит восемь видов стрихнина.

Где могут находиться другие люди знания, такие, как дон Хуан?

Да, дон Хуан любит думать, что его пристрастие — беседа. Он любит говорить. Есть другие люди, у которых другие виды пристрастий. Есть человек, который дает уроки в водопадах. Его пристрастие — это поддерживание равновесия и движение. Другой, которого я знаю, танцует и занимается тем же делом.

Как насчет грибов в вашей книге?

Там нет галлюциногенных грибов. Все-таки мускария — это не в Старом Свете, да…

Дурман растет по всему Беркли.

Ну, это растение, которое встречается везде в Соединенных Штатах. Прием дурмана вызывает ужасное воспаление желез. Нежелательно его использовать. Это очень токсичное растение.

 Это случалось с вами?

Нет, после того, как его приготовить, он теряет токсичность. Я думаю, американские индейцы знают очень много о том, как обращаться с растениями. По словам дона Хуана, они выяснили, что можно прийти прямо к непосредственному знанию сложных процедур.

Вы видите какой-то смысл в таких терминах, как добро и зло или хорошее и плохое и т. п.?

Не знаю. Их можно интерпретировать по-всякому, как состояние специфической обыденной реальности. Опять же, я думаю, он манипулировал мной, и… предположим, можно видеть цвета. У меня был один друг, который сказал мне, что видел ярко-красный цвет. Это единственное, что он сказал, он делал это ночью, и он переживал искажение цветов.

Читая книгу, я заметила такую вещь: все ваши опыты вы проводите ночью.

Я думаю, ночь очень дружественна, очень благосклонна ко мне. Она теплее в каком-то смысле. И темнота покрывает, как одеяло. Очень мягкая, теплая. С другой стороны, день очень активный, он слишком занят. Он не благоприятствует тому, чтобы почувствовать что-то такое. Я люблю ночь, не знаю почему, может, я сова или что-то в этом роде. Я очень люблю ее, она очень ласкова со мной. Я всегда выключаю свет в моем доме. Я чувствую себя очень классно, очень комфортно, когда темно, и не очень, когда светло.

Не могли бы вы рассказать побольше о Мескалито?

О чем именно? Прежде всего, у американских индейцев есть бог, которого зовут не Мескалито, его зовут как-то по-другому… У них есть различные имена, Мескалито — это иносказание, как, например, мы говорим Джо, крошка Билли — вместо «Уильям».

Это один бог или множество богов?

Это сила, это учитель. Это учитель, который живет за пределами тебя. Ты никогда не называешь его по имени. Потому что имя, которое он дает тебе, предназначено только для тебя. Поэтому ты используешь имя «пейотеро». Потому что «пейотеро» значит что-то другое. Оно не относится к нему. Это слово, которое использовали испанцы. «Пейотеро» — это состояние, очень похожее на дурман, испанцы использовали это слово в Мексике. Дурман называется толоаче. Толоаче — это… люди говорят, что толоаче — это состояние знания, связанное с дурманом. Это не растение, это состояние знания. Ололиукви — Сагун, испанский священник, ими много занимался, и люди определяли это как семена вьюнка. Но это относится также и к дурману. Но опять же, это состояние, состояние, состояние знания.

Были ли у дона Хуана или других брухо какие-то проблемы с церковью?

Ну, думаю, что да. Им нет дела до этого, так или иначе, и не может быть. Они способны обходить стороной действия доминирующего общества. И это очень, очень меня привлекает, по крайней мере, быть в состоянии обходить их стороной, так, чтобы они были бессмысленны, бесполезны и безвредны. Понимаете, дон Хуан не пытается воевать с кем бы то ни будет. Поэтому никто не воюет с ним. Он очень силен, он охотник. Он охотник, он сильный человек, он все делает сам.

Он охотится на животных для еды?

По-разному, метафорически и буквально. Он охотится своим собственным способом. Он воин, то есть он постоянно находится в состоянии алертности. Он никогда ничему не позволяет застать себя врасплох. Я сильно поспорил с его внуком. Его внук говорит: «Мой дед — слабоумный». Я сказал ему: «Знаешь, возможно, ты не прав. Как тебе кажется, ты смог бы обвести его вокруг пальца?» И этот парень, Фернандо, говорит: «Нет, моего деда нельзя обвести вокруг пальца, он брухо» (смех). Это абсурд, понимаете, как же вы можете говорить, что он слабоумный, и в то же время вы говорите, что его на мякине не проведешь. Вот в чем дело, понимаете, он все держит под своим контролем. Он никогда не выпускал меня из поля зрения. Я всегда находился у него перед глазами. И это автоматический процесс, бессознательный. Он не осознает этого, но это всегда так. Он очень алертен. Он не изолированный человек. Он охотник, воин. Его жизнь — это игра стратегии. Он способен окружить вас своей армией и использовать ее наиболее эффективно. Самым эффективным способом. Он не из тех парней, которые действуют напрямик, в открытую. Но его основной девиз — это эффективность. И он полностью противоположен моему девизу. Мой девиз, как и у нас всех, — это потеря, к сожалению.

Видите, я попал в колоссальный переворот смыслов. И все это раскалывает меня. Я начинаю хныкать. Вы знаете, почему, как, почему это случилось со мной? Но если бы я мог жить как дон Хуан, я мог бы устроить свою жизнь в соответствии с определенной стратегией, расположить мою армию стратегически. Он говорит, что если ты проигрываешь, все, что ты проигрываешь, все, что ты теряешь, — это только битва. Это все. Ты абсолютно доволен этим. Но не так со мной, потому что, если я проиграю, меня схватят, подвергнут насилию, меня захватит бешенство и злоба. Знаете, нет конца моему неистовству. Потому что я не был готов к этому.

Но что бы случилось, если бы я был готов? Тогда я только потерпел бы поражение, а поражение — это не так плохо. Но быть захваченным — это ужасно, это кошмар, и это то, что мы все делаем. Например, мы захвачены сигаретами. Мы не можем бросить курить, вы знаете, люди захвачены едой, они не могут остановиться и все едят, едят…

У меня есть собственные причуды, я захвачен некоторыми вещами, не хочу о них говорить. Слабые, немощные и беспомощные. Дон Хуан думает, что это потакание самому себе (индульгирование), и он не может себе это позволить. Он абсолютно не потакает себе. Он не индульгирует, и его жизнь очень гармонична. Ужасно забавна и величественна. И я все размышлял, как, черт возьми, он это делает? Думаю, что это достигается полным исключением индульгирования. И вот, он живет очень хорошо. Он не отказывает себе ни в чем, вот в чем фокус. Занятный фокус. Это нормальная семантическая манипуляция. Например, он говорит, что с тех пор, как ему исполнилось шесть лет от роду, ему нравятся девочки. Он говорит, что причина того, что ему до сих пор нравятся девочки, в том, что, когда он был молодым, он взял одну, будучи под дурманом и с ящерицами, и ящерицы покусали его чуть ли не до смерти. Он был болен три месяца. Неделями он лежал в коме, а потом его учитель сказал ему, чтобы он не волновался по этому поводу, потому что отныне он будет сохранять потенцию (Другой вариант перевода — «будет сильным, мужественным». Мне кажется, в данном случае важны оба варианта. — Прим. пер.) до дня своей смерти. Короче, вас очень сильно бьют — и вы становитесь очень сильным. И вот я спросил его: «Как бы и мне получить пару затрещин?» (смех). Он сказал: «Тебе потребуется больше, чем пара затрещин». Он не скареден, но он не потакает себе. Может быть, это бессмысленно.

Не могли бы вы рассказать мне побольше о яки?

Яки? Яки — это христиане, номинально, католики. Они по собственной воле пустили к себе католических миссионеров в 1773 году. И после 80 лет колонизации они поубивали всех миссионеров. И больше никакие миссионеры не приходили (смех). Они сами ввязались в эту войну против мексиканцев. После независимости Мексики.

Яки были в состоянии войны с мексиканцами в течение ста лет, в состоянии непрерывной войны. Непрерывной. Они совершали нападения на мексиканские города и убивали. И, наконец, в 1908 году в начале столетия Мексика решила положить конец этому безобразию. Они послали огромные войска, целые армии, окружили индейцев, посадили их на корабли и отвезли их на юг, в Оахаку, Веракрус и на Юкатан, полностью их там рассеяли, и это был единственный способ остановить их. А потом, в 1940 году, как он говорит, многие люди в Мексике стали авангардом латиноамериканской демократии, они не могли смириться с тем, что сделали с яки. Поэтому они опять окружили яки (смех), привезли их обратно, и теперь они опять в Соноре. Они — закаленные воины, они очень, очень, очень агрессивные люди. Непостижимо, что дон Хуан мог войти в такое общество. Это замкнутый круг. И он очень агрессивен. Они бы не доверяли мне, потому что я мексиканец. Они считают меня мексиканцем. Они скорее бы поверили американцу. Они ненавидят мексиканцев, называют их пори, что означает «свиньи» или что-то в этом роде. Из-за того, что их так притесняли…

Вы знакомы с доном Хуаном как с брухо или как с диаблеро?

Это одно и то же. Брухо — это диаблеро, и то, и другое — испанские слова, они означают одну и ту же вещь. Дон Хуан не хочет использовать эти слова, потому что они ассоциируются с чем-то злобным. Поэтому он использует термин «человек знания», это термин масатеков. Я сделал вывод, что всему он научился у масатека, потому что человек знания — это тот, кто знает. Надеюсь, что когда-нибудь достигну этого. Очень сомневаюсь, что моя натура — это то, что требуется, чтобы стать человеком знания. Не думаю, что у меня достаточно твердости характера.

Ну а дон Хуан с этим согласен?

Нет, он никогда не говорил мне этого. Он думает, что у меня очень плохой (неразборчиво). Я тоже так думаю, потому что меня охватывает скука, а это очень плохо, просто ужасно, у меня бывают почти суицидальные настроения. Он приводил мне в пример человека, который был очень смелым. Он нашел резчика по дереву, который очень хотел попробовать пейот. Дон Хуан взял меня в Сонору, чтобы показать меня и чтобы убедить своего внука, что ему бы не помешало принять пейот. Что это изменит его жизнь. Его внук — очень красивый малый, ужасно красивый. Он хочет быть, кинозвездой (смех). Он хочет, чтобы я привез его в Голливуд. Он всегда меня спрашивает, его имя Фернандо, он всегда спрашивает меня: «Как ты думаешь, Карлос, я красивый?» «Ты в самом деле красивый». И тогда он говорит: «Как ты думаешь, я мог бы сниматься в кино на главных ролях, например в ковбойских фильмах?» Он был бы бесподобной кинозвездой. Он хочет, чтобы я забрал его в Голливуд. Он говорит: «Только приведи меня к двери и оставь меня там» (смех).

Мне еще никогда не представлялся случаи привести его к двери. Но, как бы то ни будет, дон Хуан намерен уговорить своего внука принять пейот. И всякий раз ему не удается это сделать. Однажды он взял меня с собой, и я рассказал им о своих опытах, меня слушало восемь индейцев. Они сказали, что от пейота сходят с ума, от него становятся безумными. Дон Хуан сказал: «Но это же неправда, посмотрите на Карлоса, он же не сумасшедший». Они сказали: «Кто его знает» (смех).

Как вы думаете, смогли бы вы достичь того уровня понимания, на котором сейчас находитесь, только принимая наркотики и без помощи дона Хуана?

Нет, относительно этого я абсолютно уверен. Я бы погиб. Я только недавно говорил с Тимоти Лири. Он тронулся (смех). Я сожалею, это мое личное ощущение. Он не в состоянии сконцентрироваться на чем-либо, и это абсурд.

Есть ли разница между ним и доном Хуаном?

Дон Хуан способен концентрироваться. Он может заострять свое внимание на вещах. Он может до упаду смеяться над чем-то и отбрыкнуться от чего угодно. Не знаю почему, но это очень здорово. У него есть чувство юмора. Чего у него нет, так это трагедии западного человека. Мы очень трагические фигуры. Мы величественные существа, пресмыкающиеся в грязи (смех). Дон Хуан не такой. Он действительно величественное существо. Он сам сказал мне, у меня когда-то был с ним большой спор по поводу достоинства. И я сказал ему, что у меня есть достоинство, и если я буду жить, утратив свое достоинство, я погибну. Я сказал это серьезно. Не знаю, как я себе это представлял, но я говорил серьезно. Он сказал: «Это чепуха, я не понимаю, что такое достоинство, у меня нет достоинства, я индеец, у меня есть только жизнь». Но это его позиция. И я спорил с ним, я сказал: «Послушай меня, пожалуйста, я хочу, чтобы ты понял, что я имею в виду, говоря о достоинстве.

Что случилось с индейцами, когда пришли испанцы? Они практически принудили их жить жизнью, в которой не будет достоинства. Они принудили их избрать путь, у которого не будет сердца». И он сказал: «Это неправда. Испанцы завоевали тех индейцев, у которых будет достоинство. Только тех, у кого уже будет достоинство».

Может быть, он прав. Его они никогда не могли завоевать. Когда я познакомился с доном Хуаном, я сказал ему — тот парень, который меня ему представлял, сказал, что меня зовут так-то и так-то. По-испански мое имя означает паук, Чарли Спайдер (Чарли-Паук). Если бы я сказал ему, что меня зовут Чарли-Паук, он бы выпал в осадок (смех). Мы шутили напропалую. После этого я подумал, что это моя золотая возможность представить себя. И я сказал: «Послушайте, мне известно, что вы многое знаете о пейоте. Я тоже, я знаю много всего о пейоте, может быть, это послужит к нашей взаимной выгоде, если бы мы могли встретиться и поговорить об этом» (смех). Вот так я представился, то есть это мое формальное представление, я делал так несколько раз (смех). А он посмотрел на меня как-то очень странно, я не могу передать. Но я знал в тот момент, что он знал, что я ничего не знаю (смех). Я просто хвастался, понимаете, просто брал его на понт. Вот что меня взволновало, на меня так еще никто никогда не смотрел. Этого будет для меня достаточно, чтобы захотеть еще раз увидеться с ним. Никто не смотрел на меня так.

Руководство учителя. Что делать тем людям, у которых нет такого человека, как дон Хуан?

Это действительно проблема. Мне кажется, это никудышное положение. Я сам поставил себя в такое положение, в никудышное положение. Не знаю. Это похоже… когда я приехал к нему после того, как вышла книга, я взял ее с собой, я чувствовал себя так, будто это была первая книга на земле, и я хотел подарить ее дону Хуану. Может быть, это была моя первая книга, я точно не помню, кажется, первая. Было очень сложно найти его на старом месте, потому что он уехал оттуда в Центральную Мексику, и мне нужно будет подождать еще пару дней. И когда, наконец, я пришел в ту деревушку, где он жил, и вручил ему книгу, я сказал: «Дон Хуан, посмотри, я закончил книгу». А он взглянул на нее и говорит: «Очень хорошо. Хорошая, — говорит, — книга». И я сказал очень патетичным тоном: «Я хочу, чтобы она была у тебя, чтобы ты ее хранил». Он ответил: «Что мне делать с ней? Ты же знаешь, что мы делаем с бумагой в Мексике» (смех).

Август 1968 года

Маски Карлоса Кастанеды

Маски Карлоса Кастанеды

Карлос Кастанеда

В 2014 году Фаулеровском музее в UCLA прошла выставка масок, собранных Карлосом Кастанедой в 60-х годах у индейцев яки. Выставка подтвердила то, что антрополог Кастанеда действительно был и работал в тех местах, о которых рассказывает в своих книгах.

Академические книги обычно не становятся бестселлерами, но в 1968 году «Учение дона Хуана: Путь знания Яки» антрополога Карлоса Кастанеды стало сенсацией.

В ней автор рассказывает о своем обучении у старого шамана Яки Хуана Матуса, который обучал его шаманизму и вводил его в измененные состояния сознания. Тогда, в семидесятых и девяностых, Карлос Кастанеда был очень известным автором, за ним охотились папарацци, он издал 12 бестселлеров и в 1973 году попал на обложку журнала Time как признание его влияния на мир.

Но за прошедшие годы после смерти Кастанеды тональ времени изменился до неузнаваемости. Сейчас в западном академическом мире работы Карлоса Кастанеды сильно дискредитированы, а о нем самом современные авторы пишут и снимают «разоблачающие» книги и фильмы. Научная критика касается правдивости изложенных им сведений, которые невозможно проверить привычными научными способами (то есть ссылками на другие научные работы). А моральная критика исходит из современного понимания этики, ставящей ценность признаний страдающей жертвы (желательно –, принадлежащей к меньшинствам или хотя бы к женщинам) превыше всего. Рассказы некоторых бывших приближенных к Карлосу о том, что нагваль вступал с ними в отношения, рассматривается как свидетельство того, что Кастанеда создавал секту, унижал женщин и манипулировал своими сторонниками.

Так или иначе, мода на книги Кастанеды в США прошла. Спрос на его книги упал. Свидетельством резкого падения интереса к Карлосу Кастанеде и его наследию стало прекращение существования групп практики, а также провал мероприятий по тенсегрити в США. Тем не менее, исторический след Кастанеда оставил, и кое-какие события, связанные с его именем, все же происходят.

Будучи аспирантом UCLA в 60- годах, молодой Кастанеда собрал коллекцию масок народа Яки из Соноры, Мексика. Двенадцать из них были представлены на небольшой выставке «Маски Яки Карлоса Кастанеды» вместе с пятью другими и сопутствующими аксессуарами, используемыми в церемониях Яки для празднования и поминовения.

Эти маски называются «пахко’ола» сделаны из резного дерева, в основном окрашенного в ярко-красный, белый и черный цвета, с козьей шерстью, добавленной для кустистых бровей и бороды. Иногда они напоминают коз, наиболее важных из одомашненных животных Яки, или обезьян, которые считались обманщиками в пустыне.

«Они смешные, игривые», — сказал куратор выставки Дэвид Дельгадо Шортер, доцент и вице-председатель Отдела мирового искусства и культуры/танца в UCLA. — Но есть ли там еще что-нибудь, что может обернуться против меня?»

Шортер, который провел обширную полевую работу с Яки из Соноры, Мексика, признал проблемы в книгах Кастанеды. «Многое из этого мне кажется полностью сфабрикованным и не основанным на традициях Яки», — сказал он. «Тем не менее, в книгах описаны некоторые детали манер и речи, которые, несомненно, принадлежат Яки».

Для него сами маски, которые было бы очень трудно получить за пределами Мексики в 1960-х годах, являются решающим фактором.

— Это свидетельствует о том, что он был именно там, — сказал Шортер, — в том самом месте, где, по его словам, проводил полевые работы».

«В задней комнате лачуги, прямо на расстеленной на полу козьей шкуре сидел человек. Держа в руках резец и деревянный молоток, он возился с куском дерева, зажав его голыми ступнями. Удерживая его на месте ногами, человек управлял им, словно огромным вращающимся колесом гончара. Ступни ловко вращали дерево, а руки тем временем обтачивали его резцом. Я никогда в жизни не видел ничего подобного. Он делал маску, выдалбливая в ней углубления искривленным резцом. Непринужденность, с какой он удерживал деревяшку ногами и поворачивал ее, была совершенно замечательной.

Человек был очень худым: вытянутое лицо с резкими чертами, высокие скулы и темная, почти медного цвета кожа. Кожа на лице и шее была так натянута, что казалось, вот-вот лопнет. Он носил тонкие обвисшие усы, которые придавали его угловатому лицу зловещее выражение. У него был орлиный нос с очень тонкой переносицей и свирепые черные глаза. Совершенно черные брови выглядели так, будто были нарисованы карандашом, – как и блестящие черные волосы, зачесанные назад. Мне никогда еще не доводилось видеть такого неприятного лица. При взгляде на него в голову приходил образ итальянского отравителя эпохи Медичи. После внимательного изучения лица Лукаса Коронадо я решил, что самыми подходящими для него будут слова «свирепый» и «угрюмый»

Я заметил, что ноги у него были такими длинными, что, хотя он сидел на полу и сжимал ногами кусок дерева, колени доходили до самых плеч. Когда мы подошли ближе, он прервал работу и поднялся. Лукас был худым как вешалка и еще выше ростом, чем Хорхе Кампос. Он тут же надел свои гуарачес – как мне показалось, в знак уважения к нам.

– Входите, входите, – без улыбки сказал он. У меня возникло странное ощущение, что Лукас Коронадо вообще не умеет улыбаться. – Что стало причиной такого приятного визита? – спросил он у Хорхе Кампоса.

– Я привел этого молодого человека. Он хочет задать пару вопросов о твоем искусстве, – покровительственным тоном сообщил Хорхе Кампос. – Я поклялся, что ты ответишь на его вопросы совершенно правдиво.

– Ну конечно, конечно, – заверил Лукас Коронадо, окинув меня с ног до головы равнодушным взглядом.

Он перешел на другой язык – я решил, что это язык племени яки. Лукас и Хорхе погрузились в оживленный разговор, и говорили так довольно долго. При этом оба вели себя так, словно я вообще не существовал

– Есть одна проблема, – наконец сказал мне Хорхе Кампос. – Лукас только что сообщил мне, что сейчас у него очень напряженное время, так как приближаются праздники. Поэтому сегодня он не сможет ответить на все твои вопросы, но обязательно сделает это в другой раз.

– Да, да, конечно, – подтвердил Лукас Коронадо на испанском. – В другой раз – обязательно. В другой раз.

– Нам придется уйти, – сказал Хорхе Кампос, – но я непременно приведу тебя к нему позже.

Когда мы уходили, я почувствовал желание высказать Лукасу Коронадо свое восхищение его изумительным мастерством одновременной работы руками и ногами. Он взглянул на меня так, будто я сумасшедший, а глаза его расширились от удивления.

– Ты что, никогда не видел, как делают маску? – процедил он сквозь сжатые зубы. – Ты откуда свалился? С Марса?

Я почувствовал себя идиотом и попытался объяснить, что для меня этот способ является совершенно новым. Мне показалось, что сейчас он ударит меня по голове. Хорхе Кампос на английском сказал мне, что своим замечанием я очень обидел Лукаса Коронадо. Он воспринял мою похвалу как скрытую попытку посмеяться над его бедностью. Для него мои слова стали ироничным указанием на то, каким нищим и беспомощным он стал.

– Все совсем наоборот! – заявил я. – Я считаю, что он великолепен.

– Не вздумай говорить ему что-то подобное, – резко возразил Хорхе Кампос. – Эти люди привыкли воспринимать и высказывать оскорбления в самой тонкой форме. Он считает очень странным, что ты пренебрежительно отзываешься о нем, хотя совсем его не знаешь, и к тому же смеешься над тем, что он не может позволить себе купить верстак для работы с деревом

Я был совершенно растерян. Мне меньше всего хотелось портить отношения со своим единственным возможным выходом на старика. Судя по всему, Хорхе Кампос прекрасно понимал мою досаду.

– Купи у него какую-нибудь маску, – посоветовал он. Я ответил ему, что денег у меня едва хватит на то, чтобы заправить машину и купить еду, и что я собираюсь добраться до Лос-Анджелеса одним махом, без остановок.

– Тогда дай ему свою кожаную куртку, – как нечто само собой разумеющееся сказал Хорхе, хотя и произнес это доверительным, значительным тоном. – Иначе ты разозлишь его и тогда запомнишься ему только нанесенным оскорблением. Не стоит говорить ему, что его маски хороши. Просто купи одну.

Когда я сказал Лукасу Коронадо, что хочу обменять свою кожаную куртку на одну из его масок, он удовлетворенно осклабился, взял куртку и тут же надел ее. Он пошел к дому, но, прежде чем войти, сделал какое-то странное круговое движение, опустился на колени перед чем-то вроде алтаря. Он двигал руками, словно вытягивал их, а потом потер ладонями края куртки.
Он вошел в дом, вынес оттуда обернутый газетами сверток и передал его мне. Я хотел задать ему несколько вопросов, но он извинился и сказал, что у него много работы, однако добавил, что если я захочу, то могу вернуться в другой раз.

На обратном пути в Гуаймас Хорхе Кампос попросил меня развернуть сверток. Он хотел убедиться, что Лукас Коронадо не обманул меня. Мне не хотелось проверять, что в свертке, — я был целиком занят мыслью о том, чтобы вернуться к Лукасу в одиночестве и поговорить с ним. Я пребывал в приподнятом настроении.

— Я должен увидеть, что он тебе дал, — настаивал Хорхе Кампос. — Пожалуйста, останови машину. Не существует таких причин или обстоятельств, что позволили бы мне подвергать своих клиентов опасности. Ты заплатил мне за определенные услуги. Этот человек — искусный шаман, и потому он очень опасен. Так как ты оскорбил его, он мог дать тебе заколдованный сверток. В этом случае нам придется быстро закопать его прямо здесь.

Я испытал прилив тошноты и остановил машину. С предельной осторожностью я вынул сверток, но Хорхе Кампос выхватил его из моих рук и развернул. В нем лежали три великолепные традиционные маски племени яки. Хорхе Кампос обыденным, ничуть не заинтересованным тоном заметил, что было бы вполне естественно, если бы я подарил ему одну из них. Я рассудил, что мне следует поддерживать с ним хорошие отношения, пока он не отвел меня к старику, и потому с готовностью вручил ему одну маску.

— Если ты позволишь мне выбрать, я бы предпочел вот эту, — показал он.

Я позволил. Маски ничего для меня не значили, ведь моя цель заключалась в другом. Я бы отдал ему и две оставшиеся, но мне хотелось показать их своим друзьям-антропологам.

— В этих масках нет ничего необычного, — объявил Хорхе Кампос. — Такие можно купить в любой лавке в городе. Они продаются для туристов.

Я видел маски племени яки в городских магазинах. По сравнению с этими они были грубыми поделками. К тому же себе Хорхе Кампос действительно выбрал самую лучшую».

Карлос Кастанеда, «Активная сторона Бесконечности»

С длинными бородами, ниспадающими с их подбородков, и волосами, иногда падающими на их глаза, нарисованные и выгравированные деревянные маски Яки северной Мексики впечатляют: они юмористичны, игривы и захватывающи.

Маски пахко’ола предлагают заглянуть в некоторые из самых древних и уважаемых аспектов мировоззрения их создателей. Чаще всего они вырезаны в виде человеческих лиц или козлиных голов, а имя пахко’ола может быть переведено как «старик фиесты», предполагая мудрость и всесторонние знания, связанные с возрастом. Маски обычно используют красные и белые элементы дизайна на черном фоне, и они являются частью дней рождения, свадеб, церемоний смерти, религиозных праздников и других торжеств.

В прошлом танцоры пахко’ола общались с животными, чтобы обеспечить  успешную охоту на оленей. Хотя такие охоты больше не важны для выживания Яки, исполнители пахко’олы сегодня развлекают толпу как шуты и рассказчики. Они шутят и дразнят зрителей и участников ритуала, но они также ритуально благословляют землю, делая ее безопасной от любого потенциального вреда.

Вклад Карлоса Кастанеды в маски Яки, представленные на той выставке, кажется очень ценным, поскольку документы о приобретении доказывают, что Кастанеда действительно был в Пуэбло Яки во время его диссертационной полевой работы. Кроме того, качество масок и мастерство создателей масок неоспоримы.

Акт изготовления маски считается священным и их не делают на продажу, а сжигают после представления. Но в Северной Соноре, (откуда их и привез Кастанеда) производители масок, которые являются наследственными резчиками масок, делают их для продажи. Потому что там, пока не маска не поучаствовала в танце, она не считается священной.

Лекция Карлоса Кастанеды студентам UCLA

Лекция Карлоса Кастанеды студентам UCLA

Карлос Кастанеда

Эта лекция, которую Карлос Кастанеда прочитал в1969 году перед студентами UCLA, судя по всему. Благодарим за появление этой записи неизвестного нам «Роберта Крипера» из Чикаго, который нашел и опубликовал эту аудиозапись и фотографию, а также известного нам «Калисто Муни», который помог нам этот звук хотя бы частично (до вопросов студентов) расшифровать. Аудиозапись,судя по всему, хранилась в старых архивах  KPFK radio Лос-Анджелеса. Это сама лекция, а здесь читайте, разгоровор Кастанеды со студентами 

«Я полагаю, вы, некоторые из вас, читали книгу, которую я написал, поэтому я подумал, возможно, я должен дать вам представление о том, что я не включил в книгу, возможно, это было бы хорошим способом начать лекцию.

У меня есть критики, которые критиковали меня за то, что я не включил в книгу культурную среду, в которой это происходило. И я не делал этого, я не делал этого, потому что я не был уверен, куда это поместить. Человек, с которым я работал, был индейцем Яки , яки живут на северо-западе Мексики, это очень своеобразная группа людей, их популяция насчитывает сегодня  около 90.000  и они жили там, где они живут и сегодня, еще до того, как туда пришли испанцы.

Я думаю, что это было около 1718 года, нет скорее около 1680 года, когда они добровольно позволили миссионерам приехать в Сонору и добровольно прошли процесс миссионерства под их началом. И они терпели этих испанских миссионеров в течение 80 лет пока однажды в один прекрасный день они сожгли церкви и всех их убили. (Смех аудитории). И с тех пор они были там совсем одни (Смех аудитории). Они создали  странную смесь веры из католицизма того времени 1600-х годов и всего того, что было ими унаследовано от предков. И сегодня действительно невозможно распутать этот невероятный процесс и результат всего этого.

Но, во всяком случае, после того, как миссионеры были изгнаны они включились в очень, какое бы слово подобрать, скажем они включились  в тотальную войну против западного человека. И они провели сто лет  в сплошной войне.

После того, как мексиканцы получили независимость, они унаследовали “проблему Яки”. И когда они наконец справились с  ней на рубеже века, переместив всю свою мощь мексиканской армии они взяли все население индейцев Яки, посадили их в поезда, лодки и отправили их за пределы Соноры. Они отправили их в южную часть Мексики, в штаты Юкатан, Оахаку и Веракрус.

Дон Хуан был очень молод в то время. Дон Хуан это человек, с которым я работал, шаман. И он был очень молод в то время, он был ребенком который  застрял в этой мешанине. Он и его отец были отправлены в Веракрус, а затем позже он переехал в Оахаку.

Так что это сегодня я чувствую, что если я захочу поместить данную шаманскую традицию в культурную среду, мне придется снова сделать что-то вроде хммм,  я буду должен смешать то, что принадлежит индейцам Яки с чем то из центральной Мексики.

Дон Хуан постиг эти обычаи, точнее то, что я называю традицией,  получил свои знания ведовства в Оахаке. Вот куда он отправляется каждый год,  в Оахаку, чтобы собрать галлюциногенные грибы, которые очень важны для постижения его знаний.

Эти грибы растут не в Соноре, а исключительно в Оахаке. И вся эта традиция использования грибов, этот грибной культ, происходит именно из этого района.

Он использует также кактус, Lophophora williamsi, пейот, широко известный как пейот, который растет в северной части Мексики.  Я полагаю, что Дон Хуан придал этому формат Яки или синкретизма, так как Яки уже делали этот невероятный процесс объединения католицизма и чего-то еще унаследованного от их предков. Возможно, у них было своего рода средство на данном уровне, для приема информации из разных областей, и создания конгломерата знаний. Так что, возможно, его знание может быть классифицировано как принадлежащее по своей сути к индейцам Яки. Это дух Яки.

Яки, как я уже говорил, и, возможно, я должен продолжить эту тему- они воины и на рубеже века они были побеждены мексиканскими войсками в реальных сражениях, и после того, как они проиграли их, они были дезинтегрированы как нация.

Они оставались в центральной Мексике в течение сорока лет. А потом после войны — ну, вы знаете, что Мексика — своего рода вестник демократии среди латиноамериканских наций, и что было очень важно в то время после войны то, что произошло в Европе, Гитлер перемещал целые народы, вытесняя их. И вдруг мексиканцы поняли, что они сделали то же самое и с Яки, поэтому они снова вернули их в Сонору. (Смех аудитории)

Они снова загоняют их обратно в эту резервацию. Это большая территория, но она была устроена как резервация. Они сохранили их исконную землю, мексиканское правительство разрешает им снова вернуться в центр их исконной земли, которая состоит из восьми городов.

Но к тому времени, когда Яки отсутствовали сорок лет и мексиканцы вторглись на их землю и поделили ее между собой, она была открыта для колонизации или чего-то в этом роде.

И теперь есть проблема: вы видите как мексиканское население, живет рядом с населением Яки и они не смешиваются. Яки, скажем так, известны своим чувством отчужденности. К ним очень сложно подобраться. C ними тяжело познакомиться и с ними очень сложно взаимодействовать.

Это было особенно тяжело для меня, потому что, хотя я приехал из Латинской Америки, вы знаете я похож на мексиканца для них. Я мексиканец. И они называют их Йори. Это очень неуважительный термин, ужасное слово. И для меня очень трудно к ним подобраться, например американскому антропологу, англосаксу было бы легче добраться до земли яки, чем мне.  Для меня это почти невозможно. И единственный способ, которым у меня есть способы войти в это все это  протекция дона Хуана и его сына.

И они частично подпустили меня, но они все равно не знают, чем я занимаюсь. Знаете, у них есть странное представление, что я могу быть шпионом  американской горнодобывающей компании. Самое смешное, что там была горнодобывающая компания, которая пыталась попасть в Сонору, чтобы добыть руду, в медных рудниках, которые находятся в некоторых горах Яки, с 1947 года, но к тому времени  яки уже вернулись.

И странность истории в том, что теперь там нет никакой горнодобывающей компании, которая эксплуатировала бы рудники. Это просто выдумка в умах Яки. Но в любом случае для них я шпион этой выдуманной компании. Итак, они в некотором смысле терпят меня. Сейчас я думаю, что я их не беспокою слишком сильно. Но познакомиться с Яки ужасно сложно. И я думаю, что результат, причина этого — их эндемическая война против западного человека. Но таков дух Яки. Они настоящие воины … не солдаты, потому что они не дисциплинированы в этом смысле ,это другое понятие.

И то, что я пытался сделать своей книгой, которую я опубликовал, и всей работой, которую я проделал, — попытаться проникнуть в когнитивную систему.  Прежде всего, когнитивную систему Дона Хуана, потому что это был человек, с которым я работал. И посмотреть, смогу ли я делая это, быть способным определить, скажем так, когнитивную карту того, что такое дух Яки. О чем бы ни говорил Дон Хуан как о духе, духе воина.

Но я не ставил себе такую цель в своем уме, когда начал свои полевые исследования. Это постфактум, после пересмотра,  заканчивая мои полевые исследования и сидя за своим столом, я пересмотрел весь процесс, и я сказал себе будет очень здорово, если я попытаюсь найти когнитивную карту, это своего рода постфактум  актуальности данных исследований. Но то, что случилось со мной в поле, это нечто совсем другое.

Мой интерес к Дону Хуану был  делом случая. Я был заинтересован в сборе лекарственных растений, когда я был студентом и будучи студентом  я подумал, что для того что бы продвигаться по лестнице образования вверх, необходимо публиковаться. И я сказал себе, что самый простой способ получить что-то, что можно будет опубликовать, — это собрать лекарственные растения (смех аудитории). Очень умно! Знаете, все, что вам нужно сделать, это сначала записать название растения, получить их высушенные образцы, пойти с ними в Ботанический сад, распознать и написать все, что тебе о них рассказали (смех аудитории).

Тогда я считал, что я был очень смышленым молодым человеком. (смех аудитории) И в этом процессе заключался мой интерес. Но я не знал ни одного индейца! В этом была моя проблема.(смех аудитории)

Я знал парня, который знал  индейца, что, на мой взгляд, было так же круто как самому быть знакомым с индейцем, я был наивным, скажем так. Так вот у меня был друг, очень хороший друг, который жил в то время в Аризоне. И он утверждал, что он много знал и об индейцах и о растениях. Итак, одним летом я нанес ему визит и остался с ним надолго.

И я собрал несколько его собственных растений и конечно его собственные их описания. Он сказал, что ты можешь проверить все это с любым индейцем данной местности: все что я тебе рассказываю о них правда и  на самом деле они так  и поступают с этими растениями. А потом он сказал мне в то время, что где-то там живет один старый “чудак”, какой-то  его “кореш”, который много знает о пейоте, и, возможно, ты должен пообщаться с ним, он сказал, что я должен его найти.  Итак, мы поехали его искать и колесили, вокруг спрашивая его адрес, но местные умышленно ввели нас в заблуждение, и мы оказались на каких- то  холмах в непроходимой местности.

Ко времени моего отъезда я уже почти сдался, это была глупость — все эти поиски этого старого чудака который так много знал о пейоте. Так вот я почти уже сел на свой автобус, что бы ехать домой, когда этот самый старик вошел на автостанцию Грейхаунд и мой друг говорит мне: Вот этот человек!!! Он подошел к нему и поговорил.  Этот мой друг между нами была странность своего рода: он притворялся, что умеет говорить по-испански. Это была своего рода Глоссолалия (смех аудитории) (“Глоссолалия”- речь, состоящая из бессмысленных слов и словосочетаний, наблюдается у людей в состоянии транса, во время сна, при некоторых психических заболеваниях- примечание переводчика)

И в течение нескольких лет, вы знаете, сначала это была своего рода шутка, которую я поддержал, говоря с ним и отвечая ему по-испански, когда он просто, ну вы поняли, на самом деле просто трепался, говоря на непонятном языке, делая вид, что это был испанский, чтобы кто-то еще мог все это слышать и думать, что он говорит по-испански.

Сначала это была шутка, но потом он поверил, что говорит по-испански. (Смех аудитории) Он действительно уверовал в это. И он бесконечно позорил меня! (Смех аудитории)  разыгрывая меня,  разговаривая со мной при людях, очень важных людях, которых  возможно я вовсе не хотел бы дурачить тем, что он якобы со мной говорит на испанском, это было ужасно! (Смех аудитории).

И в тот день он сделал это со мной. Он заговорил подобным образом “по-испански” с этим стариком и дон Хуан смеялся, вы знаете, я стоял и слушал все это, как мой друг выдумывал разные слова и  это было довольно нелепо  и забавно. Потом он просто взял и оставил меня. Он говорил с ним, в кавычках «говорил по-испански» с этим старым индейцем, а потом просто повернулся и ушел. Я остался стоять рядом с этим стариком. И он смеялся, вы знаете, мне он нравится, я знаю, что у него хорошее чувство юмора. (Смех аудитории)

И тогда я сделал свой шаг, мой шаг как Антрополога  в тот момент я решил, возможно что это был бы человек, которого я мог бы превратить в ключевого информатора. (смех аудитории)  Но как мне надо было продолжить? Надо было оставаться серьезным, поэтому я решил, что единственный способ сделать это — продать себя. Я возьми и скажи ему, что я много знаю о пейоте. Я сказал ему: «Послушайте,  я знаю очень много всего разного о пейоте и возможно для вас, было бы  выгодно поговорить со мной на эту тему».

И вот этот чувак просто посмотрел на меня. Он просто посмотрел на меня и рассмеялся! Но в нем было что-то очень своеобразное, то, как он посмотрел, это было захватывающе, подумал я. Понимаете, я по природе своей немного настойчив, возможно, потому что я невысокого роста и таким образом вы либо терпите неудачу, либо вынуждены учиться определённой специфике поведения.
Так вот  я сам по себе очень упертый, и меня не слишком легко свернуть с пути, вы должны отколошматить меня по голове, чтобы сдвинуть меня, но этот парень остановил меня! Просто смотря на меня!! Это было ужасно стремно!!!)))

Видите ли, я не мистик по своей природе я очень прагматичен, я действую соответственно. То есть меня не так страшно испугать.  Но то как этот парень мог остановить меня, просто взглядом это было что-то странное. А потом он сказал: «да, возможно, вы могли бы как-нибудь прийти ко мне, и мы могли бы поговорить в моем доме». А потом  этот человек сказал: «О! Вот и мой автобус ». И он просто ушел, там не было ни одного автобуса, так что он просто это сказал . (Смех аудитории). Он таким образом от меня избавился.

Поэтому я вернулся к нему, потому что он меня заинтересовал. Он был интересен мне лично. И я вернулся к нему через шесть месяцев. Я вернулся с визитом обнаружив, что он переехал из Аризоны в Сонору и я нашел его там, мы поговорили, и он был очень  располагающим к себе, подкупающим человеком.

В то время у меня было какое-то очень странное ощущение воздействия исходящего от него, которое я заметил. Быть рядом с  Доном Хуаном было очень приятно. Я не знаю что это, но он заставляет меня чувствовать себя целостно, ясно и хорошо без какой либо незавершенности. Не было ни беспокойства, ни возбуждения … ненужного возбуждения.

И все же он способен оказывать радикальное воздействие, до какой- то фантастической степени,  которая была противоположной тому, что я нахожу в моих родителях, или тому, кем я сам являюсь. Мои друзья описывали меня, что я был таким же нервным как таракан. Возможно они правы…. Видите ли, я так делаю, я очень нервничаю, и все же во мне нет ясности.  Возможно, именно поэтому я люблю дона Хуана ,мне нравится его воздействие, и я приходил к нему снова и снова в течение года.

Я развил в тот год свою тематическую песню, такой себе слоган: каждый раз, когда я видел его, я говорил «Когда вы наконец расскажете мне всё о пейоте?» в ответ он смеялся и игнорировал мой вопрос. Пока наконец однажды он не взял меня в свои руки  и это было началом  этой странной вещи, этого ученичества, то есть я был не совсем его учеником, фактически я был учеником определенной системы способа бытия.

И через четыре года я отказался от этого ученичества, потому что это стало угрожающим. Слишком мучительным. Возможно вы знаете те кто читал эту книгу, которую я написал, Дон Хуан использовал три галлюциногенных растения, чтобы учить своим знаниям. Он использовал, кактус, Lophori williamsi, называемый пейотом,  траву Джимсона, это одно из растений дурмана, и еще он использовал галлюциногенные грибы, один из четырнадцати видов галлюциногенных грибов, которые растут в центральной Мексике, и относятся к роду Psilocybe.

Теперь что касается причины моего отказа от ученичества, как я понимаю сегодня, она была очень простой. У нас есть картина мира, которая была дана нам посредством практики социализации. И  таким образом у нас уже есть предвзятое мнение о том, на что похож этот мир и мы называем эту реальность реальностью повседневной жизни. Этот мир, который мы воспринимаем, считается для нас чем- то принимаемым просто так на веру без каких либо доказательств.

Более того, мы предполагаем, что мы можем прийти к единому мнению об элементах этого мира с сегодняшнего дня и до нашей смерти. И мне нравится доводить это до крайности, мне больше никто не нужен, чтобы быть человеком, социальной сущностью. Я могу быть один и у меня есть я и идея группы, вы, вас всех нет, я сам во вселенной, в этом мире. Все, что мне нужно, — это идея о вас, которая служит для создания группы. То есть, я мог бы согласиться сам с собой, потому что я уже изучил все соглашения, которые пришли от вас, как от группы, однажды, принципы социализации, мое взросление. И теперь я являюсь взрослым человеком, я полагаю, что мне никто не нужен что бы говорить, что является реальным.

Таким образом, сила мира, воспринимаемого за данность огромна!  Мы никогда не сомневаемся в нем. Однако в очень ненадежные, времена, возможно в силу обстоятельств, очень ненадежных обстоятельств, мы сомневаемся. И это взрыв! То, что случилось со мной, было именно этим. Дон Хуан направил меня, он привел меня к этому краю. Вы знаете, я имею в виду, что он подтолкнул меня и я пройдя весь этот путь начал сомневаться. Я начал, скажем так, терять уверенность в том, что мир повседневной жизни — это то, что я мог бы объяснить и это было безумие. Прежде чем я сошел с ума, я подумал, что будет лучше все бросить! (Смех аудитории) И я сделал это, я добровольно отказался от ученичества и я больше никогда не приходил к дону Хуану.

Затем, после этого события у меня было время посидеть и поработать над своими полевыми записями над “порядком”,  порядком в кавычках, потому что речь шла о неотъемлемом порядке  некоторых когнитивных единиц, которыми руководствовался дон Хуан, чтобы представить свою систему как когерентную.

Я встретил  дона Хуана позже, после того как не видел его почти три года. И после того, как книга была издана, я нанес ему визит. Потому что я хотел показать ему свою книгу, я говорил ему ранее, что собираюсь написать книгу. Итак, я отправился в центральную Мексику, у меня не было способа дать ему знать, что я написал книгу кроме как поехать и показать ему ее. Я нашел его снова, он был в этом городе, в центральной Мексике. Я взял книгу и показал ее ему, он посмотрел на нее, ему понравилось, он полистал страницы, и затем, почувствовав прилив гордости, я сказал: “Я хочу, чтобы вы оставили ее себе”. И дон Хуан говорит:”Лучше не надо, ты же знаешь на что в Мексике идет бумага!” (Смех аудитории). И это было его мнение о моей книге, мне понравился этот его жест. (Смех аудитории).

Так вот с тех пор я почувствовал, что возможно мой страх потерять рассудок был немного преувеличенным. Я имею в виду, что, конечно, при определенных обстоятельствах вы знаете, мы склонны радикально преувеличивать нашу важность, и это был то, что случилось со мной. Я чувствовал, что я терял что-то ужасно важное, мой рассудок!! (Смех аудитории) и тогда я почувствовал необходимость все бросить. Но потом, спустя три года, я изменил многие из моих воззрений, поэтому я снова вернулся, чтобы повидать дона Хуана, навестить его, не для ученичества, а скорее чтобы просто пообщаться  с ним. Но с колдуном достаточно трудно разговаривать, ведь ты играешь с огнем, так что он снова зацепил меня, на тему того чтобы следовать его способу бытия. Я бы сказал, чем  он привлекателен своим взглядом на мир, этот взгляд, он очень интересен, он настолько нов, что я нахожу его более функциональным, возможно, более рациональным, чем мой собственный.

В период между тем, когда я полностью отказался от ученичества, и до того времени, когда я снова вернулся, чтобы увидеться с ним, я немного устал одного и того же происходящего во мне. Я был обречен толочь воду в ступе предоставленный сам себе снова и снова стараясь придать себе какое то новое значение. Но я приходил к одним и тем же результатам. Я смотрю на себя и мне очень скучно. Так что я устал от этого и  возможно это был один из самых важных факторов на том этапе, почему я вернулся снова, чтобы повидать дона Хуана.

И на этот раз он зацепил меня абстрактным. В первый раз, когда вы знаете, я, понятия не имел, что он делал. На этот раз я пришел к нему по своему желанию и охотно  позволил ему вести меня. Вот этот пункт интересен, потому что он учит меня разнице между взглядом на мир и “видением”. Он семантически разделяет взгляд и видение.

На данный момент его интерес, на мой взгляд, состоит в том, чтобы дать мне определенную серию воспоминаний. Теперь, когда он говорит, например, что кто-нибудь или колдун может превратиться в ворону, он дает мне единицу смысловой нагрузки — превращение в ворону – для которой у меня не существует эквивалента. И его учение состоит в том, чтобы заставить меня приобрести, и я говорю именно приобрести серию воспоминаний, о превращении в ворону, то есть предположить, что в определенный момент мой мозг соберет другие единицы и превратит их в то, что в феноменологическом жаргоне мы могли бы назвать «Глосс».

Например: я говорю вам дерево и, видимо, в этом есть смысл. Однако, если вы спросите меня, что я имею в виду под деревом, я проведу остаток своей жизни, пытаясь выяснить, что я подразумеваю под деревом. Я мог бы дать вам  сухо исторические факты о дереве, которые я познал в процессе взросления, то есть анатомию деревьев, которые я знал и их названия. Но существует предположение того, что я никогда и не постигал феномена дерева. Дерево может быть, но получается, что его нет. Потому что я интерпретирую феномен дерева через набор  конкретных предопределённых механизмов, предопределенных единиц, я учил, вернее меня учили, как воспринимать дерево. На этом этапе мое допущение в том, что я никогда его не видел. Допустим, я видел дерево, один раз или несколько раз, но я могу вам искренне сказать, что я никогда не видел слона. Потому что я видел слона, когда мне было к примеру 2 года или 6 месяцев, в общем никогда! Глосс – слон,  пришел ко мне уже полностью сформированным.  Через какие процессы я мог сказать, что это слон, так чтобы это имело смысл?  Мы действительно этого не знаем. Мы даже не занимаемся этим вопросом  в социальных науках. Мы только сейчас это начинаем. Глосс- слон, для меня это дополнение. Не глосс-дерево, потому что очевидно, что я уже видел деревья когда угодно. До того, как я выучил глосс-Дерево, я увидел Глосс — Комнату, прежде чем она стала глоссом. И мое предположение в том, что в определенное время в моей жизни, возможно, я вошел в комнату и даже мог знать другие комнаты, но я не был знаком с полным глоссом-комнатой, так как это требует серии воспоминаний о стенах, стульях, полах, потолках, чтобы сделать глосс полным. И то, что Дон Хуан делает, как я это вижу, он дает мне процессы создания новых глоссов, он учит меня механике создания глосса.

Теперь ключевой  момент заключается в следующем, в своем стремлении научить меня видеть, Дон Хуан говорит, что процесс видения состоит в том, чтобы тренировать ваши глаза, конечно, с помощью галлюциногенных растений,  предполагается, что растения дают вам скорость  для того что бы уловить «мимолетный мир»,  без галлюциногенных растений вы дегенерируете, ваше тело пострадает. Вы могли подвергнуться этому в поисках, как говорят американские индейцы, в поисках видения. Дон Хуан как-то взял меня в пустыню на десять дней и водил меня там и в те десять дней я  так ничего и не увидел.(смех аудитории) Видите ли, это был просто ужасный опыт, потому что я очень устал. И я слаб сам по себе!! У меня нет выносливости индейца. Я помню, что я рухнул  после второго дня скитаний, но все это  растянулось на десять дней. И я обнаружил, что потерял в весе,  потерял влагу в тканях и это действительно очень вредно для вашего здоровья.

Дон Хуан говорит, что, с другой стороны, когда вы используете галлюциногенное растение, вы не получаете вреда, но вы должны знать конкретно, чего вы желаете добиться. Поэтому использовать галлюциногенное растение для просветления было бы абсурдно с точки зрения дона Хуана, использовать его для своего рода “толчков” — это преступление против самого себя, потому то, что оно с тобой делает уже непоправимо. И он никогда не решился бы на что-нибудь подобное, я спросил его однажды, по поводу приема ЛСД, если бы я достал для него  чтобы он мог посмотреть на это и он отреагировал сказав, что это ужасно, что бы я даже не заикался об этом. Видите, он не хотел иметь с этим ничего общего, потому что у него не было мотивации этим заниматься. У него не было логических предписаний по этому поводу.

Видите ли, с другой стороны, со своими растениями он, кажется, имеет очень точную направленность, точные процедуры, следуя которым он чувствует себя в безопасности как дома. Таким образом, цель использования галлюциногенного растения очень важна для видения, потому что это позволяет вам иметь скорость для постижения этого «мимолетного мира». Но что это «мимолетный мир»? О чем он говорит?  Я бы сказал, что он говорит о процессе реглоссинга. Он учит меня создавать глоссы  так же, как и мои прародители, и мои собратья научили меня в детстве обычным глоссам, я полагаю, что существует бесконечное количество глоссов,  как и глосс-комната, это либо бесконечное число конкретных глоссов, которые мы используем, или это шаблон создания глоссов, который мы изучили, и затем мы применяем его ко всему, что мы воспринимаем. Но то, что делает Дон Хуан,  как социолог я бы сказал он учит меня реглоссированию . Он, намекает на то, что существует возможность увидеть, окончательную реальность в ее сухом остатке. И это, конечно, мы знаем то, что не может быть правдой. По крайней мере, мы, социологи, знаем, что это все “отстой”. (Смех аудитории). На данный момент я не знаю, что будет конечным результатом всего этого; все, что я могу сказать, это то, что я попытаюсь постичь то, что он называет «мимолетным миром», и возможно, пытаюсь увидеть его или выяснить, действительно ли это процесс реглоссирования или если есть возможность «увидеть» в кавычках эту несократимую реальность.

Людвиг Витгенштейн в своей жизни  пытался решить данную проблему. И он обнаружил …. Я думаю, что он говорит о языке, о ловушках естественного языка, и я думаю, что дилемма Витгенштейна заключалась в том, что он оказался в тупике: у вас есть явление, которое вы хотите описать, но являются ли явление и его описание двумя объектами или описание является частью явления? Я как социолог, как антрополог собираюсь изучать примитивные культуры, но что вы можете сказать о моих описаниях и моих выводах о примитивной культуре, которую я пытаюсь изучать? Является ли это частью первобытной культуры? Или это само по себе объект чувственного восприятия? Витгенштейн  так и  не решил проблему. Он думал, что это были ловушки языка, он называл это естественным языком как противоположность философскому синтаксису. Было время, когда идея заключалась в том, что, возможно, мы могли бы разработать точный язык, язык философов и мы могли бы безоговорочно приходить к согласию на тему того, о чем мы говорим с точки зрения философствования. И это кажется невозможным. Вопрос в том, что мы используем язык, значение которого языка является произвольным.

Таким образом, мы “наполнены словами”  выражаясь в терминах Витгенштейна. И здесь не существует ничего, кроме вокализации. Так это все, что я есть? Просто слова?  То есть для Витгенштейна это все, что мы есть: слова, слова, слова, слова. Он не видел возможности прорваться или избавиться от этого барьера естественного языка. Однако дон Хуан….. и это само по себе необычно! это приходит извне, понимаете, мы  склонны полагать, что только мы, европейцы, способны к рациональному мышлению. Мы единственные, кто думает, а остальные просто грязные индейцы, они никто!! (Смех аудитории). Вы не воспринимали их, серьезно и это очень странное заключение. Вы знаете, я закончил эту рукопись о “видении” и мне бы хотелось с упоминания  выражений  инквизиторов, испанских инквизиторов, которые пришли в новый мир в 1572 году. Один из них написал фантастический трактат на тему того, как уничтожать идолопоклонство. Он говорит, что американские индейцы провозгласили, что обладают божественной силой прорицания. У них были, какие то дьявольские семена, и они действительно преуспели в предсказании вещей, сказал он. Для этого потребовалось бы реальное знание и тут действительно он приводит три случая, в которых они действительно подтверждали свои способности прорицания.  И затем, подытоживая все это, он завершает заявление:  “ Тем не менее Господь Иисус Христос отсутствует в этой системе, и я должен заключить, что это происки дьявола, и она должна быть уничтожена” и он выбрасывает это все из окна. Но, как ни странно, сегодня мы делаем то же самое, наши научные методы и идеи, наши тривиальные модели эквивалентные схоластицизму “сколько ангелов сидит на головке булавки” (термин из средневековья, обозначающий трату времени на бессмысленную дискуссию- примечание переводчика), должны быть отброшены, потому что они бессмысленны. И затем каким-то неизвестным мне процессом мы все смешиваем: все на тему того, что делалось не-европейцами в мире тривиальных моделей, как то, что уже делали американские индейцы, все это мы не воспринимаем всерьез. Может отчасти, но мы не воспринимаем это так серьезно как например Кант, Гуссерль или Витгенштейн . Никогда! И мое предложение заключается в том, что может нам стоит попытаться отнестись к ним серьезно? Например, дон Хуан представляет меня как человека, который умрет однажды. Я не могу избежать этого, поэтому мой очень короткий период осознанности очень важен для меня. И как для человека, который умрет, то, что предлагает Дон Хуан, является монументальным. Потому что, возможно, он дает мне возможность преодолеть барьеры естественного языка.

Меня критиковали, за эту книгу, которую я написал, критики говорят, что вряд ли правдоподобно, что простой индеец будет способен так выражаться и вероятно это я сам придумал все это. Их вопрос: «Действительно ли он так сказал? »  и я ответил: « Да, он действительно так сказал».  Это очень просто: Дон Хуан имеет дело с областью, которую он называет “видением”, с областью двусмысленности с точки зрения естественного языка. В этой области двусмысленности не существует глоссов, которые он мог бы использовать, чтобы описать, что-то или проанализировать. Если в его распоряжении нет глоссов, то он должен использовать метафору, своего рода искусство передачи смысла. Поэтому он и говорит настолько красиво, потому что он по другому не умеет исходя из этой области, которую он  называет «видением». И, возможно, в этом и заключается суть вопроса с точки зрения ловушек естественного языка.  Возможно, мы попадаем в ту область, для которой у нас не существует глоссов, мы сможем перевернуть монету другой стороной и обойти этот тупик,  в котором закончили все философы. Потому что все они попадают в один и тот же замкнутый круг. Некоторые из них мудры, «достаточно мудры» в кавычках, чтобы сказать, давайте на этом остановимся и просто оценим наши достижения. И  Д. Сантаяна говорит, что я знаю то, что я делаю это верно на основании животной веры. И это конец…..Он не желает идти дальше, потому что он знает, что он снова окажется  в замкнутом круге, без какого-либо решения. И я говорю, что это связано с  фактом того, что он или мы,  все в мы новь и вновь пересказываем глоссы, которые мы так хорошо знаем.

Возможно, пришло время «увидеть» или представить жизнь с точки зрения индейской культуры, которая дала нам решения,  не являющимися европейскими. Возможно, дон Хуан дал мне серию шаманских глоссов. А может и нет, возможно, то, чему он меня учит, это «де-глоссирование». Это тезис, который я хотел предложить вам на рассмотрение. Чтобы послушать, что вы думаете об этом…»

Кувырок мысли. Отрывок из «Силы безмолвия»

Кувырок мысли. Отрывок из «Силы безмолвия»

Дон Хуан

Друзья и коллеги,

темой ближайшей воскресной практики будет сталкинг духа. Передо мной, как организатором и ведущим стоял вызов — каким образом  анонсировать такое событие, какими словами говорить о нем. Да, я получил через сновидение карту практики, но требовалось также и поделиться этим планом с вами, в той или иной форме, как это делают обычно в анонсах. В поисках подсказок я открыл отрывок из книги Карлоса Кастанеды «Сила безмолвия» и обнаружил, в своему изумлению, что этот анонс уже давно написан — на мной, а  нагвалем, и лучше мне уже не написать. Поэтому я принял оставить все как есть. Считайте, что эта глава, «Кувырок мысли» и есть анонс ближайшей воскресной практики, которая начнётся в 18-00, через час после окончания практики наших партнеров — группы Toltec Dreaming Виктории Будур. Так при желании у вас есть шанс попасть на оба мероприятия, и ещё успеть отдохнуть и перекусить в перерыве.

Кувырок мысли

Мы добрались до его дома около семи утра, как раз к завтраку. Я был голоден, но не устал. Мы покинули пещеру и на рассвете спустились вниз в долину. Дон Хуан, вместо того, чтобы идти напрямик, выбрал окольный путь, который проходил вдоль реки. Он объяснил, что нам нужно немного собраться с мыслями, прежде чем идти домой.

Я ответил, что с его стороны было очень любезно сказать «нам», поскольку на самом деле только мои мысли были не в порядке. Но он возразил, что действует не по доброте душевной, а исходя из тренировки воина. Воин, сказал он, всегда настороже, чтобы не попасть в ловушку негибкого человеческого поведения. Воин всегда магичен и безжалостен, это скиталец с самыми утонченными вкусами и манерами, чья задача — все больше оттачивать свои острые края, при этом маскируя их так, чтобы никто не мог заподозрить его в безжалостности.

После завтрака я хотел было немного поспать, но дон Хуан сказал, что мне нельзя терять времени. По его словам, я очень скоро должен был потерять ту небольшую ясность, которая у меня еще оставалась, и что если я пойду спать, то совершенно утрачу ее.

— Не нужно быть гением, чтобы понять, что говорить о намерении трудно, — сказал он, быстро рассматривая меня при этом с головы до ног. — Но сказать так — значит не сказать ничего. Вот почему вместо этого маги предпочитают магические истории. И они надеются, что однажды абстрактные ядраэтих историй обретут для слушателя смысл.

Я понимал, о чем он говорит, но по-прежнему не представлял себе, что такое абстрактное ядро или что оно должно значить для меня. Я пытался размышлять над этим, но мысли мне не повиновались. В уме быстро мелькали образы, не давая мне времени подумать о них. Я не мог замедлить их бег хотя бы до такой степени, чтобы можно было их распознать. В конце концов гнев пересилил меня, и я стукнул кулаком по столу.

Дон Хуан, хохоча, затрясся всем телом.

— Делай то, что ты делал прошлой ночью, — посоветовал он мне и подмигнул. — Замедлись.

Мое раздражение сделало меня очень агрессивным. Я тут же выдвинул какие-то бессмысленные доводы, затем осознал свою ошибку и извинился за несдержанность.

— Не извиняйся, — сказал он. — Должен отметить, что понимание, которое придет после, сейчас для тебя попросту невозможно. В данный момент абстрактные ядрамагических историй ни о чем тебе не говорят. Позже, я имею в виду — спустя годы — они обретут для тебя совершенно ясный смысл.

Я попросил дона Хуана не оставлять меня в неведении и все же обсудить абстрактные ядра. Мне было совершенно не понятно, чего он хотел от меня в связи с этими ядрами. Я убеждал его, что мое теперешнее состояние повышенного осознания могло бы очень помочь мне понять его объяснения. Я умолял его поторопиться, поскольку не мог ручаться за продолжительность такого состояния. Я сказал ему, что скоро вернусь в свое обычное осознание и стану еще большим идиотом, чем я есть сейчас. Это было сказано полушутя. По его смеху я понял, что он так и воспринял мои слова, но я был глубоко впечатлен ими. Меня охватило чувство сильной печали.

Дон Хуан мягко взял меня за руку и подтолкнул к уютному глубокому креслу, а сам сел напротив. Он пристально посмотрел мне в глаза, и на мгновение я был не в состоянии разрушить силу его взгляда.

— Маги постоянно выслеживают самих себя, — сказал он доверительно, как бы пытаясь успокоить меня звуком своего голоса.

Я хотел сказать, что моя нервозность уже прошла и что причиной ее было, наверное, недосыпание, но он не дал мне ничего сказать.

Он заявил, что уже обучил меня всему, что надо знать о сталкинге, но я еще не могу извлечь этого знания из глубин повышенного осознания, где я его хранил. Я сказал ему, что у меня постоянно присутствует раздражающее ощущение закупоренности. Я чувствовал нечто, запертое внутри меня, нечто, заставляющее меня пинать двери, стучать по столу, нечто, что расстраивало меня и делало раздражительным.

— Ощущение закупоренности испытывает каждое человеческое существо, — сказал он. — Это напоминание о существовании нашей связи с намерением. У магов такое чувство особенно пронзительно именно потому, что их цель заключается в повышении чувствительности связующего звена до такой степени, чтобы они могли заставлять его работать по своей воле. Когда давление связующего звена становится чрезмерным, маги ослабляют его, выслеживая самих себя.

— Я все еще не совсем понимаю, что ты подразумеваешь под сталкингом, — сказал я, — но мне кажется, что на каком-то определенном уровне я точно знаю, что ты имеешь в виду.

— В таком случае, я попытаюсь помочь тебе прояснить то, что ты знаешь, — сказал он. — Сталкинг — это процедура очень простая. Сталкинг — это особое поведение, которое основано на определенных принципах. Это скрытное, незаметное, вводящее в заблуждение поведение, предназначенное для того, чтобы дать толчок. Когда ты выслеживаешь себя, ты толкаешь себя, используя собственное поведение безжалостным, хитрым образом.

Он объяснил, что когда осознание мага начинает увязать под тяжестью поступающих впечатлений, как это бывало со мной, то лучшим, или, пожалуй, единственным средством против этого является использование идеи смерти для того, чтобы сообщить этот толчок сталкинга.

— Поэтому идея смерти является колоссально важной в жизни магов, — продолжал дон Хуан. — Я привел тебе неисчислимые аргументы относительно смерти, чтобы убедить тебя в том, что знание о предстоящем и неизбежном конце и является тем, что дает нам трезвость. Самой дорогостоящей ошибкой обычных людей является потакание ощущению, что мы бессмертны, как будто если мы не будем размышлять о собственной смерти, то сможем защитить себя от нее.

— Ты должен согласиться, дон Хуан, что, не думая о смерти, мы ограждаем себя от переживаний по этому поводу.

— Да, именно с этой целью мы и не думаем о ней, — согласился дон Хуан. — Но эта цель не является стоящей даже для обычных людей, а уж для магов она попросту пародийна. Без ясного взгляда на смерть нет ни порядка, ни трезвости, ни красоты. Маги борются за достижение этого очень важного понимания, чтобы на возможно более глубоком уровне осознать, что у них нет ни малейшей уверенности, что их жизнь продлится дольше этого мгновения. Такое понимание дает магам мужество быть терпеливыми, и все же совершать действия, быть уступчивыми, не будучи глупыми.

Дон Хуан пристально посмотрел на меня. Он улыбнулся и тряхнул головой.

— Да, — продолжал он, — мысль о смерти — это единственное, что может придать магу мужество. Странно, правда? Она дает магу мужество быть хитрым, не будучи самодовольным, но самое главное — она дает ему мужество быть безжалостным, не будучи самозначительным.

Он снова улыбнулся и слегка подтолкнул меня локтем. Я сказал ему, что мысль о собственной смерти ужасает меня и что я постоянно думаю о ней, но это все равно не дает мне мужества и не побуждает к действию. Я только становлюсь циничным и впадаю в глубокую меланхолию.

— Твоя проблема очень проста, — сказал он. — Ты легко становишься одержимым, захваченным чем-либо. Я уже говорил тебе, что маги выслеживают самих себя, чтобы побороть власть своих навязчивых идей (того, чем они одержимы). Имеется много способов сталкинга самого себя. Если ты не хочешь использовать идею смерти, используй для сталкинга самого себя стихи, которые ты мне читаешь.

— Извини, не понял.

— Я уже говорил тебе, что по многим причинам люблю стихи, — сказал он. — С их помощью я выслеживаю себя. С их помощью я сообщаю себе толчок. Я слушаю, как ты читаешь, останавливаю свой внутренний диалог и позволяю своей внутренней тишине стать (обрести) движущей силой. Затем сочетание стихотворения и внутренней тишины сообщает мне толчок.

Он объяснил, что поэты неосознанно стремятся к миру магов. Поскольку они не являются магами на пути к знанию, стремление — это все, что у них есть.

— Посмотрим, сможешь ли ты ощутить то, о чем я тебе говорю, — сказал он, вручая мне книжку стихов Хосе Горостизы.

Я открыл ее на том месте, где была закладка, и он указал мне свое любимое стихотворение.

… Это беспрестанное упорное умирание.

Эта живая смерть,

Которая убивает Тебя, о Боже.

В Твоих строгих творениях.

В розах, кристаллах.

В неукротимых звездах.

И в плоти,

Что полыхает, подобно костру,

Зажженному песней,

Мечтой, красотой, поражающей глаз.

…И Ты, ты сам,

Возможно, умер вечности веков тому назад.

Не дав нам знать об этом.

Мы — Твои останки, частицы, зола.

И ты по-прежнему существуешь,

Как звезда, одурачивающая своим светом,

Пустым светом без звезды, который достигает нас,

Скрывая ее бесконечную катастрофу.

— Слушая эти слова, — сказал дон Хуан, когда я закончил читать, — я чувствую, что этот человек видит суть вещей, и я могу видетьвместе с ним. Меня не интересует, о чем эти стихи. Меня волнует только чувство, которое стремление поэта приносит мне. Я заимствую его стремление и вместе с ним я заимствую красоту. И изумляюсь тому факту, что он, подобно истинному воину, щедро отдает это тем, кто его воспринимает, — своим читателям, оставляя себе только свое стремление к чему-то. Этот толчок, это потрясение красотой и есть сталкинг.

Я был очень тронут. Объяснение дона Хуана задело какую-то странную струну во мне.

— Не хочешь ли ты сказать, дон Хуан, что смерть является нашим единственным настоящим врагом? — спросил я, немного помолчав.

— Нет, — сказал он убежденно. — Смерть не является врагом, хотя и кажется им. Смерть не разрушает нас, хотя мы и думаем, что это так.

— Но если она не является нашим разрушителем, тогда что же она такое? — спросил я.

— Маги говорят, что смерть есть нечто, бросающее нам вызов. Мы все рождены, чтобы принять этот вызов, — и обычные люди, и маги. Маги знают об этом, обычные люди — нет.

— Лично я думаю, дон Хуан, что жизнь, а не смерть является вызовом.

— Жизнь — это процесс, посредством которого смерть бросает нам вызов, — сказал он. — Смерть является действующей силой, жизнь — это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников — сам человек и его смерть.

— Я предпочел бы думать, дон Хуан, что именно мы, человеческие существа, являемся теми, кто бросает вызов, — сказал я.

— Вовсе нет, — возразил дон Хуан. — Мы пассивны. Подумай об этом. Мы действуем только тогда, когда чувствуем давление смерти. Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не поднимемся над всеми возможностями и не победим смерть.

Маги побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя магам стать свободными и навсегда избежать нового вызова.

— Значит ли это, что маги становятся бессмертными?

— Нет. Не значит, — ответил он. — Смерть перестает бросать им вызов, и это все.

— Но что это означает, дон Хуан? — спросил я.

— Это значит, что мысль совершает кувырок в непостижимое.

— Что такое «кувырок мысли в непостижимое»? — спросил я, стараясь, чтобы в моем голосе не прозвучали воинственные нотки. — Наша с тобой постоянная проблема в том, что мы никак не можем прийти к общему для нас обоих смыслу некоторых определений.

— Сейчас ты не искренен, — прервал меня дон Хуан. — Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. Требуя рациональных объяснений кувырка мысли в непостижимое, ты ломаешь комедию. Ты точно знаешь, что это такое.

— Нет, не знаю, — сказал я.

И вдруг я понял, что знаю, или, вернее, интуитивно постиг то, что он имел в виду. Какая-то часть меня смогла преодолеть мою рациональность, понять и объяснить кувырок мысли в непостижимое за пределами уровня метафоры. Плохо было то, что эта часть меня не была достаточно сильной, чтобы выйти на поверхность по желанию.

Я попытался объяснить все это дону Хуану, а он засмеялся и сказал, что мое осознание похоже на йо-йо. Иногда оно поднимается вверх, и тогда я четко владею собой. Когда же оно опускается, то я становлюсь рациональным идиотом. Но чаще всего оно колеблется на бесполезной середине, где я — «ни рыба, ни птица».

— Кувырок мысли в непостижимое, — объяснил он со вздохом покорности, — это нисхождение духа. Это акт ломки барьеров нашего восприятия. Это момент, когда человеческое восприятие достигает своих пределов. Чтобы определить пределы нашего восприятия, маги практикуют искусство засылки разведчиков, первопроходцев. Вот еще одна причина моей любви к стихам. Я воспринимаю их как таких разведчиков. Но, как я уже говорил тебе, поэты не знают так точно, как маги, что могут совершить их первопроходцы.

Ранним вечером дон Хуан сказал, что нам предстоит обсудить много вещей, и спросил, не хочу ли я пойти на прогулку. Я был настроен как-то по-особому. Ранее я обнаружил в себе странное чувство отчужденности, которое пришло и ушло. Сначала я подумал, что мысли затуманивает физическое утомление, но мысли мои были кристально ясными. Поэтому я стал понимать, что эта странная отрешенность — результат моего перехода в повышенное осознание.

Мы вышли из дома и стали прогуливаться по городской площади. Я поспешил спросить дона Хуана о моей отрешенности, прежде чем он успел заговорить о чем-нибудь другом. Он объяснил это перемещением энергии.

Когда высвобождается энергия, которая обычно используется для удерживания точки сборки в фиксированном положении, она автоматически фокусируется на связующем звене. Он заверил меня, что нет никакой особой техники или приемов, при помощи которых маг заранее мог бы научиться перемещать энергию с одного места на другое. Скорее дело здесь в мгновенном смещении, которое происходит после достижения определенной степени опытности.

Я спросил его, что это за степень опытности.

— Чистое понимание, — ответил он. — Для того, чтобы добиться такого мгновенного смещения энергии, требуется четкая связь с намерением, а для того, чтобы установить эту четкую связь, необходимо только намереваться этого, используя чистое понимание.

Естественно, я попросил объяснить, что такое это чистое понимание. Он рассмеялся и присел на скамью.

— Я собираюсь рассказать тебе нечто основополагающее относительно магов и магических действий, — начал он. — Кое-что о кувырке мысли в непостижимое.

Он сказал, что некоторые маги были рассказчиками историй. Рассказывание историй было для них не только разведкой для определения пределов восприятия — это был их путь к совершенству, силе, духу. На секунду он замолчал, очевидно подыскивая подходящий пример, затем напомнил, что у индейцев яки существует свод исторических событий, которые называются «памятными датами».

Я знал, что эти «памятные даты» были устными рассказами об истории их народа, ведущего войну против захватчиков своей родины — сначала испанцев, потом мексиканцев. Дон Хуан, будучи индейцем яки, подчеркнуто заявил, что эти памятные даты были перечнем их поражений и рассеяния.

— Итак, — обратился он ко мне, — что ты, как человек ученый, мог бы сказать об изложении магом-рассказчиком историй, основанных на памятных датах? Скажем, истории о Калисто Муни, концовку которой он изменяет, и вместо того, чтобы описывать, как Калисто Муни был схвачен и четвертован испанскими палачами, что соответствует действительности, он изображает Калисто Муни победоносным повстанцем, которому сопутствует успех в освобождении своего народа?

Я знал историю Калисто Муни. Он был индейцем из племени яки, который, согласно «памятным датам», много лет плавал на пиратском корабле в Карибском море, чтобы изучить искусство военной стратегии. Затем он вернулся к себе на родину в Сонору и поднял восстание против испанцев, провозгласив войну за независимость, но потерпел поражение, попал в плен и был казнен.

Дон Хуан попросил меня высказать свои соображения по поводу этой истории.

— Конечно, — начал я, — можно предположить, что подобное изменение имевших место событий, является психологическим приемом, таким, каким это хотел бы видеть маг-рассказчик. Возможно также, это было его личным, именно ему присущим способом смягчения разочарования.

Я добавил, что мог бы даже назвать такого мага-рассказчика патриотом, потому что для него было немыслимо смириться с горечью поражения.

Дон Хуан чуть не задохнулся от смеха.

— Но дело не в одном-единственном маге-рассказчике, — сказал он. — Они все так поступают.

— Тогда это является социально оправданным приемом, призванным выразить желаемое представление всего общества об этом событии, — возразил я. — Общепринятым способом коллективного снятия психологического стресса.

— Твои доводы разумны и убедительны, — сказал он, — но, поскольку твой дух мертв, — ты не способен увидеть изъян в своих рассуждениях.

Он посмотрел на меня, как бы подталкивая к пониманию того, что он говорит. Я не мог ничего сказать по этому поводу, а если бы и сказал, то это только отразило бы мое раздражение.

— Рассказчик-маг, который изменил окончание «реального» сюжета, — сказал он, — делал это по указанию и под покровительством духа. Поскольку он может манипулировать своей неуловимой связью с намерением, он, действительно, может изменять события. Рассказчик-маг сигнализирует о том, что он намеревается этого, снимая свою шляпу, кладя ее на землю и поворачивая ее на полные 360 градусов против часовой стрелки. При покровительстве духа это простое действие погружает его непосредственно в дух. Он позволил своей мысли совершить кувырок в непостижимое.

Дон Хуан поднял руку над головой и быстро указал на небо над горизонтом.

— Поскольку его чистое понимание является разведчиком, исследующим эту безбрежность вне нас, — продолжал он, — рассказчик-маг знает, без тени сомнения, что где-то, как-то в этой бесконечности в данный момент обрушивается дух. Калисто Муни является победителем. Он освободил свой народ. Его цель превзошла его личность.

Шаманская болезнь, что это такое

Шаманская болезнь, что это такое

антропология

Давайте поговорим о том, что называется шаманской болезнью. К сожалению, описания в антропологической литературе, даже в тех статьях, которые «сочувствуют» тайно или явно шаманам, шаманская болезнь описывается либо как некое притворство или ролевая социальная игра, или как некое бредовое состояние.

Что является:

  • Глупостью;
  • Следствием непонимания.

К сожалению, это так. До тех пор, пока наука не сможет принимать всерьез и рассматривать энергетические факты, она будет блуждать впотьмах вокруг одной сосны. Даже лучшие исследователи шаманизма – Басилов, Потапов, или уважаемые современные – Харитонова, например, пытаясь объяснить шаманскую болезнь, впадают в ступор либо несут чушь. И это неизбежно, к сожалению.

Итак, шаманская болезнь – это болезненные проявления и симптомы (которые субъективно переживаются как мучительное нездоровье, страдание) вызванные двумя энергетическими причинами. Причина шаманской болезни всегда – энергетическая, хотя может сопровождаться сильными физическими переживаниями.

Первая причина, типичная для реликтового сибирского и дальневосточного шаманизма – это вселение в тело неорганических сущностей.  Чем, по сути, являлась семейная шаманская линия в подавляющем большинстве случаев? Это соглашение между определенными «духами», то есть неорганическими существами и семейной линией. Между древнейшим родоначальником-шаманом и духами заключался некий контракт, согласно которому шаман обязался лечить и помогать своему роду или своему племени (он не мог отказать в помощи никому), а в обмен на этом получал некие «дары силы», такие как видение с закрытыми глазами, способность к прорицаниям, различные превращения и полеты в сновидении наяву и во сне и так далее. А сама шаманская болезнь была, собственно говоря, внедрением, инсталляцией неорганической энергии в тело человека. Поскольку неорганическая энергия чужеродна и очень серьезно отличается от человеческой энергии, такое внедрение зачастую было крайне болезненным. Мало того, в некоторых и во многих случаях, такое внедрение приводило к изменению личности шамана, изменению его голоса, мимики, походки, мыслей и привычек. Известны описания шаманской болезни как некоего «сумасшествия», тяжелого бреда, видений того, как тело будущего шамана духи разбирают на части, на кости, раскладывают – и жарят их на огне, или что-то с ними делают, а потом из них пересобирают тело шамана «заново». Иногда шаман менял свой гендер, начинал вести себя как женщина. Такие случаи известны. Так или иначе, такое внедрение чужеродной сущности очень серьезно влияло на носителя. В тех случаях, когда шаман отказывался выполнять свою часть договора, внутренний дух мог начать мучить и снова заставлять его страдать.

Так или иначе, этот дух, это неорганическое существо передавалось из поколения в поколение либо в рамках одного рода, либо в рамках одного племени. Это была (и остается) своего рода эстафета, в которой неорганическое существо меняло своих носителей по определенному заведенному порядку. В ходе такой эстафеты из поколения в поколение дух мог накапливать довольно большой объем знаний, доступный новому носителю. Такой шаманизм имел мало общего с поисками свободы, хотя и напрямую относился к традиционной магии.

Этот порядок передачи оказался серьезно нарушенным в ходе репрессий и уничтожения большинства сибирских шаманов в 30-е-50-е годы. Сначала их расстреливали и сажали как японских шпионов, кулаков и вредителей, а в 50-е, тех, кто все-таки чудом выжил, принуждали к письменному отказу от шаманизма. Поэтому большинство «новых» шаманов, появившихся в Туве, на Алтае и в Сибири в 90-е годы серьезно отличаются от своих предшественников, даже если они являются предками тех шаманов. К сожалению, от этого удара сибирский шаманизм еще нескоро сможет оправиться.

Второй тип шаманской болезни хорошо описан самим Карлосом Кастанедой. Это болезненные симптомы, как сказали бы врачи, неясной этиологии, но имеющие понятные для видящего причину – выравнивание энергетических полей, утратой того, что Кастанеда описывал как щиты нашей «человеческой формы». У Кастанеды в книге этот опыт описан так, как будто бы он произошел однажды и никогда не повторялся. Однако мы знаем из рассказов учеников Кастанеды и из своего опыта, что такие процессы редко происходят «раз и навсегда». Чаще всего энергетическая структура «человеческой формы» осыпается частями, и каждый такой момент может вызвать в теле либо реальную, узнаваемую врачами болезнь, либо странные, но тем не менее, вполне пугающие и болезненные симптомы: от потери сознания до процессов загнивания или даже рака. Эти болезни и симптомы могут и должны быть исцелены врачами, с помощью нормальной современной медицины, что, однако не отменяет их двойственную природу: они одновременно и физические, и энергетические.

«Однажды, когда я находился в Лос-Анжелесе, я проснулся на рассвете с невыносимой тяжестью в голове. Это не было головной болью. Скорее, это походило на сильное давление в ушах. Я чувствовал тяжесть также на висках и в горле. Я ощущал жар, но только в голове. Я сделал слабую попытку подняться и сесть. Мелькнула мысль, что у меня, должно быть, удар. Поначалу мне хотелось позвать на помощь, но я все же как-то успокоился и попытался преодолеть страх. Через некоторое время давление в голове начало спадать, но усилилось в горле. Я задыхался, хрипел, кашлял. Спустя некоторое время давление постепенно переместилось на грудь, затем на живот, в область паха, пока, наконец, через стопы не ушло из тела.

Происходившее со мной, чем бы оно ни было, длилось примерно два часа. В течение этих мучительных часов казалось, будто что-то внутри моего тела действительно движется вниз, выходя из меня. Мне чудилось, будто это что-то сворачивается наподобие ковра. Другое сравнение, пришедшее ко мне в голову, — шарообразная масса, передвигающаяся внутри тела. Первый образ все же был точнее, так как более всего это походило на что-то, сворачивающееся внутри самого себя, ну прямо как скатываемый ковер. Оно становилось все тяжелее и тяжелее, а отсюда — нарастающая боль, ставшая совсем нестерпимой к коленям и ступням, особенно в правой ступне, которая оставалась очень горячей еще с полчаса после того, как вся боль и давление исчезли.

Ла Горда, услышав мой рассказ, сказала, что на этот раз я наверняка потерял свою человеческую форму, сбросив все щиты или, по крайней мере, большинство из них. Она была права. Не зная и даже не соображая, что произошло, я оказался в совершенно незнакомом состоянии. Я чувствовал себя отрешенным, не ощущающим воздействий извне».

Шаманская болезнь в нашей традиции – это болезненные симптомы (иногда убийственные), сопровождающие процесс потери человеческой формы. Эти симптомы могут быть крайне разнообразными – все зависит от индивидуальных особенностей и упражнений, которые выполняет практикующий.

И надо помнить, что сама по себе эта шаманская болезнь ничего не гарантирует. Потеря человеческой формы – не является билетом в бесконечность. Мы помним про судьбу Ла Горды. Тем не менее, шаманская болезнь является индикатором определенных изменений. И даже небольшим «успехом» практикующего, как бы иронично не звучало слово успех в отношении иногда крайне мучительных переживаний.

Тут имеет смысл обратить ваше внимание на другой момент: некоторые болезни, которые случаются с некоторыми из вас, не являются случайными для вас. В некотором смысле, дух открывает для вас свои врата, которые выглядят как болезнь или недуг, которые вам предстоит преодолеть, с чем вам предстоит сражаться, накапливая внутреннюю тишину и осознанность в этой, порой полностью безвыходной битве.  Болезни, которые случаются с вами, не всегда случайны. И чем дальше вы продвигаетесь по пути, тем меньше элемент случайности в том, что происходит с вами. Иногда Бесконечность разговаривает с вами таким вот образом, через недуг или заболевание. Важно научиться осознавать и понимать этот «разговор».

Магия, гори!

Магия, гори!

истории магов

В польском городе Кошалин католические священнослужители устроили небольшую акцию сожжения предметов магии, включая книги о Гарри Поттере и африканские культовые маски. В костре также видна книга Ошо, молодежный бестселлер о бледных и романтичных вампирах «Сумерки», статуэтки духов из Азии, деревянные фигуры слона, совы (совушек-то за что??) и черного кота, статуэтка Шивы (кажется), и детский розовый зонт (тоже, наверняка, связанный с черной магией:) Вряд ли кто-то бы узнал об этой слабоумном перфомансе, если бы  организаторы сами не выпустили пост в Фейсбуке. Тот естественно, собрал тысячи ироничных и гневных откликов в адрес инициаторов этого действа

Самый популярная реплика под постом (лайков больше, чем под самим постом): «Теперь я понимаю, почему детей нужно подальше держать от священников!»

Конечно, в репликах многие вспоминают сжигание ведьм в эпоху позднего средневековья и эпоху Возрождения. А также демонстративное сожжение книг, устроенное нацистами в 1933 году. Но мне кажется, что в этом контексте важнее всего вспомнить огненное аутодафе для всей рукописной традиции культуры майя 12 июля 1562 года в городе Мани, устроенное ретивым епископом Диего де Ландой в Юкатане. На этом и последующих аутодафе он сжег тысячи рукописей и манускриптов майя, а также все деревянные культовые фигуры и предметы доколумбовой эпохи, лично участвовал в пытках и отдавал распоряжения о казнях уличенных в колдовстве и магии.

Для русского человека или для славянина обычно образцом бесчеловечности и жестокости является историческая фигура Адольфа Гитлера. Для некоторых людей в этом смысле также фигуры таких тиранов, как Сталин, Ленин, Иван Грозный и других палачей и устроителей массовых бессудных и жестоких казней. Но для майя и других народов центральной Америки — однозначно образцом бесчеловечного отношения является Диего де Ланда, глава францисканского ордена в Юкатане. Его жестокость по отношению к индейцам была настолько возмутительной, что на него даже пожаловались сами служители церкви, а также светские власти королю Испании. Диего де Ланда был вызван «на ковер» к королю, в Испанию, чтобы оправдаться за свои поступки и отсутствовал в Юкатане 11 лет.

Очевидно, что никто из испанских завоевателей не был добр к завоеванным язычникам, их казнили и пытали по любому поводу, так поэтому можно сказать, что случай с Диего де Ландой был выдающимся: все равно что быть уволенным из гестапо за жестокость...

И это был именно тот самый период, о котором писал Карлос Кастанеда, как о поворотном моменте от старых видящих — к новым видящим. Именно в конце 16 века новые видящие ушли в подполье и началась история скрытных линий. А спустя несколько десятков лет, когда линия Дона Хуана была уже замаскирована и ее лидер и нагваль служил служкой в церкви, к ним явился Бросивший Вызов Смерти.  Хотя этот момент описывается как поворотный для линии магов, он стал таким не только для предшественников Дона Хуана. Именно Бросивший Вызов Смерти содействовал тому, что мы имеем сейчас — открытому существованию знания в виде тенсегрити. Поэтому имеет смысл внимательно вчитаться в описание этого момента.

Отрывок из интервью: Тайша Абеляр и Кейт Николс (1993)

К.Н: В какой момент истории произошло разделение на новых и старых видящих?

Тайша Абеляр: Разделение произошло во времена Испанской Конкисты в Мексике. Когда появились испанцы, то множество древних магов было истреблено. Несмотря на их способности превращаться в животных, использовать силы природы и манипулировать союзниками, их сила была не в состоянии противостоять кровожадности испанцев. Древние маги не могли подействовать на испанцев, потому что их культура была очень развитой и фиксированной, поэтому магия на них почти не действовала. Испанцы оперировали другим познавательным полем, или, иначе говоря, другой реальностью. Другой поворотный пункт произошел в линии Дона Хуана в 1725 году, когда Нагваль Себастьян вошел в контакт с неким существом.

К.Н: Кто был этим существом?

Тайша Абеляр: Мы зовем его Бросивший Вызов Смерти. Он один из древних магов, который живет уже много сотен лет, так как он попал в ловушку в одном из Врат Сновидения. Его осознание осталось ясным, но он никак не мог вырваться из плена, его знания не могли ему в этом помочь. Мы знаем, что неорганические существа, населяющие многие реальности сновидения, захватывают в плен магов мужского пола, потому что они охотятся за мужской энергией. Единственным способом, благодаря которому Бросивший Вызов Смерти мог избежать плена, было заключение договора с Нагвалями линии дона Хуана. Поэтому он присоединился к нашей линии и давал дары силы в обмен на их энергию.

 

Отрывок из книги «Огонь Изнутри» Карлоса Кастанеды

О том, как появились Новые Видящие и о том, как они встретили испанское завоевание

Дон Хуан рассказал мне, что в те далекие времена – за сотни, а скорее даже за тысячи лет до Конкисты – завоевания Центральной Америки испанцами, эти люди знания жили в пределах довольно обширной области, простиравшейся на север и на юг от долины Мехико.

Они занимались специфическими видами деятельности – целительством, колдовством, сказительством, танцем, гаданием и прорицаниями, приготовлением пищи и напитков. Благодаря такому направлению деятельности у них выработалась особая мудрость, которая отличала их от обычных людей. Однако толтеки не были оторваны от социума, более того, они входили в структуру повседневной жизни людей, в значительной степени подобно тому, как в структуру повседневной жизни современного общества входят врачи, учителя, священники и торговцы. Толтеки практиковали свое профессиональное искусство под строгим контролем организованных братств, приобретая все более высокую квалификацию и все большее могущество. В конце концов, влияние их сделалось настолько сильным, что они даже стали доминировать над этническими группами, расселявшимися за пределами географической области, занятой толтеками.

Дон Хуан сказал, что после того, как некоторые из этих людей окончательно научились видеть – а на это ушли столетия экспериментов с растениями силы, – наиболее предприимчивые из них взялись за обучение видению других людей знания. И это стало началом их конца. С течением времени видящих становилось все больше и больше, но их одержимость тем, что они видели, тем, что наполняло их благоговением и страхом, стала настолько интенсивной, что они перестали быть людьми знания. Их мастерство в видении стало необыкновенным, доходило даже до того, что они были способны управлять всем, что было в тех странных мирах, которые они воспринимали. Но это было бесполезно. Видение подорвало силу этих людей и сделало их одержимыми увиденным.

– Однако среди видящих были и такие, которым удалось избежать этой участи, – продолжал дон Хуан. – Это были великие люди. Несмотря на свое видение, они оставались людьми знания. Некоторые из них находили способы положительного использования видения и учили этому других людей. Я убежден, что под их руководством жители целых городов уходили в другие миры, чтобы никогда сюда не вернуться. Те же видящие, которые умели только видеть, были обречены. И когда на их землю пришли завоеватели, они ока-зались такими же беззащитными, как и все остальные.

– Завоеватели, – говорил дон Хуан, – покорили мир толтеков. Они присвоили себе все. Но они так никогда и не научились видеть.

– Но почему ты полагаешь, что они так никогда и не научились видеть?

– Потому что они копировали толтекскую практику, не обладая внутренним знанием, которым владели толтеки. До сих пор по всей Мексике встречается множество магов – последователей тех завоевателей. Они следуют по пути тол-теков, но понятия не имеют ни о том, что сами делают, ни о том, о чем говорят, поскольку не являются видящими.

– Кто были эти завоеватели, дон Хуан?

– Индейцы других племен, – ответил он.

– К тому времени, когда здесь появились испанцы, с момента исчезновения древних видящих уже прошли столетия. Но существовало новое поколение видящих, которое начало занимать свое место в новом цикле.

– Новое поколение видящих, – что ты имеешь в виду?

– После того, как мир первых толтеков был разрушен, те видящие, кому удалось выжить, ушли в подполье и принялись за серьезнейший пересмотр своих практических методов. И первое, что они сделали, – выделили сталкинг, сновидение и намерение в качестве ключевых техник, в то же время ограничив применение растений силы. Это, кстати, может послужить нам намеком на то, что в действительности случилось с ними из-за растений силы. Новый цикл только-только сформировался, когда пришли испанские захватчики. К счастью, новые видящие успели как следует подготовиться к такого рода опасности. Они уже стали непревзойденными мастерами практики искусства сталкинга. Последовавшие за этим столетия порабощения обеспечили новым видящим идеальные условия для дальнейшего совершенствования их мастерства. Это может показаться довольно странным, но именно исключительная суровость и жестокость тех времен дали им импульс к очистке их новых принципов. А благодаря тому, что они никогда не афишировали свою деятельность, их оставили в покое, так что они получили возможность разобраться в своих находках.

– Во времена Конкисты видящих было очень много? – спросил я.

– Поначалу – да. Но к концу осталось горсточка. Остальных уничтожили.

– А как в наше время, дон Хуан?

– Немного. Видишь ли, они как бы рассеяны повсюду.

– Ты знаешь их? – спросил я.

– На такой простой вопрос ответить очень трудно. Некоторых мы знаем достаточно хорошо. Но они на нас не слишком похожи, поскольку сосредоточились на других аспектах знания – таких, как танец, целительство, колдовство, заговоры – а не на сталкинге, сновидении и намерении, как советуют новые видящие. Пути же тех, кто в точности похож на нас, никогда с нашими путями не пересекаются. Так устроили видящие, жившие во времена Конкисты, для того, чтобы испанцы их не истребили. Каждый из тех видящих основал свою линию. Причем не все из них имели последователей, так что лишь немногие из линий сохранились.

– А ты лично знаком с кем-нибудь, кто в точности похож на нас?

– С несколькими, – лаконично ответил он.

– Тогда я попросил его дать мне как можно более полную информацию об этих людях. Меня это очень заинтересовало, поскольку появилась возможность получить подтверждение со стороны. Я полагал, что очень важно узнать имена и адреса. Однако дон Хуан явно не собирался идти мне навстречу. Он сказал: – Знаешь, новые видящие уже прошли через это. Они достаточно занимались поисками подтверждений. Половина из них оставила свои кости в комнате подтверждений. Так что теперь они – одинокие птицы. И давай оставим все как есть. Наша линия – единственная, о которой мы с тобой можем говорить. Но зато об этом ты и я можем говорить сколько угодно.

Потом дон Хуан объяснил, что все линии были основаны видящими в одно и то же время и по одному и тому же образцу. В конце шестнадцатого века каждый нагуаль намеренно изолировал себя и свою группу видящих, полностью исключив возможность каких бы то ни было открытых кон-тактов с видящими других групп. Следствием такого резкого разделения было образование отдельных изолированных линий, каждая из которых обладала своими специфическими чертами. Наша линия состояла из четырнадцати нагуалей и ста двадцати шести видящих. Некоторые из этих нагуалей имели в своих группах всего по семь видящих, некоторые по одиннадцать, а некоторые – по пятнадцать. Дон Хуан рассказал мне, что его учителем – он говорил «бенефактором» – был нагуаль Хулиан, а перед Хулианом был нагуаль Элиас.

Я спросил, известны ли ему имена всех четырнадцати нагуалей, и он перечислил их по порядку, чтобы я смог запомнить. Еще дон Хуан сказал, что лично был знаком с пятнадцатью видящими, составлявшими партию его бенефактора, и что он знал также учителя своего бенефактора – нагуаля Элиаса – и одиннадцать видящих его группы. По словам дона Хуана, наша линия была полностью исключительной, поскольку в 1723 году претерпела коренное изменение. Его причиной явилось внешнее воздействие, которое очень сильно нас затронуло и безжалостно, неумолимо изменило наш курс. О том, что это было за событие, дон Хуан говорить не захотел. Он только отметил, что именно тот момент принято считать новым началом линии. И восемь нагуалей, возглавлявших ее после этого, существенно отличались от шести, бывших до них.

Другие статьи о тенсегрити

Разговор с нагвалем о любви

Разговор с нагвалем о любви

Карлос Кастанеда

Нагваль Карлос Кастанеда, Флоринда Доннер-Грау и два ученика обедали в кафе. Звучала романтичная мелодия, ранчера, и Карлос Кастанеда, улыбаясь, сказал:

— Прекрасный знак! Давайте поговорим о любви. Это ведь то, что каждый из нас хочет, не так ли? Мы хотим лю-ю-ю-ю-бви.

Ученики захихикали, ерзая на своих стульях.

— Ну, давайте, выложите это на стол, — продолжал нагваль. — Вы никогда не будете свободны, если не сделаете этого. Но для начала нам нужно знать, в чем наша история. Мы хотим быть свободными, чтобы почувствовать истинную любовь, любовь без инвестиций.

Он повернулся к молодой девушке.

— Ты много пересматривала. В чем, на твой взгляд, заключается твоя история?

— Ну, я делала все возможное, пытаясь угождать мужчинам, чтобы они любили меня. Моя мама делала то же самое. Например, был один мужчина, я делала для него все. Я готовила ему, хозяйничала по дому, «пыталась ублажить его сексуально», — шепнула она, повернувшись к Флоринде, и затем продолжила в полный голос.

— Я даже оплачивала некоторые его счета. И, тем не менее, он бросил меня…

— То же самое случилось и со мной, — вставил молодой человек.

— Серьезно? — сказал нагваль. — Так, расскажи нам.

— Ну, была женщина. Я сейчас понимаю, что мы были созданы друг для друга… Я ее действительно любил. Я даже показывал ей свои чувства; но этого было мало. Она бросила меня! Я не мог поверить этому.

— А почему она ушла? — спросил нагваль, его глаза сияли.

— Я не знаю…она никогда…

И в этот момент за спиной молодого человека вдруг раздался резкий звук бьющегося стекла, и женский крик на весь ресторан за соседним столиком:

— Да ты смеешься! У тебя другая женщина, и ты думаешь, что я останусь с тобой? И когда же ты собирался мне об этом рассказать?

Мужчина, который сидел за столиком с этой женщиной, попытался защититься:

— Постой, ты должна понять, я не стал тебе рассказывать всего этого из заботы о тебе. Я лишь хотел оберечь тебя…

В следующий момент эта девушка поняла, что за ними наблюдает весь ресторан, и выбежала вся в слезах.
Два ученика смотрели, открыв рты. Глаза Флоринды сверкали.

— Вот так, — спокойно сказал нагваль, люди вокруг попытались продолжить обед. — Ругаться, защищая свои секреты, бррр, — вздрогнул он.

— Итак, — сказал он возвращаясь к разговору с молодым человеком, — есть что-либо еще, что ты не упомянул в своем рассказе?

— Ну, да, у меня были другие женщины, но моей девушке совсем не обязательно было знать об этом!…

— Хм! — воскликнул нагваль. — И ты называешь это любовью?

Молодой человек, казалось, не слышал этого.

— Мой папа поступал также, и мой дедушка тоже! А моя мама и бабушка как-то с этим мирились. Это у нас в семье! В любом случае, нагваль, разве мы не о свободе говорим? Пройти мимо всех этих пагубных аспектов социализации, не связывая себя всем этим?

— Ах, ты очень умен, кабальеро, — сказал нагваль. — Умен для себя. Да, под свободой подразумевается путь, идущий за пределы пагубных аспектов социализации, таких как попытки скрыть что-либо, или манипуляция другими людьми, или представление о том, что обладателю твоего пола разрешено обойти стороной определенные обязательства; если ты воспринимаешь энергию напрямую, а это именно то, что Дон Хуан называл свободой, то это приведет тебя к восприятию и участию в эволюционных аспектах социализации, таких как культивация тонко настроенного осознания влияния твоих действий на других.

— Как свобода может быть угождением самому себе? — продолжил он. — Это рабство, кошмарный сон. Свобода — это свобода от суждений, свобода от навязанных социализацией ожиданий, но не свобода от ответственности. По сути, мне жаль тебе это говорить, но свобода несет с собой новые слои ответственности — ты осознаешь больше, следовательно, ты не можешь прятаться от того, что ты уже знаешь — и цельность требует, чтобы ты действовал в соответствии с твоим новым знанием. Воин-путешественник готов поставить на карту свою жизнь, чтобы действовать и общаться таким образом, чтобы это уважало Дух — в нем самом и в других.

— То, что делал ты, — продолжил он, — это не свобода; это повтор наихудших аспектов твоей линии, таких как утаивание секретов для своего собственного блага. Однако, мужчины не единственные, кто делает это; они находят женщин, которые готовы мириться с этим, даже поощрять это, правда, Флоринда?

— Именно так! — сказала Флоринда. — Такие женщины даже потакают мужчинам, которые не хотят быть преданными, оправдывают их, соглашаясь на несколько маленьких крох любви, потому что они чувствуют себя недостойными настоящей любви — как в твоей истории, не так ли?

— Так, — ответила молодая ученица.

— Или женщины, которые ожидают, что мужчина будет заботиться о них, — продолжала Флоринда, — так как они полагают, что не способны сами сделать это для себя — и им хочется винить мужчину за то, что он не сделал их счастливыми! Также встречаются женщины, которые пытаются вести себя как мужчины, делая завоевания. Или пытаясь увести чужого мужчину. И во всех этих случаях женщины отдают свою силу мужчинам, и при этом защищают свое право так поступать!

— Ты находишь что-либо из сказанного похожим на свободу? — спросил нагваль.

— Нет, не нахожу, — пробормотал ученик.

— Свобода — это наше право от рождения, — сказал нагваль, — тем не менее ее нужно заработать, очищая наши связующие звенья с нашей линией предков, чтобы воплотить и развить ту лучшую часть, которая имеется в ней. А сейчас ты пойман в зафиксированном положении точки сборки человеческой формы: в темной стороне твоего наследия.

— Дон Хуан говорил мне, что если мы хотим избавиться от этой фиксации, нам нужно перестать тратить лучшую энергию, которой мы обладаем, энергию отсюда, — сказал нагваль, делая обмахивающий жест, который обозначил зону от области ниже пупка до ступней. — Нижние диски! Мы используем эту энергию для того, чтобы скрывать что-либо, искать комфорт, бороться за власть, или чувствовать себя побежденными — для всего того, что нам знакомо, что питает наше чувство определенности, или безопасности — и прежде всего, что не позволяет нам ставить под сомнение наши действия.
Он остановился и пристально посмотрел на учеников.

— Дон Хуан сказал, что тщательный перепросмотр наших историй, относящихся к области нижних дисков, может освободить нас от человеческой формы, и привести нас к человеческой возможности — светлой составляющей нашей линии, человеческих существ, — продолжил он. — Это может дать нам энергию и осознание для вопроса, заданного без суждения кого бы то ни было: Я живу в сновидении или в кошмаре своей линии? Одинок ли я в своих кошмарах? Или я сновижу вместе с бесконечностью, вместе с Духом?

Источник: сайт www.castaneda.com (2007)

Эрос в мире современных видящих

Эрос в мире современных видящих

cleargreen

Этот текст был написан учениками Карлоса Кастанеды в связи с классами: «Секс, Пол, Власть» в 2008 году, проводившимися для опытных практикующих

Карлос Кастанеда не говорил что практика шаманизма диктует жизнь в моногамности или воздержании. И мы бы хотели сказать что Карлос Кастанеда ясно дал нам понять что практика шаманизма никаким образом не диктует какое-либо поведение — свобода не может основываться на правилах или требованиях. На чем она основывается, говорил он, это на безупречности — разумном использовании энергии. Разумно ли, спрашивал он, преднамеренно вводить в заблуждение наших сексуальных партнеров, чтобы продолжать реализовывать наши собственные «тайные” намерения, с помощью нашей личной палитры «трюков” которые мы переняли в течении нашей жизни и в некоторых случах даже унаследовали? Он говорил что это не так — на самом деле, говорил он, это одна из наиболее энергетически опустошающих вещей которые мы можем делать. Он говорил что гораздо более энергетически усиливающим является входить в ваши связи с вашим полным осознанием наготове, включая знание шаблонов которые вы несете о сексуальности из своей семейной линии и жизни и желая поддержать ваши знакомства, какими бы они не были, силой вашей жизни. Это очень сильно отличается от рефлексивного следования или бунта против любых воспринимаемых нами линий поведения относительно сексуальности.

Проблема в наших сексуальных отношениях, говорил он, это не моногамия или воздержание — это целостность, какая бы она не была, и это делается с уважением к себе и другим вовлеченным в это — включая уважение к их способности выбирать тип отношений в которые они вовлечены. Он говорил что целостность приводит к интимности, чему-то гораздо более усиливающему чем попытки использовать чью-либо сексуальность, чтобы получить власть над другими, или отдать свою силу, уступая при этом личную ответственность. «Какая может быть интимность, подлинная встреча с другим, в то время как мы вовлечены в такую борьбу за власть?» — спрашивал он. Воины-путешественники способны выбирать свои действия осведомленные своей прямой связью с Бесконечностью, а не осведомленные произвольными социальными мандатами которые они могли перенять или унаследовать в отношении секса, власти и пола.

В отношении воздержания, ученики Дона Хуана говорили что такая практика может быть очень полезной на некоторое время для любого кто снова ищет связи со своим собственным внутренним видящим. Они говорили что для многих из нас происходит то что мы вовлекаемся в сексуальный контакт с другим, или другими, сливаясь с ними на глубочайших энергетических уровнях, перед тем как мы действительно узнаем что-либо о них, и не менее важно, перед тем как мы начинаем осознавать себя и осознавать нашу собственную прямую связь с бесконечностью. Мы даже можем пытаться найти эту связь через другого человека, или других людей; мы можем впитывать мысли и заботы другого (других) до такой степени что мы даже теряем ощущение наших собственных мыслей, нашей прямой связи с духом. Период воздержания может помочь нам «начать снова” и заново соединиться, и получить обновленное ощущение нашего индивидуального направления и цели. Оттуда, сексуальный взаимодействия могут стать осознанным выбором, а не разыгрыванием чего-либо идущим от насилия или фантазий и мы сможем приносить самое лучшее в наши связи…

…Наша сексуальная энергия, говорили наши учителя, это наша энергия сновидения, наша созидательная энергия, наша дающая жизнь и энергия утверждения. И когда мы очень малы с нетронутыми энергетическими телами мы знаем какова цель нашей жизни и мы даже хотим сделать некоторые шаги по этому пути.

Но потом спускается туман — ранние сцены борьбы за власть свидетелями которых мы становимся, или которые мы имели с нашими родителями или родственниками или другими домашними повлияли на нашу растущую созидательность, силу, сексуальность и отношения; и имитируя отношения наших родителей, которые имитировали отношения своих родителей, мы либо начинаем действовать слишком уверенно в себе и требовательно, сексуально или как-либо еще — или, мы душим наши созидательные силы и никогда не выучиваемся говорить «да» или «нет». В любом случае наши энергетические волокна запутываются и мы проживаем наши жизни, желая распутать их и тоскуем по тому дню, моменту, когда каждый из нас знал, зачем пришел сюда.

Наши учителя делали ударение на том, что пересмотр того как наши предки и культуры обращались с проблемами власти, пола, сексуальности и созидательности и очищение этой жизненно важной энергии является существенным ингредиентом в восстановлении нашего чувства ценных, обильных и наполненных радостью жизней как конструктивных созидательных партнеров, членов команды, учеников и учителей которыми мы пришли сюда быть.

Ремизм и его последствия

Ремизм и его последствия

вопросы и ответы

Интервью с практикующей тенсегрити Натальей Ремизовой о пути сердца, фотографии и торговле шмотками на рынке

 

Наташа, расскажи немного о том, как ты открыла для себя мир Карлоса Кастанеды. Как ты пришла к мысли о том, чтобы практиковать перепросмотр, пассы, неделания и так далее?

Привет, Олег! Я рада поделиться с тобой своей историей.

Впервые меня познакомили с книгами Карлоса Кастанеды в 2008 году. И здесь стоит отметить, что мне 30 лет. Среди практикующих очень много тех, кто знаком с Карлосом «лично» 🤣 Я довольствуюсь только его книгами.

В 2008 году друг подарил мне на день рождения первую книгу. Я тогда была совсем зелёная 🌱 и книга совершенно не произвела впечатления. И даже вызвала негативную реакцию.

Второе знакомство случилось в 2017 году. Я была в гостях у подруги, которая всегда увлекалась эзотерикой, но скорее через гадание на картах, нумерология и она сказала, что начала читать странную книгу. Слово «странная/ странное» (не важно, в каком контексте используется) у меня всегда вызывает бурную реакцию 🤩

Подруга взяла книгу с полки, я открыла и поняла, что обложка и имя мне очень знакомо. Пролистала парочку страниц и была поймана «в ловушку» 🤣 Пришла домой и нашла в интернете электронную версию. Купила первую книгу и буквально ела её на завтрак, обед и ужин в течение нескольких дней. Купила остальные книги, дальше все в тумане.

Я помню два момента: мы с моим мужчиной летели в отпуск; аэропорт, он в наушниках, я в книгах. Дочитываю вторую, открываю третью и самые первые строки вызвали у меня такой сильный восторг, что я не сдерживалась в эмоциях 😅🤣
Там было написано, что приключения (с наркотиками), описанные в первых двух книгах очень увлекательны, но мои выводы ошибочны.

Здесь поясню, в 2008 году я была категорически против всех допингов, а в 2017 году была тем, кто попробовал все, что только можно было (кроме сильных, конечно). У меня был свой опыт и я уже ничего не употребляла. Я знала, что допинги дают, что забирают и как можно без них. Поэтому, слово «ошибочно» меня особо порадовало.

А второй момент — ночь, все спят, я открываю книгу с пасами. Может быть, это звучит романтично, но я заплакала. Слезы просто тёкли по моим щекам. Я поняла, что это то, что мне нужно. В тот момент я ощутила каждой клеточкой своего тела, что книги это инструкции.

Потом снова всё в тумане. Пассы. Перечитываете Книг. Через пол года знакомство с практикующими в группах.

Тут стоит отметить, что я долгое время искала практику, где будут физические упражнения и практическая философия. В ту ночь, я осознала, что нашла то, что искала. У меня было ощущение, что я нашла то, что когда-то потеряла.

Дальше меня ждал год жизни на Пути Воина со всем, что описано в книгах: пассы, перепросмотр, неделания и так далее,  о чем ты спрашивал.

Я себе сказала: если это реально учебник, значит нужно брать и делать.

Мне повезло, я человек-действия. Чтобы понять/ узнать, мне нужно прожить. Поэтому, я начала перечитывать с первой книги и делала все, что было написано. У меня не было сомнений в том, что я делаю правильно. Я отдалась на 100% Без остатка.

Стирание личной истории. Прощание с близкими. Созерцание предметов. Отказ от жизни, которую знала. Всё оставила.

Но мне повезло, у меня невероятные друзья и близкие 🙏🏻❤ Каждый принял мое решение отправиться в кругосветное путешествие и каждый знал, что может меня больше не увидеть. Но я уходила постепенно, никого не бросала. Все были готовы.

А спустя короткое время я оказалась в двухкомнатной квартире в маленькой арендованной комнате с двумя чемоданами вещей и парочкой коробок. Где я до сих пор живу.

Рассказываю тебе и не верю, что это случилось со мной. В сознании, если бы мне предложили сыграть в такую игру, я бы ни за что в жизни не согласилась. Если бы мне сказали, что в 2017, 2018, 2019 годах с тобой произойдёт это и это, я бы покрутила у виска этого человека 🤣

«О беседе по душам» Иногда пишу стихи, стихотворения, четверостишья, пятеростишья, рассказы, мысли, цитаты. Источник фото: инстаграм Натальи Ремизовой

Расскажи чуть поподробнее о том, как ты практиковала сталкинг и какой опыт получила из этого? 

Здесь стоит отметить, что все практики, описанные в книгах (сталкинг, перепросмотр, созерцание) каждый понимает по своему. Это так же, как и с пассами. У каждого своё видение и нет единой формулы.

До того, как я оказалась в маленькой комнатке, я уже пол года практиковала пассы, сделала один раз перепросмотр и уже стирала личную историю (уходила из профессии, закрывала бизнес и тд).

В маленькой комнате началась история сталкинга. Общение с хозяйкой квартиры и с соседкой (со мной до сих пор живет чудесная девушка). У меня была легенда про себя, но она особо не потребовалась. Так получилось, что и здесь мне повезло/или не повезло, но всем все равно было кто я, что я. Никто не лез ко мне, а я к ним 🤣

У меня были накоплены средства для существования на год (плюс/ минус) и я пошла искать работу для избавления от чувства собственной важности.

Сначала искала через интернет: кладовщик, упаковщик, уборщица. Загрузила резюме, сделала страшное фото. Разослала отклики и пошла в магазин за продуктами. На тот момент я заморачивалась по питанию (vegan 🌱) и продуктам (покупка у фермеров и тд), поэтому нашла недалеко от дома два рынка. Как ты понимаешь, я поехала просто за продуктами. Я уже купила все, что мне нужно было и села в кафе попить чай. И тут меня осенило: «А может быть на рынок устроиться?». И я пошла по рынку, спрашивала нужен ли сотрудник. Меня отправляли то в одно, то в другое место. И в итоге уже на следующий день я вышла продавать орехи и сухофрукты.

И тут мне снова повезло/ не повезло 🤣 но я работала среди прекрасных, умных, интересных, отзывчивых людей.

Что я хочу сказать — мелочных тиранов мне попадалось мало, но они были 👍🏼

В этой истории есть важный момент. Я думала, что работа на рынке вызов, но вызовом оказалось другое. Я встретила около 10 знакомых, которые знали меня как фотографа. Некоторые были моими клиентами. И я их видела каждые выходные на протяжении всего периода работы на рынке.

Когда я увидела первого своего знаемого, я испугалась и спряталась под прилавком. Но позже я поняла, что очень многие закупаются на рынке, и прятаться бесполезно 🤣 Я никому ничего не объясняла. Говорила: «Ну теперь вот так!».

Я поняла, что уже не вернусь в ту жизнь и мне терять нечего. Я не в отпуске, я создаю новую себя или стираю себя.

Через время на рынке я больше не нужна была (собственник лавки сделал документы и сам стал торговать), я неделю не работала, а потом снова начала поиск.

Вторым опытом была работа в кафе. Я мыла посуду.

В тот день, я просто пришла пообедать в кафе и поняла, что хочу быть здесь.

Пришла домой, прочитала про заведение и написала письмо: «Нужен ли сотрудник!». Меня спросили: «А какая должность интересует?». Я ответила так: «Могу быть официанткой/ кассиром, но не боюсь работы посудомойщицы».

И тут мне снова повезло 🤣

Никаких сложностей. Скукота. Ребятам, как раз, срочно нужна была посудомойщица. На следующий день я вышла в кафе мыть посуду.

Работа физически тяжелая, но я увидела, что мои руки настоящий дар. Они такое могут 🤣

Ещё в этом месте я видела, что я мыслю формами и картинками, что у меня технический ум; а систематизация мыслей и физического пространства приносит удовольствие.

До этого места я изо всех сил стирала личную историю и жила по легенде о себе самой.

В этом кафе произошло то, что никто не мог ожидать. Меня это открытие шокировало.

Я пришла работать перед новый годом, и почти месяц была запара. Я не поднимала головы, как и все в кафе. Я почти ни с кем не говорила, а когда праздники закончились, ко мне подошла коллега с фразой: «Ты делаешь сталкинг?». Я улыбнулась и произнесла: «Угу!»

Позже я стала общаться со всеми и меня воспринимали, как практика. Реакция была почти такой: «А ты практикуешь! Ну понятно! Прикольно! Расскажи!».

И всё•

И знаешь именно здесь моя важность разбилась вдребезги. Не когда я работала на рынке или на мойке, а именно в момент, когда для окружающих в этом не было ничего особенного.

Я увидела, что в момент вступления на Путь Воина я раздула свою важность до вселенских масштабов 🤣

Я смогла ставить фото и работала на рынке. Супер-крутая? Да!!!

Но нет! В кафе всем все равно было. Для них это было: «Ну в мире много странных людей. Много практик. И чё?». Не совсем так, но здесь многие были знакомы с трудами Карлоса, пусть даже теоретически.

Настолько ничтожной я себя не чувствовала. Пустое место. Подумаешь, моешь посуду.

И в этот момент я «увидела» жизнь. Без иллюзий. В этот момент я стала реальной. Это состояние я не могу описать. Ум просто остановился. Он перестал говорить. Он присутствует до сих пор, но он действует как-то иначе.

До книг Карлоса я читала другие книги, ходила на курсы личностного роста и уже знала про внутренний диалог. Но Дон Хуан подтвердил мои догадки: внутреннее безмолвие накапливается; просветление и пробуждение приходит постепенно.

Здесь. В этот момент я ощутила своим телом, что это такое. Мир остановился, но на доли секунды. И я поняла, что я на верном пути и продолжила делать всё то же самое, но уже по-другому.

Ушёл какой-то фанатизм.

Позже кафе закрылось и я перешла работать на производство от кафе. Здесь началась жизнь. Я как-будто возвращалась в социум, в жизнь.

Это тоже сложно обьяснить, но в один момент я перестала жить, как человек на пути Знания. Я перестала делать пассы, сны. Снова начала общаться с друзьями, близкими. Кому-то рассказывала свою историю. Кому-то нет. Я вроде бы возвращалась, но сердцем понимала, что оставить Путь Воина нужно для чего-то.

Там не было мыслей: «Это фигня. Это не работает» и все в этом духе. Там было что-то другое и я проста знала, что сила ведёт меня и нужно довериться. И я доверилась.

Я оставила практику и погрузилась в жизнь. Начала фотографировать. Но уже не так, как раньше.

Вот уже пол года я не делала пассы и знаешь, сейчас я снова начала делать не только их и это совершенно другая история. И это тоже сложно описать. Нет важности, нет фанатизма. Я делаю не потому что нужно, а потому что весело и хочется. И я понимаю, что это тоже просто период для чего-то.

Сила ведёт, и я иду.

Когда дом рядом с лесом, когда мысли отсутствуют и ты ощущаешь жизнь здесь и сейчас 🌳🌲🌿🌱🍃☘️

Я правильно понимаю, что фотографирование — это твой путь сердца? И когда ты это поняла?

Да, фотография — это мой путь сердца ❤ Это можно увидеть через то, как я это делаю не только через мои работы/ портфолио, но и через то, как я говорю про фотографию. За последние пол года я много говорила, в социальных сетях много информации, будет желание можешь ознакомиться.

Знаешь, фотографировать я люблю с детства, но в разный период жизни я смотрела на неё по-разному.

Сейчас могу сказать, что #REMIZM это точно не про фото. Это про что-то большее. Возможно, прозвучит громко, но #ремизм это про путь сердца каждого из вас. Проект сам родился и живет своей жизнь. Иногда, я в нем есть, а иногда нет.

Когда я поняла, что это мой путь сердца?
Если честно, то недавно. Это было в Нижнем Новгороде. Я поехала в гости к друзьям и решила не брать фотокамеру. Это был исторический момент 🤣 Первое путешествие без фотографирования. Да, со мной был телефон, но это совершенно другое.

Я увидела, что фотография — это фотография; я — это я; а ремизм — это ремизм 🤷🏻‍♀

«На сколько нужно любить свое дело, чтобы не обесценивать его?!» Источник фото: инстаграм Натальи Ремизовой

Как ты используешь фотографирование и фотографии для перепросмотра? Что происходит при этом?

На самом деле, для перепросмотра не нужны фотографии. Техника сама по себе очень сильная.

Но так как я практик и экспериментатор, то решила проверить, что станет возможным если использовать фотографии. Для тех, людей у кого сложности с визуализацией, фотографии отличные помощники.

Плюс, у меня есть некоторые индивидуальные особенности: я забываю. И фотографии являются моим участками мозга, которые отвечают за воспоминания.

Когда я первый раз делала перепросмотр, то составила 2 списка: полный и мои сексуальные партнёры. И делала практику в классическом смысле.

Позже делала ещё раз перепросмотр, но только второго списка. Ещё позже решила сделать третий раз. И в промежутках меня тянуло смотреть фотографии. Я просто открывала альбомы и смотрела фотографии. Без излишней важности.

Позже увидела, что снимки играют роль «усилителя вкуса».
Сейчас становится модно изучать вопрос с двух сторон: духовный и мозговой 🧠
Есть даже фраза: «Будущее за всеобъемлющим человеком. Учёный не сможет называть себя ученым, если не будет изучать вопрос и с духовной и с материальной стороны».

Я соглашусь с этой фразой, но в своём понимании.

Возвращаясь к фото. Перепросмотр — это практика/ медитация; работа с дыханием, подсознанием, с душой и с мозгом.

Я думаю, ты немало читал информации про работу мозга и знаешь, что в нем есть разные участки. И у нас в мозгу есть участок, который отвечает за тактильность. Когда мы берём распечатанный снимок, то задействуем несколько рецепторов, что позволяет сделать перепросмотр более эффективно.

Происходит букет реакций. Я не научный сотрудник, но даже мне понятно, что для некоторых типов людей фотографии могут стать лучшими друзьями.

Серьёзно ли это? Нет.

Нужно ли это всем? Нет.

Жизненно необходимо это? Определено, нет.

🤣 всем ремизм!

Огненный Кецалькоатль

Огненный Кецалькоатль

видение энергии

Вчера, 9 марта, я стал свидетелем одного художественного ритуала, проведенного, с одной стороны, как часть календарной земледельческой (как считается) магии, а с другой – как художественная акция, арт-перформанс, дирижируемый известным художником и акционистом Германом Виноградовым. 

Такая упаковка позволяет современному человеку воспринимать мистерию ритуала  вне контекста «магии», религии или культа – а в качестве своего рода развлечения, зрелища, в ходе которого можно целоваться с девушкой, делать селфи или потягивать коньячок. Такая необязательность, невовлеченность, позволяет публичной магии безопасно существовать в современном мире.  Назовите нечто священное – развлечением, добавьте пару трюков, и продавайте на него билеты – и через короткое время магия воцарится в этом продажном мире.

Но Герман Виноградов не просто художник, он тонкий мастер церемониальной мистерии, замаскированной под выступление балаганного придурка, шута, балаганного придурка. Его публичная игра основана на том, что никто из «непосвященных» – бородатых хипстеров, дизайнеров и IT директоров, журналистов, мамаш с детьми и студентов с глинтвейном, столпившихся вокруг его арены, не станет воспринимать его действо всерьез. 

Представление началось с того, что в центре круга диаметром метров сто, где стояла двадцатиметровая условная крепостная башня «Бастилия», собранная из старых стандартных палет, Герман взошел на небольшую трибуну и совершая некие странные пассы и развернув пестрые флаги несуществующих в этой вселенной стран, прокричал/прорычал небольшую речь, которая сводилась к тому, что Россия – красивая, а Бастилия  — баба сильная, и поэтому Бастилию надо непременно сжечь – все это под неоднократные выкрики: «Liberté, Égalité, Fraternité!».  После этого специально обученные пожарные подожгли башню с двух сторон, и огонь быстро распространился.

Все происходило быстро – через пять минут огонь поднялся метров на тридцать вверх, от кострища дало волной нестерпимого жара, обжигающего лицо, зрителей волной отшатнулись, отбежали, заохали. Все достали свои телефоны и начали срочно делать селфи.  Над головой жужжали квадрокоптеры, снимая происходящее на камеры, по краям бегали опаленные огнем операторы с камерами.

И вдруг я увидел то, что меньше всего ожидал увидеть здесь. Я был идиотом, как я мог не подумать об этом! Ведь я приехал сюда развлекаться, заодно с кампанией близких друзей, и в заботах о бытовых мелочах и билетах совсем забыл, о том, чем это может быть.

Но это меня догнало – я вдруг увидел его, того, кого совсем здесь не ожидал увидеть. Кецалькоатль, огненный оперенный змей, рвался в небо из умирающих тел деревьев. Он змеился и клубился пляшущими языками огромного пламени, раскрывая и хлопая крыльями, и прямо под ним поднялся смерч из белого дыма высотой в два человеческих роста. Он быстро набирал силу и демонстрировал свою прекрасную черно-красную древнюю чешую.

Если честно, какие-то моменты своего наблюдения я до сих пор не могу полностью восстановить в памяти. Я куда-то проваливался или скорее, меня закручивало в какую-то воронку. Только опаляющий брови горячий воздух и вся эта суета вокруг возвращали меня обратно. 

Стоя там, под огненным крылом, я осознал, а если точнее вспомнил, что фразы типа «я родился» или «я умру» вводят я заблуждение. Я не родился – я рождаюсь прямо сейчас, каждое мгновение. И я не «умру», поскольку я уже умираю, всю свою жизнь.  С каждым ударом сердца рождение и смерть образуют новый узор в калейдоскопе судьбы, которая присутствует только в здесь и в сейчас. Думать о смерти что я умру «когда-то» — означает совсем не уважать смерть. И думать о том, что я «когда-то» родился – подрывает вашу силу. Мы и рождаемся, и умираем с каждым нашим решением, с каждой мыслью, с каждым ударом Опрокидывателя. Сражение идет за каждое мгновение, а не за «когда-то» и «потом». Именно поэтому в жизни нет места сожалениям или разочарованиям.

Ритуал проводился на закате и солнце стояло уже над горизонтом.  В какие-то моменты солнечный диск пробивался сквозь багровые кольца Огня. Я решил, что это соединение Солнца и Огня – это своего рода Уроборос, поскольку пожертвовавшие собой этого Огня – Деревья много лет накапливали и алхимически преобразовывали в себе силу солнечного света. Собственно, Огонь, в котором они исчезали – это и есть возвращение солнечного света к самому себе, к энергетической форме.

Кецалькоатль – это свидетель и проводник главной метаморфозы – перехода тела в состояние энергии. Кецалькоатль – это Весна, это обещание утренней звезды, потому что тот, кто умирает, кто теряет свое физическую оболочку в пламени, тот превращается в чистую энергию.  Кецалькоатль, как и пламя, существует только в настоящем мгновении, то есть — в мифе. И в каждом следующем моменты — Кецалькоатль изменяется, он другой. И мифы — это не о древних ветхозаветных временах, котоорые были «когда-то» (хотя и об этом тоже), но мифы — это о присутствии  в моменте. 

Другие статьи

 

 

Путеводная звезда. Рассказ бабы Тони из Вочи

Путеводная звезда. Рассказ бабы Тони из Вочи

Без категории

Как простая деревенская баба способна научить практикующих тенсегрити основам магии

Рассказ записал Андрей Павличенков. Дорогая редакция решила опубликовать рассказ, потому что он ясно иллюстрирует одну простую вещь: если в вашей жизни появилось нечто чудесное, появилось ощущение таинственности, магии и чуда, не торопитесь расплескать это, поберегите, придержите, дайте настояться (но не слишком). Если вы ощутили нечто необыкновенное — опыт замечательного сновидения, ночью или наяву, опыт озарения или видения, необычайные знаки или образы — дайте этому пустить корни, дайте этому прорасти в вас, закрепиться. Ибо тотчас же бежать и рассказывать о своей находке, о своем озарении — самое глупое и небережное (по отношению к своему духу), что можно придумать. Это все равно, что бросать четырехлетнего ребенка в бой со взрослыми боксерами. Новая энергия, пузырь нового намерения внутри вас должен сформироваться, созреть и укрепиться, найти и мягко лечь на свое место, прежде чем он столкнется с хищной реальностью.

Не поддавайтесь искушению эго побыстрее собрать лайки или восхищенные взгляды. Рано или поздно дух отреагирует на небережное отношение — просто оставит вас. А это, как говорил Дон Хуан, хуже смерти.

Разумеется, вечно держать в себе свои осознания тоже не стоит, иначе они просто пропадут. Нужен подходящий момент и уместная обстановка. Ждите знака, отпирающего ваш рот.

Тоня с Вочи и ее пес Агнай. Воча — камышовая речка с белыми лилиями, течет из Нагорья Чухломского в Коровново Солигаличского. Ровно посередине находится немного чудесная глушь, две забытые, но еще жилые деревни, куда нету дороги ни зимой, ни летом. В школу отсюда — еще всего пару лет назад — дети ходили восемь километров пешком или на лыжах. Теперь дети выросли и уехали, а их родители еще живут на Воче и возят продукты на каракате.

«Когда-то давно я работала в Солигаличе и на выходные ходила сюда к маме. Идти мне было 25 километров. Приходила я затемно. Однажды — это было в оттепель: в колеях было воды выше колена — я замерзла и уже отчаялась дойти, как вдруг увидела звезду, которая будто бы указывала мне дорогу. Небо, видимо, чуточку развиднелось над горизонтом, и в эту дырку между тучами и лесом залезла яркая желтая звезда, которую я раньше никогда не видела. Я шла, звезда светила, и ее свет с каждым шагом увеличивал мои силы. Через некоторое время небо снова затянулось, но я уже прошла самое дурное место и подходила к деревне.

В следующий год я часто видела эту звезду. Это был не очень простой год, я много работала, мама болела, я ходила к ней не только на выходных, но и на неделе, а утром вставала ни свет ни заря и уходила обратно. И вот, когда уже не оставалось никаких сил, на небе загоралась моя звезда. Потом я заметила, что она загорается почти всегда на одном и том же месте — примерно за четыре километра до деревни. Теперь, даже в туман или непогоду, когда звезды не было видно, я знала, что нужно дойти до той сосны, у которой я ее впервые заметила, дойти любой ценой, потому что оттуда все станет проще: невидимая, но связанная со мной звезда удвоит мои силы.

Я никому не рассказывала о ней. Боялась, что проболтаясь, разорву нашу связь. Но однажды мы сидели у моей солигаличской тетки и трепались о различных загадочных явлениях. Леших, домовых, летающих тарелках. И вот что-то дернуло меня за язык.

Тетка расспросила, узнала о месте, где является заезда и сказала:

-Была когда-нибудь в Мироханово?

А это в Чухломской стороне, через речку от нас да через два болота, на высокой горе, двадцать верст по прямой — я в той стороне тогда не бывала, а сейчас там, говорят, все так нарушилось, что и бывать нечего.

-А я была — говорит тетка — ездила в прошлый год на свадьбу. В Мироханово построили новый коровник. Твоя звезда — это фонарь, который на этом коровнике вечером зажигает сторож.

Как только тетка это сказала, все отрезало — и звезду, и место, а главное — силы.

Я ребята вот что скажу — я уже старая — у всех нас есть свои маяки и все они нами выдуманы. Но если кто то в них верит — не говорите ему этого».

тот самый коровник рядом со старой церковью



Женщина-воин. Марина Абрамович

Женщина-воин. Марина Абрамович

Без категории

Некоторые люди ведут жизнь воина не потому, что прочитали книги Кастанеды, а потому, что нашли этот путь в своем сердце. И некоторые люди находят пути перепросмотра своей жизни, ни разу не считая себя «практикующим» или кем-то подобным.
Хочу вас познакомить с таким человеком: Марина Абрамович.
Марина Абрамович — знаменитая сербская художница и акционистка. Ее называют «бабушкой перфоманса» — она была пионером в исследовании границ человеческого и социального. Она первой поставила публичные эксперименты над собой, обучая общество находить и преодолевать барьеры — боли, власти, секса, любви, привычек и смерти. Марину Абрамович поневоле признают чванливые арткритики — уж слишком поразительными были ее эксперименты. Сейчас ее, как и любую знаменитую женщину, пытаются поднять на свое знамя феминистки, но и они вынуждены цензурировать ее речь — слишком неформатна, слишком неполиткорректна.
Приводим удивительный разговор Марины с польской журналистской, в котором она рассказывает о своих встречах с шаманами, о своем пути и своих осознаниях и своем перепросмотре. Ее ощущению внутренней свободы, ее мудрости, отрытости, искренности и силе может позавидовать любой практикующий любой из традиций.

Паулина Райтер:

— Запись перформанса «Энергия покоя / Остаточная энергия» 1980 года: вы стоите напротив Улая — вашего партнера в искусстве, вашего любовника — держите лук, тетива натянута, Улай зажимает пальцами наконечник стрелы, направленной в ваше сердце.

Марина Абрамович:

— Вы проехали такое огромное расстояние, из самой Польши, чтобы поговорить со мной о любви?

— Да.

— Тогда нам следует начать с другого рассказа, о том, что было раньше. Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что такое любовь, и чтобы понять, как важна безусловная любовь.

Я выросла в Югославии, находившейся под властью маршала Тито, во времена коммунистической диктатуры. Родители — партизаны, герои войны. У меня было непростое детство. Их союз — ужасный, напоминал войну — они никогда не целовались, не обнимались, даже не разговаривали друг с другом.

Я очень любила отца и восхищалась им — он обладал шармом революционера. Не могла понять, почему мать так плохо к нему относится. Только значительно позже осознала, что он ей изменял. Она ревновала.А потом отец меня обманул. Мне было шесть лет. Он учил меня плавать, но дело шло из рук вон плохо, я боялась глубины. Однажды он посадил меня в маленькую лодку, мы заплыли далеко. Вдруг он схватил меня, как щенка, и бросил в Адриатику. Помню, как я испугалась — я наглоталась воды и была уверена, что утону. А отец стал отплывать. Я видела только его отдалявшуюся спину. Кричала, но он не оборачивался. Я подумала, что ему все равно, выживу я или умру. Я почувствовала злость и решила, что не сдамся. Подстегиваемая яростью, я поплыла за ним. Он остановил лодку и ждал, не глядя в мою сторону. Услышав, что я подплываю, протянул руку и втащил меня на борт. Мы не сказали друг другу ни слова. Помню чувство одиночества и отчаяния. Я поняла, что если уж собственный отец меня не любит, значит меня нельзя любить, и я никогда не буду любима.

— Родители научили вас, как преодолеть страх, но не учили как любить и быть любимой.

— Мама никогда меня не обнимала. Много позже, когда мне было уже лет 40, я спросила ее: «Почему ты никогда меня не целовала?». «Чтобы не сломать тебя», —- ответила она.Когда она умерла, я нашла ее письма и дневники. Я узнала, какой несчастной и одинокой женщиной она была. Если бы раньше мне попалась на глаза хотя бы страница из этих дневников, мои отношения с ней сложились бы иначе. Но оказалось слишком поздно, ее уже не было.

Думаю, она хотела, чтобы я выросла сильной женщиной, которую невозможно ранить. Которая не будет так страдать из-за любви, как она.

— В жизни — наоборот. Если в детстве мы узнали любовь, мы вырастаем сильными. Вы говорите о том, что родители нанесли вам рану, не заживающую всю жизнь.

— Да. Я постоянно задумывалась над тем, что сделала не так. Почему меня не любят? Считала, что не заслуживаю любви.

Люди молчат о подобных вещах, потому что о них не принято говорить, но я уже в таком возрасте, что позволяю себе свободу — когда мои родители умерли, я почувствовала облегчение. Может быть, они даже по-своему любили меня, но я кое-что вам скажу: впервые я обняла маму, когда у нее была глубокая деменция, и она позволила это сделать, потому что уже не узнавала меня. Если бы не бабушка, которая воспитывала меня в течении нескольких лет, я бы вообще не знала, что такое любовь.

— Вернемся к фотографии с Улаем. О перформансе «Энергия покоя / Остаточная энергия» вы говорили, что это работа о доверии двух людей. Почему стрела направлена в ваше сердце?

— Я не задумывалась над этим. Всегда так складывалось, что я брала на себя труднейшие ситуации, меня манила опасность. В этом перформансе мы закрепили на грудной клетке маленькие микрофоны. Меня будоражила мысль, что я услышу звук своего сердца в тот момент, когда смерть так близко. Это могло случиться в любую секунду.Тот же вопрос, который вы задали, прозвучал в интервью, которое Улай дал на телевидении. К тому моменту прошло уже несколько лет, как мы расстались, на протяжении семи лет мы совсем не общались. Я согласилась на интервью при условии, что мне не придется встречаться с Улаем, каждый из нас ответит на вопросы отдельно.

На вопрос: «Почему стрела направлена в сердце Марины?», Улай ответил: «Это было и мое сердце».

— Он имел в виду, что вы были одним целым?

— Да. В самом начале наших отношений Улай нашел в музее медицины фотографию скелета сиамских близнецов, сросшихся ребрами. Этот образ стал символом нашего физического и духовного единства. Наша первая встреча была необычной. Я поехала в Амстердам по приглашению телевидения. Когда приехала, меня представили художнику Улаю. После съемок мы всей группой пошли на прием. Я встала и сказала, что всех угощаю, потому что у меня сегодня день рождения. А Улай: «Нет, сегодня у меня день рождения». Он вытащил из кармана маленький календарик и показал, что в нем недостает листка с 30 ноября. Сказал, что всегда вырывает из нового календаря день своего рождения. Я не могла в это поверить, потому что у меня был такой же календарь, тоже с вырванным 30 ноября, потому что день рождения вызывал у меня мрачные мысли.

Таких совпадений в наших отношениях было множество. Я во сне задавала вопрос, а Улай просыпался и отвечал на него. Или я порезала палец, а Улай в тот же самый момент поранил тот же палец другой руки. Между нами установилась какая-то синхронизация. На время, а потом все закончилось.

— Вы были вместе 12 лет.

— Когда мы познакомились и полюбили друг друга, решили работать вместе. Первый совместный перформанс — «Отношения во времени», мы показали его на Венецианской биеннале в 1976 году. Мы стояли обнаженными на расстоянии 20 метров друг от друга. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее мы бежали друг другу навстречу. В первый раз, минуя друг друга, едва соприкоснулись, каждый последующий раз задевали друг друга все сильнее, а в конце начали сталкиваться. Несколько раз удар оказывался настолько сильным, что я падала. Мы хотели показать, что из столкновения двух энергий — женской и мужской — возникает нечто, что мы назвали «that self», «то «я»». Это была третья энергия, абсолютная, лишенная эго, соединение мужского и женского начал. Высшая форма искусства.

— У этой энергии есть что-то общее с любовью?

— Боже мой, ну, конечно. С идеей единения, целостности, связи. Некоторое время мы с Улаем были идеальной парой, которую связывали любовь и искусство. Мы жили бескомпромиссно, за пределами общественных норм. Купили старый полицейский фургон, «ситроен», такую консервную банку без системы обогрева, и поселились в нем. Переезжали с места на место, туда, где хотели увидеть наши работы. Мы взяли собаку из приюта. Я не хотела детей, еще до Улая делала аборты, потому что не видела возможности быть одновременно матерью и абсолютно свободным художником. Искусство было для меня важнее всего.

— Вы с Улаем написали манифест вашей бродячей жизни — «Art Vital» («Живое искусство»). А в нем следующие обещания: не заводить постоянного места жительства, энергия в движении, никакого повторения, самостоятельный выбор, подвергать себя опасности, нарушать границы, рисковать, подчиняться основным рефлексам, полагаться на случай.

— Мы так жили пять лет. Все наше имущество умещалось в этом автомобиле. Часто мы парковались где-нибудь в деревне и шли к пастухам, чтобы они дали нам какую-нибудь работу в обмен на молоко, колбасу, сыр, хлеб. В свободное время я вязала нам свитера на холодные дни. Нам не надо было оплачивать ни телефонные, ни квартирные счета.

— Вы чувствовали себя счастливой?

— Да, очень. Это была идеальная жизнь. Мы любили друг друга, все время занимались сексом, у нас была собака, которую мы любили, мы жили идеями, ездили по музеям и воплощали свои замыслы. Мы были очень бедными, но чувствовали себя очень богатыми.

Сегодня я встречаю много богатых людей, познакомилась даже с несколькими миллионерами и видела, как они переживают из-за совершенно несущественных вещей, как их губит привязанность к деньгам. Ничего не иметь — важное начало чего-то значимого. В то время было популярно изречение из суфийской философии: «Less is more» — меньше, значит больше. И мы тоже постоянно говорили себе, что все больше хотим иметь все меньше.

— Рассматривая ваши совместные работы тех лет, зная, что вы расстались, можно увидеть в них предвестие того, что любовь закончится, что будет боль. Два сталкивающихся тела. Улай зашивающий себе рот, чтобы вы говорили за него («Разговор о сходстве», 1976). Вы давали друг другу пощечины («Светло/Темно», 1977). Перформанс «Вдох/Выдох» (1977), где вы дышали воздухом, который выдыхали друг в друга, едва не задыхаясь. Стрела, направленная в ваше сердце.

— Может быть. Мы расстались на Великой китайской стене. Изначально этот перформанс должен был называться «Любовники». Мы должны были двигаться навстречу друг другу с двух концов стены, встретиться посередине и пожениться. Однако по дороге Улай изменил мне с китайской переводчицей, сопровождавшей его, и сделал ей ребенка. Женился на ней.Потом мы много лет не виделись. Я выкупила у него права на наши совместные работы. Два года назад Улай решил оспорить тот договор, дело дошло до суда. Я была уверена, что выиграю его, но я проиграла, пришлось заплатить огромную сумму.

Эта история меня разрушила психически. Чтобы очиститься, я поехала медитировать в центр на юге Индии. Хотела избавиться от причинявшего мне боль гнева, от злости на Улая, которая была как нарост у меня внутри. И что? В этом месте на краю света, 36 часов пути от Нью-Йорка, кого я встречаю? Улая и его очередную жену. Ему пришла в голову та же самая мысль.

Мой первый порыв — уехать. А потом я села и подумала: если Бог нас обоих отправил сюда, значит для этого есть причина.

После месяца медитаций, проведенного бок о бок, я ему все простила. А он мне. Злость, напряжение, гнев ушли. Люди часто говорят, что прощение — важно. Легко сказать, трудно сделать. Но люди правы. Прощение — лучшее лекарство.

Сейчас мы с Улаем дружим. Будем писать книгу о том, что пережили вместе. Я беспокоюсь за него, потому что он очень болен, похудел, кожа и кости. Я люблю его. И жизнь именно такова. Странное чувство любовь, она способна уйти и способна вернуться.

— Значит на Китайской стене был не конец любви, а только пауза.

— Но я не хочу, чтобы вы меня не так поняли — сегодня я сильно влюблена в совершенно другого человека. Одна вещь, которую я поняла с возрастом, а мне в этом году исполняется 72 — насколько важна безусловная любовь. Любовь к совершенно чужому человеку. Любовь к природе, животным, скалам, деревьям.

С каждым днем я все ближе к смерти. В эту секунду ты живешь, а в следующую уже мертва. То краткое время, которое мы находимся здесь, должно быть наполнено любовью к жизни и радостью. Не надо бояться жить. Какая страшная трата времени — жить жизнью, наполненной ненавистью.

— Как вы учились безусловной любви?

— Через страшные страдания. После Улая мне потребовалось много времени, чтобы снова поверить мужчине. Но в конце концов я влюбилась, поверила и вышла замуж. И этот человек, Паоло, по-настоящему разбил мне сердце.

Когда Улай меня бросил, было страшно, но этого я немного ожидала. Еще и поэтому я не хотела иметь от него детей, потому что каждую свою женщину он бросал с ребенком. С самого начала я принимала в расчет то, что наши отношения могут закончиться. Зато Паоло, мой муж, заставил меня поверить в то, что наша любовь — на всю жизнь. Что я в безопасности. Когда любишь абсолютно, то и боль от измены абсолютная. Он все уничтожил, предал меня. Я страдала невыносимо.

Я умею переступить через физическую боль — в перформансах, когда мне казалось, что не выдержу, что вот-вот потеряю сознание, она проходила.

Эмоциональная боль оказалась значительно хуже. Мое сердце было разбито, и я не могла собрать его сама. Я все время плакала — в супермаркетах, в такси, начинала рыдать посреди улицы. Изводила друзей рассказами о своей любви и страданиях, все были сыты ими по горло. Я сама уже не могла себя слушать. Не могла спать, есть. Я была больна.

— Знакомая врач рекомендовала вам двух шаманов в Бразилии — Денисе и Руду. Она верила, что те исцелят ваше разбитое сердце.

— Я поехала к ним. Сначала мною занялась Денисе. Мы вместе сели на землю. На Денисе было платье в цветочек, она улыбалась неземной улыбкой и казалась самой счастливой женщиной на свете. Она мне улыбнулась и спросила: «Что происходит?». Я разрыдалась и стала рассказывать, что сильно люблю Паоло, что он меня бросил, что я старая и уже никто никогда меня не полюбит, я навсегда останусь одна. Чем больше я жаловалась, тем больше Денисе смеялась над моими словами. После того, как я проревела час, она сказала: «Ну хватит». Сняла платье и стала передо мной совершенно голая. У нее были крепкие ноги, широкие бедра, огромные груди, свисавшие до пояса. «Посмотри на меня! — произнесла она. — Я — богиня! Я — самая красивая женщина, какую ты когда-либо видела».

Она взяла свою обвисшую грудь, поднесла к губам и поцеловала. Потом другую. Она целовала свои руки, колени, ступни. Я смотрела на нее — действительно, в тот момент она была богиней. Ее убежденность в собственной красоте, то, насколько она была уверена и довольна, вывело меня из состояния жалости к себе. Это было лучше, чем 20 лет психоанализа. Я поняла, что чувство отвергнутости, ощущение себя нелюбимой, убежденность в том, что я уродина, что у меня огромный нос, огромная задница, жирные руки — полная чушь. Сила идет из души. Передо мной стояла самая красивая женщина, какую я видела в жизни.

— Денисе еще и прорицательница.

— Однажды она бросила камушки и ракушки, взглянула на них и сказала: «Ты здесь издалека, из другой галактики, ты явилась с определенной целью». «Какова моя цель?» — спросила я заинтригованно. «Твоя цель — научить людей преодолевать боль», — сказала она. Я опешила. Денисе ничего обо мне не знала, но то, что она говорила, звучало так знакомо. Ведь именно это я делала во всех своих перформансах — создавала ситуации, сложные физически и эмоционально, и проходила через них у зрителей на глазах.

Поэтому я так сильно хотела написать «Преодолеть стену». Эта книга не для историков искусства, а для каждого. Эта книга должна вдохновлять. Конечно, моя жизнь была трудной, но я старалась выжать из нее как можно больше, найти выход, превратить страдание в искусство. Если я могла, то и вы справитесь с болью. В посвящении я написала: друзьям и врагам. Потому что на протяжении жизни многие друзья стали моими врагами, а многие враги — друзьями. Но я забыла о самом важном — я должна была посвятить ее и чужим. Потому что чужие появляются в нашей жизни и меняют ее. Таким чужим человеком, изменившим мою жизнь, был Руда.

Денисе приободрила меня, но я по-прежнему страдала физически. У меня болело левое плечо и рука, как сломанное крыло. Болели ноги. Руда сказал мне, что у такой физической боли, которая появляется как будто беспричинно, истоки — в эмоциях. «Мы должны пройти обратный путь, — сказал он. — Я избавлю тебя от боли физической, потом от эмоциональной, а после наполним тебя любовью к себе». «Но как?» — спрашивала я. Руда сделал мне массаж. Он продолжался несколько дней, и я выла от боли. Все время плакала. Вспоминала ситуации из детства, я и не подозревала, что моя память их сохранила. Под конец Руда меня обнял. Я — совершенно голая, среди джунглей, с чужим мужчиной, но в этом не было ни намека на эротику. Руда обнял меня, как обнимают маленького ребенка. У меня не осталось сил, я чувствовала себя опустошенной. Он сказал: «Теперь твои клетки свободны. Я люблю тебя. Я даю тебе безусловную любовь, но и ты должна себе ее дать».

— Что значит любить себя?

— Посмотри на меня. Никогда в жизни я не чувствовала себя лучше. Я счастливей, чем была когда-либо за всю свою жизнь. Я ни за что не хотела бы вернуться в то время, когда мне было 20-30 лет. И даже 50. Сейчас у меня есть знания, осознанность, которых раньше не было. Я просыпаюсь утром и чувствую, что мне хорошо в моем теле. Мне 72 года. Я с мужчиной, которому 51 год. Он влюблен в меня без памяти, он каждый день говорит мне, как ему чертовски повезло, что он познакомился со мной. И я его люблю.

Иногда про себя я думаю: нет, это невозможно. Как можно быть настолько счастливой? Мне больше не снятся кошмары, я сплю как ребенок. Хорошо ем. Все симптомы разбитого сердца прошли. Я не страдаю из-за того, что старею. Я поняла, что мое счастье зависит только от меня. В итоге мы все равно всегда остаемся одни, так что счастье не должен обеспечивать другой человек.

— В 2010 году в МоМА в течении трех месяцев вы показываете перформанс, который сразу вошел в историю искусства — «The Artist Is Present». Вы сидите на стуле, каждый день по восемь–девять часов, неподвижно. Люди, которые пришли на выставку, могут сидеть напротив вас довольно долгое время. Вы просто смотрите друг другу в глаза. По окончании вы говорили, что они давали вам безусловную любовь, а вы — им.

— Когда я придумала этот перформанс, куратор МоМА сказал, что я, наверное, сошла с ума, никто не захочет сесть, это Америка, ни у кого нет времени. Нью-Йорк постоянно спешит, все куда-то бегут. «Этот стул останется пустым», — предупредил он. «Мне все равно, — сказала я. — Значит будет пустым. Я все равно буду там сидеть».

Я знала, что могла бы сделать ретроспективную выставку, устроить торжественный прием и выкинуть все из головы. На самом деле, мне не обязательно было мучиться три месяца, сидя там. Но я поняла, что это уникальный шанс показать преображающую силу живого искусства.

Оказалось, что куратор ошибался. Стул напротив меня не только не пустовал, наоборот, люди стояли в гигантских очередях.

— Но вы правда считаете, что они пришли за безусловной любовью?

— Они пришли, потому что одиноки. Потому что страдают. Потому что технология отобрала у нас контакт с людьми. Чтобы сесть на стул напротив меня, сперва приходилось ждать, потому что очередь была действительно длинная. А потом люди садились. Может просто из любопытства? Когда кто-то садился напротив меня, он понимал, что за ним наблюдают сотни людей, я, его снимают на видео, фотографируют. Ему некуда было бежать — только вглубь, в себя.

— Поэтому многие плакали?

— Потому, что когда присмотришься к себе, видишь компромиссы, на которые пошла. Вещи, которые делала, несмотря на то, что не хотела. Может, твоя жизнь, пока мы сидим напротив друг друга, рассыпается на части? Кто знает? Однажды напротив меня села молодая девушка с маленьким ребенком на руках. Я никогда ни в чьих глазах не видела столько боли. В какой-то момент она сняла шапку с головы ребенка, там был шрам. Когда фотографии Марко Анелли («Портреты в присутствии Марины Абрамович») опубликовали в альбоме, эта женщина мне написала. Она писала, что ее дочь родилась с раком мозга. В то утро она ходила с ней к врачу, он сказал, что надежды уже нет. По дороге домой она зашла в МоМА. Девочка умерла несколько недель спустя. Я ей ответила. Где-то через полгода она мне написала, что беременна. Ее ребенок родился здоровым, она прислала его фотографии. Жизнь продолжается.

Многие люди возвращались по несколько раз, чтобы сидеть со мной. Образовалось своего рода сообщество. Некоторые продолжают встречаться, переписываются. Этот опыт оказался настолько мощным, что когда в последний день я встала со стула, то уже знала, что хочу делиться своим методом. Хочу открыть институт Марины Абрамович.

— Метод Абрамович основан на випассане (випассана или випашьяна — вид медитации в буддизме, созерцание четырех благородных истин и идеи невечности) (что означает видеть вещи такими, какие они есть) — медитативной практике, во время которой постятся, концентрируются на дыхании, мыслях, чувствах. Вы велите людям разделять рисовые зерна, ходить с завязанными глазами по лесу, выдержать неделю в полном молчании.

— Метод Абрамович — это разнообразные инструменты, которые позволяют познать себя. Когда меня пригласили летом 2014 года сделать выставку в Галерее Серпентайн в Лондоне, я решила, что не стану показывать ни работы, ни реконструкции старых работ. Пустое пространство. Работу должны были создать зрители. Это уже рассказ не обо мне.

В перформанс «As One» в Греции я пригласила людей через твиттер. Пришли тысячи. Я хотела им рассказать о любви к совершенно чужому человеку. Что она возможна. Я попросила их положить руки на плечи чужих людей рядом, и так они стояли в тишине семь минут. Люди стояли, плакали и чувствовали любовь. Мы умеем создавать ситуации, в которых демонстрируем гнев, но не способны создавать ситуации встречи в любви. Журналисты меня часто спрашивают, что должны сделать мировые лидеры с фатальной ситуацией в мире. Я говорю: они должны прочитать биографию Ганди. Изменить сознание — значит начать изменять мир.

— Может, вам нужно проводить мастер-классы для мировых лидеров по методу Абрамович?

— Может быть. Сейчас я провожу мастер-классы для бизнесменов, которые поддерживают институт. Я вижу, в каком они сильном стрессе, у них заболевания сердца. Они сами чувствуют, что должны замедлиться. Моя мечта — построить в больших городах то, что я называю «комната тишины», место в центре города, где можно будет укрыться, заскочить ненадолго, чтобы передохнуть, побыть с собой.

— В книге вы пишете, что Марин на самом деле три. Одна — воин. Вторая — личность духовная…

— …и третья — вульгарная Марина, которая валяет дурака. Я обожаю такую Марину, потому что она удерживает меня на земле. Боже, я рассказываю ужасные анекдоты, неполиткорректные, антифеминистские, абсолютно непристойные. Я это обожаю. Сейчас вам расскажу. Вам известно, что черногорцы страшно ленивы? Их любимое животное — змея, потому что она умеет ходить лежа. Ну так вот, одна женщина кричит на улице (…тут Марина Абрамович рассказывает анекдот, который, поверьте мне, невозможно воспроизвести даже в умеренно феминистском журнале).

Вы, вероятно, считаете, что это ужасно, но я думаю, что незачем подавлять эту Марину, я должна позволить себе быть собой.

— Но в книге вы пишете о другой третьей Марине. О Марине, которая чувствует себя старой, уродиной, чувствует себя выброшенной, как ненужный хлам. Это Марина, которой вы были после того, как распался ваш брак.

— Этой Марины больше нет. Осталась Марина-клоун. Я считаю, что чрезвычайно важно уметь смеяться над собой. Не относится к себе так серьезно, будто мы — центр вселенной. Мы — летящая в космосе пыль. Иногда, чтобы установить дистанцию, я хожу в планетарий в Музее естествознания. У них есть программы о темной материи, астероидах, черных дырах. Ты сидишь в удобном кресле, и в какой-то момент лазер показывает маленькую точечку на обочине Млечного Пути. Это Земля. Какая-то космическая пындровка.

И я вспоминаю о том, как важно смирение. Все наши немыслимо серьезные дела в такой перспективе становятся ничтожными. Мы ничего не знаем. Я советую с подозрением относиться к людям, которые считают, что знают ответы на все вопросы.

— Что важно для вас сейчас?

— Мое наследие. Материальные блага не имеют значения, но хорошая идея может жить долго. Для меня важен мой институт.

Я забочусь о себе, о своем здоровье, мне необходимо время, чтобы успеть сделать как можно больше. Я вступаю в последний этап жизни. Смерть может появиться в любой момент, я должна быть к ней готова. Я всегда повторяю, что хочу умереть осознанно, без гнева и… Ну, нет! Забыла, что третье. Боже мой, как же я хотела умереть-то? Черт, это ведь мой манифест. Ага, вспомнила: я хочу умереть осознанно, без гнева и без страха.

Как посещать места силы. История о нагвале

Как посещать места силы. История о нагвале

Без категории

В определенный  момент своей эволюции от человека с обычным восприятием к видящему и чувствующему энергию нагвалю, Карлос Кастанеда  написал в своих книгах о том, что в древние  места следует приходить или с огромной осторожностью, или вообще не приходить, и позже он осознал ценность этих пронизанных силой мест: для тех, кто энергетически готов и доступен, они дают прямую связь с мудростью древних людей, когда-то населявших эти места, а также энергетический толчок и четкое прерывание линейности привычного восприятия человека.

Когда эти знания открылись ему, последовала целая серия «возможностей», потому что ничто в мире нагваля не является предсказуемым или «нерушимым», наоборот — это новое приключение, берущее начало в ежеминутном прочтении энергии, и дальнейшем применении этого понимания.

Подобная возможность предоставилась Карлосу Кастанеде, когда он встретил группу людей в Мехико, некоторые из которых практиковали движения Тенсегрити и перепросмотр уже годами, а другие были абсолютными новичками в этом искусстве.

И Карлос решил взять где-то тридцать из них и отвести к близлежащему археологическому комплексу в пределах города и посмотреть, что они смогут «увидеть».

Хотя Карлос поговорил с каждым из них перед входом на место археологического комплекса, не все из них смогли услышать или понять его слова и их значение. Около восьми «опытных» практикующих сосредоточились и восприняли его словах «священное место», «не нужно тревожить то, что покоиться здесь в настоящее время», «энергия места сохраняется и ее можно посетить, но нельзя тревожить», и войдя на территорию этого места, они сохраняли дисциплину и тишину, держа кончик языка на нёбе, и не пытались взять что-то или коснуться  руками чего-либо.

А другие, напротив, не могли в полной степени осознать важность происходящего и заскакивали друг другу на плечи, подталкивали их своих товарищей, смеялись и рассказывали шутки громким шепотом.

Увидев это, Карлос Кастанеда, не будучи человеком, повторяющим свои инструкции дважды, постарался защитить тех, кто относился с уважением к этому месту, и поместил участников группы, лишенных уважения к этому месту в шар их собственной энергии.

Интересно, что те восьмеро подготовленных практикующих смогли почувствовать застывшее время этого места, носившееся в воздухе, когда они ходили по этому месту, слышали голоса существ, давшего покинувших эту землю, и воспринимали видения о тех временах, когда это место еще даже не было построено. И затем, когда они рассказали о своем опыте друг другу, они обнаружили, что внутри них сталось «нечто» — что-то невыразимое словами, какая-то субстанция, нечто значительное и ценное, к чему они смогут вернуться в дальнейшем, чтобы перезапустить свое восприятие из этой точки.

Другие, напротив, сообщили, что особо ничего не «увидели»; некоторые жаловались на неровную поверхность земли; один споткнулся и упал; а другому стало настолько плохо, что Кастанеда отправил его за пределы этого места.

После того, как все поделились друг с другом этими восприятиями,  Карлос Кастанеда собрал всех вокруг него снова и заговорил. Он сказал им — то, что от «увидели» или не увидели было между ними и Духом. Что его работа — подвести их к двери в бесконечность, точно так же, как он привел их ко входу в археологическую зону, и что это уже была их работа — сделать все необходимое, чтобы перейти порог во второе внимание и воспринимать другие миры.

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

мезоамерика

Масштабное сканирование территории с самолета с помощью лазера по технологии LiDAR позволило обнаружить и уточнить тысячи скрытых объектов древнего города майя в регионе Петен, (Гватемала) и позволило уточнить, что население этого центра было просто огромным по масштабам древнего мира.

В отличие от многих других центров и памятников, разрушенных католической церковью (которая разбирала пирамиды на строительство соборов), крестьянами (которые также разбирали строительный материал и запахивали землю), и грабителями мародерами, город, а точнее –  древний мегаполис Эль-Мирадор был заброшен очень давно, оставался неизвестным до 1926 года и сохранился под густыми зарослями лиан достаточно хорошо.  

Эль-Мирадор расположен в 13 км к северо-западу от Накбе. Это крупнейшая метрополия культуры майя доклассического периода. Его руины находятся в департаменте Петен на севере Гватемалы, близ гватемальско-мексиканской границы.

Всего удалось выявить 60 тысяч домов майя, оборонительных укреплений и валов, в том числе четыре главных церемониальных центра майя с площадями и пирамидами. Данные указывают на то, что в Эль-Мирадор могло проживать до миллиона жителей. «Это в два-три раза больше населения, чем считалось ранее», — сказал Марчелло Кануто, профессор антропологии в университете Тулэйн. Одним из самых важных открытий стало обнаружение дорожной сети общей протяженностью свыше 240 километров. Ученые называют ее уникальной. Сеть связывала между собой около 50 городов, входивших в метрополию. Большинство из них обнаружены впервые. На языке майя эти дороги называелись Сакбеоб или Сакбе (в единственном числе), что буквально означает Белый Путь, так как они были покрыты штукатуркой, некоторые на высоте до 6 метров над естественной местностью, шириной до 40 метров и длиной 25 км, которые четко различимы на спутниковых фотографиях. Считается, что эти дороги были частью так называемого обсидианового маршрута . В те времена обсидиановые и нефритовые камни считались полезными и священными. Обсидиан и нефрит добывались в гватемальских горах, и для их доставки был сформирован торговый коридор, который начался в современном Белизе, проходил по прямой линии, почти параллельной нынешней границе Мексики с Гватемалой, и достигал рек Чьяпаса, куда товары направлялись в обоих направлениях. в сторону Альтиплано и Мексиканского залива.

Крупные оборонительные стены, канавы, валовые системы и оросительные каналы подтверждают, что у майя существовала высокоорганизованная рабочая сила. Ученые использовали специальную картографическую технику, которая обрабатывает сигнал отраженного от земли лазерного света, чтобы выявить контуры, скрытые под густой листвой. Пример — на фото:

Майя – одно из доминирующих цивилизаций коренных народов в Гватемале, Мексике, Белизе, Сальвадоре и Гондурасе, была на пике развития около 1500 лет назад и насчитывала к этому времени население от 5 до 8 миллионов человек.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что цивилизация майя на пике своего развития не уступала таким сложным культурам, как Древняя Греция или Китай. Помимо сотен объектов, сканирование показало под толщей зарослей эстакады, связывающие городские центры с карьерами. Сложные ирригационные и террасные системы земледелия были способны прокормить огромное число рабочих. Эстакады были хорошо проходимы даже в сезон дождей и использовались, судя по всему, как торговые пути и для других видов взаимодействия между городами.

Майя не использовали колесо и тягловую силу, но, по словам археолога университета Тулейн Марчелло Кануто, участвующего в проекте, это была цивилизация, которая буквально двигала горы.

«У нас на Западе бытовало мнение, что сложные цивилизации не могут существовать в тропиках: тропики — это место, где цивилизации умирают. Однако теперь мы должны учитывать, что сложные общества, возможно, сформировались в тропиках и вышли оттуда», — отметил Кануто.

Как пояснил археолог университета Тулейн Франсиско Эстрада-Белли, лидар произвел революцию в археологии наподобие той, что сделал космический телескоп Хаббла в астрономии.

В ходе исследования удалось получить уникальное представление о характере поселений, взаимосвязи между городами и милитаризации долин. На своем пике развития майя (приблизительно 250 — 900 годы) цивилизация располагалась на территории примерно в два раза больше средневековой Англии, но была гораздо более густонаселенной.

Среди находок — повсеместно установленные оборонительные стены, валы, террасы и крепости. Это свидетельствует о том, что майя активно воевали и защищали свои города от врагов.

Печальной новостью является то, что снимки также выявили многочисленные ямы, вырытые мародерами, которые беспорядочно и жадно грабят античные реликвии, разрушая архитектуру и памятники.

Исследование является первым этапом трехлетнего проекта, в ходе которого будет обследовано более 14 тысяч квадратных километров низменности Гватемалы, которая является частью территории доколумбового поселения, простирающегося на север до Мексиканского залива.

Эль Мирадор

В целом планировка Эль-Мирадора определяется тремя пирамидальными комплексами (Эль Тигре, Монос и Ла Данта), расположенными в вершинах прямоугольного треугольника, и Центральным акрополем. Строительство в Эль-Мирадоре началось на рубеже IV — III веков до н. э. Особый масштаб оно приобретает около 150 года до н. э. с сооружением комплекса Эль Тигре. Позднее (около 100 года до н. э.) строится комплекс Монос на юг от Тигре, также содержавший пирамиду с храмовой «триадой». Примерно в это же время возникает Западный акрополь — политико-административное сердце Эль-Мирадора. Восточная группа начинает строится позже, чем Эль Тигре и Монос.

В Эль Мирадоре находится пирамида Эль-Тигре, одна из самых грандиозных пирамид майя, превышающая по размерам пирамиды Тикаля, Паленке и Чечен-Ицы. Эта 18-этажная пирамида достигает 60 метров в высоту, что превышает самый большой храм в Тикале — Храм IV; Кроме того, в городе находится структура из трех пирамид Ла-Данта, самая большая по объему пирамида в мире, даже выше, чем в Египте. Его высота 72 метра, больше, чем у пирамиды Большого Ягуара в Тикале — 47 метров.

Особенностью пирамид в Эль-Мирадоре является триадический стиль с огромными пирамидальными платформами с тремя различными стрениями в верхней части. Это было доминирующее центральное здание, окруженное двумя меньшими, обращенными друг к другу.  Археолог Энрике Эрнандес предполагает, что такой стиль диктовался представлением о трех наиболее важными звездах созвездия Ориона, которые образуют своего рода треугольник.

Первые следы обитания человека на территории Эль-Мирадора относятся к этапу Мамом (600-300 годы до н. э.). В этот период были возведены первые постройки в Западной группе, а также началось формирование Центрального акрополя, служившего впоследствии царской резиденцией и политико-административным ядром города.

Эль-Мирадор (оригинальное название — Каналь), являлся столицей царства Каналь. В поздний доклассический период цивилизации майя это поселение было, безусловно, самым большим городом во всем Петене.

Он также известен как Царство Кан. Слово «кан» означает «змея», например в слове «Кукулькан». А в Мирадоре долгое время правила династия «Змеиных царей».  Цивилизация Кан была современником культуры ольмеков, до сих пор считавшейся матричной культурой Мезоамерики. Существуют убедительные доказательства того, что майя Эль-Мирадора разработали письменную, математическую, сельскохозяйственную и астрономическую систему, знания, которые сделали их одним из самых развитых и изощренных городов, на несколько тысяч лет раньше, чем считалось и принималось до самого недавнего времени.

 

В 4-м веке нашей эры цивилизация майя попала под сильное влияние Теотихуакана. Но это уже немного другая история.

История Тайши Абеляр. Магия Земли и использование мелких тиранов

История Тайши Абеляр. Магия Земли и использование мелких тиранов

Без категории

Предисловие Олега Вертиго

Эта история была рассказана на одном из старых семинаров по тенсегрити. Глядя на эту историю из сегодняшнего дня мне приходят следующие ассоциации. Например, многие читатели книг Карлоса Кастанеды всерьез расстраивались по поводу того, что у них нет своего Дона Хуана, который бы их шлепал по попе между лопаток и сдвигал бы им точку сборки в нужное место.  Но если честно, я уверен, что такие люди очень быстро сбежали бы от настоящего нагваля, чье давление им показалось бы невыносимым. Нагваль не был гуру, а это означает, что он не стал бы гладить или подкармливать их эго. Безжалостность нагваля засвидетельствована десятками свидетелей, которых выбросило из окружения нагваля. Карлос Кастанеда никого не уговаривал, не склонял хитростью и не ставил ловушек как Дон Хуан. Если вы не следовали его указаниям, на следующий день вы просто оказывались вне его круга общения. Несть числа историям обиженных, проигнорированных и неприглашенных, которые запечатлены в сборниках наподобие «Энигма мага» или «Свидетели нагваля». 

И разумеется, я точно так же в свое время страстно мечтал о том, чтобы быть «приближенным» и «приглашенным». Мои ожидания были настолько огромными, что я чуть сознание не потерял однажды, когда меня в 2000 году не позвали на какую-то «избранную» встречу с учениками Кастанеды. Много лет прошло и много перепросмотра было сделано, прежде чем чем я понял, какова цена приближения к безжалостному воину. И много воды утекло, прежде, чем я перестал страдать от того, где я нахожусь и кем я не являюсь.  

Второй момент в истории Тайши, который мне хочется прокомментировать — это отношения внутри группы. На самом деле нет никакой разницы, есть в группе двойное существо или нет. Если в группе установилась магия, атмосфера доверия, силы и открытости, то любой, кто внутри этой группы будет противопоставлять себя всем, должен уйти из нее. У нас была история в группе, которая готовила одно из мероприятий в Москве. В группе были мужчины и женщины, и мы все предвкушали общую работу, и в нашей группе царила по настоящему магическая атмосфера. И в один прекрасный день один из нас вдруг решил, что его значимость недооценена. Что ему уделяют не то внимание, которое он заслуживает. И что группа не идет навстречу его желаниям.И надо сказать, что мы разобрались с этим членом команды точно также, как Кастанеда разбирался с подобными случаями: мы освободили его от нас и предоставили его самому себе. Затем наша команда работала очень вдохновляюще, и для меня это был пример настоящей структуры тенсегрити и даже не побоюсь этого слова — партии нагваля. Причем, нагвалем в этой структуре был каждый сам для себя и для всех других. Это была команда распределенного лидерства, команда нового формата. Для меня это было одним из самых ярких открытий последних лет.

Третий момент, о любви к Земле. Я не мог не поместить на сайте эту историю. Это мой любимый момент в практике, который касается Земли и прямого взаимодействия с ней. Дон Хуан рассказывает Карлосу Кастанеде о том, что практики Земли, которые практиковали древние видящие, были наиболее так сказать темными и мрачными. Но я вижу это немного иначе. Очевидно, Дон Хуан недолюбливал практики захоронения в земле, которые были распространенными среди древних. Я взаимодействовал с неорганическими сознаниями бросивших вызов смерти, захороненных в пещере Какауамильпы в Мексике. И надо признаться, я их вполне понимаю. У меня нет отторжения подобных практик древних, хотя это и не является моим выбором. Как говорил Дон Хуан, ими руководила огромная любовь к жизни, но я бы добавил — …и любовь к Земле. Они сплели свои энергетические волокна с волокнами земли и стали практически одним целым с ней. Поэтому я их не осуждаю, хотя, конечно, их положение вызывает сочувствие — оно очевидно тупиковое. Они подпитываются неосознанной, бьющей через край энергией посетителей пещеры, туристов, среди которых множество детей. От детей не убудет, а старичкам добавка. (ладно, это шутка!)          

И четвертый момент, самый, пожалуй, освежающий. Это то, что касается взаимодействия с мелкими тиранами. Пример Тайши раскрывает маневр современных видящих относительно мелких тиранов. На определенном уровне развития они осознанно находят мелких тиранов, и взаимодействуют с ними с целью заточить грани своего осознания до невероятной остроты. И они благодарны этим тиранам. С этой точки зрения история Тайши — великолепный пример! И редкий, надо сказать. Карлос Кастанеда почти не раскрыл этот аспект выслеживания в отношении себя, ограничившись краткими упоминаниями в лекциях.   

Итак, слушайте душераздирающую историю Тайши Абеляр о жизни в подвале.

Однажды старая Флоринда приказала Карлосу, Тайше и Флоринде взять на себя строительный подряд по ремонту одного здания. Их работа заключалась в реконструкции очень большого запущенного дома для некой женщины. Эта женщина была мелким тираном, который ничего не ценил и был очень властным.

Тайша призналась, что ее первая реакция была такая: «Я не знаю ничего об этом! Ты хочешь сказать, что я должна буду чинить водопровод?»

Ее несогласие не имело никакого значения, поэтому, в конце концов, она вовлеклась в проект. Тайша объяснила, что когда вы находитесь в группе наподобие этой, вы должны делать все, как решит группа, вы не можете выбирать что делать, а что нет. Если вы — часть партии нагваля, то вы должны делать все, что просят либо вы оказываетесь вне партии. Она также рассказала, что Карлос никогда не выражался такими терминами, это было просто кое-что, что вы должны были понимать сами, без необходимости быть сказанным вслух.

Итак, Карлос, Тайша и Флоринда втроем поработали в доме некоторое время, пока однажды Карлос не объявил, что они должны будут очистить мусор под домом. Сначала это не казалось слишком большой работой, но потом Тайша заметила, что под домом был только один маленький лаз. Они должны были сделать тележку с колесами и веревкой, чтобы вытаскивать на ней мусор. Карлос тянул веревку снаружи, а обязанностью Тайши было, находясь в подвале, складывать мусор в тележку.

Тэйша рассказала, что дом был действительно большим и подвал под ним был просто огромным по площади. Но это еще не все — подвал был такой высоты, что выпрямиться в нем было невозможно. По подвалу можно было только ползать на четвереньках. Но и это не самое ужасное.  Дело в том, что дом стоял возле холма, и прямо под домом протекал ручей. Каждый ливень приносил старые кушетки, ветви деревьев, кости, мертвых кошек, битое стекло, камни и тому подобное, и все это застревало под домом, в огромных зловонных кучах жижи и разного хлама. Для того, чтобы все это разобрать, потебовалось очень много времени.

После того, как они вытащили большие предметы (на что ушло несколько недель тяжелой и неприятной работы), Тайша начала ползать вокруг и удалять более мелкие. Сначала у нее не очень хорошо получалось, но она сказала что вскоре ноги у нее ее «стали как у грызуна» и она начала переползать от кучи к куче вокруг с большей уверенностью. Обнаружилось, что несмотря на вонь и грязь, это все-таки было терпимым, поскольку в это время в Мексике стоит ужасная жара, а под домом было прохладно.

После того, как она удалила все предметы, она решила, что со всем разобралась. Но Карлос решительно объявил, что они должны будут также убрать камни.

Тайша не на шутку рассердилась и фыркнула, но глубоко внутри она знала, что у нее не было выбора. И несмотря на свое недовольство, она продолжила убирать камни. Это заняло еще больше времени. В течение того времени она стала еще большим профессионалом в ползании на четвереньках. Ей даже начало это нравится. В подвале определенно исчезла вонь и стало намного чище.

Когда она убрала камни, ей пришло чувство облегчения. И хотя она наслаждалась этим, она была готова закончить.

Но Карлос объявил, что ТЕПЕРЬ они должны будут убрать все МАЛЕНЬКИЕ камни.

Вот это было совсем невыносимо. Тайша готова была взорваться. Но она снова вспомнила, что она была частью партии нагваля, и не имела никакого выбора.

На сей раз ползание вокруг было еще легче и Тайша сказала, что все места под домом начали казаться близкими ей и почти родными. Она знала, где были впадины, чтобы можно было сеcть вертикально. Она знала лучшие места, чтобы вздремнуть. Она сказала, что ей понравилось время от времени дремать как кошка, кладя голову на мягкую почву. Она могла резво ползать вокруг с фантастической скоростью, почти так же хорошо, как она могла ходить вокруг дома.

Потребовалось еще некоторое время чтобы убрать и вытащить все маленькие камни, время работы в подвале уже исчислялось месяцами. Тайша сказала, что она действительно начала себя чувствовать как крот или землеройка.

И когда она закончила с маленькими камнями, она даже почувствовала себя немного разочарованной. Но это не помешало ей снова расстроиться, когда Карлос объявил, что ТЕПЕРЬ они должны прочистить всю грязь под домом граблями и сделать все гладким.

Тайша сердито ответила: «Мы что собираемся сделать там сад дзэн?!»

Но у нее не было выбора. Она действительно не могла понять, почему Карлос делал такое большое дело из работы в подвале этого дома. Никто бы никогда не увидел ее. С другой стороны ей стало нравиться там, и она сказала, что ее протесты на этот раз не были действительно серьезными и она вернулась назад к работе.

В результате работы граблями теперь там стало не просто чисто, но очень гладко и приятно. Однажды она, поработав, легла животом на землю,  чтобы вздремнуть. Находясь между сном и явью, она начала замечать покалывающее ощущение, идущее от земли. Она даже чувствовала привязанность. Когда она обратила свое внимание на него, это чувство стало усиливаться и расти, пока Тайша не почувствовала, что сама земля была источником любви.

Она поняла, что земля была живой и что она изливала свою любовь на нее. Месяцы ухода, ползания и приглаживания установили связь между ней и этим куском земли. Тайша сказала что она вошла в контакт с огромным существом, существом которое заботится о нас и нас всех питает. И это существо заметило ее и отплачивало ей за всю любовь, которую она излила на него.

В этом месте голос рассказа Тайша немного захрипел. Она была близка к тому, чтобы заплакать, ее глаза покраснели и в уголках глаз заблестели слезы.

После паузы она объяснила, что женщина, для которой они ремонтировали дом, была замечательным мелким тираном. Нагваль и все они делали разные вещи для этой женщины в течение многих лет и они все еще были в контакте с ней. Она не была частью группы, но она была тем человеком, кому они были обязаны за то, что смогли научиться самоконтролю. Из-за этого они все еще до сих пор должны делать все что в их силах, чтобы помогать ей.


Фильмы с участием знакомой Дона Хуана Матуса и подруги Кастанеды

Фильмы с участием знакомой Дона Хуана Матуса и подруги Кастанеды

Соледад Руис

Целительница, актриса и ведьма Соледад Руис в небольшом интервью рассказывает о своих встречах с Доном Хуаном и Карлосом Кастанедой. А мы имеем возможность посмотреть редкие удивительные магические фильмы, снятые с ее участием. С переводом на русский!  Последние годы жизни Соледад работала директором одного из театров в Мехико, а несколько лет назад ушла из жизни.

Интервью из книги «Свидетели Нагваля»

Истории не имеют значения, то, что имеет значение, — это Дух
Интервью с шаманкой Соледад Руис

   В этом интервью шаман, целительница, учитель и киноактриса Соледад Руис рассказывает, как она познакомилась с доном Хуаном Матусом ещё за годы до встречи с Карлосом Кастанедой, чьим близким другом была с семидесятых годов.
Сначала она хранила молчание, но когда услышала, что цель этой работы — сохранить память о Карлосе, согласилась, но сделала странный комментарий: «Истории не имеют значения, то, что имеет значение, — это Дух».
Её свидетельство начинается со случая, когда она вместе с еще одним учеником была в гостях у своего учителя Магдалены Ортега — настоящей ведьмы, которая имела невероятные способности и совершала настоящие подвиги, но это — уже другая история.
— В то время, — сказала она, — я уже прочитала первую книгу Карлоса, которая только что вышла на английском языке. Мы беседовали об этом с моей учительницей, и она мне сказала, что является кумой Дона Хуана Матуса. Вначале я не хотела спрашивать о нем, но учительница, будучи ужасно проницательной, должно быть, почувствовала мой интерес, так как сказала: «Как-нибудь я вас познакомлю».
И вот однажды, когда мы, двое из её учеников, были у нее в гостях, она нас предупредила, что Дон Хуан должен скоро прийти с другими людьми, которые, как я предполагаю, были его учениками. Пока мы их ждали, она нам сказала:
«Я дам вам задание: узнать среди тех, кто придет, Дона Хуана. Затем напишите и обоснуйте мне свое заключение, когда придете завтра».
Она нам велела не говорить друг с другом о наших впечатлениях до тех пор, пока мы не встретимся с нею на следующий день.
Гости пришли поздно и оправдывались тем, что они заблудились. Из соседней комнаты нам было слышно, как учительница их дружески бранила. Когда они вошли в зал, мы увидели, что это пять или шесть человек пожилого возраста. Мы встали, и она нас представила по именам: «Она — Соледад, он — Милош». Но имён посетителей при этом не назвала.
Я подумала: «Дон Хуан, должно быть, тот, кто сел в кресло».
Мы всех приветствовали кивками головы и оставались в их обществе до тех пор, пока они рассказывали о своих забавных приключениях, о том, как они длительное время бродили по окрестностям, не находя дом. Это произошло потому, что учительница жила в Амстердаме — на круговой улице, которая в прежние времена была территорией Городского Клуба Жокеев в Мехико. Мы провели с ними немного времени, затем попрощались и ушли. На следующий день мы возвратились в дом учительницы, чтобы рассказать ей о наших выводах.
Я определила Дона Хуана по единственному признаку: взгляду. Его левый глаз немного косил. Утверждают, что это — характерная черта шаманов. Но, очевидно, что если не имеешь такой особенности, то это еще не значит, что ты не шаман. Этот факт известен всем, поэтому я подумала: «Что тут писать?» Так что в итоге не принесла записей. Зато Милош написал целых три страницы, перечисляя причины и придя к тому же заключению, что и я.
Услышав о наших наблюдениях, учительница сказала:
«Да, правильно, это был Дон Хуан. Ты также прав, Милош.»
Потом она спросила, какая одежда была на нем. Я ей ответила:
«Он был одет в сельском стиле: габардиновые брюки, обыкновенная рубашка и шерстяная куртка — чамаррита.»
В этот момент Милош и я обнаружили странные различия в Наших описаниях. В этом было что-то необыкновенное: он его видел по-другому — в элегантном костюме. Мы очень удивились и задались вопросом, как это могло быть.
Утверждают, что одна из многих способностей, которыми может обладать шаман, состоит в том, чтобы создавать себе такое обличье, в котором он хотел бы быть увиденным.
Только спустя несколько лет мне довелось лично встретиться с Кастанедой.
Карлос очень интересовался местными традициями Мексики, и это послужило причиной нашего знакомства. В первый раз мы встретились с ним в 1974 году в танцевальной студии в квартале Дел Вале. Здесь были отделения современного бального танца и традиционного танца капитана кончерос Андреса Сегуры.
Андрее занимал должность в так называемой традиции Санто Ниньо де Аточа. Однажды он меня пригласил на сессию пения, и мы играли на лютне и пели похвалы, как это было принято в церемониях танцовщиков. В это время пришел Карлос Кастанеда, который присоединился к нам, и стал слушать очень внимательно наши хвалебные песни. Потом мы стали беседовать с ним, и он задавал много вопросов об аспектах традиции, и, в конце концов, пригласил нас поесть в китайский ресторан Соны-Роса.
Во время еды я рассказала Карлосу, как познакомилась с Доном Хуаном два года назад, благодаря учительнице Магдалене. Когда он услышал это, его волосы встали дыбом, он посмотрел на меня с крайним интересом и сказал:
«Послушай, а можно мне прийти к тебе домой?»
Так как я была очарована его книгой, которая только что вышла на испанском языке, я ответила:
«Это будет восхитительно!»
Заметив мой энтузиазм, он добавил:
«Итак, если ты не возражаешь, я приду сегодня вечером!» Я его спросила:
«Ты не будешь против, если я приглашу трех друзей, которые очень интересуются народными традициями?»
Он согласился. Я быстро позвонила моим друзьям и предупредила их. Я сказала жене одного из них:
«Дорогая, за мое приглашение, напеки, пожалуйста, пирогов, потому что я думаю, что мы немножко засидимся и можем проголодаться. Напитки за мной».
Так мы и сделали. Карлос пришел приблизительно в 9 часов вечера и ушел в 2 часа ночи. Он был восхищен пирогами и съел столько, сколько в него смогло войти.
На следующий вечер он пришел снова: то ли для того, чтобы поговорить, то ли из-за очень вкусных пирогов. В течение трех дней он приходил каждый вечер, и мы говорили об удивительных вещах. Когда он уезжал в Лос-Анджелес, мы договорились встретиться снова, когда он вернется.
Так началась наша дружба. Он приезжал в Мехико, выступал на своих конференциях и под конец, когда освобождался, приходил ко мне домой. Он был отличный собеседник, его истории были бесконечными, на всю ночь. В 2 или 3 часа утра мы ели хлеб с йогуртом, на мгновение он изменял тему, и мы говорили о тривиальных вещах. Потом мы вновь возвращались к магии. Когда уже светало, он смотрел на свои часы и восклицал:
«Слушай, я уже ухожу!»
Иногда он мне звонил из Лос-Анджелеса:
«Соледад, я еду в Мехико и хочу с тобой встретиться в такой-то час».
Между нами были очень близкие, просто братские отношения, он даже сделал мне посвящение в одной из своих книг. Кажется, это — «Дар Орла»:
«Единственной сестре, которая дала мне силу».
Карлос рассказывал мне о событиях из своего прошлого. Родился он в Бразилии. По какой-то причине, которой ему не хотелось раскрывать, рос без родителей. Его забрал дедушка, еще совсем ребенком, и привез в Аргентину. Оттуда уехал в Лос-Анджелес.
Он мне рассказывал истории про своего дедушку. Как тот подстрекал его в двенадцать лет познать женщин. Дедушка говорил, что он уже взрослый, хотя мальчик был еще ребенком. Однажды, возвратившись после приключения с женщиной Карлос пожаловался:
«Ох, дедушка, от женщин так плохо пахнет!»
Дедушка ему крикнул:
«Дурень, это — запах жизни!»
Карлос признался, что первые женщины действительно вызывали у него отвращение, но потом он стал их большим поклонником. Он мне рассказал огромное количество своих любовных приключений. И однажды я не выдержала и начала кокетничать с ним. Я сказала:
— Осторожнее, Карлос! Если это случится между нами, это будет кровосмешением!
Я говорила так потому, что мы относились друг к другу, как родственники. Я действительно его очень любила, но как брата.
Обычно наши встречи проходили в самых дорогих ресторанах, куда он меня приглашал. Он любил хорошо поесть. Мы заказывали огромное количество блюд и все съедали! После еды развлекались, стараясь угадать, какое сообщение нам несли предметы, которые находились на столе.
Следует отметить, что Карлос никогда, ни в одном из бесчисленных разговоров, которые мы вели, не занимал передо мной позиции превосходства. Он совсем не чувствовал себя особенным, несмотря на то, что был таковым. Никогда не старался выглядеть мудрецом или смельчаком. Скорее, наоборот. Он часто восклицал:
— Черт возьми! Но…, как я вляпался?
Рассказывали, что в начале обучения он постоянно выглядел смешным из-за своего чувства собственной важности, и что Дон Хуан сбивал с него эту спесь. Одна из историй, которую он часто повторял, умирая со смеху по поводу своей глупости, — то как он осмелился сравнивать себя с Доном Хуаном: «Я набрался наглости сказать ему, что мы равны, но в глубине души я даже воспринимал себя как бы начальником. Представь себе: мерзкий коротышка претендует на то, что имеет превосходство над Доном Хуаном. И только потому, что получил академическую степень! Как я мог так возгордиться? Он мне ответил: «Нет, мы вовсе не равны: я — человек знания, а ты просто дурень». Не передать словами, какой стыд я испытал!»
Для того чтобы контролировать чувство собственной важности, Карлос смеялся над собой, над своим ростом и внешностью. Мы часами потешались вместе с ним, когда он пародировал себя.
Также было заметно то, что он чувствовал огромную тяжесть ответственности из-за того, что ему выпало стать передаточным звеном целой системы идей. И он был обеспокоен этим.
То, что больше всего поражало меня в учении Карлоса, это не его описание Вселенной, потому что каждый имеет собственное — в соответствии с индивидуальными возможностями восприятия.
Я нахожу, что сильные общественное и религиозное воздействия являются причинами мании страха — того, что человек устанавливает себе границы, начиная с боязни потерпеть неудачу, страха перед смертью, перед одиночеством или бедностью — это они, наши истинные враги. Освобождение жизни от страхов — огромный шаг вперед.
Карлос часто рассказывал мне о своих тягостных мыслях, об огромном вызове, который он бросил обществу, полностью приняв систему мышления, предложенную Доном Хуаном. Однажды он сказал, что страхи перед обществом, и, прежде всего, боязнь быть не признанным и не любимым другими, являются воистину разрушительными силами, потому что препятствуют нам на пути познания бесконечности.
«Когда ты избавишься от своих страхов, ты броситься в бездну, если сочтешь это необходимым. Потому что для тебя уже ничто не будет иметь значения».
Он только недавно пережил потрясение после того, как учитель заставил его прыгнуть в пропасть. Он много говорил об этом, о том, что такое оставить страх и броситься в бесконечность. Это было действительно очень трогательно.
Он мне рассказывал, что помнит только момент, когда они его толкнули, но не помнит того, что произошло потом. Вскоре он обнаружил себя в своей квартире в Лос-Анджелесе, стал смотреть во все стороны и спрашивать:
«Кажется, я вернулся, но… как я вернулся?»
Он нашел бумагу в кармане рубашки, взял её, и обнаружил, что это — его неиспользованный билет на самолет!

Фильм с участием Соледад Руис «Возвращение в Ацтлан» (по мотивам ацтекской легенды), 1991 г.
Соледад играет одно из воплощений богини Коатликуэ.
Режиссер Хуан Мора.
Сюжет: Когда король Монтесума умирает в 1468 году, на земле Мексики наступает засуха. Спустя четыре года мексиканцы спорят, стоит ли им продолжать поклоняться богу войны Уицилопчтли или они пренебрегали его матерью, забытой богиней Коатликуэ в Ацлане, в стране своих предков. Монтесума Младший отправляет свиту священников и солдат обратно в Ацтлан. Тем временем крестьянин Оллин совершает параллельное путешествие в Ацтлан, потому что его сын нашел часть дани богине, и он должен вернуть ее из смирения. Каждая партия — королевская делегация и крестьянин Оллин — находят что-то свое в своих поисках и возвращают противоречивые сообщения о том, что произошло.
Перевод на русский: подстрочник


Фильм с участием Соледад Руис «Неукротимая Эрендира«, 2006 г.»
Соледад Руис играет одну из предсказательниц.
Режиссер Хуан Мора

Сюжет: Эрендира Икукунари (Неукротимая Эрендира)  — это драма с элементами боевика, которая воссоздает легенду 16-го века об Эрендире, молодой женщина из племени пурепеча, которая стала символом мужества во время уничтожения коренного населения Мексики испанскими конкистадорами. Когда прибывают испанцы, они пользуются разногласиями и конфликтами между мексиканскими аборигенами, пожиная плоды разделенного региона. Эрандира, молодая женщина-пурепеча, находящаяся перед замужеством, отказывается позволить захватить свою землю и выступает против социальных условностей, запрещающих женщинам участвовать в битвах. Перед лицом вторжения она крадет у захватчиков и учится ездить на ней и воевать верхом против испанцев, завоевывая уважение своих племенных лидеров. Во время своего удивительного путешествия она становится символом силы и сопротивления в своей культуре. Этот полнометражный фильм был снят полностью на языке Purépecha.

Перевод на русский: подстрочник