Необратимость, неизбежность: перепросмотр

Необратимость, неизбежность: перепросмотр

видение энергии

Наше тело не боится смерти. Наш дух не боится смерти. Но наше эго поистине страшится смерти и поэтому отвлекает нас от осознания судьбы и цели. В случае, когда давление эго ослабевает, человек получает шанс взглянуть на себя, переосмыслить свою жизнь и свой финал — без страха, взглядом из духа. К сожалению, это зачастую случается с людьми в те моменты, когда они УЖЕ находятся вблизи от смерти — в результате болезней, травм, старости и других необратимых явлений. Человек редко имеет шанс такого взгляда, находясь в состоянии здоровья и благополучия: как правило, он поглощён своими повседневными заботами и делами, его влекут сиюминутные желания, одолевают сомнения, колебания и опасения..

Однако перепросмотр даёт такой удивительный шанс. Мы получаем возможность заново взглянуть на ход, последовательность и направление своей жизни. Мы можем переосмыслить нить своего жизненного пути, исходя из перспективы неизбежной смерти. Мы можем освежить и придать новый импульс самим себе – находясь в добром здравии, не дожидаясь смерти, болезни и смерти, но помня и осознавая неизбежность и свои возможности. Перепросмотр способен привнести упорядоченность, трезвость и осознанность во все, что мы делаем, в каждое действие и в каждую мысль.

Не стоит забывать, что нам придётся делать перепросмотр — в любом случае, так или иначе. Как считают видящие, шаманы Древней Мексики, каждый человек после своей смерти отдаёт свой жизненный опыт Тёмному Морю Осознания, совершая вынужденный перепросмотр. В некоторых случаях, такой вынужденный перепросмотр начинается ещё до момента смерти. И мы хотим привести вам историю одного безымянного старика, который начал осознавать свою жизнь, находясь на волоске от смерти.

Он был бессильным старым человеком и ждал свою смерть в доме престарелых в маленьком австралийском городке. После его ухода медсестры случайно обнаружили это стихотворение в скудных пожитках старика. В этом стихотворении, возможно первом и последнем в его жизни, он начал перепросматривать и осознавать себя и всю свою жизнь, формулируя ее смысл и направление. Это стихотворение настолько впечатлило сотрудников, что копии быстро разошлись по всей больнице, а затем попали в интернет.

КАПРИЗНЫЙ СТАРИК
Что ты видишь медсестра?
Что ты видишь?
Что ты думаешь, когда смотришь на меня?
Капризный старик, глуповат…
С непонятными укладом жизни,
С отсутствующими глазами?
Переводящий попусту еду?
Когда ты кричишь «Давай старайся!»
И кажется тебе, что он не замечает, что ты делаешь.
Вечно теряющий носки или туфли?
Ни на чем не настаивающий,
Но позволяющий тебе делать с ним все что угодно?
День, которого нечем заполнить,
Кроме как купанием и кормлением?
Вот что ты думаешь?
Это ты видишь? Открой глаза, медсестра!
Ты не смотришь на меня.
Я скажу тебе, кто я.
Даже сидя здесь тихо,
Подчиняясь вашему распределению,
Питаясь по вашему желанию.
Я все ещё мальчик десятилетний,
Живущий с отцом и матерью,
Братьями и сёстрами
И мы все любим друг друга.
Молодой юноша шестнадцати лет,
С крыльями на ногах
Мечтающий встретить любовь свой жизни на днях.
Жених, которому скоро двадцать
И у которого выпрыгивает сердце,
Помнящий клятвы, которые обещал исполнить.
А сейчас мне 25 и у меня есть свой малыш.
Который нуждается в моем руководстве, охране и доме.
Человек, которому тридцать!
Мой малыш быстро вырос,
Мы связаны друг с другом не рушимыми узами.
А в сорок мои сыновья выросли и покинули дом.
Но моя женщина рядом со мной
И она не даёт мне горевать.
И вот в пятьдесят снова малыши играют у моих ног,
Опять мы с детьми, моя любимая и я.
Темнота сгустилась надо мной – моя жена мертва.
Я смотрю в будущее и вздрагиваю от ужаса.
Теперь я живу ради детей и ради их детей.
И я думаю о годах…. о любви, которая у меня была.
Теперь я старик… и жизнь жестокая вещь.
Издеваясь, заставляет старость выглядеть глупо.
Тело дряхлеет и разваливается, величие и сила уходят.
И теперь на том месте камень,
Где однажды было сердце.
Но внутри этой дряхлой оболочки
Все ещё живёт молодой человек,
И снова и снова сердце от стуков пульсирует
Я помню всю радость, я помню всю боль.
И я люблю и живу! В этой жизни как прежде.
Я думаю о годах, которых было так мало,
Которые пролетели так быстро.
И я соглашаюсь с упрямым фактом,
Что ничто не может продолжаться вечно.
Так откройте глаза ваши, люди!
Откройте и посмотрите.
Я не капризный старик!
Посмотрите внимательней и увидите меня!

(автор перевода стихотворения Алена Сикорская)

Принципы сталкера. Стратегия при встрече с «мелким тираном»

Принципы сталкера. Стратегия при встрече с «мелким тираном»

видение энергии

Продолжаем вчерашнюю статью о работе с «мелкими тиранами» и применении сталкинга (самовыслеживания, самоисследования) воинов.

Общая последовательность шагов работы с «мелким тираном» описана в качестве семи так называемых принципов сталкинга. Первым и самым важным сейчас для нас является изучение и выбор места и времени.

Первым принципом искусства сталкинга является то, что воин сам выбирает место для битвы. Воин никогда не вступает в битву, не зная окружающей обстановки.

Исследуйте «территорию», на которой вы сталкиваетесь с «тираном». Этих территорий всегда, как минимум, две, внутренняя и внешняя. Одна – внутренняя, это ваша личность, ваш внутренний мир идей, привычек, представлений и намерений. Ключевая битва происходит именно здесь. Вы должны знать себя, свои страхи, свои желания и привычки настолько хорошо, насколько это возможно для того, чтобы выйти победителем в столкновении с «мелким тираном». И нет других практик помимо, перепросмотра и настойчивого самоисследования, которые помогут вам это исследовать. Не зная себя, своих основных реакций и шаблонов, сталкиваться с мелким тираном просто опасно.

Помните, что каждый «мелкий тиран» — это эмиссар смерти, ее полномочный представитель. Поэтому он в этом качестве постарается разрушить вас или вашу жизнь, вашу связь с духом. Чем мельче тиран – тем меньше его цель. Самые мельчайшие тираны просто зудят и чешутся, нарушая ваш покой. Тиранами не всегда являются другие люди. Зачастую тираном может быть ваша болезнь, инвалидность, или какие-то особые обстоятельства жизни.

С другой стороны, именно «мелкие тираны» помогают вам по-настоящему познать себя, избавляясь от иллюзий, в которые очень любят впадать мужчины-воины в отношении себя, и женщины-воины в отношении притягательных для них мужчин. Мелкий тиран наносит решающий удар по зеркалу саморефлексии, заставляя вас очнуться от транса повседневной жизни.

В этом смысле, стратегия столкновения с «мелким тираном» сводится к тому, чтобы убрать из-под «удара» вашу жизненную силу, пожертвовав тем, что не является по-настоящему важным. В этом смысле миссия «мелкого тирана», как и миссия смерти совпадает – он должен получить свою «жертву» от вас. А ваша роль в столкновении с тираном – отдать то, что не является поистине важным, сохранив свою жизненную силу и приумножив свое осознание. Это игра, в которой вы должны «выиграть» у эмиссара смерти – свою жизнь или ее эквивалент, время, силу и так далее. И суть этого вызова – в том, чтобы произвести внутреннюю переоценку того, что для вас по-настоящему важно, а что нет. Но не зная себя, не понимая глубоко своих мотивов и свою составляющие своей личности, вы не сможете произвести этот выбор правильно. Вы будете ошибаться и отступать, проигрывая время.

Отбросить все, что не является необходимым, — вот второй принцип искусства сталкинга.

И вторая (внешняя) территория битвы – это пространство сцены, на которой разворачивается спектакль с вашим участием. Эта сцена, а также момент, выбранный для встречи с тираном, должны оставаться за вами. Теперь вы знаете себя, вы изучили свои маршруты и отлично знаете свое эго, поэтому вы видите территорию и можете видеть других людей насквозь, что дает вам преимущество в моменте. В этом моменте соединяется ваш тщательно проработанный план и ваше умение импровизировать на ходу, вы легко переходите от одного к другому. Вы также знаете цикличность своей силы и умеете ее накапливать, поэтому вы подойдете к столкновению полностью отдохнувшим, выспавшимся, в отличном настроении и полным сил, тогда как ваш «противник» будет измотан, подавлен и удручен.

Впрочем, ваше целеполагание лежит вне пределов человеческого, социального горизонта. И в этом контексте ваш «противник» превращается в вашего лучшего союзника (как и смерть превращается в лучшего советчика при расширении горизонта цели за границы «человеческого»). Преодолев свое эго, вы не чувствуете личной злости или обиды на вашего «тирана», вы не боитесь за себя, возможно, вы даже испытываете к нему нечто вроде абстрактной благодарности… Вы танцуете это танго втроем — вы, ваш «мелкий тиран» (то есть ваш партнер по «танцу») и дух.

Напоминаю про практику в воскресенье.

[add_single_eventon id=»4360″ ]

Синтаксис иного типа. Выбор воина.

Синтаксис иного типа. Выбор воина.

видение энергии

Синтаксис иного типа

Действительно ли мы имеем начало вроде рождения и конец вроде смерти?

В какой степени правдива наша «дата рождения»? Так ли окончательна дата нашей смерти?

Возможно, мы никогда не рождались, но постоянно рождаемся, в каждый момент нашего присутствия?

Возможно, мы никогда не умрем, но умираем ежесекундно, начиная с рождения?

Возможно, что-то, что присутствует в качестве «я», балансирует между непрерывным рождением и нескончаемой смертью, как акробат на натянутом канате?

Наше тело подтверждает это: оно имеет полный внутренний цикл рождения и смерти, который не останавливается от рождения до смерти самого тела в целом. Наше тело непрерывно регенерирует и непрерывно отмирает. Мы танцуем это танго втроем: нас выковывает молот смерти на наковальне жизни.

И возможно, что каждое из наших уникальных «я» представляет собой нечто вроде очередной океанской волны, которая движется с заодно ветром и разбивается о камни или уходит в песок. И возможно, что отдельные капли этой разбившейся волны способны улететь дальше и коснуться новых границ неизведанного.

О чем мы можем по-настоящему сожалеть в таком положении вещей?  

Вчера на практике в группе IXTLAN мы говорили о смерти.

И один из факторов смерти – это проблема выбора. Любой выбор ВСЕГДА происходит в напряжении между смертью и жизнью. Выбирая нечто одно, давая жизнь этому в данный момент, вы дарите смерть (откладываете, что одно и то же) чему-то другому. Любой, самый пустяковый выбор – выбор кофейни, места в автобусе, способа коммуникации (телефон, вайбер или вотсап), выбор кружки, выбор цвета носков – это всегда выбор для жизни в обрамлении смерти. В выборе вы всегда чему-то или кому-то отказываете, то есть – поворачиваете лицом к смерти. И иначе быть не может.

Конечно, когда мы говорим о смерти в этом контексте, мы максимально расширяем смысл этого слова. Тем не менее, когда мы говорим чему-то «НЕТ» — это означает минимально возможную частицу процесса умирания, скажем так, нечто вроде «кванта смерти». Раз за разом говоря чему-то «НЕТ» , мы наделяем это нечто тем, что оно начинает умирать в нашей жизни, что бы это ни было — человек, привычка, чувство или мысль. Именно так умерло для нас наше врожденное качество — видение энергии. Ведь мы все от рождения, по праву рода и вида наделены прямым видением энергии, а также превосходными качествами осознанного сновидения. Но в процессе социализации мы миллионы раз сказали «НЕТ» своему телу сновидения, своим чувствам и своему восприятию. И это то, что отмерло или, как минимум, похоронено очень глубоко. И сейчас мы предпринимаем чрезвычайные шаги, чтобы оживить эти свои качества. Мы говорим им (с помощью практик, магических пассов, перепросмотра и так далее) — тысячекратно — «да! да! да!».  Это и составляет суть выбора. Каждый момент выбора мы наделяем что-то одно — «квантом жизни» — «ДА», и «квантом смерти» — «НЕТ» — все остальное.

«НЕТ» — накладывает запрет, останавливает, опустошает и отталкивает. «ДА» — приближает, наполняет, привлекает, дает жизнь.  В этой динамике жизнь и смерть действуют рука об руку в каждый момент нашей жизни.

Даже мать, выбирающая всегда и во всем своего рожденного ребенка, рано или поздно выбирает его к маленькой условной, символической, но — смерти, оставляет его вне себя, потому что ей самой нужно выспаться и отдохнуть или сделать свои дела. И ребенок прекрасно осознает это, оказываясь вне матери, вне ее внимания и заботы, наедине с холодным, неприветливым и чужим миром.

Смерть всегда существует в только в настоящем. Смерти нет в прошлом и нет в будущем, она всегда здесь и сейчас. Меня не полностью устраивает образ смерти, которая гонится вслед за нами, в шляпе с зажжёнными огнями. Точнее, конечно, сам образ красивый, и уместный в тот момент, но на мой взгляд неполный, не тотальный. А смерть тотальна. Если говорить о водителе, то и сам водитель есть смерть в каждый момент, как и жизнь. Каждый его поворот руля или изменение скорости – это управление судьбами, как самого водителя, так и судьбами всех тысяч существ, для которых мчащаяся по шоссе машина это судьба и приговор. Но также и любой выбор водителя означает смерть всех других возможностей и вариантов.

Воин – это существо выбирающее. Он делает выбор за выбором, выбирая «ДА», он одновременно не может не выбрать «НЕТ» для всего остального, даже на какое-то время. Даже отказываясь делать выбор, он совершает свой выбор. И каждый выбор влечет смерть того, что оказалось отброшено. Когда мы выбираем, на что нам бросить взгляд, мы отбрасываем все, на что мы не смотрим и что мы не видим. Выбирая слова, которые мы говорим, мы тем самым выбираем слова, которые мы НЕ ГОВОРИМ, то, о чем мы умалчиваем.  Жизнь — жестокая штука, очень жестокая и опасная. Потому что  жизнь всегда в смерти, и смерть питает ее и без смерти она невозможна.

Современная западная цивилизация, к которой относится и Россия, обладает одним странным свойством — она пытается полностью игнорировать смерть, спрятать ее. Современная культура постулирует невероятный страх и ужас перед самой возможностью смерти. Изображения мертвых тел цензуруются, кладбища прячутся подальше от глаз, детей «берегут» от фактов смерти. У людей отнимают право покончить с собой, право распоряжаться своей жизнью. Считается, что современный человек невероятно страдает от смерти своих близких, и он обязан страдать и печалиться, обязан скорбеть. Умалчивается и считается неприличным разговор о простом факте, что все живущие однажды умрут.  Все, кто читает этот текст, те, кто его писал и те, кто не имеет ни малейшего представления о нем. Умрет все живое.  У священников еще осталось право говорить о «страшном суде» и «посмертном воздаянии», но если муж констатирует факт, что его жена рано или поздно умрет — это будет расценено как угроза, например. Все это выглядит так, словно бы сама культура пытается сказать «НЕТ» самой смерти, бросить ей вызов. И это в какой-то степени так и есть. Современная медицина бросает вызов смерти физического тела и умершие по сути люди, чьи энергетические тела уже рассеяны, могут существовать в пугающей форме поддерживающих подобие жизни физических тел без души.  Жизнь западного человека стала крайне ценной, его смерть вызывает скандал, санкции, войну. Идут разговоры о возможности перенесения сознания человека в бессмертную форму компьютерного облака. А смерть пытаются обесценить, побороть ее. Но это так не работает. Нет настоящей жизни без осознания ценности и без признания смерти.

Выбирая что-то, раз за разом, мы выкармливаем и подпитываем жизнь своей человеческой формы, своих шаблонов и привычек. Но и делая другой выбор, мы можем предавать смерти свои привычки и свои шаблоны, свою человеческую форму. Выбор всегда невероятно труден. Настоящий выбор, а не следование привычке выбора. Даже единичный выбор. А еще труднее формировать последовательные цепочки выбора, которые называются «несгибаемым намерением». Прокладывать путь среди жизни и смерти, от выбора к выбору, от момента к моменту.

Смех ящерицы. Священное дерево Сейба

Смех ящерицы. Священное дерево Сейба

видение энергии

Однажды мне довелось оказаться в состоянии безмолвия, и я медленно двигался по тропинке в расчищенном тропическом саду. Иссушающий жаркий день склонялся к вечеру, солнце уже выпало из зенита и ощущалось приближение тени. Сначала я шел как бы в никуда, просто подчиняясь импульсу, куда ноги идут. Шум леса, шорохи и далекие закликания каких-то неведомых птиц заполняли мой слух, я наслаждался странными и немного будоражащими ароматами, которые распространялись в плотном и влажном воздухе отчетливыми волнами. Но вдруг нечто сбоку потянуло меня, я повернул голову – там стояло дерево сейба, которое считается священным у майя.

Это было молодое высокое дерево с гладкой корой и очень красивыми корнями, похожими на огромных змей, погруженных в недра. Я приблизился. Сначала я подумал, что это дерево зовет меня. Я присел к нему спиной и попробовал настроиться. Но нет, было что-то не то, что-то другое. Я начал медленно обходить дерево, касаясь его руками, я прислонялся и терся о него плечами и лбом, и смотрел рассеянно во все стороны, пока совершенно неожиданно не увидел прямо перед своим носом в 2 сантиметрах древесную маленькую ящерку на коре.

Я так растерялся, что у меня снова включился внутренний диалог: «Сфотографируй ее, тебе никто не поверит!». Но я сдержался, успокоил дыхание и сосредоточился на том, что происходило между нами. А происходило нечто удивительное – она хохотала. При этом ее пасть была закрыта и, разумеется, никакой мимикой она чувств не выражала. При этом я отчетливо ощущал волну чего-то наподобие хохота, которая распространялась от нее во все стороны. И, похоже, что веселил ее именно я. А точнее, как я понял, моя неуклюжесть, замедленность и склонность к застреванию. С ее точки зрения это было невероятно комично. Я, помня о том, как Карлос в свое время разговаривал с ящеркой, пытался о чем-то ее спросить, но при каждом глубокомысленном вопросе я получал в ответ новые волны невидимого, но вполне ощутимого хохота. Так длилось некоторое время, пока мой диалог не успокоился, и я не оставил своих попыток действовать как книжный маг. Одновременно с внутренней тишиной притихла и ящерка. Она так и продолжала сидеть на одном месте, в невероятной близи от моей головы. В какой-то момент она повернулась ко мне боком, и я осознал, что она демонстрирует мне свое дыхание ребрами. Как я понял, этот способ дыхания позволяет быстро собрать необходимое количество энергии. Я начал дышать вместе с ней, пытаясь запомнить ощущения, которые у меня возникают.

Было еще что-то, о чем она мне «рассказывала» – точнее словно бы передавала в виде готовых образов. Но я осознавал только то, что у меня не хватало скорости «схватить» ее истории. Это было довольно болезненное ощущение, честно говоря. Я понимал, почему ящерка хохотала надо мной. В смысле восприятия меня можно назвать тупым. Я понял только, что она каким-то образом является частью дерева сейба, его другом. Это было невероятно трогательно – такое огромное дерево и такая маленькая смешливая ящерка – они были настоящими друзьями!
Каким-то образом в один из моментов я передал ей свое желание сфотографировать ее. Она была не против. Я доставал из кармана и перемещал в воздухе смартфон очень-очень медленно, чтобы не встряхнуть ощущение чуда, а она с любопытством смотрела прямо в объектив.

Самым удивительным для меня в этой истории оказалось то, с какой скоростью я про нее забыл. Встреча с ящеркой оказалась мгновенно и прочно забыта буквально через несколько минут. Стоило мне погрузиться в человеческое окружение с его заботами и намерениями, как новый внутренний диалог напрочь вытеснили из моей памяти этот случай. Я даже не помнил, что эта встреча была. Фото ящерки затерялось среди сотен других фотографий пирамид и цветов. И лишь недавно, на каком-то из сайтов я наткнулся на описание сейба как священных деревьев. И только тогда я начал смутно что-то припоминать, пока сквозь брезжащую неясную внутреннюю мглу забытья не проступили очертания удивительной встречи с хохочущей ящеркой.

Позднее я прочитал в историях о священном дереве, что древние майя тесно увязывали с деревом сейба небесного бога Ица’мна, старейшего из богов, создателя мира, чьё имя переводится как «дом ящерицы». Согласно майя, Ица’мна — создатель мира и письменности, основатель жречества, покровитель майяских правителей и владыка неба (его голова земля, а туловище — небо). Иными словами, его порядок обратный росту дерева, он спускается с Неба, чтобы оплодотворить Землю. Ица’мна также ассоциировался в некоторых случаях с Млечным путем. А богом неба его сделали именно ольмеки, в доольмекские же времена он изображался кайманом и почитался как владыка съедобных улиток и водорослей.

Продолжение — рассказ  про священное дерево в шаманизме народов Карибского моря и у майя

Что стоит оберегать внутри нашего я?

Что стоит оберегать внутри нашего я?

видение энергии

После воскресной практики на тему Намерения и того, как находить ключи к решению конфликтов и споров, могу сказать, что конечно, что затронутая тема никак  не могла поместиться в 2 часа практики. Поэтому хочется некое послесловие. Особенно на тему границ себя.

В обществе, живя и взаимодействуя ежедневно бок о бок с многими людьми, очень важно удерживать свои границы в правильном состоянии. Свои границы — это пределы своей автономности, отдельности. Это очень непросто. Потому что, как это обычно бывает в магии,  я, одновременно, — это одно целое со всеми и со всем миром, но и я — это отдельная индивидуальная единица жизни и осознания. Мы сами влияем, разумеется, на себя. И, разумеется, общество, социум — стремится влиять на нас, и влияет. Влияние социального окружения на нас огромно и избежать его невозможно. Даже уйдя в далекие горы или улетев в дальний космос, мы унесем частицу этого общества вместе с собой, вместе со своей личностью.

Помимо общества на нас влияют и другие, менее заметные силы: приливы Луны, конфигурация звезд и планет, направление ветра, и так далее. Мы связаны миллионами незримых нитей с окружающим миром, материальным и энергетическим. В огромной степени — мы одно целое, со всем, что нас окружает, и в первую очередь, с человеческим видом.

И когда «я» другому человеку намереваю что-то «плохое», чтобы у соседа корова сдохла, я намереваю это в какой-то степени и себе. Потому что для Намерения (как и для Орла) мы, человечество — это безликая масса, это по сути одно существо. Орел не мыслит и не замечает отдельных человеческих индивидуумов. Он может заметить только тех, чье осознание заметно отличается из общей массы. Например, Бросившего Вызов Смерти, Дона Хуана и тд. Для того, чтобы стать заметными для Орла маги, объединялись в группы и соединяли свое осознание, по сути, «партия нагваля» — это одно коллективное существо.

Почему, например, так вредно наше чувство важности? Помимо того, что оно отнимает все наши силы и делает уязвимым, чувство важности попросту не отвечает реальности, это опасная иллюзия. Мы не важны. Но важным является тот дар, который нам дал Орел, то задание, которое каждый из нас получил в индивидуальном порядке.  Безупречное выполнение жизненной задачи – вот единственно важная задача.

Поэтому – намеревая и желая что-то, намеревайте все самое лучшее как для себя, так и для всех людей в целом. Поддерживая других – вы поддерживаете себя, а поддерживая и укрепляя себя – вы поддерживаете человеческий вид в целом. Причем, такое намерение не отменяет то, что при необходимости вы можете отругать кого-то, послать в жопу или наказать человека. Просто нужно изменить свое намерение – делать все самое лучшее, на что вы способны – ради духа. Послать человека можно без чувства собственной важности, без чувства превосходства. Берегите свою связь с духом и не покушайтесь на чужую связь с духом.

Некоторые люди умудряются делать ужасные, плохие вещи с самыми хорошими благими намерениями. Обычно во главе таких событий стоят «пердуны» — люди, которые возомнили себя носителями единственной истины и единственного блага. Таким был, например, францисканский монах Диего де Ланда, который из любви и преданности к своей идее бога не только сжег 99% всех письменных манускриптов майя, но и лично инициировал пытки и казни тысяч индейцев. А многих публично унижал.

Диего Де Ланда считал, что он лучше всех знает, что такое бог, как ему надо поклоняться, и что нужно делать с теми, кто не желает следовать твоим правилам. Чувство собственной важности сделало человека (который страстно стремился делать добро) опасным маньяком и фанатиком, дорвавшимся до власти.

Чувство собственной важности замыкает нас в самих себе, в лабиринтах бесконечных самоотражений.

И, возвращаясь к границам:

Границы должны нашей индивидуальности быть чувствительны, с одной стороны, а с другой – прочными.

То, что нас делает по-настоящему индивидуальным, не похожим ни на кого – это наше энергетическое тело. Оно по-настоящему уникально у каждого человека. Через энергетическое тело, тело сновидения, мы соединяемся с духом, с миром энергии напрямую.

Поэтому то, что мы должны беречь и хранить внутри своих границ – это наши решения, за которые мы берем ответственность. Мы можем выслушивать любые мнения, но решения по поводу нашей жизни должны принадлежать только нам.

Мы должны беречь внутри наших границ наше сердце, наши чувства, наше восприятие. Мы можем разделить наши чувства и наше сердце с другими людьми, но наши чувства и восприятия принадлежат нам. Мы сами несем ответственность за то, как мы себя чувствуем и за то, что мы воспринимаем. Никто, кроме нас, не виноват в том, что мы чувствуем себя дерьмово, мрачно или подавленно.

Мы должны беречь внутри наших границ — нашу связь с намерением, с Духом. Это тонкое чувство, самое ценное, что есть у человека. Дон Хуан говорил, что страх потерять его – единственный страх, который у него остался.

Беречь внутри границ – означает – не давать в обиду ни другим людям, ни самому себе. Не позволять другим людям плевать в ваше сердце, и не давать своему эго, своей лени или своему хаосу терять все самое ценное.

Огненный Кецалькоатль

Огненный Кецалькоатль

видение энергии

Вчера, 9 марта, я стал свидетелем одного художественного ритуала, проведенного, с одной стороны, как часть календарной земледельческой (как считается) магии, а с другой – как художественная акция, арт-перформанс, дирижируемый известным художником и акционистом Германом Виноградовым. 

Такая упаковка позволяет современному человеку воспринимать мистерию ритуала  вне контекста «магии», религии или культа – а в качестве своего рода развлечения, зрелища, в ходе которого можно целоваться с девушкой, делать селфи или потягивать коньячок. Такая необязательность, невовлеченность, позволяет публичной магии безопасно существовать в современном мире.  Назовите нечто священное – развлечением, добавьте пару трюков, и продавайте на него билеты – и через короткое время магия воцарится в этом продажном мире.

Но Герман Виноградов не просто художник, он тонкий мастер церемониальной мистерии, замаскированной под выступление балаганного придурка, шута, балаганного придурка. Его публичная игра основана на том, что никто из «непосвященных» – бородатых хипстеров, дизайнеров и IT директоров, журналистов, мамаш с детьми и студентов с глинтвейном, столпившихся вокруг его арены, не станет воспринимать его действо всерьез. 

Представление началось с того, что в центре круга диаметром метров сто, где стояла двадцатиметровая условная крепостная башня «Бастилия», собранная из старых стандартных палет, Герман взошел на небольшую трибуну и совершая некие странные пассы и развернув пестрые флаги несуществующих в этой вселенной стран, прокричал/прорычал небольшую речь, которая сводилась к тому, что Россия – красивая, а Бастилия  — баба сильная, и поэтому Бастилию надо непременно сжечь – все это под неоднократные выкрики: «Liberté, Égalité, Fraternité!».  После этого специально обученные пожарные подожгли башню с двух сторон, и огонь быстро распространился.

Все происходило быстро – через пять минут огонь поднялся метров на тридцать вверх, от кострища дало волной нестерпимого жара, обжигающего лицо, зрителей волной отшатнулись, отбежали, заохали. Все достали свои телефоны и начали срочно делать селфи.  Над головой жужжали квадрокоптеры, снимая происходящее на камеры, по краям бегали опаленные огнем операторы с камерами.

И вдруг я увидел то, что меньше всего ожидал увидеть здесь. Я был идиотом, как я мог не подумать об этом! Ведь я приехал сюда развлекаться, заодно с кампанией близких друзей, и в заботах о бытовых мелочах и билетах совсем забыл, о том, чем это может быть.

Но это меня догнало – я вдруг увидел его, того, кого совсем здесь не ожидал увидеть. Кецалькоатль, огненный оперенный змей, рвался в небо из умирающих тел деревьев. Он змеился и клубился пляшущими языками огромного пламени, раскрывая и хлопая крыльями, и прямо под ним поднялся смерч из белого дыма высотой в два человеческих роста. Он быстро набирал силу и демонстрировал свою прекрасную черно-красную древнюю чешую.

Если честно, какие-то моменты своего наблюдения я до сих пор не могу полностью восстановить в памяти. Я куда-то проваливался или скорее, меня закручивало в какую-то воронку. Только опаляющий брови горячий воздух и вся эта суета вокруг возвращали меня обратно. 

Стоя там, под огненным крылом, я осознал, а если точнее вспомнил, что фразы типа «я родился» или «я умру» вводят я заблуждение. Я не родился – я рождаюсь прямо сейчас, каждое мгновение. И я не «умру», поскольку я уже умираю, всю свою жизнь.  С каждым ударом сердца рождение и смерть образуют новый узор в калейдоскопе судьбы, которая присутствует только в здесь и в сейчас. Думать о смерти что я умру «когда-то» — означает совсем не уважать смерть. И думать о том, что я «когда-то» родился – подрывает вашу силу. Мы и рождаемся, и умираем с каждым нашим решением, с каждой мыслью, с каждым ударом Опрокидывателя. Сражение идет за каждое мгновение, а не за «когда-то» и «потом». Именно поэтому в жизни нет места сожалениям или разочарованиям.

Ритуал проводился на закате и солнце стояло уже над горизонтом.  В какие-то моменты солнечный диск пробивался сквозь багровые кольца Огня. Я решил, что это соединение Солнца и Огня – это своего рода Уроборос, поскольку пожертвовавшие собой этого Огня – Деревья много лет накапливали и алхимически преобразовывали в себе силу солнечного света. Собственно, Огонь, в котором они исчезали – это и есть возвращение солнечного света к самому себе, к энергетической форме.

Кецалькоатль – это свидетель и проводник главной метаморфозы – перехода тела в состояние энергии. Кецалькоатль – это Весна, это обещание утренней звезды, потому что тот, кто умирает, кто теряет свое физическую оболочку в пламени, тот превращается в чистую энергию.  Кецалькоатль, как и пламя, существует только в настоящем мгновении, то есть — в мифе. И в каждом следующем моменты — Кецалькоатль изменяется, он другой. И мифы — это не о древних ветхозаветных временах, котоорые были «когда-то» (хотя и об этом тоже), но мифы — это о присутствии  в моменте. 

Другие статьи

 

 

Женская сила

Женская сила

анонс практики

Дорогие девушки, женщины!

В постсоветской культуре принято на восьмое марта обращаться к вам со словами о вашей красоте, любви и еще о чем-то таком неопределенно радостном, что ассоциируется с весной, влюбленностью, галантностью, обожанием и так далее. И это все хорошо, но это только частица правды, это не вся правда о женщине.

Действительно, красота и любовь – это то, с чем женщина близко знакома, скажем так, по праву рождения — женское тело энергетически устроено более утонченно и сложно, чем мужское.

Есть одна вещь, о которой говорить в нашей культуре не принято – о внутренней силе женщин. Патриархальная культура оставляет приоритет силы за мужчинами. Что верно только в одном случае – когда требуется кратковременное физическое сверхусилие или сверхдлительное напряжение. Эти качества прекрасно подходят для покорения дикой природы, охоты на опасных зверей, кровавой войны, физически тяжелой изнуряющей работы или профессионального спорта. Если нам нужно выжать штангу или пробежать кросс, средний мужчина немного выиграет у среднестатистической женщины. Во всех остальных случаях такие сверхусилия просто не нужны. Иными словами, такие качества имеют свой смысл только там, где цивилизации либо еще нет, либо она заканчивается.

И надо сказать, что чем дальше мы от пещер и мамонтов, тем меньше ежедневная потребность в физических сверхусилиях. Большую часть нашей жизни мы предпринимаем нормальные усилия для совершения обычных повседневных дел. И на этом фоне преимущество мужчин в силе просто теряется. Средняя женщина способна совершать больше нормальных средних усилий в течение дня. Кроме того, если мы рассмотрим самый очевидный признак физической силы – ее жизненный аспект, способность к выживанию, то мы увидим, что практически во всех обществах, от самых патриархальных до самых современных, женщины живут в среднем дольше. Что говорит о том, что жизненная сила женщин в среднем значительнее.

Но еще важнее тот факт, что женщины обладают дополнительным жизненным центром, генерирующим энергию. Этот центр придает дополнительную креативную и жизненную силу женщине. Даже цветы, которые так нравятся женщинам, представляют собой физическое выражение энергии их матки. Заведомое преимущество женщин в мире энергии прямо признавалось в магической линии Дона Хуана. Иными словами, женщины в целом сильнее мужчин при условии, если мы рассматриваем силу не только как способность метнуть молот или нанести хук левой.

Почему же женщин не поздравляют с их впечатляющей жизненной силой? Не все так просто.

Женщины и мужчины, как правило, с разных сторон подходят к осознанию своей внутренней силы, потому что современная культура по-разному действует на мужчин и женщин. Для того, чтобы нейтрализовать эволюцию мужчин, общество им предписывает чувство собственного превосходства. А также культ физической силы. Чрезмерные ожидания и запрет на выражение чувств истощают мужчин в социальной гонке. А для того, чтобы парализовать силу женщин, общество изначально подрывает их уверенность в самих себе и навязывает им конкуренцию за ложные цели. В итоге женщины проживают свою жизнь, пытаясь заполучить покровительство мужчин и маскируя свою неуверенность повышенным уровнем потребления.

Надо сказать, что социальная система преуспело в том, чтобы держать силу и женщин, и мужчин под контролем. Но цена этой победы печальна: к концу жизни большинство женщин и мужчин приходит с раздавленной душой, разочарованные в себе, больные, утратившие смысл, полностью или частично.

Мы не обязаны следовать теми же путями, которые прошли родители, дедушки и бабушки.
Мы имеем свободу стать свободными.

Традиция шаманов Древней Мексики дает нам инструменты, чтобы осознать и принять свою силу.
Да, конечно, наша внутренняя сила – это только начало. Для контроля и согласия с самим собой необходима мудрость и осознание. Тем не менее, сила нам нужна, и важно не столько «собрать» ее извне, сколько «вернуть» — то, что по праву наше. Осознать ее изначальное присутствие и дать ей место в своих решениях, чувствах, мыслях и действиях.

О любви и красоте вам будут вещать из всех утюгов. А я хочу поздравить вас, дорогие женские существа, с вашей потрясающей внутренней силой!

Практика осознания силы состоится в воскресенье, 10 марта. Вернем себе силу!

[add_single_eventon id=»2928″ show_excerpt=»yes» show_exp_evc=»yes» ]