Как «треснутому горшку» накопить Личную Силу?

Как «треснутому горшку» накопить Личную Силу?

Без категории

Сентябрьские практики по Личной Силе

Параллельные классы онлайн (по четвергам) и в зале (по воскресеньям).

Занятия в группе ИКСТЛАН (Москва, по воскресеньям): 1, 8, 15, 22 сентября

Занятия в группе ИКСТЛАН-2 (онлайн, по четвергам): 5, 12, 19, 26 сентября

Посещать можно как те, так и другие классы (программа будет немного отличаться).

Каждый класс можно посещать отдельно.

 

«Треснутый горшок» – это наше эго, которое, срослось и переплелось с нашей энергией, сознанием, поведением и мышлением. Оно формирует определенное«минимальное» равновесие между тем, что наливается в горшок, и тем, что из него вытекает. Когда мы начинаем делать пассы и приступаем к перепросмотру, в наш горшок начинает поступать гораздо больше энергии. Но, поскольку «трещины» в нашем горшке никуда не делись, из нашего горшка теперь и выливается гораздо больше. В некоторых случаях «трещины» становятся даже больше, чем были – ведь теперь у практикующего появляется больше энергии для индульгировния и привычных действий.

 

Индульгирование – это то, в чем мы «сдаемся» своему эго и то, в чем эго ведет нас. То, в чем мы потакаем – даже не себе, а своему маленькому, жалкому, слабом, одинокому внутреннему ребенку, младенцу. Чувство Важности, например, одно из основных индульгирований. Прекращение индульгирования означает – повзрослеть и принять на себя ответственность за свою жизнь.  Сложность выслеживания индульгирования связана с тем, что наши индульгирования часто маскируется (особенно у умных и образованных людей) под что-то иное, например, под заботу или сострадание о других людях, или под чувство справедливости. Помогает нам в выслеживании – перепросмотр, в том числе перепросмотр с помощью взгляда извне – Практики Свидетеля. Это мы у себя с трудом замечаем бревно в глазу, но Свидетелю намного легче увидеть у нас даже щепку. Специальная форма этой практики под присмотром инструктора позволяет делать это осторожно, не нанося урона духу другого человека.

Первое:

заделать трещины в своем «треснутом горшке»

Второе:

нарастить дисциплину и самоконтроль, чтобы удерживать Силу

Третье:

безупречное следование своему сердцу c Намерением

Выследить свои индульгирования
Обнаружить шаблоны
Практиковать Неделания и новые полезные привычки
Развить Внимание и Осознанность
Пересмотреть идеи о себе
Откалибровать напряжение и расслабление тела и жизни
Познакомиться с безупречностью
Соединиться с Намерением
Вступить на путь своего сердца

В чем твоя Сила?

В чем твоя Сила?

Без категории

«Вот скажи мне, американец, в чём сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего?..
Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда — тот и сильней. Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего, ты сильней стал?
Нет — не стал! Потому что правды за тобой нет! А тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильней. Да?!»

Герой фильма «Брат» Данила Багров задавал вопрос о силе и считал, что сила не в деньгах, а в правде, что означало – честность и справедливость. И надо сказать, что его ответ был по-своему правилен. Для него, как и для актера, играющего эту роль, его внутренняя сила заключалась в правде.

Сила в самом абстрактном смысле, в том самом, в котором его понимал Дон Хуан. Подтверждением тому служит многолетняя волна в миллионах человеческих сердцах, которую породил и образ «Брата», и его альтер эго, актер Данил Бодров. Для него сила заключалась в предельной честности перед собой и в стремлении к справедливости. Его личная сила преодолела смерть.

Сила — это нечто, с чем имеет дело воин. Вначале она кажется человеку чем-то совершенно невероятным, противоестественным, в существование чего невозможно поверить, о чем даже думать трудно, не то чтобы ее себе представить. Сейчас ты находишься с ней именно в таких отношениях. Но потом она превращается в нечто серьезное, и отношение к ней соответственно изменяется. Человек может ею не обладать, он может даже в полной мере не осознавать ее существования, но он уже чувствует, он уже знает — в мире присутствует что-то, чего до этого он не замечал. А затем сила дает о себе знать, она приходит к человеку, и он не может ничего с этим поделать, так как сила для него пока остается неуправляемой. Не существует слов, которыми можно было бы описать, как она приходит и чем в действительности является. Она — ничто, и в то же время ей подвластны чудеса, и чудеса эти человек видит собственными глазами. И, наконец, сила становится чем-то, присущим самому человеку, превращается в нечто, что изнутри управляет его действиями и в то же время подчиняется его командам, подвластно его решениям.

Дон Хуан, “Путешествие в Икстлан”

Дон Хуан описывает силу как некую разумную живую энергию, нечто неуловимое и в то же время — ощутимое, необъяснимое словами – но в то же время то, с чем человек может иметь дело, чем может наполнять себя и свои поступки, что он может ощущать и чем может руководствоваться. Он также сравнивал силу с особым чувством удачи.

Но мы поставим вопрос чуть более конкретно: в чем именно ваша сила? Какими путями удача и везение приходят к вам? Что вас соединяет с силой, а что вас лишает ее?

Сила для вас может быть чем угодно. Но чем-то, что вам наверняка уже знакомо, что вам уже дано.

Внутренним чувством равновесия. Справедливостью. Заботой. Чувством поэзии. Наблюдательностью. Точностью. Великодушием. Смелостью. Пониманием других людей. Состраданием. Настойчивостью и неуклонной решимостью. Красноречием. Завораживающим голосом. Импровизацией. Юмором и способностью развеселить всех вокруг до колик в животе. Способностью владеть своим телом. Способностью приготовить нечто удивительно вкусное из ничего. Чувствительностью. Даром исцелять. В ощущении близости с землей и ее плодами. Чувством ритма. И так далее. И так далее.

Для каждого человека сила находит свои пути, и человек, если он идет по пути воина, обязан держать эти пути чистыми а двери открытыми.

Для того, чтобы привлечь и удержать силу, необходимо:

  • создать для нее свободное и тихое пространство внутри нас. Пока мы наполнены внутренними разговорами, ожиданиями, страхами и
    эмоциями, в нас ничто войти не может;
  • позвать силу — безмолвно, из сердца, из чувства, из любви, из отрешенности и преданности, без страха. Так, как если бы ее звали в последний миг своей жизни, когда вам уже нечего терять. Сила подобна непредсказуемому и безжалостному дикому зверю, осторожному и пугливому, свирепому и нежному.
  • Оставаться на связи, в контакте с ней, прислушиваясь к ней, и чувствуя ее рядом или внутри, в других людях и в окружающем мире. Следуя и советуясь с ней. Это не означает, что нужно идти у нее
    на поводу или стать ее рабом, как часто это делали древние, однако необходимо всегда принимать ее во внимание.

На практике мы сделаем первые шаги по направлению к своей собственной силе.

И никто не сможет украсть или присвоить вашу силу, если вы сами не растратите и не отдадите ее сами.

Никто вас не может научить, если вы не хотите в действительности научиться.

И никто не сможет вам помочь, если вы сами не сможете прийти на помощь себе.

[add_single_eventon show_exp_evc=»yes» id=»2928″ show_excerpt=»yes» ev_uxval=»3″ ]

Вдохнуть жизнь в свою мечту

Вдохнуть жизнь в свою мечту

Без категории

Приглашаем практикующих из России и других стран!

марта 2019 года состоится онлайн-практика Тенсегрити на тему «Вдохнуть жизнь в свою мечту», в ходе которой мы поддержим и наполним свои сновидения, мечты и планы на предстоящий 2019 год.

Упражнения по сновидению и перепросмотру помогут нам взглянуть на свои мечты по-новому, обнаружить, что мешает их воплощению, выявить самые потаенные страхи, которые в нас сидят, а также предпринять новые шаги по направлению к своей цели.

На этой практике мы отбросим старые идеи, как ящерица — сбросим старую отмершую кожу и вырастим новую. Мы посадим новые зеленые ростки, благодаря которым наша мечта быстро и легко начнет «расти». И энергия ранней весны будет содействовать этому!

Выполнение волшебных магических пассов наполнят наши сердца отвагой и решительностью, необходимыми, чтобы безжалостно, внимательно, с любопытством и любовью вглядываться в наступающее время…

Давайте вместе взрастим наш Сад Намерений!

Ведущий практики – Леун Олег. Занятие проводится на русском языке.

Что с собой иметь

  • Письменные принадлежности.
  • Список целей (сновидений) на 2019 год (если вы не составляли на НГ, тогда выберите одну мечту, актуальную для вас).

Стоимость практики

300 руб. (номер карты Сбербанк 4276 3801 6077 7111 Морозова Э.Ф.).

Проводится он-лайн трансляция через программу Zoom.

Для желающих участвовать, необходимо сбросить ваш e-mail через Viber

или WhatsApp Анатолию  +38 066 778 13 25 и ожидать ссылку для подключения.

Для тех, кто пришел впервые

Никаких дополнительных условий и предварительной записи не требуется!

Группа функционирует в формате, который очень удобен для начинающих практикующих: они получают подробное и детальное объяснение движений и практик, демонстрируемых на занятии.

Время: среда, 6 марта 2019, 18:00 – 20:00 (по московскому времени с 19-00 до 21-00).

Адрес вещания: г. Киев, ул. Липинского 4, Центр психологии и творчества.

Контакты:
Елена         +38 066 445 55 68 (Viber)
Анатолий  +38 066 778 13 25 (Viber, WhatsApp), отвечает за подключение он-лайн.

С любовью, Киевская группа практикующих Тенсегрити.

Тур восприятия на выставку Viva la Vida!

Тур восприятия на выставку Viva la Vida!

Без категории

Сходил на выставку Фриды Кало и Диего Риверы в московском Манеже.

Готовился к восприятию, поэтому заранее настраивался и погружался во внутреннюю тишину.

Но это оказалось не самым простым делом. Еще не доходя до Манежа увидел длинную очередь на вход, диалог сразу начал взбрыкивать, с некоторыми усилиями успокоил его. Но это было только начало – когда я подошел ближе, встал в очередь, которая, как выяснилась, довольно быстро продвигалась.

И вдруг за 3 метра до входа к нам подошел охранник и останавливает очередь на мне. То есть те, кто стоял передо мной зашли внутрь, а я и весь хвост очереди остался стоять на холодном солнце.
И снова мне пришлось успокаивать свой внутренний диалог.

Но и этого показалось недостаточно – прямо передо мной какие-то шустрые люди все время пытались зайти в музей без очереди, кому-то и удавалось, охранник был не слишком внимателен. Только максимальная бдительность и глубокое дыхание позволили мне оставаться в тишине, поскольку мое эго любит жаловаться во внутреннем диалоге на несправедливость.
В конце концов, мне это удалось, в какой-то момент я ощутил, все свое тело в стойке почти как в тенсегрити, с умолкшим внутренним диалогом.

Итак, я внутри. На выставке очень много людей, возле некоторых картин столпотворение. Но я уже чувствовал себя спокойно и решил перемещаться по выставке не по порядку и сначала двинулся искать артефакты. Я знаю, что Диего Ривера присутствовал на многих раскопках пирамид и у него в личной коллекции оказалось огромное количество предметов доиспанской Мезоамерики, которых бы наверняка хватило на целый музей. Однако этих предметов в Моску не привели, и видимо в качестве компенсации было пять артефактов из мезоамериканской коллекции московской галереи A Gallery. Один из предметов привлек меня сразу. На первый взгляд это был какой-то несчастный человек, но приглядевшись и подойдя поближе я почувствовал, что этот предмет очень тихий, буквально пропитан тишиной и само пространство вокруг него как бы сворачивается во что-то наподобие раковины.

Фигура мужчины, культура Халиско (300 г. до н.э. — 250 г. н.э.)

Несмотря на огромное количество людей, возле артефактов почти никого не было, я свободно исследовал и сканировал предметы один за другим.

На выставке также демонстрировался очень неплохой (я посмотрел отрывок) фильм в отдельном кинозале о судьбе Диего и Фриды. Вообще, выставка, конечно, организована и продумана очень хорошо. Правда, на нее не привезли и не могли привезти самые знаменитые росписи на стенах – муралы, а без них взгляд на творчество Риверы неполон.

На запасе тихого внимания я посканировал картины. Многие работы Фриды Кало переполнены болью, отчаяньем. Она была очень зависимым человеком, считала себя очень некрасивой, слабой, наказанной. Но при этом у нее была огромная воля к жизни. Ее жуткая травма, с которой она физически страдала всю свою жизнь каким-то образом выковала и закалила ее дух. Думаю, что, если бы не та автокатастрофа, мы бы никогда не узнали о художнице Фриде Кало, она скорее всего развелась бы с неверным Диего и ушла бы в уютную семейную жизнь о которой мечтала, с детьми и домашним очагом. У нее есть совершенно трансцедентальные образы, которые она принесла в этот мир из очень далеких слоев восприятия. А Диего Ривера был очень незрелым, переменчивым и капризным, таким как сластолюбивый ребенок, человеком. Он был зависим от женщин, как дети от сладкого. Такой была его человеческая структура. Но у него были грандиозные мечты, сновидения. Как художник и сновидец он, конечное, велИк. В его духе есть гармония и тишина. И похоже, к концу жизни он начал меняться и принимать ответственность, но было уже поздно.

Фрида Кало, «Цветок Жизни»

Не могу, конечно, не отметить пару небольших картин Диего о доколумбовой Мексике. Одна из них, которая так и называется, «Доколумбова Мексика» так мне понравилась что внизу в сувенирном магазине я купил небольшую репродукцию этой картины и хочу ее повесить в своей комнате.

Уроки Карлоса Кастанеды. Разжигая личную важность

Уроки Карлоса Кастанеды. Разжигая личную важность

Без категории

Отрывок из книги Армандо Торреса «Загадка Пернатого Змея»

Я познакомился с работами Карлоса в решающий период своей жизни, когда только собирался определиться с ее главной направляющей идеей. К нашей первой встрече я уже прочитал несколько его книг, но многие из описанных в них концепций ускользали от меня, хотя несмотря на это, их значения были одновременно неясными и провокационными.

У него был уникальный стиль обучения — он был способен разжечь у других личную важность с помощью одного только взгляда. Некоторые люди приходили в такое замешательство от контакта с ним, что испытывали взрывы эго, доводящие их до расстройства желудка.

У нас с ним всегда были очень хорошие отношения, хотя были периоды, когда мы подолгу не виделись и не разговаривали. Таким образом нагваль давал мне временные перерывы — периоды отчуждения, достаточные, чтобы я мог усвоить его уроки.

Карлос буквально требовал от меня соблюдения абсолютной секретности относительно наших отношений, вплоть до угроз прекращения наших встреч в том случае, если я нарушу это условие. Его позиция была предельно ясной:

— Никому не говори об этом ни слова.

В то время, хоть я и не понимал причин его требования, мне было довольно легко ему следовать, потому что моя склонность к уединению создавала мне идеальные условия для этого.
Другим его требованием было вести систематические конспекты наших бесед. Он утверждал, что однажды они могут мне пригодиться, что удивляло меня, поскольку несколько раз на его лекциях я слышал от него, что мы не нуждаемся в руководствах. В данном случае мне сильно помогал мой академический опыт.

Я помню, как он подшучивал над людьми, утверждая, что все мы являемся неизлечимыми эгоманьяками, взрывающимися от малейшего раздражения. Он рассказывал, что некоторые были настолько задеты его словами, что приходили в бешенство и наговаривали ему совершенно бессвязной чепухи. Было весело наблюдать, как он умирает от смеха, комментируя все те глупости, которые ему доводилось слышать.

Одна из проблем, которая всерьез его волновала — это те люди, кто, по его словам, занимается искажением учений. В качестве примера он привел мистера Санчеса, который бесстыдно эксплуатировал его имя и организовывал курсы по своим книгам вплоть до штата Идальго, с целью извлечения прибыли. Кастанеде даже пришлось нанять адвокатов, чтобы по закону преследовать тех, кто некорректно использовал его имя, либо без разрешения цитировал его книги. Он утверждал, что идеи являются магией тех, кто ими владеет, и поэтому их нужно уважать.

Он говорил, что мы должны быть благодарны за то, что он так терпеливо и методично изложил знание магов, и что если бы мы попали в руки дона Хуана, то он не колеблясь засунул бы нас в мешок и колотил бы до тех пор, пока бы мы не выучили главный урок: у нас совершенно нет времени.

Что меня особенно интриговало, так это то, что временами он комментировал различные слухи с такими подробностями, что меня начинали одолевать сомнения — откуда он мог все это узнать? Когда я спросил, были ли у него шпионы среди его поклонников, он ответил, что на самом деле многие люди и так рассказывают ему о том, что происходит, но его уверенность приходит из другого источника. Он рассказал, что может воспринимать мысли других людей, и что эмиссар в сновидении рассказывает ему все о каждом человеке, на котором он фокусирует внимание.

Я спросил, известно ли ему о чем я думаю. Глядя на мое встревоженное лицо, он улыбнулся и весело сказал, что я — влюбленная душа. Я покраснел как ребенок, которого поймали за каким-то запрещенным занятием.

Также он рассказал мне о людях, которые приходят к нему, чтобы потом хвастаться перед другими тем, что встречались со знаменитостью. Этих легко узнать по тому, что в первую очередь они просят у него автограф. Другие пытаются выжать максимум из общения с ним, чтобы потом привлекать учеников в свои собственные школы. Были и такие, кто приходит в надежде, что он откроет их таланты и признает в них своих учеников. У меня были припадки смеха, когда он по-собачьи имитировал их просящие глаза, как бы говорящие: «Пожалуйста, посмотрите на меня — вот же Я!».

— Да, именно так. Когда им в итоге так и не удавалось доказать свою исключительность, они обижались и уходили, осыпая ругательствами не только меня, но и всех нас, — сказал он, имея в виду своих спутниц.


Путеводная звезда. Рассказ бабы Тони из Вочи

Путеводная звезда. Рассказ бабы Тони из Вочи

Без категории

Как простая деревенская баба способна научить практикующих тенсегрити основам магии

Рассказ записал Андрей Павличенков. Дорогая редакция решила опубликовать рассказ, потому что он ясно иллюстрирует одну простую вещь: если в вашей жизни появилось нечто чудесное, появилось ощущение таинственности, магии и чуда, не торопитесь расплескать это, поберегите, придержите, дайте настояться (но не слишком). Если вы ощутили нечто необыкновенное — опыт замечательного сновидения, ночью или наяву, опыт озарения или видения, необычайные знаки или образы — дайте этому пустить корни, дайте этому прорасти в вас, закрепиться. Ибо тотчас же бежать и рассказывать о своей находке, о своем озарении — самое глупое и небережное (по отношению к своему духу), что можно придумать. Это все равно, что бросать четырехлетнего ребенка в бой со взрослыми боксерами. Новая энергия, пузырь нового намерения внутри вас должен сформироваться, созреть и укрепиться, найти и мягко лечь на свое место, прежде чем он столкнется с хищной реальностью.

Не поддавайтесь искушению эго побыстрее собрать лайки или восхищенные взгляды. Рано или поздно дух отреагирует на небережное отношение — просто оставит вас. А это, как говорил Дон Хуан, хуже смерти.

Разумеется, вечно держать в себе свои осознания тоже не стоит, иначе они просто пропадут. Нужен подходящий момент и уместная обстановка. Ждите знака, отпирающего ваш рот.

Тоня с Вочи и ее пес Агнай. Воча — камышовая речка с белыми лилиями, течет из Нагорья Чухломского в Коровново Солигаличского. Ровно посередине находится немного чудесная глушь, две забытые, но еще жилые деревни, куда нету дороги ни зимой, ни летом. В школу отсюда — еще всего пару лет назад — дети ходили восемь километров пешком или на лыжах. Теперь дети выросли и уехали, а их родители еще живут на Воче и возят продукты на каракате.

«Когда-то давно я работала в Солигаличе и на выходные ходила сюда к маме. Идти мне было 25 километров. Приходила я затемно. Однажды — это было в оттепель: в колеях было воды выше колена — я замерзла и уже отчаялась дойти, как вдруг увидела звезду, которая будто бы указывала мне дорогу. Небо, видимо, чуточку развиднелось над горизонтом, и в эту дырку между тучами и лесом залезла яркая желтая звезда, которую я раньше никогда не видела. Я шла, звезда светила, и ее свет с каждым шагом увеличивал мои силы. Через некоторое время небо снова затянулось, но я уже прошла самое дурное место и подходила к деревне.

В следующий год я часто видела эту звезду. Это был не очень простой год, я много работала, мама болела, я ходила к ней не только на выходных, но и на неделе, а утром вставала ни свет ни заря и уходила обратно. И вот, когда уже не оставалось никаких сил, на небе загоралась моя звезда. Потом я заметила, что она загорается почти всегда на одном и том же месте — примерно за четыре километра до деревни. Теперь, даже в туман или непогоду, когда звезды не было видно, я знала, что нужно дойти до той сосны, у которой я ее впервые заметила, дойти любой ценой, потому что оттуда все станет проще: невидимая, но связанная со мной звезда удвоит мои силы.

Я никому не рассказывала о ней. Боялась, что проболтаясь, разорву нашу связь. Но однажды мы сидели у моей солигаличской тетки и трепались о различных загадочных явлениях. Леших, домовых, летающих тарелках. И вот что-то дернуло меня за язык.

Тетка расспросила, узнала о месте, где является заезда и сказала:

-Была когда-нибудь в Мироханово?

А это в Чухломской стороне, через речку от нас да через два болота, на высокой горе, двадцать верст по прямой — я в той стороне тогда не бывала, а сейчас там, говорят, все так нарушилось, что и бывать нечего.

-А я была — говорит тетка — ездила в прошлый год на свадьбу. В Мироханово построили новый коровник. Твоя звезда — это фонарь, который на этом коровнике вечером зажигает сторож.

Как только тетка это сказала, все отрезало — и звезду, и место, а главное — силы.

Я ребята вот что скажу — я уже старая — у всех нас есть свои маяки и все они нами выдуманы. Но если кто то в них верит — не говорите ему этого».

тот самый коровник рядом со старой церковью



Внутреннее безмолвие. На пути к целостности себя

Внутреннее безмолвие. На пути к целостности себя

Без категории

Внутренняя тишина — это ключ, отпирающий дверь. Он ничего вам не покупает, он никуда вас не переносит, он просто открывает дверь. Мы поддерживаем нашу точку сборки в ее обычном положении при помощи нескончаемого внутреннего диалога. Когда, наконец, мы сможем остановить этот диалог, мы сможем остановить мир.

Карлос Кастанеда

Первая ошибка, которую совершает практически каждый читатель книг Кастанеды (и автор этого анонса — не исключение) это умозаключение, что Безмолвие (Silencio) представлет собой состояние полного отсутствия мыслей в голове. Действительно, если следовать формальной логике, именно так оно и выглядит: остановить поток мыслей в голове.

Однако дальнейшие попытки практикующего остановить или хотя бы притормозить свои мысли показывают, что с этим все не так просто, не так линейно.

Есть такая метафора, что учитель указывает ученику на три угла в комнате, в которую его вводит. Четвертый угол ученик должен найти сам – иначе учитель не сможет открыть для него следующую комнату (дать ключи к следующему уровню знаний). Иными словами, Кастанеда дает нам существенные подсказки и намеки, но подлинный смысл сказанного каждый для себя должен открыть сам. А найти ответы на недосказанное можно лишь практикуя и пробуя все на личном опыте.

На практике в воскресенье мы соединимся с изначальным ядром внутренней тишины. Метафорически говоря Внутренний Диалог все время выталкивает нас из состояния Внутренней Тишины, как если бы Тишина находилась в прозрачной глубине, а Внутренний диалог был поплавком, который подталкивает нас к мутной поверхности, по которой плавает различный мусор и которую можно назвать состоянием болтовни.

Из позиции Внутренней Тишины можно увидеть природу Внутреннего Диалога, его намерение. Внутренний Диалог – это не просто разговор с самим собой, это нечто вроде определенной энергии, вибрации, эманаций. Наша голова может не иметь ни одной мысли, но при этом Внутренний Диалог присутствует! Он присутствует в виде неких эмоций, тревоги, страхов, озабоченностей, драматически переживаемых суждений. С другой стороны, в момент разговора и речи мы можем пребывать во Внутренней Тишине, и говорить из состояния Тишины. Это другая речь и она несёт в себе другое намерение.

Сад Камней. Визуальное воплощение внутренней тишины в традиционном искусстве Японии.

Из Внутренней Тишины могут приходить слова, мелодии, ритмы, образы, сновидения, поэзия. Тишина соединяет нас с глубинной счастью нас самих, с самой мудрой частью себя. А иногда Тишина это просто — тишина, безмолвие, тихое созерцание или пребывание в единении с камнями, птицами или облаками. Удивительно (или нет), но Внутренняя Тишина намного богаче и разнообразнее Внутреннего Диалога.

Отличительная особенность Внутреннего Диалога – он всегда одной стороной направлен на «Я, Я, Я», даже если он «о них», «о нем», «о ней». У Внутреннего Диалога три основные функции, из которых только одна может быть в какой-то степени и на определенном отрезке времени полезна:  1) он растрачивает нашу силу и время на нечто, не имеющее отношения к реальности, энергетической или физической; 2) он выполняет роль самозащиты нашего эго, даже если эта защита иллюзорна, как и нападение; 3) он закрепляет нашу точку сборки в ее привычном положении.  Эта третья функция внутреннего диалога помогает автоматической сонастройке всех точек сборки всех людей на планете, благодаря чему мы все, от белого американца до жителя глухой китайской деревни, воспринимаем мир примерно одним и тем же образом, переживаем примерно одни и те же эмоции и одинаково реагируем на одинаковые раздражители. Ценность этой фиксации с точки зрения технического развития и глобализации очевидна: на всем практически нравится одно и то же, а значит потребление и глобальный рынок упрощаются.

Но цена «услуг» Внутреннего Диалога слишком высока. Мы заплатили за эту «автоматическую» фиксацию точки сборки огромную цену. Мы переплатили втридорога. И в нагрузку к этой фиксации получили еще и утрату связи с духом, мы получили депрессию, утрату смысла, отчуждение от самих себя.  Мы оказались в тупике, несмотря на многократный рост потребления, полеты в космос и теплые чистые туалеты. Поэтому задачей современного практика является разрушение автоматизма действий и реакций. Осознание постоянно присутствующей Тишины – прямо здесь, рядом. Внутренннее Безмолвие – это не какое-то далекое и недостижимое состояние, оно обнаруживается прямо в здесь и сейчас. У каждого из нас есть опыт многомесячного пребывания в глубоком состоянии Внутренней Тишины! У нас УЖЕ был невероятный опыт безмолвия, от момента зачатия и зарождения осознания, до завершения базовой инсталляции внутреннего диалога в возрасте 5-7 лет.

Осталось только вспомнить себя – в тишине!

Внутреннее безмолвие начинает работать с того момента, как ты начинаешь развивать его в себе, – ответил дон Хуан. – То, к чему стремились маги древности, было финалом, драматическим концом и результатом достижения этого индивидуального порога безмолвия. Некоторым особо одарённым магам необходимо всего лишь несколько минут безмолвия для достижения вожделенной цели. Иным же, менее талантливым, требуется гораздо больший период тишины, чтобы прийти к желанному результату. Желаемый результат – это то, что маги называли остановкой мира, – момент, когда всё вокруг перестаёт быть тем, чем было всегда.

Это момент, когда маг возвращается к подлинной природе человека, – продолжал дон Хуан. – Маги древности также называли это абсолютной свободой. Это момент, когда человек-раб становится свободным существом, способным на такие чудеса восприятия, которые бросают вызов нашему обычному воображению.

Карлос Кастанеда

[add_single_eventon ev_uxval=»3″ id=»2740″ show_exp_evc=»yes» ]

Любовь. На пути к целостности себя

Любовь. На пути к целостности себя

Без категории

Продолжение серии классов по воссозданию Целостности себя.

Есть ли какое-то слово в русском языке, более затертое, искаженное, измученное, проданное, преданное и униженное, чем слово «любовь»? Нет, наверное, никакого другого человеческого чувства, которое бы так бесстыдно и безжалостно эксплуатировали бы тысячи лет в своих интересах самые враждебные этому чувству силы и социальные механизмы. Тем не менее, под всеми этими наслоениями и тоннами мусора до сих пор ощущается нечто живое и пульсирующее.

 

Когда Дон Хуан спросил молодого Кастанеду, что тот ищет в жизни, тот ответил: «Любовь!», над чем старый нагваль вдоволь повеселился и нашутился. Тем не менее, это именно то, что нашел Карлос Кастанеда в итоге своего обучения, это то, к чему он пришел спустя десятилетия. Древние маги подгоняли своих учеников с помощью страха, ритуалов и силы. Но эти средства, очевидно, оказались не слишком хороши: «страх заставляет двигаться беспорядочно», тогда как подлинная любовь, любовь магов, заставляет двигаться разумно и собранно.

 

Но прежде, чем прийти к такому состоянию, нужно расчистить внутри себя самого эти тонны социальных наслоений, которые мешают нам пережить поистине невероятное чувство, бОльшее, чем мы сами, чем наши рациональные убеждения или корыстные интересы.

 

Для того, чтобы сделать первые шаги на этом пути, мы обратимся к материнскому чувству, но не к человеческому, а к нашей связи к космической матерью – Землей.  На практике мы погрузимся в эманации того, что отдаленно можно назвать любовью, которую испытывает космическое тело ко всем существам, населяющим ее поверхность. Земля – Великая Сновидящая и Творящая Мать. Мы прикоснемся к сновидению планеты, которая намеревает всю эту прекрасную жизнь (включая и людей) на своей поверхности. Мы исследуем это притяжение, и вероятно, кто-то из участников сможет уловить ее отблески. Мы будем учиться любить и сновидеть по-настоящему – у прапраматери органической жизни.  С тем, что называется «любовью» в сериалах, эта любовь не имеет ничего общего, кроме слова.

[add_single_eventon id=»2707″ ]

Ритм Намерения

Ритм Намерения

Без категории

Эти осознания были бы невозможны без коллективного исследования восприятия ритмов в ходе совместных практик в московской группе ИКСТЛАН.

сорок объясняющих предположений и наблюдений о ритмах, циклах, календаре майя и намерении 

    1. Тональ ритмичен и цикличен. Тональ пульсирует.
    2. Возможно, числа произошли не только или не столько из необходимости считать урожай или количество единиц прирученного скота, как считают историки.
    3. Числа в своем изначальном значении – это выражение цикличности тоналя, то есть всего, что мы можем представить и описать. Вполне вероятно, что числа были насновидены, сформулированы и впервые использованы шаманами и жрецами для магических манипуляций.
    4. Сакральные числа конкретны (в отличие от «светских» и математических чисел, в которых одна двойка ничем не отличается от другой). Например, двойка внутри четверки могла отличаться от второй двойки в этой же четверке – она была кем-то вроде отражения-близнеца. Средняя единица внутри тройки могла иметь особое указание на центр. Числа могли иметь мужской или женский род, цвет, соотнесенность со сторонами света и так далее.
    5. Числа были выражением священных циклов окружающего мира, они выражали ритм и последовательность таинственных и могущественных сил Земли, Солнца, Луны, Ветра, Венеры и так далее. Но также цифры отсчитывали ритм сердца, дыхания, число шагов, количество пальцев или отверстий на теле человека.
    6. Например, единица была началом, рождением, первоначальным толчком духа, первым вдохом или первым стуком сердца. Также единица могла означать целостность. Единица присутствовала в имени самого известного духовного лидера толтеков, Се-Акатль Накшитль Топильцина Кецалькоатля («Первый Тростник Наш Царевич Пернатый Змей»).
    7. Кольца змеи (коатля) также представляли собой цикличность возвращения. Толтеки верили в то, что Кецалькоатль возвращается на Землю периодически. Се Акатль Топильцин правил толтеками в конце первого тысячелетия нашей эры. Появление Кастанеды, заново открывшего двери к знанию, случилось примерно тысячу лет спустя.
    8. Как мы увидели, четверка была числом Земли, она соотносилась со сторонами света, четырьмя ветрами, четырьмя сезонами, четырьмя моментами суток, четырьмя фазами Луны и четырьмя временами жизни человека.
    9. Четверка встроена внутрь других четверок. Например, четверка смены времени дня (утро, день, вечер, ночь) многократно «вложена» в четверку лунного месяца и четверку солнечного месяца, а та в свою очередь — внутрь четверок четырех сезонов солярного цикла, те в свою очередь, внутрь длинных астрономических циклов.
    10. Четверка – опора и основа стабильности. Форма четырехгранных пирамид неслучайна, как и число ступеней и расположение пирамид по отношению к звездам.
    11. Как могли видеть древние, любые цикличности были частью каких-то более грандиозных циклов, космических и астрономических. А сами эти циклы состояли из цикличностей ниже лежащего уровня (микроциклов). Визуально это можно сформулировать как фрактал.
    12. Существует современная научная теория бесконечной вложенности материи (фрактальная теория), которая утверждает, что космологические уровни являются самоподобными, так что для каждого класса объектов или явлений в данном масштабном уровне есть аналогичный класс объектов или явления в любом другом масштабном уровне.
    13. Как несомненная истина это положение вещей описывалось в так называемой «Изумрудной скрижали» — древнем памятнике герметизма. Согласно легенде текст скрижали был оставлен Гермесом Трисмегистом на пластине из изумруда в египетском храме и обнаружен на могиле Гермеса Аполлонием Тианским, по другой версии — Александром Македонским. Он звучал так: «То, что внизу, аналогично тому, что вверху. И то, что вверху, аналогично тому, что внизу, чтобы осуществить чудеса единой вещи».
    14. В такой картине мира есть удивительная красота, когда один ритм накладывается на другой и они переплетаются и образуют очень красивый узор, рисунок цикла, образующего бесконечную вложенность ритмов один в другой.
    15. Древние видящие, стоявшие у основания нашей линии и множества других магических линий Центральной Америки, несомненно, использовали сакральные числа и ритмы для создания магии.
    16. Именно в качестве священных числа стали частью календарей. В особенности это касается древних, лунных и священных календарей. Как мы знаем, в традиции шаманов Мезоамерики использовались два календаря – один «светский», сельскохозяйственный и солнечный, выражавший солярный год 365 дней (18х20+5), а второй – священный, состоявший из циклов по 260 дней (13х20). Каждые 18 980 дней (52 года) солнечный и священный календарь синхронизировались.
    17. И еще одно применение священных чисел – код магических пассов. Различное число выполнения пассов по-разному влияет на эффект. И есть разница сделаете ли вы 4 или 5 или 52 повторений пасса. Древние считали это очень важным элементом пассов и делали само число повторений частью ритуала, новые видящие оставили эту часть на усмотрение самих практиков. Вы сами для себя можете решить, какое число пассов и в каких случаях использовать. Вполне разумно использовать ритм и число, которые связывают вас с вашим телом энергии.
    18. Именно поэтому числа для древних были конечны, бесконечное число не имело смысла – бесконечное множество чисел сливалось в единицу, и оно было изобретено довольно поздно, как и ноль. Повторения были важнее, чем границы исчислений.
    19. То, что шаманы называют «знаками», «знамениями» — в этой картине мира можно рассматривать как сигнал о смене интенсивности, ритма намерения.
    20. Знаки обычно приходят к нам из тех областей, к которым мы неравнодушны, потому что это те сферы внимания, в которых мы яснее видим игру Духа.
    21. Числа, которые регулярно нам являются в жизни, тоже можно рассматривать как знаки.
    22. Есть очевидная связь между ритмом и намерением. Например, для того, чтобы какое-то новое намерение стало несгибаемым, чтобы решение приобрело силу неотвратимости, необходимо совершить какое-то число повторений наших новых действий, поступков. Это и есть ритм: наши действия должны найти свой ритм, получить свою цикличность, чтобы включилось Намерение.
    23. Яркое выражение связи намерения и ритма – танец, ритмичные движения, или пение — ритмичная вокализация. Да что говорить — сам язык, речь основан на ритмах, и есть ритмы разных языков и разговор на определенном языке начинает влиять на ритм и связь вашей энергии с намерением.
    24. Меняя ритм своей речи, вы можете очень многое поменять в своей жизни. Например, привнести осознанность и свое энергетическое тело – в свои слова.
    25. Меняя ритм своих поступков и решений, вы можете привлечь осознанность и ответственность в свою жизнь.
    26. Ритмы и цикличности современного мира людей отличаются по скорости от ритма энергетического тела. Именно поэтому мы утрачиваем связь с энергетическим телом в повседневной жизни, поскольку нас полностью поглощает социальный пульс.
    27. Ритмы городов отличаются. Ритм Москвы не перепутать с ритмом Петербурга, а ритм города с ритмом деревни. А ритм людей – с ритмом гор или леса.
    28. Музыка имеет два основных параметра – ритм (как выражение цикличности человека)  и звучание (как выражение вибраций энергии). Особое и отдельное значение имеет голос, звучащий в музыке (пение), поскольку голос наиболее глубоким образом выражает вибрацию энергии.
    29. Скорость, ритм энергии в нижней части тела может и часто отличается от ритма энергии в верхней части тела. Ритмы правой стороны отличаются от ритмов левой. Перемешивание энергии в коконе выравнивает ритмы.
    30. Очень важно – что в каждый момент нашей жизни присутствует ритм, который помогает нам соединиться со своим энергетическим телом. Энергетическое тело само подсказывает эту интенсивность.  Следование этому ритму есть способ соединения со своим телом энергии.
    31. Имеет смысл пребывать в этой скорости, насыщаясь связью с энергетическим телом. Особенно – в ключевые моменты, такие как перехода от сна или ко сну.
    32. Менять свои ритмы (ускоряться или замедляться) имеет смысл плавно, сохраняя связность (непрырывность) восприятия, что помогает объединять восприятие.
    33. Когда вы когда вы работаете в коллективе или сновидите совместное сновидение, ключевое значение имеет значение синхронизация (сонастройка) ритмов.
    34. Когда вы любите кого-то, синхронизация ваших ритмов (и событий) происходит естественно, как бы сама собой. Например, у вас одновременно появляются одни и те же мысли, или вы сталкиваетесь в неожиданных местах, или встречаетесь в сновидении.
    35. Сама по себе синхронизация является знаком, на который стоит обращать внимание.
    36. Хорошим показателем синхронизации энергетических темпов двух любящих друг друга людей является одновременный оргазм.
    37. В рабочем коллективе какой-то человек может работать медленнее или быстрее вас, в другом, чем вы, ритме. Синхронизация в данном случае означает, что вы соединяетесь с ним в каких-то рэперных точках (точках отсчета).  Вы можете синхронизироваться, соблюдая разный ритм, но регулярно соединяясь в определенных позициях.
    38. Согласование ритмов в совместном сновидении означает также и согласование ожиданий. Договоренности и их исполнение есть способ синхронизации ритмов.
    39. Синхронизация с некоторыми социальными ритмами, в которых движутся ценности этого общества, способна принести вам, например, деньги.
    40. Осознанность позволяет синхронизироваться с множеством различных ритмов одновременно: с ритмами Луны, Венеры, Солнца, а также с ритмом своего энергетического тела, и – одновременно с ритмами большого города, в котором мы выходим на охоту. Осознание позволяет сохранять многоуровневую связность.

 

Важно: при любой скорости и темпе не терять синхронизацию со скоростью своего энергетического тела. 

Сказка об осознающих  компьютерах

Сказка об осознающих компьютерах

Без категории

Представляем вашему вниманию цифровую сказку от цифрового воина Данилито

Представьте себе современный датацентр. Многие сотни одинаковых серверов, образующих симметричные ряды. Что мы можем сказать о них с точки зрения материального мира? Они полны энергии — светятся, вибрируют. Но вряд ли они обладают сознанием — они статичны и не говорят «Привет!».

Современный маг — учёный — владеет искусством общения с этими странными существами. Он открывает консоль и — о чудо! — видит вежливую командную строку, при помощи которой можно взаимодействовать с одним конкретным существом — сервером. Выясняется, что за скучным вибрирующим ящиком скрывается нечто «живое», реагирующее на запросы.

Достигнув высот в этом магическом искусстве, маг-учёный мог бы заметить странный факт: большая часть генерируемой вычислительной мощности расходуется не на жизнь этого конкретного сервера, а уходит в какие-то загадочные высшие сферы. К сожалению, все попытки этого мага-учёного проникнуть в эти сферы потерпели бы фиаско из-за сильного шифрования.

Ему пришлось бы обратиться к демиургу датацентра за доступом к облаку, процветающему на фундаменте этих серверов. Подключившись к этому облаку, маг-учёный обнаружил бы, что больше не видит и не чувствует отдельные сервера, располагающиеся уровнем ниже в вычислительной иерархии, и взаимодействует с ними теперь как с единым целым.

Между этими уровнями существует барьер, для перехода через который нужны особые знания. Даже само существование другого уровня очень непросто осознать с уровня ниже. Энергия поступает снизу вверх: если выдернуть вилку из розетки, то все уровни выше хардверного угаснут в одно мгновенье. Однако отключение одного сервера не повредит пользователю облака!

Домашнее задание 1:
Замените сервер на тело человека, операционную систему на личность. Не может ли быть третье внимание актом подключения к облаку?

Домашее задание 2:
Дождитесь ночи, выйдите на улицу и посмотрите в небо. Видите там бесконечное число звёзд? Они не выглядят сознательными, но они явно полны энергии: они светятся и вибрируют. Какое облако они поддерживают и как к нему подключиться?

P.S. В самом углу датацентра, рядом с горячим корпусом одного из серверов, живут букашки. Пользуясь небольшими утечками энергии, которая идёт на поддержание облака, эти букашки развили забавную цивилизацию. Они верят, что когда-нибудь смогут долететь до соседнего сервера и, возможно, открыть там иную жизнь…

Женщина. Отрывок из книги Виктории Будур «Я все могу сама»

Женщина. Отрывок из книги Виктории Будур «Я все могу сама»

Без категории

Отрывок из книги сновидящей и писательницы Виктории Будур «Я все могу сама». В основу рассказа легла реальная история, которая произошла с ней в недалеком прошлом: путешествие в мир неорганических существ за существом, которое появилось в этом мире как рожденный ребенок. Отрывок можно прослушать или прочитать.

Она была Женщина.

Женщина стояла в огромной темной пещере. Испещренные тонкими, каменными бороздами, свисали низкие своды над ее головой. Легкий полумрак позволял разглядеть, что пещера напоминает форму круга, и в разные стороны расходятся низкие, каменные коридоры, входы которых пригнули к полу свисающие сталагмиты.

Если бы она оказалась в этом довольно мрачном месте в другой ситуации, то наверняка испугалась бы. Но  сейчас, как только она оказалась здесь, боль, раздиравшая все ее тело, отступила, как будто ее и не было. И это временное облегчение для измученного острыми схватками, уставшего тела, затупляло все страхи.

Она прекрасно понимала, что ей все равно придется испить ту чашу мучений, которая уготована свыше, ибо за бесценное счастье следует заплатить сполна. Но это временное затишье даже радовало, хотя неизвестность и непредсказуемость будущего порождали страх, сокрытый глубоко в душе.

Она стояла посередине пещеры, готовая к любым испытаниям, но все же, как и любое земное существо надеющаяся, что, возможно, все самое страшное уже позади.

Любая человеческая душа всегда верит в лучшее и ежели до самого последнего вздоха не утеряна надежда, то, может быть, с соизволения сил высших и большинству людей невидимых, она будет замечена в мириадах мерцающих надежд и стремлений.

Перед ней из сумерек длинных переходов появились два светящихся существа. У них не было обычных человеческих черт лица, лишь два овальных потока света, полных сознания и решимости выполнения своей миссии. Но она увидела у них глаза, рты и некое подобие человеческого образа. Они внимательно разглядывали ее. Она задрожала от страха, потому что почувствовала судьбоносность этого момента.

Какое они примут решение, так и будет.

Зубы женщины чуть слышно застучали от накатившейся волны нервозности и волнения. Ладони стали влажными, а коленки мелко дрожали. Но откуда-то из недр ее души, вдруг, удивительно для нее самой, поднялась волна воли и жажды идти до конца, либо выиграть и получить наивысшую награду, либо проиграть и навек исчезнуть, растворившись невидимой крупинкой в бездонности Вселенной, среди таких же частичек, как и она, необъятного человеческим сознанием миропорядка.

Она услышала их голоса. Хотя ртов, которых у них, впрочем, и не было, они не раскрывали. Но она восприняла это, как обычную речь.

Первый сказал:

— Она достойна,  дать ей шанс пройти испытание.

Второй возразил:

— У нее очень мало возможностей выиграть это испытание. А в конце ее ждет смерть, ежели она не сможет пройти.

— Ну что же, значит, она исчезнет. Но пусть испытает свой шанс. Вероятность победить все равно есть.

— Она, возможно, погибнет и более не появится в осознанном воплощении никогда.

— Награда высока. Оттого и испытание имеет такой двойственный исход. Пусть решает сама. – Сказал Первый.

— Пусть решает она. – Согласился Второй.

Женщина не задумывалась ни на миг.

— Я иду, — лишь успела сказать она, не разжимая губ.

Решимость ее была огромной. Она прекрасно осознавала, что смерть стоит за ее левым плечом и ее холодное дыхание шевелит кудри за ухом женщины. Но поток воли и решимости оторвал ее от пола пещеры, и она повисла в воздухе перед двумя светящимися существами. Аура ее подрагивала от нетерпения идти до конца, и она вся обратилась в слух, ибо понимала, что каждое произнесенное слово будет ТАМ иметь значение.

— Выход из этого зала пещеры повлечет тебя в лабиринт. Ты должна не заблудиться в переплетении ходов его. Ты должна выполнять все Испытания Правды, которые встретишь на своем пути. И искать способ обойти все Испытания Лжи, которые тоже будут возникать на твоей дороге. Ты, должна,  верно отвечать на все поставленные перед тобой вопросы. И при этом оставаться искренней и откровенной.

— Помни, что ты встретишь и ужасы, но даже капля страха отбросит тебя в запутанный коридор новых лабиринтов, из которых выбраться, почти нет шансов. Вера твоя в успех, решимость и воля ежели дрогнут, то ты погибнешь в страшных, разъедающих душу мучениях.

— Но цель высока. Ищи награду в верном направлении. Найди нужный проход лабиринта, который приведет тебя в ТВОЙ зал, единственно твой. А таких залов великое множество. Но ты должна почувствовать свой.

— Вход в зал охраняем, пройди преграду.

— В зале отыщи свой огонь, и глаза повлекут награду.

— Но времени мало. Надо успеть. Любое промедление или выход не в тот ход лабиринта, и ты – не успела. Смерть или награда.

— Награда или смерть.

Огромный поток воли и страсти к жизни  подхватил женщину, и втянул во вход в лабиринт. Она не выбирала умом верный или не верный это проход, она лишь устремилась за тем, что чуяла, подгоняемая последним шагом на краю пропасти в жизнь или в смерть.

Она сама превратилась в поток воли из всех ветров, и летела, петляя, по вертящемуся и многогранному лабиринту. Два светящихся существа плыли за ее спиной, но ни как помощь или поддержка, а как два беспристрастных свидетеля ее выбора и пути.

Водоворот лабиринта разных видений захватил движение женщины. Ум ее почти не включался. Он лишь редко фиксировал некоторые картинки происходящего. Ее несло волной воли, желания выжить и получить наивысшую для человека награду.

Ее чутье выбирало пути и решало задачи, проходило множество испытаний и влекло все дальше и дальше. Она забывала сразу, что происходило с ней минуту назад. И это было благо. Потому что, запомнив хоть часть пути испытаний, она сошла бы с ума. И путь бы ее прекратился. Амнезия моментов после их прохождения была спасением, ибо давала шанс устремляться дальше.

Время. Время. Время.

Она летела по лабиринту навстречу невидимому зову своего чутья. Лабиринт летел ей в лицо, обжигая молниеносно уходящим временем.

Время.

Есть ли еще время?

Можно еще успеть?

И куда успеть?

Верен ли выбранный путь?

Минуты, час неумолимы.

И тот ли это путь…

Верны ли ее ответы на вопросы стражников лабиринта? Сил мало. Усталость летит рядом, то и дело касаясь ее своим плечом. Водоворот путей и множество переходов. Ныряя в очередное узкое ответвление, она не знает, верен ли ход. Но на раздумья времени нет. Ум иногда включается в сознание и нашептывает ей: «А туда ли летишь ты?»

Сомненья бормочут: «Может, ты уже запуталась? Или изначально вход был выбран не тот? И все уже давно бесполезно». Но она лишь фиксирует наличие этих мыслей, но не углубляется в них, и не тормозит ни на миг.

Время покажет. Надо лететь вперед.

Нет времени на размышления.

Воздух, все пространство лабиринта заполнено невыразимым томленьем, ожиданием чего-то, вековым терпением и нетерпением одновременно. Но нельзя вникать в эти ощущения. Они могут поглотить собой и оставить надежду такой же несвершенной, каковые витают здесь всюду в дыхании стен…

Два светящихся существа то отстают, то сопровождают ее рядом, то отстают снова и она на время теряет их из виду. Но нет времени тормозить. Надо Жить и найти Награду.

Замысловатый проход.

Множество узких отсеков.

Она устремляется в один из них, лишь притормозив на долю секунды.

Очередной огромный зал, где мерцают мириады ярких и тусклых, ровных и пляшущих огней.

Таких залов пролетело множество перед взором женщины. Но в этом она затормозила и встала. Что-то заставило ее сделать это.

Огромная сфера необъятного зала нависала со всех сторон спиралевидными и круглыми сводами. Каждый огонь горел в своей ячейке в рядах на витках спирали. Их было бесконечное множество. Они походили на соты в улье.

Она медленно обвела взором мерцающие своды. За ее спиной стояли светящиеся существа. Чуть поодаль темнела и холодила смерть. Темная фигура стражника зала мерцала рядом. И смотрела на нее пристально холодно.

Может, она не прошла последнее испытание и сделала что-то неверно? Может, истекло время? Почему все так смотрят на меня?

И смерть холодным, высасывающим последние силы взором, пригвоздила женщину к месту…

Она смогла оторвать от нее внимание и еще раз обводила взглядом светящиеся огни. Один из них, такой далекий, ровный, маленький синий огонь…

Бедный, маленький, такой одинокий…  Как жалко его…

Все завертелось в безумном круговороте.

Навалилась боль.

Все тело ломило, а уши разрывались от шума, стонов и воя.

— Неужели это все?

Безумный, вертящийся, рокочущий водоворот… Боль… Дикая усталость навалилась, как бездна.

— Все. Я не успела. Не справилась. Ошиблась. Это все. — Только и успела подумать она перед тем, как темнота, с краев плавно заполонив все пространство, сузилась до одной точки света и затем поглотила и ее.

Полная темнота накрыла мир…

*         *         *

Боль была глухой и приятной.

Боль напоминала о существовании тела.

Боль – это жизнь.

Сознание медленно возвращалось сквозь завесу тупой боли.

Двинуться  не было желания и силы. Но это тоже признаки жизни.

— Если есть чувства, то есть тело. Значит, есть я. – Подумала она.

Веки были тяжелые, и не хотелось двигаться.

— Где это я, интересно? Что со мной?

Она все же чуть приоткрыла глаза, пытаясь сквозь ресницы разглядеть пространство вокруг.

Она лежала на кровати в просторной комнате. Стены были выкрашены светло-зеленой краской. Сквозь опустившиеся вечерние сумерки можно было разглядеть еще кровати в этой комнате. Лежат ли на них люди, не было видно, но, судя по сопению и тихим постанываниям, доносящимся с разных сторон, там тоже были женщины.

— Это должно быть больница. Да, я вчера попала в больницу! Больше ничего не помню…  Это роддом! Вспомнила!

Она медленно, сквозь боль, провела рукой по ноющему телу и дотронулась до живота.

— Вроде, вчера он был больше. Где же мой ребенок?!

В комнату кто-то вошел, и у двери зажгли ночник. Женщина тихо позвала. Нянечка в белом халате подошла к ней и спросила:

— Чаво тебе? Ужо проснулась?

— Я родила? Где мой маленький?!

— А чогож не родить-то. Родила. Кесарево сделали. Спи себе. Отдыхай. Ребенок хороший. Утром принесуть.

Огромная, неземная радость разлилась по телу женщины.

— Родила. У меня ребенок. – Радостно, еле слышно прошептала она. – Какое счастье…

Она уже не чувствовала ни боли, ни усталости в теле, а лишь одно чувство счастья, как океан заполнившее ее всю до краев. На губах играла улыбка. Глаза сами закрылись и наполнились видениями маленького, улыбающегося ребенка. Она медленно перевернулась на правый бок.

— Надо скорее уснуть, чтобы скорее наступило утро, и я увижу своего ребенка, мою награду. Я сделала это. Я родила маленького.

Вдруг память всего произошедшего нахлынула на нее. Она вспомнила, что с ней произошло, что она летела в этом страшном лабиринте и проходила испытание за испытанием.

— Значит, я смогла?! Я успела?! И нашла верный путь и получила свою награду? Я справилась?!  Нет, такого просто не может быть. Это моя фантазия, страшный сон или навеянный наркозом бред, галлюцинации. Разве такое возможно? Это просто роды. Миллионы женщин рожают, и никто не рассказывает ни о каких испытаниях и лабиринтах. Да, это, наверное, видения от наркоза.

Она лежала на правом боку и даже открыла глаза, размышляя обо всем этом.

Вдруг, она совершенно явственно почувствовала, что за ее спиной кто-то стоит и смотрит на нее.

— Должно быть, нянечка еще не ушла, — подумала она, но все же медленно, очень медленно из-за боли внизу живота, оглянулась.

Там, у самой ее кровати стояли два светящихся существа. Они стояли и смотрели на нее и молча улыбались, хотя у них, на самом деле, не было ни глаз, ни рта. Но женщина видела, что они улыбаются, что они рады и поддерживают ее своим взглядом.

— Спасибо, — радостно и смущенно пробормотала она.

Повернувшись к ним спиной, она уснула счастливым и безмятежным сном. Потому что за спиной она чувствовала надежность и уверенность, а впереди ее ждала Настоящая, самая главная Награда – ее синий огонек, ее счастье, ее малыш.

Октавио Пас. Предисловие к «Учению дона Хуана»

Октавио Пас. Предисловие к «Учению дона Хуана»

Без категории

«Октавио Пас написал очень хорошее предисловие к испанскому изданию «Учения дона Хуана». Это замечательное предисловие. Октавио Пас – это настоящий джентельмен, может быть последний из тех, что еще остались».

Карлос Кастанеда

Предисловие к книге Карлоса Кастанеды «Учение дона Хуана»

Октавио Пас

Несколько лет назад Мишó*, который уже тогда был довольно пожилым человеком, говорил мне:
– Когда-то я начал издавать небольшие сборники стихов. Первоначальные тиражи составляли порядка двухсот экземпляров, но вскоре они увеличились до двух тысяч, а сейчас достигли уже почти двадцати тысяч. На прошлой неделе редактор предложил опубликовать мои книги одним изданием, тиражом сто тысяч экземпляров. Но я отказался. То, чего мне хотелось бы сейчас больше всего, это вернуться к тем временам, когда тиражи были не больше двухсот экземпляров.

И я прекрасно понимаю Мишо: лучше быть совсем неизвестным, чем сверхзнаменитым. Нет разницы – слишком много света или же слишком много тьмы: и то, и другое не дает нам возможности нормально видеть. Кроме того, в любом художественном произведении должна сохраняться тайна. Безусловно, популярность не означает, что все тайны уже открыты, и Гомер останется Гомером спустя тысячелетия и после тысяч переизданий. Нет, слава не уничтожает всех тайн, но она их вульгаризирует. Она превращает драму Прометея в цирковое шоу, Иисуса Христа – в звезду мюзик-холла, «Фрейлин»** – в икону слепого преклонения, а книги Маркса – в объекты одновременно и священные, и малочитаемые (в коммунистических странах его книги никто не читает, все лишь судят о них без толку). Вульгаризация популярности – одна из фаз процесса потребления. Превращенные в безделушки, художественные произведения буквально проглатываются неразборчивыми и жаждущими развлечений поспешными читателями.

Некоторые таланты тщетно пытаются противопоставить всем этим упрощениям сложные нечитаемые тексты. Это самоубийственно. Чтобы по-настоящему уберечь свою работу, нужно заинтересовать читателя, захватить его внимание текстом, который было бы невозможно толковать однозначно. Прекрасный пример – «Поминки по Финнегану»***. Сложность этой книги не в туманности ее смысла, а в многоуровневости: каждая фраза и каждое слово – это совокупность чувств, пригоршня семантических зерен, которые Джойс бросает в наши умы в надежде на будущие всходы. Иксион****, превращенный в книгу, Иксион и его рефлексирование, изменение и движение. То, что мы называем классикой, это непростой труд, она никогда не перестает генерировать все новые и новые смыслы. Великие произведения каждый раз воспроизводят себя в читателях, и это происходит непрерывно. Из способности к самовоспроизводству следует множество смыслов, а далее – и многовариантность прочтения. Чтение последних газетных новостей – простая и однозначная вещь, но того же Сервантеса можно читать по-разному. Газета – это дитя рекламы, пожирающей ее: изношенному и затертому газетному языку место в мусорной корзине. А язык «Дон Кихота» каждый раз при чтении словно возрождается в ином обличии. И ясность эта обоюдоостра: одно чувство дает возможность постичь многие другие.

Что Карлос Кастанеда думает об огромной популярности своих произведений? Вероятно, пожимает плечами: подумаешь, еще одной странностью больше в работе, появление которой и так вызвало замешательство и сомнения. Несколько месяцев назад в журнале «Тайм» было опубликовано большое интервью с Кастанедой. Я признаюсь, что «тайна Кастанеды» меня интересует меньше, чем его работа. Секрет его происхождения – перуанец ли он, бразилец или чикано***** – кажется мне вполне приземленным в сравнении с тайнами, которые предлагают его книги. Первая загадка: его труд антропологический или же художественная литература? Я думаю, этот вопрос риторический: антропологический ли это документ или вымысел, смысл от этого не меняется. Художественная литература уже сама по себе является этнографическим документом, и этот документ, как признают его самые суровые критики, имеет несомненную литературную ценность. Например, книга «Печальные тропики»****** – автобиография антрополога и этнографические материалы дает ответы. А что, она реально отвечает на поставленные вопросы? Ведь если книги Кастанеды являются художественной литературой, то они написаны с очень необычной точки зрения: их тема – поражение антропологии и победа магии. Если же это антропологический труд, то тема его слишком уж незначительная: месть «объекта» антропологического исследования (брухо) антропологу с целью превращения его в колдуна [un hechicero]. Это анти-антропология.

Недоверие большинства антропологов к книгам Кастанеды связано не только с профессиональной ревностью или их недальновидностью как специалистов. Это естественная сдержанность в отношении исследования, которое начинается как этнографическая работа (галлюциногенные растения – пейот, грибы и дурман – в практике и ритуалах колдовства [la hechicería] индейцев яки) и которое уже через несколько страниц трансформируется в историю преображения. Происходит изменение положения: «объект» исследования – дон Хуан, шаман [chamán] яки, вдруг становится субъектом обучения, а субъект обучения, Карлос Кастанеда, антрополог – превращается в объект обучения и экспериментов. Меняется не только позиция взаимосвязанных элементов, меняется и сама связь. Дуализм «субъект-объект» (познающий субъект – объект познания) исчезает, а вместо него возникает дуализм «учитель-неофит». Научный подход трансформируется в магическо-религиозный. В рамках научной системы антрополог пытается познать нечто иное; во втором случае неофит сам пытается преобразиться в нечто иное.

Получается двойное превращение: антрополога – в брухо, и самой науки антропологии – в некое иное знание. В книгах Кастанеды повествование о его преображении граничит с одной стороны с этнографией, а с другой – с феноменологией или религией. Преображение основано на опыте, который, я бы сказал, был получен необычным способом. Этот опыт выражается в магии, религии и поэзии, хотя не только в них, и от палеолита до наших дней является центральной частью жизни мужчин и женщин. Это основополагающий опыт человека, такой же, как работа или язык коммуникации. Он охватывает весь диапазон жизни – от детских игр до эротических встреч и знания о том, что мы одиноки в этом мире, и ощущения себя частью этого мира. Это отказ от привязанности к тому «я», которым мы являемся (или думаем, что являемся) в пользу чего-то, что тоже является нашим «я», что всегда является нашим другим «я».

Отказ от привязанности, проявление, уникальный опыт – быть человеком. Будучи критическим разрушением антропологии как науки, работа Кастанеды смыкается с философией с одной стороны и религией – с другой. С философией – потому что после радикальной критики реальности она предлагает нам иное знание, ненаучное и алогичное. С религией – потому что это знание требует при посвящении изменения своей природы – преображения. Иное знание открывает двери другой реальности только если сам неофит становится другим. Амбивалентность смыслов разворачивается в самом центре опыта Кастанеды. Его книги – хроника преображения, история духовного пробуждения и в то же время – открытие и защита знания, не признаваемого Западом и современной наукой. Знание напрямую связано с силой, а оба они – с преображением: человек знания (брухо) это человек силы (воин), и оба эти фактора,

знание и сила, являются ключами к изменениям. Брухо может видеть другую реальность, потому что видит ее другими глазами – глазами другого.


* Анри Мишо (1899-1984) — французский поэт и художник
** «Фрейлины» — картина Диего Веласкеса
* «Поминки по Финнегану» — роман Джеймса Джойса
** Иксион — персонаж древнегреческой мифологии, царь фессалийского племени, умерщвленный Зевсом. В астрономии – малая планета, объект пояса Койпера
*** Чикано – американец мексиканского происхождения
**** «Печальные тропики» – работа французского этнографа-индеаниста Клода Леви-Стросса (1908-2009)

Автор перевода: Андрей Лебедь

Женщина-воин. Марина Абрамович

Женщина-воин. Марина Абрамович

Без категории

Некоторые люди ведут жизнь воина не потому, что прочитали книги Кастанеды, а потому, что нашли этот путь в своем сердце. И некоторые люди находят пути перепросмотра своей жизни, ни разу не считая себя «практикующим» или кем-то подобным.
Хочу вас познакомить с таким человеком: Марина Абрамович.
Марина Абрамович — знаменитая сербская художница и акционистка. Ее называют «бабушкой перфоманса» — она была пионером в исследовании границ человеческого и социального. Она первой поставила публичные эксперименты над собой, обучая общество находить и преодолевать барьеры — боли, власти, секса, любви, привычек и смерти. Марину Абрамович поневоле признают чванливые арткритики — уж слишком поразительными были ее эксперименты. Сейчас ее, как и любую знаменитую женщину, пытаются поднять на свое знамя феминистки, но и они вынуждены цензурировать ее речь — слишком неформатна, слишком неполиткорректна.
Приводим удивительный разговор Марины с польской журналистской, в котором она рассказывает о своих встречах с шаманами, о своем пути и своих осознаниях и своем перепросмотре. Ее ощущению внутренней свободы, ее мудрости, отрытости, искренности и силе может позавидовать любой практикующий любой из традиций.

Паулина Райтер:

— Запись перформанса «Энергия покоя / Остаточная энергия» 1980 года: вы стоите напротив Улая — вашего партнера в искусстве, вашего любовника — держите лук, тетива натянута, Улай зажимает пальцами наконечник стрелы, направленной в ваше сердце.

Марина Абрамович:

— Вы проехали такое огромное расстояние, из самой Польши, чтобы поговорить со мной о любви?

— Да.

— Тогда нам следует начать с другого рассказа, о том, что было раньше. Мне потребовалось много лет, чтобы понять, что такое любовь, и чтобы понять, как важна безусловная любовь.

Я выросла в Югославии, находившейся под властью маршала Тито, во времена коммунистической диктатуры. Родители — партизаны, герои войны. У меня было непростое детство. Их союз — ужасный, напоминал войну — они никогда не целовались, не обнимались, даже не разговаривали друг с другом.

Я очень любила отца и восхищалась им — он обладал шармом революционера. Не могла понять, почему мать так плохо к нему относится. Только значительно позже осознала, что он ей изменял. Она ревновала.А потом отец меня обманул. Мне было шесть лет. Он учил меня плавать, но дело шло из рук вон плохо, я боялась глубины. Однажды он посадил меня в маленькую лодку, мы заплыли далеко. Вдруг он схватил меня, как щенка, и бросил в Адриатику. Помню, как я испугалась — я наглоталась воды и была уверена, что утону. А отец стал отплывать. Я видела только его отдалявшуюся спину. Кричала, но он не оборачивался. Я подумала, что ему все равно, выживу я или умру. Я почувствовала злость и решила, что не сдамся. Подстегиваемая яростью, я поплыла за ним. Он остановил лодку и ждал, не глядя в мою сторону. Услышав, что я подплываю, протянул руку и втащил меня на борт. Мы не сказали друг другу ни слова. Помню чувство одиночества и отчаяния. Я поняла, что если уж собственный отец меня не любит, значит меня нельзя любить, и я никогда не буду любима.

— Родители научили вас, как преодолеть страх, но не учили как любить и быть любимой.

— Мама никогда меня не обнимала. Много позже, когда мне было уже лет 40, я спросила ее: «Почему ты никогда меня не целовала?». «Чтобы не сломать тебя», —- ответила она.Когда она умерла, я нашла ее письма и дневники. Я узнала, какой несчастной и одинокой женщиной она была. Если бы раньше мне попалась на глаза хотя бы страница из этих дневников, мои отношения с ней сложились бы иначе. Но оказалось слишком поздно, ее уже не было.

Думаю, она хотела, чтобы я выросла сильной женщиной, которую невозможно ранить. Которая не будет так страдать из-за любви, как она.

— В жизни — наоборот. Если в детстве мы узнали любовь, мы вырастаем сильными. Вы говорите о том, что родители нанесли вам рану, не заживающую всю жизнь.

— Да. Я постоянно задумывалась над тем, что сделала не так. Почему меня не любят? Считала, что не заслуживаю любви.

Люди молчат о подобных вещах, потому что о них не принято говорить, но я уже в таком возрасте, что позволяю себе свободу — когда мои родители умерли, я почувствовала облегчение. Может быть, они даже по-своему любили меня, но я кое-что вам скажу: впервые я обняла маму, когда у нее была глубокая деменция, и она позволила это сделать, потому что уже не узнавала меня. Если бы не бабушка, которая воспитывала меня в течении нескольких лет, я бы вообще не знала, что такое любовь.

— Вернемся к фотографии с Улаем. О перформансе «Энергия покоя / Остаточная энергия» вы говорили, что это работа о доверии двух людей. Почему стрела направлена в ваше сердце?

— Я не задумывалась над этим. Всегда так складывалось, что я брала на себя труднейшие ситуации, меня манила опасность. В этом перформансе мы закрепили на грудной клетке маленькие микрофоны. Меня будоражила мысль, что я услышу звук своего сердца в тот момент, когда смерть так близко. Это могло случиться в любую секунду.Тот же вопрос, который вы задали, прозвучал в интервью, которое Улай дал на телевидении. К тому моменту прошло уже несколько лет, как мы расстались, на протяжении семи лет мы совсем не общались. Я согласилась на интервью при условии, что мне не придется встречаться с Улаем, каждый из нас ответит на вопросы отдельно.

На вопрос: «Почему стрела направлена в сердце Марины?», Улай ответил: «Это было и мое сердце».

— Он имел в виду, что вы были одним целым?

— Да. В самом начале наших отношений Улай нашел в музее медицины фотографию скелета сиамских близнецов, сросшихся ребрами. Этот образ стал символом нашего физического и духовного единства. Наша первая встреча была необычной. Я поехала в Амстердам по приглашению телевидения. Когда приехала, меня представили художнику Улаю. После съемок мы всей группой пошли на прием. Я встала и сказала, что всех угощаю, потому что у меня сегодня день рождения. А Улай: «Нет, сегодня у меня день рождения». Он вытащил из кармана маленький календарик и показал, что в нем недостает листка с 30 ноября. Сказал, что всегда вырывает из нового календаря день своего рождения. Я не могла в это поверить, потому что у меня был такой же календарь, тоже с вырванным 30 ноября, потому что день рождения вызывал у меня мрачные мысли.

Таких совпадений в наших отношениях было множество. Я во сне задавала вопрос, а Улай просыпался и отвечал на него. Или я порезала палец, а Улай в тот же самый момент поранил тот же палец другой руки. Между нами установилась какая-то синхронизация. На время, а потом все закончилось.

— Вы были вместе 12 лет.

— Когда мы познакомились и полюбили друг друга, решили работать вместе. Первый совместный перформанс — «Отношения во времени», мы показали его на Венецианской биеннале в 1976 году. Мы стояли обнаженными на расстоянии 20 метров друг от друга. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее мы бежали друг другу навстречу. В первый раз, минуя друг друга, едва соприкоснулись, каждый последующий раз задевали друг друга все сильнее, а в конце начали сталкиваться. Несколько раз удар оказывался настолько сильным, что я падала. Мы хотели показать, что из столкновения двух энергий — женской и мужской — возникает нечто, что мы назвали «that self», «то «я»». Это была третья энергия, абсолютная, лишенная эго, соединение мужского и женского начал. Высшая форма искусства.

— У этой энергии есть что-то общее с любовью?

— Боже мой, ну, конечно. С идеей единения, целостности, связи. Некоторое время мы с Улаем были идеальной парой, которую связывали любовь и искусство. Мы жили бескомпромиссно, за пределами общественных норм. Купили старый полицейский фургон, «ситроен», такую консервную банку без системы обогрева, и поселились в нем. Переезжали с места на место, туда, где хотели увидеть наши работы. Мы взяли собаку из приюта. Я не хотела детей, еще до Улая делала аборты, потому что не видела возможности быть одновременно матерью и абсолютно свободным художником. Искусство было для меня важнее всего.

— Вы с Улаем написали манифест вашей бродячей жизни — «Art Vital» («Живое искусство»). А в нем следующие обещания: не заводить постоянного места жительства, энергия в движении, никакого повторения, самостоятельный выбор, подвергать себя опасности, нарушать границы, рисковать, подчиняться основным рефлексам, полагаться на случай.

— Мы так жили пять лет. Все наше имущество умещалось в этом автомобиле. Часто мы парковались где-нибудь в деревне и шли к пастухам, чтобы они дали нам какую-нибудь работу в обмен на молоко, колбасу, сыр, хлеб. В свободное время я вязала нам свитера на холодные дни. Нам не надо было оплачивать ни телефонные, ни квартирные счета.

— Вы чувствовали себя счастливой?

— Да, очень. Это была идеальная жизнь. Мы любили друг друга, все время занимались сексом, у нас была собака, которую мы любили, мы жили идеями, ездили по музеям и воплощали свои замыслы. Мы были очень бедными, но чувствовали себя очень богатыми.

Сегодня я встречаю много богатых людей, познакомилась даже с несколькими миллионерами и видела, как они переживают из-за совершенно несущественных вещей, как их губит привязанность к деньгам. Ничего не иметь — важное начало чего-то значимого. В то время было популярно изречение из суфийской философии: «Less is more» — меньше, значит больше. И мы тоже постоянно говорили себе, что все больше хотим иметь все меньше.

— Рассматривая ваши совместные работы тех лет, зная, что вы расстались, можно увидеть в них предвестие того, что любовь закончится, что будет боль. Два сталкивающихся тела. Улай зашивающий себе рот, чтобы вы говорили за него («Разговор о сходстве», 1976). Вы давали друг другу пощечины («Светло/Темно», 1977). Перформанс «Вдох/Выдох» (1977), где вы дышали воздухом, который выдыхали друг в друга, едва не задыхаясь. Стрела, направленная в ваше сердце.

— Может быть. Мы расстались на Великой китайской стене. Изначально этот перформанс должен был называться «Любовники». Мы должны были двигаться навстречу друг другу с двух концов стены, встретиться посередине и пожениться. Однако по дороге Улай изменил мне с китайской переводчицей, сопровождавшей его, и сделал ей ребенка. Женился на ней.Потом мы много лет не виделись. Я выкупила у него права на наши совместные работы. Два года назад Улай решил оспорить тот договор, дело дошло до суда. Я была уверена, что выиграю его, но я проиграла, пришлось заплатить огромную сумму.

Эта история меня разрушила психически. Чтобы очиститься, я поехала медитировать в центр на юге Индии. Хотела избавиться от причинявшего мне боль гнева, от злости на Улая, которая была как нарост у меня внутри. И что? В этом месте на краю света, 36 часов пути от Нью-Йорка, кого я встречаю? Улая и его очередную жену. Ему пришла в голову та же самая мысль.

Мой первый порыв — уехать. А потом я села и подумала: если Бог нас обоих отправил сюда, значит для этого есть причина.

После месяца медитаций, проведенного бок о бок, я ему все простила. А он мне. Злость, напряжение, гнев ушли. Люди часто говорят, что прощение — важно. Легко сказать, трудно сделать. Но люди правы. Прощение — лучшее лекарство.

Сейчас мы с Улаем дружим. Будем писать книгу о том, что пережили вместе. Я беспокоюсь за него, потому что он очень болен, похудел, кожа и кости. Я люблю его. И жизнь именно такова. Странное чувство любовь, она способна уйти и способна вернуться.

— Значит на Китайской стене был не конец любви, а только пауза.

— Но я не хочу, чтобы вы меня не так поняли — сегодня я сильно влюблена в совершенно другого человека. Одна вещь, которую я поняла с возрастом, а мне в этом году исполняется 72 — насколько важна безусловная любовь. Любовь к совершенно чужому человеку. Любовь к природе, животным, скалам, деревьям.

С каждым днем я все ближе к смерти. В эту секунду ты живешь, а в следующую уже мертва. То краткое время, которое мы находимся здесь, должно быть наполнено любовью к жизни и радостью. Не надо бояться жить. Какая страшная трата времени — жить жизнью, наполненной ненавистью.

— Как вы учились безусловной любви?

— Через страшные страдания. После Улая мне потребовалось много времени, чтобы снова поверить мужчине. Но в конце концов я влюбилась, поверила и вышла замуж. И этот человек, Паоло, по-настоящему разбил мне сердце.

Когда Улай меня бросил, было страшно, но этого я немного ожидала. Еще и поэтому я не хотела иметь от него детей, потому что каждую свою женщину он бросал с ребенком. С самого начала я принимала в расчет то, что наши отношения могут закончиться. Зато Паоло, мой муж, заставил меня поверить в то, что наша любовь — на всю жизнь. Что я в безопасности. Когда любишь абсолютно, то и боль от измены абсолютная. Он все уничтожил, предал меня. Я страдала невыносимо.

Я умею переступить через физическую боль — в перформансах, когда мне казалось, что не выдержу, что вот-вот потеряю сознание, она проходила.

Эмоциональная боль оказалась значительно хуже. Мое сердце было разбито, и я не могла собрать его сама. Я все время плакала — в супермаркетах, в такси, начинала рыдать посреди улицы. Изводила друзей рассказами о своей любви и страданиях, все были сыты ими по горло. Я сама уже не могла себя слушать. Не могла спать, есть. Я была больна.

— Знакомая врач рекомендовала вам двух шаманов в Бразилии — Денисе и Руду. Она верила, что те исцелят ваше разбитое сердце.

— Я поехала к ним. Сначала мною занялась Денисе. Мы вместе сели на землю. На Денисе было платье в цветочек, она улыбалась неземной улыбкой и казалась самой счастливой женщиной на свете. Она мне улыбнулась и спросила: «Что происходит?». Я разрыдалась и стала рассказывать, что сильно люблю Паоло, что он меня бросил, что я старая и уже никто никогда меня не полюбит, я навсегда останусь одна. Чем больше я жаловалась, тем больше Денисе смеялась над моими словами. После того, как я проревела час, она сказала: «Ну хватит». Сняла платье и стала передо мной совершенно голая. У нее были крепкие ноги, широкие бедра, огромные груди, свисавшие до пояса. «Посмотри на меня! — произнесла она. — Я — богиня! Я — самая красивая женщина, какую ты когда-либо видела».

Она взяла свою обвисшую грудь, поднесла к губам и поцеловала. Потом другую. Она целовала свои руки, колени, ступни. Я смотрела на нее — действительно, в тот момент она была богиней. Ее убежденность в собственной красоте, то, насколько она была уверена и довольна, вывело меня из состояния жалости к себе. Это было лучше, чем 20 лет психоанализа. Я поняла, что чувство отвергнутости, ощущение себя нелюбимой, убежденность в том, что я уродина, что у меня огромный нос, огромная задница, жирные руки — полная чушь. Сила идет из души. Передо мной стояла самая красивая женщина, какую я видела в жизни.

— Денисе еще и прорицательница.

— Однажды она бросила камушки и ракушки, взглянула на них и сказала: «Ты здесь издалека, из другой галактики, ты явилась с определенной целью». «Какова моя цель?» — спросила я заинтригованно. «Твоя цель — научить людей преодолевать боль», — сказала она. Я опешила. Денисе ничего обо мне не знала, но то, что она говорила, звучало так знакомо. Ведь именно это я делала во всех своих перформансах — создавала ситуации, сложные физически и эмоционально, и проходила через них у зрителей на глазах.

Поэтому я так сильно хотела написать «Преодолеть стену». Эта книга не для историков искусства, а для каждого. Эта книга должна вдохновлять. Конечно, моя жизнь была трудной, но я старалась выжать из нее как можно больше, найти выход, превратить страдание в искусство. Если я могла, то и вы справитесь с болью. В посвящении я написала: друзьям и врагам. Потому что на протяжении жизни многие друзья стали моими врагами, а многие враги — друзьями. Но я забыла о самом важном — я должна была посвятить ее и чужим. Потому что чужие появляются в нашей жизни и меняют ее. Таким чужим человеком, изменившим мою жизнь, был Руда.

Денисе приободрила меня, но я по-прежнему страдала физически. У меня болело левое плечо и рука, как сломанное крыло. Болели ноги. Руда сказал мне, что у такой физической боли, которая появляется как будто беспричинно, истоки — в эмоциях. «Мы должны пройти обратный путь, — сказал он. — Я избавлю тебя от боли физической, потом от эмоциональной, а после наполним тебя любовью к себе». «Но как?» — спрашивала я. Руда сделал мне массаж. Он продолжался несколько дней, и я выла от боли. Все время плакала. Вспоминала ситуации из детства, я и не подозревала, что моя память их сохранила. Под конец Руда меня обнял. Я — совершенно голая, среди джунглей, с чужим мужчиной, но в этом не было ни намека на эротику. Руда обнял меня, как обнимают маленького ребенка. У меня не осталось сил, я чувствовала себя опустошенной. Он сказал: «Теперь твои клетки свободны. Я люблю тебя. Я даю тебе безусловную любовь, но и ты должна себе ее дать».

— Что значит любить себя?

— Посмотри на меня. Никогда в жизни я не чувствовала себя лучше. Я счастливей, чем была когда-либо за всю свою жизнь. Я ни за что не хотела бы вернуться в то время, когда мне было 20-30 лет. И даже 50. Сейчас у меня есть знания, осознанность, которых раньше не было. Я просыпаюсь утром и чувствую, что мне хорошо в моем теле. Мне 72 года. Я с мужчиной, которому 51 год. Он влюблен в меня без памяти, он каждый день говорит мне, как ему чертовски повезло, что он познакомился со мной. И я его люблю.

Иногда про себя я думаю: нет, это невозможно. Как можно быть настолько счастливой? Мне больше не снятся кошмары, я сплю как ребенок. Хорошо ем. Все симптомы разбитого сердца прошли. Я не страдаю из-за того, что старею. Я поняла, что мое счастье зависит только от меня. В итоге мы все равно всегда остаемся одни, так что счастье не должен обеспечивать другой человек.

— В 2010 году в МоМА в течении трех месяцев вы показываете перформанс, который сразу вошел в историю искусства — «The Artist Is Present». Вы сидите на стуле, каждый день по восемь–девять часов, неподвижно. Люди, которые пришли на выставку, могут сидеть напротив вас довольно долгое время. Вы просто смотрите друг другу в глаза. По окончании вы говорили, что они давали вам безусловную любовь, а вы — им.

— Когда я придумала этот перформанс, куратор МоМА сказал, что я, наверное, сошла с ума, никто не захочет сесть, это Америка, ни у кого нет времени. Нью-Йорк постоянно спешит, все куда-то бегут. «Этот стул останется пустым», — предупредил он. «Мне все равно, — сказала я. — Значит будет пустым. Я все равно буду там сидеть».

Я знала, что могла бы сделать ретроспективную выставку, устроить торжественный прием и выкинуть все из головы. На самом деле, мне не обязательно было мучиться три месяца, сидя там. Но я поняла, что это уникальный шанс показать преображающую силу живого искусства.

Оказалось, что куратор ошибался. Стул напротив меня не только не пустовал, наоборот, люди стояли в гигантских очередях.

— Но вы правда считаете, что они пришли за безусловной любовью?

— Они пришли, потому что одиноки. Потому что страдают. Потому что технология отобрала у нас контакт с людьми. Чтобы сесть на стул напротив меня, сперва приходилось ждать, потому что очередь была действительно длинная. А потом люди садились. Может просто из любопытства? Когда кто-то садился напротив меня, он понимал, что за ним наблюдают сотни людей, я, его снимают на видео, фотографируют. Ему некуда было бежать — только вглубь, в себя.

— Поэтому многие плакали?

— Потому, что когда присмотришься к себе, видишь компромиссы, на которые пошла. Вещи, которые делала, несмотря на то, что не хотела. Может, твоя жизнь, пока мы сидим напротив друг друга, рассыпается на части? Кто знает? Однажды напротив меня села молодая девушка с маленьким ребенком на руках. Я никогда ни в чьих глазах не видела столько боли. В какой-то момент она сняла шапку с головы ребенка, там был шрам. Когда фотографии Марко Анелли («Портреты в присутствии Марины Абрамович») опубликовали в альбоме, эта женщина мне написала. Она писала, что ее дочь родилась с раком мозга. В то утро она ходила с ней к врачу, он сказал, что надежды уже нет. По дороге домой она зашла в МоМА. Девочка умерла несколько недель спустя. Я ей ответила. Где-то через полгода она мне написала, что беременна. Ее ребенок родился здоровым, она прислала его фотографии. Жизнь продолжается.

Многие люди возвращались по несколько раз, чтобы сидеть со мной. Образовалось своего рода сообщество. Некоторые продолжают встречаться, переписываются. Этот опыт оказался настолько мощным, что когда в последний день я встала со стула, то уже знала, что хочу делиться своим методом. Хочу открыть институт Марины Абрамович.

— Метод Абрамович основан на випассане (випассана или випашьяна — вид медитации в буддизме, созерцание четырех благородных истин и идеи невечности) (что означает видеть вещи такими, какие они есть) — медитативной практике, во время которой постятся, концентрируются на дыхании, мыслях, чувствах. Вы велите людям разделять рисовые зерна, ходить с завязанными глазами по лесу, выдержать неделю в полном молчании.

— Метод Абрамович — это разнообразные инструменты, которые позволяют познать себя. Когда меня пригласили летом 2014 года сделать выставку в Галерее Серпентайн в Лондоне, я решила, что не стану показывать ни работы, ни реконструкции старых работ. Пустое пространство. Работу должны были создать зрители. Это уже рассказ не обо мне.

В перформанс «As One» в Греции я пригласила людей через твиттер. Пришли тысячи. Я хотела им рассказать о любви к совершенно чужому человеку. Что она возможна. Я попросила их положить руки на плечи чужих людей рядом, и так они стояли в тишине семь минут. Люди стояли, плакали и чувствовали любовь. Мы умеем создавать ситуации, в которых демонстрируем гнев, но не способны создавать ситуации встречи в любви. Журналисты меня часто спрашивают, что должны сделать мировые лидеры с фатальной ситуацией в мире. Я говорю: они должны прочитать биографию Ганди. Изменить сознание — значит начать изменять мир.

— Может, вам нужно проводить мастер-классы для мировых лидеров по методу Абрамович?

— Может быть. Сейчас я провожу мастер-классы для бизнесменов, которые поддерживают институт. Я вижу, в каком они сильном стрессе, у них заболевания сердца. Они сами чувствуют, что должны замедлиться. Моя мечта — построить в больших городах то, что я называю «комната тишины», место в центре города, где можно будет укрыться, заскочить ненадолго, чтобы передохнуть, побыть с собой.

— В книге вы пишете, что Марин на самом деле три. Одна — воин. Вторая — личность духовная…

— …и третья — вульгарная Марина, которая валяет дурака. Я обожаю такую Марину, потому что она удерживает меня на земле. Боже, я рассказываю ужасные анекдоты, неполиткорректные, антифеминистские, абсолютно непристойные. Я это обожаю. Сейчас вам расскажу. Вам известно, что черногорцы страшно ленивы? Их любимое животное — змея, потому что она умеет ходить лежа. Ну так вот, одна женщина кричит на улице (…тут Марина Абрамович рассказывает анекдот, который, поверьте мне, невозможно воспроизвести даже в умеренно феминистском журнале).

Вы, вероятно, считаете, что это ужасно, но я думаю, что незачем подавлять эту Марину, я должна позволить себе быть собой.

— Но в книге вы пишете о другой третьей Марине. О Марине, которая чувствует себя старой, уродиной, чувствует себя выброшенной, как ненужный хлам. Это Марина, которой вы были после того, как распался ваш брак.

— Этой Марины больше нет. Осталась Марина-клоун. Я считаю, что чрезвычайно важно уметь смеяться над собой. Не относится к себе так серьезно, будто мы — центр вселенной. Мы — летящая в космосе пыль. Иногда, чтобы установить дистанцию, я хожу в планетарий в Музее естествознания. У них есть программы о темной материи, астероидах, черных дырах. Ты сидишь в удобном кресле, и в какой-то момент лазер показывает маленькую точечку на обочине Млечного Пути. Это Земля. Какая-то космическая пындровка.

И я вспоминаю о том, как важно смирение. Все наши немыслимо серьезные дела в такой перспективе становятся ничтожными. Мы ничего не знаем. Я советую с подозрением относиться к людям, которые считают, что знают ответы на все вопросы.

— Что важно для вас сейчас?

— Мое наследие. Материальные блага не имеют значения, но хорошая идея может жить долго. Для меня важен мой институт.

Я забочусь о себе, о своем здоровье, мне необходимо время, чтобы успеть сделать как можно больше. Я вступаю в последний этап жизни. Смерть может появиться в любой момент, я должна быть к ней готова. Я всегда повторяю, что хочу умереть осознанно, без гнева и… Ну, нет! Забыла, что третье. Боже мой, как же я хотела умереть-то? Черт, это ведь мой манифест. Ага, вспомнила: я хочу умереть осознанно, без гнева и без страха.

Ритм. На пути к целостности себя

Ритм. На пути к целостности себя

Без категории

Что такое число? Почему числа считались священными в древних мистериях всех традиций? Ответ невероятно прост: изначально числа были выражением тех соотношений и ритмов, которые древние видящие наблюдали в окружающем их мире, включая и трансцедентальные миры. Именно поэтому так относительно поздно в истории науки появляется бесконечность – отдельный знак для нее был создан только в 17 веке, в эпоху Разума, когда числа утратили свой таинственный смысл и стали абстрактными, отвлеченными единицами «информации».

Для древнего видящего, шамана и мудреца, число было выражением цикличных рядов, которые он наблюдал в окружающем мире, числа представляли собой многозначные и конкретные пропорции сил и времени, и проходили сквозь весь наблюдаемый и воспринимаемый мир, из микрокосма в макрокосм. Числа выражали собой бесконечные вложенности вселенной саму в себя – например, четверка, выражающая большинство циклов Земли, начиналась с ежедневных ритмов смены времени дня (утро, день, вечер, ночь) и сама оказывалась вложенной внутрь четверки лунного месяца (растущая луна, полнолуние, убывающая и новолуния) и четверки сезонов солярного цикла (весна, лето, осень, зима), и соотносилась с четырьмя направлениями и четырьмя ветрами, а те оказывались вложенными внутрь длинных астрономических циклов и рядов. Четверка пронизывала все происходящее на планете, жизнь и смерть человека, его сезоны жизни, его дыхание, и циклы его сновидений.

Вселенная представлялась видящим как изумительный механизм соотнесенных и переплетающихся друг с другом ритмов и циклов: циклы Земли сочетаются и соотносятся с циклами планет и звезд, ритмы жизни и смерти переплетаются с ритмами ветра, солнца или дыхания. Ритм, или цикличность также имел силу Намерения: у каждого живого существа есть свой ритм и свои циклы, а значит и свои наборы чисел, которые выражали этот ритм. Ритм являлся одним из ключей к Намерению: достаточно, например, осознанно изменить ритм своего дыхания, или темп своих движений, как меняется ритм мышления, энергия меняет свое течение и появляется дополнительная осознанность.

Из того же источника происходили и древнейшие искусства: танец, пение, рисование и поэзия. Все эти искусства имели в качестве одного из основных своих элементов – особый ритм движений, звучания голоса или линий. В те времена эти искусства были священными – в том смысле, что они имели непосредственную и очевидную связь с цикличностью Вселенной. Особый темп движений в танце или особая структура ритмичной речи в мифе, который древний человек рассказывал или пел перед членами своей общины возле костра, диктовались самим Духом.

Одним из способов нахождения своей целостности является обнаружение и соединение со своим собственным, внутренним ритмом, не навязанном общественными установками или ожиданиями. Целостность подразумевает, что мы чувствуем и ощущаем циклы и ритмы своего тела, ума и духа, и находим естественное и свободное выражение для них.

 
[add_single_eventon id=»2704″ ]

Где пролегает путь сердца?

Где пролегает путь сердца?

Без категории

Путь с сердцем — очень непростая тема. Очень немногие находят путь сердца с детства и юности и следуют ему всю свою жизнь.

Большинству поиск своего пути представляется запутанной головоломкой, которую люди разгадывают всю свою жизнь.

Всегда помни, что путь – это только путь. Если чувствуешь, что тебе не следовало бы идти по нему, ты не должен оставаться на нём ни при каких обстоятельствах. Чтобы обладать такой ясностью, ты должен вести дисциплинированную жизнь. Только тогда ты будешь знать, что любой путь есть всего лишь путь, и ни какой обиды ни для тебя самого, ни для других нет в том, что ты его бросаешь, — если сделать это велит тебе сердце. Но твоё решение остаться на пути или бросить его должно быть свободно от страха и амбиций. Я предупреждаю тебя об этом. Смотри на любой путь внимательно и обдуманно. Испытай его столько раз, сколько найдёшь нужным. Этот вопрос так серьёзен, что лишь очень старые люди задают его себе. Мой бенефактор сказал мне о нём однажды, когда я был молод, но кровь моя была слишком горяча, чтобы разобраться. Теперь-то я его понимаю. И скажу тебе, что это такое: есть ли у этого пути сердце? Все пути одинаковы – все они ведут в никуда. Они либо проходят самую суть насквозь, либо обходят её стороной. Я могу сказать, что за свою жизнь прошёл длинные – длинные пути, но нигде не застрял. Вопрос бенефактора имеет теперь смысл. Есть ли у этого пути сердце? Если есть – то этот путь хорош. Если нет – толку от этого пути не будет. Оба пути ведут в никуда, но один имеет сердце, а другой – нет. Один путь делает путешествие радостным – всё время, что идёшь по нему, ты с ним одно целое. Другой путь заставит тебя проклинать свою жизнь. Один делает тебя сильным, другой лишает сил.

Карлос Кастанеда «Учение Дона Хуана»

А еще один аспект пути с сердцем — это то, чем путь может быть, а чем не может.

При том, что Дон Хуан ясно говорит, что путь с сердцем может быть любым, и энергия не имеет никаких ограничений, споры продолжаются. И причина этих разногласий в том, что одни занятия кажутся более «достойными» пути воина — например: уйти в горы, прыгать с парашютом из космоса в океан и тому подобное. Одни занятия словно бы более «героические» и «творческие», а другие — кажутся слишком «обычными» и «банальными», либо «неправильными».  Трудно избежать суждений на на тему разных профессий и занятий. может ли быть воином человек, который всю жизнь моет посуду, подметает пыль, чистит сортиры или торгует сигаретами в ларьке? Или, например, создает бизнес империю и объединяет миллиардные компании в одну? Может ли такой человек быть воином, следующим по пути сердца?

Поставим вопрос еще более полемически. Может ли грабитель, насильник или убийца быть теми, кто следует своему пути сердца? Как вы считаете?

Теоретически никаких ограничений, разумеется, нет. Однако существует естественный ограничитель. Человек, который получает радость и удовлетворение от страданий или гибели себе подобных, очевидно, имеет серьезные проблемы с тоналем, его личность серьезно деформирована, а связь с духом разрушена. Поэтому его шансы следовать по пути сердца минимальны. Если человек ненавидит себе подобных или отвергает собственную природу,  он тем самым, перекрывает и свой дух. Но любые другие занятия или профессии, которые не преступают само Правило Орла, правило эволюции жизни, вполне для кого-то могут стать путём сердца. Даже если эти занятия несут на себе печать хищничества — Вселенная сама по себе хищник и эти аспекты ей не чужды.

В последнее время становятся очень популярными идеи «зеленых» — сбережение девственной природы, борьба с «загрязняющей» промышленностью и химическими добавками в пищу, с ГМО, отказ от употребления в пищу мяса и использования натуральных шкур и кожи животных, новая «этика». Впрочем, эта этика не совсем новая, или совсем не новая — подобное самоуничижение и самоограничение практиковалось и в древности, например в весьма влиятельном в свое время джайнизме. Интересно, что такое тотальное отрицание хищнического аспекта вселенной ведет естественным образом к определенным позициям точки сборки: к позициям растений и деревьев, к смещению восприятия в нижние (это не значит «плохие»!!!) диски энергии.

Посмотрел тут на днях фильм «Старик с пистолетом» (сюжет построен на реальной истории), был просто очарован. Главного героя играет Роберт Редфорд, потрясающий артист, классик золотой эпохи Голливуда. Это его последняя роль, Роберт обьявил о завершении карьеры — ему уже 82 года, а сниматься он начал в 1960 году.  Смысл фильма в том, что главный герой нашел свой путь сердца в том, чтобы грабить банки. Это то, без чего он не может жить, что вдохновляет его, дает ему адреналин, радость и удовлетворение. Он грабит банки всю свою жизнь, убегает из тюрем (5 побегов) и снова принимается за старое. И важный элемент его ограблений — тактичность и вежливость. Он грабит банки очень вежливо, как джентльмен, таким образом, что менеджер банка всегда остается в таком легком восхищении от грабителя (помимо шока от самого факта, разумеется). Есть также в фильме любовная история и противостояние с полицией, но это не главное. Главное — то то, что ваш путь сердца может быть по-настоящему любым — от того, чтобы возделывать свой сад, растить ребенка, грабить банки, летать в космос, делать массаж, строить дома, или ломать их. Нет никаких запретов для энергии.

И еще один аспект пути воина, о котором говорил Дон Хуан, выражен в этом фильме — это элегантность. Важно делать свое дело с наполненностью, самоконтролем, чувством игры, вдохновением и юмором — собственно, тем, что составляет путь. Фильм показывает нам последний эта жизни героя, его старость — и он не стар, несмотря на возраст — благодаря тому, что следует своему сердцу!

Пояснения к посещению мест Силы

Пояснения к посещению мест Силы

места силы

ВОПРОС

Я собираюсь в поездку на древние места силы. Я еду туда для ознакомления с энергией и силой этого места. Что можете посоветовать?

ОТВЕТ

Во-первых, рекомендую почитать подобную рекомендацию (в форме истории) от учеников Кастанеды: «Как посещать места силы?»

Рекомендация нагваля: приходить на места силы во внутренней тишине, в благоговении, без ожиданий.

Относитесь к этой встрече как к свиданию с Силой:

«Человек идет к знанию так же, как он идет на войну — полностью пробужденный, полный страха, благоговения и безусловной решимости. Любое отступление от этого правила — роковая ошибка, и тот, кто ее совершает, непременно доживет до того дня, когда горько пожалеет об этом».

Как это осуществить практически: на пути к месту силы в течение хотя бы получаса не разговаривайте, не болтайте, удерживайте кончик языка на нёбе, а большие пальцы рук должны упираться в среднюю фалангу указательного пальца (как в пассе из формы Внутренней Тишины в Вествудской серии). Очень хорошей идеей было бы с утра, перед поездкой из гостиницы на место, попрактиковать магические пассы, внутреннюю тишину. Можете с утра поделать настройку на то место, куда едете, попытаться его увидеть и почувствовать до того, как его увидите сами.

Придя на место попробуйте сесть в сторонке от всех (если вы с группой шумных туристов), расслабиться и посозерцать место силы со стороны. Запоминайте детали и воспроизводите видимую картину в памяти с закрытыми глазами, чтобы затем воспроизвести ее перед сном.

Попробуйте обойти объект силы вокруг во внутренней тишине, по кругу, представляя себе, что с каждым шагом вы проходите сквозь века, в прошлое этого места, к те временам, когда оно создавалось. Сделайте так один или три круга.

В какой то момент запустите свои энергетические волокна в место или предмет силы, посканируйте ими предмет или строение, посидите в тишине, и наблюдайте какие картины и видения принесет вам ваше сканирование.

Если вы танцуете, попробуйте станцевать это место силы, позвольте ему некоторое время управлять вашими движениями. Если вы поете, дайте ему себя спеть. Если вы рисуете, позвольте ему порисовать себя. Иными словами, сделайте что-то, что, что соединит вас и позвольте ему выразиться через вас.

Не пытайтесь унести с места силы какой нибудь камушек, даже если вам кажется, что он просится к вам в руки. Должно произойти действительно что-то важное, должен проявиться какой-то ОЧЕНЬ сильный знак, чтобы брать с места силы какой-то предмет. Это часть благоговения. Если вам так нравится тот камушек, просто повзаимодействуйте с ним, запомните его, поговорите с ним. Поспрашивайте, как у него дела и так далее. Это будет настоящим неделанием.

По окончании свидания с местом силы:

  1. Поблагодарите это место за то, что оно вам открылось.
  2. Сделайте пассы очищения и отряхивания, отбрасывания ненужного. Окурите себя дымом благовоний, можно даже дымом от сигары.
  3. Поскольку вы были энергетически открыты на месте силы, велик шанс подцепить там ненужную неорганическую энергию. Чтобы не тащить ее оттуда в свою жизнь, скажите ей «прочь!», «пошла вон!».


Спектакль по Кастанеде: «Активная сторона Бесконечности»

Спектакль по Кастанеде: «Активная сторона Бесконечности»

Без категории

Этот спектакль не совсем о Кастанеде или совсем не о Кастанеде. Это рефлексия постсоветского интеллектуала по поводу того, что в нем вызвала книга Кастанеды. Тем не менее, в этих размышлениях и блужданиях среди мыслей, кое-что ценное, по-моему, есть. А именно — искренность. Это уже немало

Театр — последнее прибежище человека

Спектакль по пьесе Клима, которую нельзя считать инсценировкой, ибо это самостоятельное произведение. Клим размышляет о театре, как о «последнем прибежище человека», используя ситуации десятой книги Карлоса Кастанеды, его взгляд на жизнь, смерть, бессмертие, любовь… Актеры Александр Лыков и Дмитрий Поднозов говорят и от имени своих персонажей — дона Хуана и Карлоса, — и от своего, проживают ситуации, легко входя в них, со вкусом располагаясь, — и т
[slider]ут же комментируя со стороны. Каждый спектакль они проходят некий путь с Кастанедой, с Климом. И зрители (если повезет) — с ними…

Спектакль Алексея Янковского совместно с театром «Особняк»и театральной мастерской АСБ
по мотивам книги Карлоса Кастанеды
«Активная сторона Бесконечности»

Автор пьесы — Клим
Режиссер-постановщик — Алексей Янковский

Роли и исполнители:
Дон Хуан — Александр Лыков
Карлос Кастанеда — Дмитрий Поднозов (с 2003г. — Игорь Масюк)

«Итак, вы — не тело и не разум. Задайтесь вопросом : КТО ВЫ?
Вам не удастся найти ответ. Возникнут только мысли, новые мысли.
Однако, позади этих мыслей вы сможете угадать нечто разумное, остающееся безмолвным наблюдателем.
Эта разумность и ЕСТЬ ВЫ…»
Человек — могущественное магическое существо, с помощью которого Бесконечность познает себя.
Магия у нас — «в кончиках пальцев», как сказал Дон Хуан в конце обучения. Чтобы стать тем, кем мы являемся на самом деле, нужно только поверить в это.
Почему же это так сложно?
Причина в том, что нашу энергию осознания пожирают неорганические существа-хищники, «летуны». И мы — добровольные жертвы этих паразитов.
В наш разум встроено некое «чужеродное устройство», заставляющее нас жить так, чтобы мы сами отдавали энергию хищникам. Испытываемые нами страх, обида, агрессия, ненависть — их любимая пища. Свобода — в силе безмолвия. Как обрести ее?..

 

Момент из интервью Клима (а режиссер спектакля — Янковский — это его ученик) о смысле творчества:

…Всё — театр. Я занимаюсь театром. Но театром как тем пространством, которое существует между мужчиной и женщиной, между Богом и человеком. То есть я пытаюсь понять себя как существо, созданное в результате некоего акта творения.

…Можно каждого человека перевести один раз, он один раз будет гениальным актером. Его можно один раз перевести через поток страхов, над рекой смерти, опустить его куда-то. А второй раз он должен сам. Вот, собственно, в этом заключается школа: ты его переводишь один раз, он является свидетелем чего-то, а дальше — хватает у него сил или нет. Человек больше, чем то, что он делает. Он по своей сути равен… как там: творение Господа — ангелу подобен и праху. Но прахом-то человек сам решает быть.

Нужно потерять всё. Как у Кастанеды — потерять собственную значимость. Ценить мгновение. Театр — это невероятная, золотая сфера мгновения.

Она абсолютно прозрачна, она абсолютно отражает мир. Мир имеет невероятную скорость, и вот импровизация заключается в предельной способности слышать. Это состояние (как Скотт Фитцджеральд определяет джаз) прифронтового города. Ты можешь говорить, делать одно и то же, но ты как бы видишь уникальное состояние мира, каждого его мгновения. Импровизация существует только благодаря закону, благодаря тренингу. Это категория знания, видения, слышания пространства и времени. Эта золотая сфера тогда идеальна, когда она абсолютно круглая, и когда ее поверхность имеет толщину в одну клетку времени. Это ясное понимание объема мира. И чувство общения с золотой сферой, живой сферой. Ты можешь туда проникнуть, стать частью этой сферы, растечься по ней, как ты говоришь, и стать ею. Для этого нужно бесстрашие, но не безумие. А смысла в этом нет. Нет в театре смысла. Есть только путь.

Спектакль – лауреат фестиваля современной пьесы «Новая драма»-2002 г. (г. Москва), приз за лучшую режиссуру (Алексей Янковский) и лучшую мужскую роль (Александр Лыков)

2004 г. спектакль «Активная сторона Бесконечности» в юбилейную программу национальной театральной премии и фестиваля «Золотая Маска»

Принятие. На пути к целостности

Принятие. На пути к целостности

Без категории

Цикл из 4 классов

Дон Хуан считал достижение целостности одной из главных целей на пути воина. Тотальная целостность понималась им как достижение «Третьего Внимания» — состояния перехода, в котором все энергетические волокна внутри кокона воспламенялись сиянием осознания. Иными словами, речь идет о том самом таинственном процессе, который шаманы называли Огнем Изнутри, а древние шаманы поэтически описывали его как Кецалькоатль, поскольку видящим трансформация человеческого существа в новый эволюционный тип представлялась чем-то вроде светящегося разными цветами змеевидного следа, уходящего в Бесконечность. Это момент, когда все отдельные части и осознания каждой клетки организма человеческого существа соединялись в одно целое.

При этом, на протяжении всех книг описание целостности варьировалось в зависимости от той задачи, которую выполнял учитель по отношению к ученику. Например, в первых книгах целостность описывалась как интеграция тоналя и нагуаля, затем – как объединение осознания «восьми точек» (то есть центров воли, разума, разговора, сновидения, видения, чувств, тоналя и нагуаля). Позже целостность описывалась как интеграция левостороннего и правостороннего восприятия, либо как состояние повышенного осознания, либо как потеря человеческой формы. Так или иначе, целостность представляет собой многоступенчатую, стратегическую и очень непростую задачу.

Частью этой головоломки представляется достижение объединенного взаимодействия двух тел – тела сновидения и физического тела. А на пути к осознанию своего физического тела нам предстоит разрушить барьеры, которые разделяют на части наше собственное «я» — представления и идеи, которые отчуждают нас от самих себя, заставляют нас игнорировать свои чувства, ощущения, желания и мысли из-за того, что одни из них являются «более важными», а также по причине стыда, осуждения или страха. Само существование нашей личности основано на принципе разделения, одни процессы внутри нас отвергаются и «вытесняются» (по выражению психоаналитиков) в бессознательное, как бы «тайное» и скрытое от нас самих, а другие – становятся неотъемлемой частью нашего образа себя. Таким образом, жизнь человека неизбежно представляет собой внутренний конфликт между различными частями нашего «я» — к примеру, между желаниями и мыслями о невозможности достигнуть желаемое, между уверенностью в себе и страхом. Достижение целостности на этом уровне означает систематическое исследование и осознание различных себя, признание своих «тайных» желаний и страхов, признание самого или самой себя – целиком, такими какие мы есть.

Нам просто смертельно необходимо принять себя. Принять себя – с любопытством, симпатией и безупречной заботой. Без осуждения, без ожиданий. Иначе мы не сможем уйти далеко в Бесконечность – рано или поздно внутренние конфликты «вплывут», наподобие глубинных мин, и начнут разрывать нас изнутри. А наша энергия, вместо открытий и чудес Вселенной, будет растрачиваться на внутренние противоречия. Кроме того, целостность нашего «я» позволит Намерению откликаться на наши призывы, которые не будут содержать двусмысленные послания.

Мы разблокируем путь своей дальнейшей эволюции, использую практики древних шаманов, живших на территории Мезоамерики в течение многих поколений. Мы задействуем особые положения и движения, а также дыхания тела — магические пассы. Мы прибегнем к Перепросмотру в разных формах. Мы используем упражнения по осознанию и Театр Бесконечности.

Стоимость участия в практике: 

  • при оплате абонемента — 500 рублей. Абонемент приобретается на 5 занятий и дает право посетить любые занятия в группе ИКСТЛАН в течение трех месяцев.
  • при разовом посещении или оплате — 800 рублей.

Расписание практики:

  • 3 февраля, с 18-00 до 20-00

Адрес зала: 

  • Москва, Малый Харитоньевский, 9/13 стр9 «Центр Вершина»

Книги Кастанеды исчезают из интернета

Книги Кастанеды исчезают из интернета

Без категории

Братия и сестры! Бесстрашные воины нагваля!

Борьба с со свободным распространением изданных текстов книг докатилась и до Карлоса Кастанеды. Его книги исчезают и стираются из крупнейших онлайн-библиотек, из соцсетей и хранилищ. Владельцам крупнейших сайтов и библиотек обращаются специально тренированные юристы, которые под угрозой уголовных и административных дел дел заставляют убирать и вычищать тексты Кастанеды. Проверьте сами: даже в старейшей онлайн-библиотеке Мошкова lib.ru по слову «Кастанеда» вы можете найти лишь пару англоязычных книг, плохой любительский перевод первого тома, несколько отрывков и книги ведьм.

К чему это приведет?

Это приведет к тому, что:

  1. Станут меньше читать Кастанеду. Первоисточник станет менее доступным.
  2. Станут больше читать вместо Кастанеды разного рода тексты, которые паразитируют на темах Кастанеды. Потому что эти тексты ходят свободно, и никакой охоты на них юристы никаких издательств не объявляют. Иными словами того, что на 86% представляет собой неперевариваемую туфту. Это называется забалтывание и замусоривание темы.

В связи с этим, хочу обратиться к тем, в ком не умер внутренний пират, воин, разбойник, казак или самурай. Ко всем вольным и свободным светящимся существам. Размещайте книги Кастанеды или ссылки на доступные пока ресурсы . Не отдавайте на откуп бездушной летунской системе распространение знания нагваля.

Ваша любящая редакция

 

Где пока еще можно найти книги Кастанеды:

Торрент трекер:

https://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=574532

Сайты:

http://fullmoon.ru/castaneda/

http://toltec-info.insensciety.com/castaneda_books.php

 

PS. Это конечно шутка. Редакция не призывает никого нарушать закон (какой бы бессмысленный он ни был. Ваши действия — это полностью ваша ответственность) или заниматься миссионерской деятельностью. Тем, кому суждено найти и прочитать Кастанеду — найдут и прочитают. Тем, кто этого хочет — будет рассказывать своим друзьям и знакомым о Кастанеде без наших советов, а тем, кто к этому не предрасположен, наши воззвания ничем не помогут.

Толтеки. Исторические донесения Бернардино де Саагуна.

Толтеки. Исторические донесения Бернардино де Саагуна.

Без категории

Бернардино де Саагун. Выдержки из «Всеобщей история событий в Новой Испании».

Книга десятая.
Глава 29
В этой главе 29 речь идет обо всех народностях, которые приходили в эту землю, чтобы заселить её
В этом параграфе речь идёт о толанцах (tulanosj, о тольтеках, первопоселенцах этой земли, которые были подобны троянцам

В первую очередь тольтеки [tultecas], которых на романском языке(то есть, по-испански — прим. переводчика) можно назвать «совершенные ремесленники» [oficiales primos], согласно тому, что рассказывают, были первыми, пришедшими в эти места, называемые землями Мешико или землями чичимеков. И сначала они прожили многие годы в селении Толанцинко [Tulantzinco] (современный город Тулансинго-де-Браво [Tulancingo de Bravo] в мексиканском штате Идальго — прим. переводчика), в свидетельство чего оставили там множество древностей, и один «ку», который называют по-индейски уапалькалли [uapalcalli]», каковой находится там до настоящего времени, и так как он сложен из камней и глыб, простоял столько времени. И оттуда они направились заселить берег одной реки у селения Шикокотитлан [Xicocotitlan], который сегодня имеет название Толла [Tolla]; и о том, что они вместе обитали и жили там многие годы имеются в качестве признаков многие творения [ obras ], которые они там создали, среди которых они оставили одно творение, которое находится там, и сегодня ещё его видно, хотя его и не закончили, которое называют коатлакецалли [coatlaquetzalli], что представляет собой некие столбы в форме змеи, имеющие голову на земле в качестве основания, а её хвост и погремушки находятся вверху.

Они оставили также некую гору или холм, которую упомянутые тольтеки начали возводить и не закончили, и древние строения своих домов, и известковый раствор на них виден до настоящего времени. И находят также в настоящее время их вещи, искусно сделанные, а именно: куски горшков и глиняных изделий, и сосуды, и чаши, и горшки, и извлекают из-под земли драгоценности и самоцветы, изумруды и отличную бирюзу.

«Уапалькалько» в Толлансинко

Эти упомянутые тольтеки все называли себя чичимеками, и не имели другого особого имени, кроме того, какое получили за тщательность и совершенство в работах, кои исполняли, отчего назывались «тольтеки», что тоже самое, как если бы говорили «тщательные и искусные мастера», как сегодня о фламандцах. И справедливости ради |следует сказать|, что так как они были тщательны и искусны относительно всего, что попадало им в руки, всё было очень хорошим, достопримечательным и красивым, как их дома, каковые они строили очень достопримечательными, внутри весьма украшенные определенного сорта ярко-зелеными самоцветами в качестве штукатурки, а другие, которые не были так украшены, имели прекрасно отполированную штукатурку, какую только можно было видеть, а камни, из которых они были сделаны, так хорошо обработаны и прикреплены, что казались мозаикой. И по справедливости они назывались домами старательных и искусных мастеров, так как имели такую привлекательность от старательности и труда.

Коатлакецалли. Чичен-Ица, «Храм воинов» (прорисовка)

У них был также храм их жреца, называвшегося Кецалькоатлем [Quetzalcoatl], гораздо более красивый и драгоценный, чем их собственные дома. И он имел четыре чертога: один располагался к востоку и был из золота, и его называли Золотым чертогом или домом, потому что вместо штукатурки он имел золотые пластинки, весьма мастерски вставленные; а другой чертог располагался к западу, и его называли Чертогом изумрудов и бирюзы, потому что внутри он имел великолепные украшения изо всякого рода самоцветов, как мозаика, вызывавшие большое восхищение; и еще один чертог располагался на полуденной стороне, который называли южным, и он был из разнообразных морских раковин, а вместо штукатурки имел серебро, а раковины, из которых были сделаны стены, были так тщательно вставлены, что между ними не было заметно просвета; и четвертый чертог был на
севере, и этот чертог был из красного камня, и яшмы, и раковин, очень нарядный (Отделка чертогов связана с цветовой символикой сторон света у науа: восток — жёлтый, юг —
белый, запад — синий, север — красный — Прим. переводчика).

И также имелся другой дом, работа из перьев, в котором внутри вместо штукатурки были перья. И имел четыре других чертога: и один находился к востоку, и там были богатые перья желтого цвета, которые были вместо штукатурки, и там был всякий род тончайших желтых перьев; а другой чертог, находившийся к западу, назывался Чертогом плюмажей, и он имел вместо штукатурки всякое роскошнейшее перо, называемое шиутототлъ [xiuhtototl], перо птицы чистейшего лазурного цвета, и все оно было очень тщательно вставлено и прикреплено к плащам и сетям на стенах, подобно коврам, из-за чего его называли кецалькалли [quetzalcalli], что означает «Чертог ценных перьев»; и другой чертог, который располагался на юге и его называли Домом белого пера, потому что внутри он весь был из белых перьев, на манер плюмажей [penachos], и имел всякий род белых перьев; и другой чертог, который располагался к северу, и его называли Чертогом алого пера, от всякого рода птиц с драгоценным оперением, покрывавшего его внутри. И кроме этих упомянутых домов они построили многие другие, очень достопримечательные и больших достоинств.

Дом или молельня упомянутого Кецалькоатля находился посреди большой реки, протекавшей там через селение Толла, и там упомянутый Кецалькоатль имел свою купальню, и её называли чалъчиуапан [chalchiuhapan] («Жадеитовая купальня» — прим. переводчика). Там были многочисленные дома, построенные под землей, где остались многие вещи, спрятанные упомянутыми тольтеками, и не только в селении Толлан и Шикокотитлан находят творения столь достопримечательные и искусные, которые они создали, как старинные сооружения, так и другие вещи, и т.д., но во всех частях Новой Испании, где встречаются их творения, как горшки, так и осколки глиняных черепков всякого назначения, и детские игрушки, и украшения, и многие другие сделанные ими вещи, и причина этого в том, что почти повсеместно рассеялись упомянутые тольтеки.

Те, кто были амантеками [amantecas], то есть теми, кто изготовлял изделия из перьев, были очень изобретательными и совершенными в том, что делали, и настолько, что это они были создателями искусства изготовлять изделия из перьев, потому что делали круглые щиты из перьев и другие отличительные знаки, называвшиеся апанекайотлъ [apanecayotl], и все прочее, что в старину использовалось, было их изобретением, выполненным так, что вызывает изумление и с великим искусством, из ценных перьев. И чтобы сделать их красивыми, прежде чем они появлялись на свет, их размечали и примеряли, и, наконец, изготовляли их со всей изобретательностью и совершенством.

Имели также огромнейший опыт и знания упомянутые тольтеки, которые были знакомы и знали качества и достоинства трав, так что разбирались, какие были полезными, а какие ядовитыми и смертоносными, и те, которые были простыми. И вследствие огромного опыта, который они имели о них, оставили отмеченными и известными те, которые и сегодня используются для лечения, потому что также были целителями, и особенно первенствующие в этом искусстве, которых звали Ошомоко [Охоmосо], Сипактональ [Cipactonal], Тлальтетекуин [Tlaltetecuin], Шочикаоака [Xochicaoaca], каковые были такими великими знатоками трав, что они были первыми изобретателями врачевания и даже первыми врачами-травниками. И они же, вследствие своих великих познаний, нашли и открыли драгоценные камни и первыми использовали их, как например изумруды, и тонкую бирюзу, и тонкий лазоревый камень, и всякий род самоцветов.

И были столь велики познания, которые они имели о камнях, что, хотя бы те были внутри какого-нибудь большого камня и под землей, своей природной сообразительностью и философией его находили, и знали, где их следует находить, следующим образом: вставали очень рано утром и поднимались на высокое место, повернув лицо в сторону восхода Солнца, и когда оно восходило, с величайшим старанием смотрели и наблюдали за разными местами, чтобы увидеть, где и в каком месте под землей находился или имелся драгоценный камень. И искали его главным образом в том месте, где земля была мокрой или влажной, и, когда заканчивался восход Солнца, а особенно когда он начинался, курился легкий дымок, почти как одна струйка тонкого дыма, поднимавшегося ввысь, и там находили такой драгоценный камень под землей, или внутри какого-нибудь камня, откуда, как видели, выходил такой дымок.

Именно они нашли и обнаружили месторождение драгоценных камней, которые в Мешико называются шиуитлъ [xiuitl] (Возможно, здесь ошибка писаря, так как «шиуитль» — это либо просто все виды растений либо лекарственные растения, яды. Прим. переводчика), являющихся бирюзой, которое, согласно древним, является большим холмом, находящимся в направлении селения Тепоцтлан [Teputzotlan] (Тепоцотлан, Тепостлан — селение к северо-западу от озера Тескоко), который имеет название Шиуцоне [Xiuhtzone] и после того, как их добывали, их несли промывать в одном ручье, называемом Атойак [Atoyac], И так там их очень хорошо промывали и очищали, по этой причине этот ручей назвали Шиппакойан [Xippacoyan], и в настоящее время этим именем называется само селение, которое там населено, недалеко от селения Толла.

И были столь изобретательны упомянутые тольтеки, что овладели почти всеми ремеслами, и во всех их были единственными и первыми мастерами, ибо были художниками, каменотесами, плотниками, каменщиками, штукатурами, мастерами по перу, гончарами, прядильщиками и ткачами. И также именно они, так как были многознающими, благодаря своей сообразительности открыли и научились добывать упомянутые драгоценные камни, и их качества и достоинства, и также месторождения серебра и золота, и металлов меди и свинца, и пирита [oropel natural], и олова, и других металлов, и всё это они добывали, обрабатывали, и остались признаки и память об этом, и то же самое относительно янтаря и хрусталя, и камней, называемых аметистами, и жемчужин, и всякого их рода, и всего прочего, что носили в качестве украшений, и что сегодня используют и носят как в качестве чёток, так и как украшения, а что касается некоторых из них, то их польза и употребление забыты и утрачены.

Иллюстрация из Флорентийского кодекса

И были упомянутые тольтеки так искусны в естественной астрологии [astrologla natural], что они были первыми, кто имел счёт и установил его из дней, которые имеет год, и ночей, и их часов, и различие времен года, и они ведали и знали очень хорошо те |дни|, которые были благоприятными [sanos] и те, которые были вредоносными, и они объединили их по двадцать фигур или знаков [figuras о caracteres]. И они также изобрели искусство толкования снов. И были такими сведущими и мудрыми, что познали звезды небес, и дали им имена, и знали их влияние и качества, и знали движение небес, а также звёзд. И также знали, и понимали, и говорили, что было двенадцать сфер [doze ciclos], где на наивысшей пребывал великий владыка и его жена; великого владыку называли Ометекутли [Ometecutli], что означает «дважды владыка», а его спутницу звали Омесиоатль [Omerioatll, что означает «дважды госпожа», и эти двое так назывались, чтобы обозначить, что они вдвоём владычествовали над двенадцатью небесами и над землёй, и говорили, что от того великого владыки зависело бытие [el ser] всех вещей, и что по его приказу оттуда приходят божественное вдохновение [influencia] (католический термин, означающий «милость или вдохновение, которые Бог ниспосылает — прим. переводчика) и тепло [calor] (вариант перевода — «доброта», прим. переводчика), из-за которых зарождаются мальчики и девочки в чревах матерей.

Кецалькоатль. Британский музей

И эти упомянутые тольтеки были добрыми людьми, и склонными к добродетели, ибо не лгали, и их способ говорить и приветствовать друг друга был: «господин», и «господин старший брат», и «господин младший брат», и их выражениями вместо клятвы были: «воистину», и «так и есть», и «так я узнал», и |они говорили| «да» за «да», и «нет» за «нет» (имеется ввиду, были правдивы — прим. редактора). Их едой была та же пища, что и сегодня употребляется, маис, и они сеяли и возделывали как белый, так и маис других цветов, которым питались, и торговали им и использовали его в качестве денег. И их одеждой было платье или плащ, имевшие крючки [alacranes], раскрашенные в голубое, их обувью были сандалии, также раскрашенные в голубое, и такими же были их ремни.

Итак, они были высокими, с более крупным телом, чем живущие сейчас, и так как были такими высокими, быстро бегали и передвигались, из-за чего их называли тланкуасемильуике [tlancuacemilhuique], что означает «те, кто целый день бегают без устали». Они были хорошими певцами, и когда пели или танцевали, использовали деревянные барабаны и погремушки, называемые айакачтли [ayacachtli], и они играли, и составляли, и заучивали на память достопримечательные песни.

Они были очень благочестивы и великие богомольцы [oradores]; поклонялись единственному владыке, которого считали богом, коего называли Кецалькоатль, чей жрец имел то же имя, и его тоже называли Кецалькоатль, каковой был очень благочестив и предан делам своего владыки и бога, и потому они очень чтили его между собой. И так все, что он повелевал, они делали и исполняли, и не отступали от этого, и он имел обычай многократно говорить им, что имеется единственный владыка и бог, который зовется Кецалькоатль, и что он желает только змей и бабочек, чтобы их ему жертвовали и давали во время жертвоприношений. И так как названные тольтеки во всем ему верили и подчинялись, и были не менее преданы божественным вещам, чем их жрец, и очень страшились своего бога и владыку, они были легко убеждены и склонены названным Кецалькоатлем к тому, чтобы уйти из города Толла. И так они ушли оттуда по его приказу, хотя уже обитали там долгое время и имели красиво сделанные и великолепные здания его храма и своих дворцов, построенные с выдающейся тщательностью в городе Толла, и во всех частях и местах, где они были рассеяны и поселены, и весьма укоренились там названные тольтеки, со многими богатствами, какие имели. В конце концов, они должны были уйти оттуда, оставив свои дома, свои земли, свое поселение и свои богатства, и так как не могли унести все с собой, многие оставили закопанными, и еще сейчас некоторые из них извлекают из-под земли, и некоторые не без восхищения от мастерства и работы. И так, веруя и подчиняясь тому, что названный Кецалькоатль им приказал, они повели вперед, хоть и с трудностями, своих жен, и детей, и больных, и стариков, и старух, и не было никого, кто не захотел бы ему подчиниться, ибо все изменились, когда он вышел из города Толла, чтобы идти в область, называемую Тлапаллан, где никогда не объявлялся более названный Кецалькоатль.

И эти названные тольтеки были латинянами в языке мешиков, каковые не являлись варварами, хоть и не говорили на нем так совершенно, как он сегодня употребляется, и когда разговаривали друг с другом, говорили: «господин», «господин старший брат», «господин младший брат». Были они богаты, и, будучи решительными и способными, за короткое время своим усердием приобрели богатства, о которых говорили, что их даровал им их бог и владыка Кецалькоатль, и так говорилось между ними, что тот, кто за короткое время разбогател, был сыном Кецалькоатля.

Codex Ixtlilxochitl, Танцор в костюме Кецалькоатля. Костюм и оружие характеризуют танец как спектакль в честь Кецалькоатля.

И способ стричь волосы был, согласно тому, что по их обычаю являлось красивым, чтобы они носили волосы с середины головы назад, и носили на лобной части подстриженные как под гребенку. И они своим именем назывались чичимеками, и так назывались тольтеки чичимеки [tultecas chichimecas]. И не говорится здесь большего в общих чертах об их обычаях и
образе жизни тех, кто первыми прибыл заселить эту землю, называемую Мешико (Мехико, Мексика — современное название. прим. редактора).

И остается сказать еще немного об этих тольтеках, а именно: все, кто ясно говорит на языке мешиков, и кого называют науа fnaoasj, являются потомками упомянутых тольтеков, происходящими от тех, кто не смог идти и следовать за Кецалькоатлем, так как были стариками и старухами, или больными, или роженицами, или теми, кто по своей воле остался.

Отчет о фильме «Тайна Карлоса Кастанеды»

Отчет о фильме «Тайна Карлоса Кастанеды»

Без категории

Итак, наша редакция в полном составе вместе с делегацией депутатов съезда народных практикующих толтекского союза посетила с официальным визитом сей мир в его минуты роковые презентацию нового фильма Владимира Майкова «Тайны Карлоса Кастанеды».

Что имеем сказать критического:

  • Фильм довольно неровный по ощущениям, поскольку какие-то совершенно наивные моменты соседствуют в фильме с очень мощными. В частности,  впечатления практикующего, который захватил пару семинаров, соседствуют с речью учеников Кастанеды, чья жизнь была действительно глубоко затронута нагвалем. Он присутствовал на презентации и сам удивлялся, что его взяли в фильм. И мы удивлялись тоже.
  • Визуальный ряд очень беден: авторы так и не нашли что показать зрителям. В итоге, мы имеем: несколько общеизвестных фотографий Карлоса и его ведьм, говорящие головы и картины художника, который иллюстрировал книги Карлоса в издательстве «София». Как человек проехавший по части Мексике несколько раз, я знаю, что в ней совсем нетрудно найти самые впечатляющие виды и визуальные образы. Но этого не было сделано. Кроме того, в визуальный ряд досадно вклинилась левая фотка однофамильца Кастанеды (это известная ошибка, которую воспроизводят многие сайты), а также некоторые фотографии из буддийских храмов из Азии (зачем?).
  • Авторы не сделали какой-то заметной исследовательской работы. Фильм был заявлен как разгадка тайн Карлоса Кастанеды, но выглядело это как торопливый трип по самым доступным верхам. Рената Мюрез, Брюс Вагнер, Антонио Карам – на историях которых и держится костяк фильма, все это вполне доступные и очевидные люди, которые нередко светятся на публичных выступлениях. Однако в США и Мексике живет множество людей, которые также были глубоко вовлечены в личное взаимодействие с Карлосом Кастанедой: от Майлза и Мариви де Терезы до Розы Колл. Множество друживших и общавшихся с Карлосом живы и вполне доступны – стоило копнуть чуть глубже. Это что касается людей. А относительно исследования круга идей, этого сделано не было вообще. Единственное, что было понятно стремление авторов «переобозначить» традицию толтеков: это буддизм, это выдумки, это фантазии.
  • Выглядела как очевидная и не очень красивая манипуляция автора фильма – его попытка склонить всех пришедших на кинопоказ на свою сторону: вы пришли на Кастанеду, а вот вам трансперсональная психология (которая, как бы, и является разгадкой «тайны Кастанеды»). Все это было похоже на мошенничество: представлять себя и свою команду, участвовавшую в переводе и съемках, как неких «знатоков» по Кастанеде. Постойте-ка: переводчик интервью с Рентатой Мюрез или иллюстратор его книг становятся автоматически «знатоками» и специалистами по Кастанеде? Серьезно? В итоге, дискуссия по следам фильма именно так и выглядела: человек выходит и задает вопрос о том, что у него не получаются осознанные сновидения, а со сцены ему отвечают люди, которые про сновидения реально ни в зуб ногой. Поэтому и хлопки зрителей на сессии вопросов и ответов были жидкими, а больше половины зрителей ушли после самого фильма. Слишком очевидной была агитация автора за трансперсональный бизнес. Такое внутреннее противоречие очень ослабляло общий эффект от фильма.
  • Линия авторов, которую они пытались настойчиво продвигать в фильме, вступала в очевидное противоречие с тем материалом, который у них был в наличии. Идея, что трансперсональная психология дает ответы на поиски, вопросы и загадки Кастанеды, а типа, сами практики Кастанеды на это ответа не дают (такие как тенсегрити). Такая переагитация своеобразная – бросайте ваши пассы, приходите ко мне на семинары по трансперсональной психологии. Но, слава Дону Хуану, материал оказался сильнее авторов. Имеющий уши да услышит и поймет все, что ему нужно.

 

Теперь, что касается положительных моментов фильма (а они были и их было немало).

  • Во-первых, сам факт кинопоказа уже является очень положительным моментом. Вокруг имени Кастанеды давно не было заметной внешней активности. Так получается, что тенсегрити сообщество очень замкнуто на самом себе и живет в полуподпольном положении, на краю социума. Поэтому привлечение внимания к Кастанеде считаем радостным событием. Учитывая вместимость зала, по нашим наблюдениям на встречу пришло порядка 350 человек.
  • Второе: организация мероприятия была вполне на уровне. Это заслуга компании Глориум. И место, и зал, и сервис – все было на высоте. А в буфете подавали коньячок с бутербродиками с красной рыбой:) Некоторые практикующие воспользовались — я видел!
  • Третье: в фильме впервые прозвучало несколько довольно сильных историй от Ренаты Мюрез, Брюса Вагнера, Антонио Карама, Майкла Харнера и некоторых других. Например, история с «проверкой» способностей Кастанеды неким ученым. Напомню, это история о том, как некий антрополог предложил Кастанеде проверить его способности. Кастанеда в ответ предложил тому написать на бумаге список из 7-8 друзей и отдать этот список жене. Тот так и сделал, и вскоре забыл об этом. После этого Кастанеда предложил (спустя несколько месяцев) тому ученому вспомнит про этот список и обзвонить их всех, и задать им один и тот же вопрос: что им снилось этой ночью? Ученый так и сделал: в итоге, к его удивлению – все они сказали, что а)запомнили сегодняшний сон, б) им снилось какое то животное. Кастанеда сказал ему, что в ту ночь послал всем этим знакомым в их сны свое животное-нагуаль.
  • Также для меня стала понятнее роль Майкла Харнера, который патронировал и помогал студенту Кастанеде в период его становления, поддержал его в трудные моменты и помогал изданию первых книг. Это стало открытием для меня. Спасибо, Майкл!

 

Помимо условных «плюсов» и «минусов», хочется отметить следующие моменты. Фильм лично для меня ярко выявил трагическую фигуру Тони Карама, «Тони Ламы». Он много в этом фильме говорит, и от его речи лично у меня сложилось впечатление какой-то надломленности внутренней… Даже его положение тела говорило об этом. И вот эти его настойчивые поиски буддизма в линии Дона Хуана… Понятно, что китайский матрос, который вовсе не был каким-то проповедником традиции чань, но, по некоторым свидетельствам бывший мастером единоборств, став частью магической линии разумеется мог что то привнести в тысячелетнюю традицию – например, некоторые особенности выполнения пассов, новые формы движений, но вряд ли речь может идти о том, что чань буддизм мог стать полноценным компонентом учения шаманов Древней Мексики. Это очевидное натягивание совы на глобус.

Тони не выдержал давления Карлоса и в какой-то момент, оставил его, подтверждая таким образом многие параллельные истории из линии, когда воины сбегали или уходили с пути. Это интересно и даже поразительно.

Не вижу смысла разбирать конкретные высказывания Тони, пусть каждый сам для себя решит, насколько они резонируют с ощущением правды и насколько они являются его личной интерпретацией. Могу только отметить прямую ложь Эми Уоллес, которую та приводила в своей книге о Тони Ламе. Тони в фильме прямо подтверждает свою несомненную уверенность в существовании линии наследников древних видящих, с некоторыми из которых он был знаком лично. Тогда как Эми говорит о том, что якобы Тони не верил Кастанеде о том, что Дон Хуан существовал. Что, конечно, серьезно подрывает доверие и к другим ее показаниям. Также не вижу смысла разбирать высказывания Тони о магических пассах или об отношениях Кастанеды с женщинами. Они попросту несерьезны. В буддизме есть аналоги магических пассов – свои движения, физические практики специальных поз и дыханий, разработанные видящими этой линии, и если мы будем указывать на то, что это «заимствованные» например из йоги – то пойдем по ложному пути Тони Ламы. А насчет отношений нагваля с женщинами – лучше дать возможность самим женщинам сказать, чем это было для них. Если, очевидно, для Эми это было «травмой», то кажется, для других это было чем-то иным.

Не могу не отметить поразительную речь Ренаты Мюрез. Она, конечно, выступила наиболее мощно в этом фильме и стала настоящим  героем, с моей точки зрения. Вероятно, она предполагала в каком «неблагоприятном» и критичном контексте будут расположены ее слова, поэтому построила речь в очень «самодостаточной» интересной риторике. Это имеет смысл послушать-посмотреть. Интересен был и Брюс Вагнер. Его татуировки на внешних сторонах ладоней просто гипнотизировали, хаха.

В общем, фильм имеет смысл посмотреть, а скорее – послушать, поскольку смотреть в нем пока что особо нечего.

Мне интересна была публика в зале. Помимо доли ярко видимых последователей разного рода «духовных исканий», в зале и фойе были видны очень разнообразные типажи, от «хитроватых мужиков», до «силиконовых див» с накачанными губами. С одной дамой нам (нашей кампании) удалось пообщаться, она показалась неглупой и интересной девушкой. Такой разброс интересов в некоторой степени отражает структуру общественного интереса к Кастанеде: им интересуются самые разные люди, нет четкого социального предпочтения, как например в йоге или в freedom-dance, например. Единственное явное отличие – не было совсем юных людей, хотя люди по 25 лет очевидно присутствовали. И это здорово.

 

Кастанеда и Феллини: 7 граней одиночества

Кастанеда и Феллини: 7 граней одиночества

Без категории

Пришло время, дорогие мои друзья, распутать некоторые подробности несбывшегося сновидения одного из величайших режиссеров ХХ века – Федерико Феллини (обладатель пяти премий «Оскар» и «Золотой пальмовой ветви» Каннского кинофестиваля). Многие из вас уже слышали или знают, что Карлос Кастанеда встречался с Феллини – у итальянского классика кино была навязчивая мечта снять фильм по мотивам «Учения Дона Хуана».

В 1984 году Карлос и Федерико встретились и некоторое время дружески общались. Во встречах также участвовала Флоринда Доннер-Грау. После первой встречи и некоторого раздумья Карлос от участия в фильме уклонился и сопровождать Феллини и его команду в Мексику отказался.  Феллини со своими спутниками совершил поездку в Мексику самостоятельно. По следам этой поездки появились наброски к сценарию будущего фильма «Путешествие в Тулум». В поездке Феллини сопровождал его помощник Андреа Де Карло, который после этой поездки написал и опубликовал роман «Юкатан».  Феллини расценил публикацию этого романа как «предательство», он считал, что Андреа раскрыл в романе часть его замыслов. Также у Феллини были финансовые трудности и то, что режиссер посчитал зловещими или неблагоприятными знамениями. Так или иначе снимать этот фильм Феллини не стал.

Невостребованные материалы и идеи этого сценария легли в основу комикса, нарисованного известным итальянским художником Мило Манара. Комикс был издан в 1992 году и быстро стал библиографической редкостью. Поскольку Мило Манара имел предрасположенность к эротической стороне жизни, комикс по следам фантазий Феллини получился весьма чувственным, с обилием откровенных сцен. Разумеется, к сюжетам Кастанеды или к каким-то его идеям этот комикс не имел уже совсем никакого отношения, кроме некоторого налета «мистики» и присутствия некоего брухо. Имя Кастанеды в комиксах не упоминается, хотя Феллини думал ввести в сюжет персонажа по имени Карлос. По словам Феллини, ему это «запретил» некий таинственный человек, позвонивший по телефону «металлическим голосом».

Итак, мы имеем разные описания встреч Кастанеды и Федерико Феллини.

Мы приводим варианты с той и другой стороны.

<

strong>Что об этой встрече рассказывал Кастанеда? Вот отрывок из интервью Карлоса Кармине Форт (1990 год)

– Нам очень нравится Рим. Приезжая туда, мы всегда навещаем Феллини, который является нашим другом. Я говорю ему: «В твоем возрасте тебе бы пора оставить страсти, не растрачивай свою энергию, интересуйся другими вопросами». Но он не воспринимает мои слова всерьез, говорит, что он не сможет жить, если он не влюблен.

– Вы встречаетесь всегда только в Риме?

– Нет, мы видимся и в Лос-Анджелесе. Однажды он пришел ко мне с одним римским юношей, потому что путешествие было для него скучным, и он хотел, как он выразился, наслаждаться во время путешествия красотой.

– Вы говорите с ним по-итальянски? – спросила я его, вспомнив его замечание о том, что он учился в Милане.

– Мой итальянский очень скуден, – признался он. – Я им недостаточно владею, чтобы чувствовать тонкости языка. С Феллини мы говорим по-английски.

Отличающуюся версию своего знакомства с Феллини Кастанеда изложил на встрече с читателями и последователями в Доме Тибета (Casa Tibet), Мехико, который возглавлял и продолжает возглавлять Тони Лама (Антонио Керам). Тони Лама некоторое время входил ближайший круг учеников Кастанеды, но позднее их пути разошлись.

«Феллини хотел сделать фильм по моей книге и отправил журналиста в город Лос-Анджелес, чтобы предложить мне сделать с ним фильм; и журналист сказал Феллини: «Карлос Кастанеда иногда очень несносен, а иногда очень приятен; я встречался с Кастанедой в его особняке, где была впечатляющая блондинка, и меня заставили ждать час, а, в конце концов, вышел старичок, у которого не было сил даже ходить; он посмотрел на меня 15 минут, развернулся и ушел — Кастанеда уже очень старый Федерико!»

Однажды я отправился в Рим и, зная эту историю, пошел повидаться с Феллини, которого больше впечатляла Флоринда, с которой он хотел бы иметь сексуальные отношения… но у нас нет сексуальных встреч ни с кем — мы слишком свихнувшиеся! Это была моя встреча с Феллини.

Наглый тип: я покинул его там, потеряв к нему всякий интерес! Он хотел сделать фильм по моей книге, но то, что он хотел сделать — было вакханалией, согласно которой я ездил в пустыню для того, чтобы принимать с индейцами наркотики. Я не принимаю наркотики ни с индейцами, ни сам по себе. Дон Хуан давал мне галлюциногенные растения, чтобы сдвигать мою точку сборки, которая была абсолютно неподвижной, а затем моя точка сборки так пришла в движение, что ее невозможно остановить».

Еще одно упоминание тех встреч с Феллини из интервью газете Corriere della Sera, 21 ноября 1997.

«Едва мы уселись в «Moustache Cafe», Кастанеда заговорил о Феллини. «Федерико большой умный чувствительный мужчина. Жаль, умер столь молодым, но он ел слишком много и напрягал свою энергию. В тот раз в Риме в 1984 году он повел меня в ресторан, где подали двенадцать блюд. Был также Марчелло (Мастроянни); они съели все — я даже испугался». Кастанеда рассказывает, что Феллини хотел сделать фильм, вдохновленный миром дона Хуана: «Он был очарован вселенной брухо, потому что был экстравагантным. Он также хотел как-нибудь попробовать пейот, но я сказал ему, что не рекомендую: из-за того, что я принимал его — я находился в катастрофическом состоянии»».

И, наконец, самая подробная и любопытная версия встречи с Феллини «для своих», записанная Эми Уоллес, его ученицей в то время. Эми пишет книгу уже намного позже смерти Кастанеды, книга в целом носит «разоблачающий» характер, полный обид и претензий к Карлосу и его окружению. Поэтому и Флоринда Доннер Грау названа в этой книге не по своему магическому имени, а по родительскому имени Региной Таль.  

«Одним из любимых у Карлоса был рассказ о встрече с Федерико Феллини, который хотел экранизировать его произведения. Феллини познакомился с ним, Карлос с интересом принял приглашение, и они подружились. Поначалу они дружили втроем, но потом их осталось двое, потому что Феллини был решительно отвергнут приятельницей Карлоса — Региной Таль.

Родившаяся в Венесуэле, в семье немцев, золотоволосая, голубоглазая Регина (Джина) была настоящей динамо-машиной. Она свободно говорила на немецком, испанском и английском языках, изучала антропологию в UCLA, там же и встретила Кастанеду.

Он обнаружил, что крошечная, похожая на эльфа Джина была очень энергичной, и дал ей прозвище «маленькая колибри». Кроме того, у нее было магическое, тотемное животное — лягушка. Джина этим гордилась, потому что лягушки обитают и на земле, и в воде По словам Карлоса, Феллини пригласил их с Джиной прилететь в Рим. Он согласился, потому что ему очень понравился этот легендарный режиссер, несмотря на свое «чудовищное эго». Слушать рассказы о встрече двух небожителей было захватывающе интересно. Для меня это было больше, чем хроника: это было уникальная ожившая картина из жизни гениев.

Феллини будто бы добивался Джины вплоть до ее возвращения в Лос-Анджелес: каждый день посылал ей дюжину роз, ежедневно звонил по телефону. Джина описывала Феллини как «невероятно обаятельного, бесполого, почти женственного, симпатичного человека».

«Однажды, — рассказывала Джина, — Федерико взял в аренду машину, чтобы показать нам итальянские пейзажи. И хотя Феллини был никудышным водителем — фактически не садился в машину уже лет десять, он настоял на том, чтобы быть нашим шофером. На переднем сиденье расположилась его тогдашняя любовница — кричаще раскрашенная, жирная проститутка, с невероятной грудью, выпадающей из блузы, и ремнем, впивающимся в тесную юбку. Ее ярко-красная помада была всегда размазана по зубам. Пока мы колесили по сельским дорогам они с Федерико постоянно держали руки друг у друга на коленях.

Феллини был слишком тщеславен, чтобы носить очки, поэтому чуть не убил нас. Я была перепугана до смерти. Они постоянно останавливались, чтобы выпить, — я не думаю, что он вообще был когданибудь трезвым. Когда к нам присоединился Мастрояни, оказалось, что он пил в два раза больше Федерико».

Карлос вторил: «Он та-а-к любил Джину! „Моя дорогая, — говорил он, — ты такая крошечная, но режешь, как смертельно острый нож“. Он прозвал ее „нож моей смерти“».

«Я любила сидеть у него на коленях, — говорила Джина, — и гладить его щеки. Несмотря на проблемы с алкоголем, его кожа была мягкой и гладкой, как у ребенка или женщины».

Карлос смеялся: «Он постоянно говорил ей: „Я буду ждать тебя! Я буду ждать тебя вечно, моя любимая, mi tesorso“. Однажды измученные, мы вернулись в наш отель в Риме и сразу же оправились спать. Утром — carajo! Соñо! Такой спектакль! Куриная кровь на дверях нашего номера в отеле — ковры были погублены! А перья! Перья в холле вели к нашим дверям! Qué pendejo! Идея трюка принадлежала Федерико — „brujeria Кастанеды“. Pucha! Мы немедленно уехали».

«Он посылал мне розы каждый день в течение шести месяцев», — вздыхала Джина.

Феллини потом сделал комиксы, где в подробностях изложил авантюрную историю о поисках «женщины-шамана с Анд» с рисованными Ходоровски и Мастрояни среди множества кактусов».

А теперь давайте выслушаем, как про эти встречи рассказывает сам Феллини и его биографы. Все эти версии противоречат друг другу. Вот как излагает версию событий автор книги «Феллини» Мерлино Бенито.  

В октябре Федерико встречается с Карлосом Кастанедой в Лос-Анджелесе. С этого момента реальность и фантастика смешиваются. В сопровождении итальянского журналиста Жан-Мари, который, кажется, существует только в сценарии, но с реальным сыном Альберто Гримальди, Джеральдо, и его американской подружкой Сибил, Федерико Феллини, олицетворяющий в то же время кинематографиста из сценария, готовится к путешествию с Кастанедой. Сразу начинают происходить какие-то странные события: записки неизвестного происхождения, странные телефонные звонки и, наконец, самое загадочное — накануне отъезда исчезает антрополог. Связаться с ним не смогли, и маленькая группа решает больше его не ждать. Более того, в последний момент два загадочных исполнителя главных ролей присоединяются к путешествию: некий профессор Тобиа, специалист по доколумбовым цивилизациям, чье имя напоминает о библейском охотнике на демонов, и красивая девушка, наделенная способностями экстрасенса, по имени Элен. А между тем в реальности Джеральдо Гримальди и Сибил, поссорившись, покидают группу путешественников. Четыре персонажа сценария — кинематографист, журналист, профессор и молодая девушка — прибывают к пирамиде Чичен-Ица на полуострове Юкатан, где майя практиковали человеческие жертвоприношения. Затем телефонный звонок неизвестного приглашает их приехать в Тулум, на сто километров южнее, чтобы сфотографировать, но только один раз, руины древнего храма Спускающегося бога.

Как и Чичен-Ица, Тулум — очень красивое место, где сохранились остатки цивилизации майя. Тулум возвышается на гребне скалы, нависшей над Карибским морем. На фасаде главного храма — три ниши с богами майя. В центральной нише — симпатичный маленький крылатый бог — бог-пчела, изображенный головой вниз, словно ныряющий с Неба на Землю. Та же скульптура находится над дверью маленького храма, примыкающего к главному и полностью посвященного этому богу, откуда и название — храм Спускающегося бога.

В ходе дальнейшего странствия путешественники встретились с индейским колдуном доном Мигелем, образ которого полностью совпадает с описанным в книгах Кастанеды старым колдуном яки. После шаманского обряда путешественники в течение всей ночи подвергались галлюцинациям — то ужасающим, то чудесным. По возвращении в Лос-Анджелес четыре персонажа расстались в какой-то растерянности от совершенного путешествия, но постепенно они успокоились. Единственное, что у них осталось после этого путешествия в качестве сувенира, — маленькая пожелтевшая фотография руин храма. Через несколько минут после взлета самолета, увозящего кинематографиста и Жан-Мари в Италию, на экране появились титры с названием фильма: «Путешествие в Тулум».

А в реальности Федерико улетал в Рим, так и не увидевшись с Кастанедой, но был уверен, что вскоре получит от него известия. Однако Кастанеда так и не объявился. Федерико просто не знал, что думать. Запутавшись между реальным и фантастическим, он осознает, что не может подчинить себе собственный сюжет, и отказывается от фильма:

«У меня было ощущение, что фильм не складывается, несмотря на поддержку Пинелли, всегда способного построить сюжет. У меня были сомнения мастера: можно ли построить жилой дом с третьего до пятого этажа? В общем, в очередной раз я обнаружил, что восприятие художника сильно отличается от восприятия простого наблюдателя. Реальность искусства намного взыскательнее, чем реальность чувств. Таким образом, „Путешествие в Тулум“ завершает свой путь в компании с „Масторной“».

В другом месте книги Бенито рассказывает о встрече Феллини с Карлосом в Риме:

В октябре в Риме Феллини встречает южноамериканского этнолога и писателя Карлоса Кастанеду, с которым давно мечтал познакомиться. Кастанеда покорил его рассказами о шаманских обрядах, в которых он участвовал в Мексике, о старом колдуне яки. Когда Федерико читал его книги «Уроки индейца Яки» и «Путешествие в Икстлан», автор показался ему замечательным, окруженным ореолом тайны, обаятельным, как Ролл (это итальянский ясновидец – прим. ред.). Но когда Федерико с ним наконец познакомился, то был несколько разочарован: шестидесятилетний, довольно обыкновенный, без харизмы, добродушный человек. Несмотря на это, они прониклись взаимной симпатией. В ходе обеда в ресторане «Чезарина» совместно с Марчелло Мастроянни они обсуждали проект фильма по мотивам книг Кастанеды, который в виде исключения Федерико был готов снимать вдали от Рима. Они договорились встретиться в Лос-Анджелесе, чтобы вместе выбрать места для съемок в Мексике. В конце обеда Кастанеда предупредил Феллини: в Мексике он не должен пробовать кактус пейотль, вызывающий галлюцинации.

Альберто Гримальди, продюсер фильма «Джинджер и Фред», который готовили к съемкам, согласился купить права на книги Кастанеды и финансировать поездку в Лос-Анджелес, а также и будущий фильм. Федерико был вдохновлен своим американским проектом, который на этот раз его действительно заинтересовал. Он мысленно уже представил себе основные сюжетные линии: кинематографист, восхищенный рассказами латиноамериканского исследователя о героях и магических обрядах древних цивилизаций на территории Колумбии, решил совершить вместе с ним путешествие по местам, где происходили эти истории, и создать фильм. Туллио Пинелли завершит работу над сценарием.

Понятно, что автор и биограф Мерлино Бенито подгоняет описание под общую концепцию, в которой «великий» и «гений», встречается в обаятельным, но средним американцем, не обладающим даже харизмой. Но давайте послушаем, что говорит о встрече с Кастанедой сам Федерико Феллини. Режиссер описывает свои встречи в беседе с журналистом журнала Bright Lights в 1999 году.

Расскажите мне о фильме который вы никогда не начали, тот который о Карлосе Кастанеде.

Это очень сложная история. Сначала я попытался искать Кастанеду через его издателей. Я поговорил с издателем, который дал мне адрес агенты Кастанеды, Неда Брауна в Нью-Йорке. Издатель сказал, что для него будет легко дать мне адрес Кастанеды. Раз в году мексиканский мальчик приносил издателю рукописи. Но Нед Браун сказал мне что он никогда не встречал Кастанеду. Далее в моем поиске мне говорили, что Кастанеда в психбольнице, даже что он умер. Кто-то мне сказал, что он встречал его и что он был жив, что он давал лекцию. Затем в Риме была миссис Йоги, которая познакомила меня с ним. И в конечном счете я встретил Кастанеду. Его индивидуальность сильно отличается от того, что вы можете вообразить. Он похож на сицилийца — радушный, беззаботный, улыбающийся как сицилийское привидение. Темная кожа, черные глаза, очень белая улыбка. У него есть экспансивность латиноса, средиземноморца. Он перуанец, не мексиканец.

Вы уверены что это был он?

Что вы пытаетесь сказать? Конечно, он; он был окружен другими людьми. Миссис Йоги знала его. Этот привлекательный джентльмен, который видел все мои фильмы, сказал мне, что однажды с Доном Хуаном, тридцать или сорок лет назад, он смотрел мой фильм, «Дорога» (La Strada) — который был сделан в 1952. Дон Хуан сказал ему: «Ты будешь обязан встретить режиссера этого фильма». Он сказал, что Дон Хуан предсказал эту встречу. Это то, что Кастанеда сказал мне. Я сказал вам что он пришел чтобы найти меня, здесь в этой комнате, сидящим прямо там. С самого начала я был очарован его книгой «Учение Дона Хуана», книге об эзотерике, парапсихологических приключениях. Потом я был очарован общей идеей: ученого человека, антрополога, который начинает со спекулятивной, научной целью, человека, который обеими ногами стоит на земле, наблюдает, где он ходит, буквально смотрит на землю, в полях, в садах, на полянах, по направлению к холмам, где растут грибы. Этот человек науки потом находит самого себя, после инициации, следуя пути, который приносит его к контактам с древними Толтеками. Мне нравится путь, поддержанный научной, рациональной любознательностью, путь, который он выбрал с рациональным вниманием и который в тоже время привел его в мистический мир, мир, который мы смутным образом определяем как «иррациональный».

Это отношение между наукой и сверхестественным миром кажется особенно интересным. В этой связи вы говорили о вашем опыте с ЛСД, о вашей вере в психоанализ Юнга, вашей дружбе с Роллом, самым известным итальянским ясновидцем.

Да, это мне кажется конечной точкой подлинной науки. Чем дальше она продвигается, защищаемая своими параметрами, своим способом изучения, своей определенностью, и своими сомнениями, и также собственным недоверием, тем ближе она подходит к чему-то что есть «тайна». И таким образом она приближается к религиозному видению феномена, который она исследует. Одна вещь, которая очаровала меня и также несколько отчуждала меня — итальянец, средиземноморец, обусловленный католическим воспитанием — это было видением мира Кастанеды и в особенности Дона Хуана. Я видел нечто нечеловеческое в этом. Независимо от Дона Хуана, который очарователен в буквальном смысле и которого мы видим как старого мудреца, я не мог справиться иногда от наступающего чувства странности. Как будто я столкнулся с видением мира, продиктованного кварцем! Или зеленой ящерицей! Что я нашел очаровывающим это то что вы чувствуете перенесенным себя к точке зрения которую вы никогда не могли представить, о которой никогда не подозревали, которая заставляет дышать вас за пределами самого себя, за пределами вашей человечности, и которая на мгновение дает вам незнакомую дрожь принадлежности к другим элементам, к элементам мира растений, животного мира, даже мира минералов. Чувство, которое из тишины, из внеземных, экстрапланетарных цветов. Это было тем, что соблазнило мою склонность к фантастике, иллюзорности, неизвестному, загадочному.

Вы как-то сказали мне что с того момента как вы приехали в Лос-Анджелес, где Кастанеда ждал вас, некие странные вещи стали происходить.

Начались феномены и чудеса. Когда я приехал в отель он привел с собой каких-то женщин. Я никогда его больше не видел, но после этого я находил странные сообщения в моей комнате и вещи вокруг двигались. Я думаю, это была черная магия. Его женщины, но не Кастанеда, поехали со мной в Тулум и те же самые вещи происходили там.

Вы почувствовали угрозу и Кастанеда исчез.

Это было несколько лет назад — в 1986 — и я до сих пор не смог понять, что на самом деле происходило. Может Кастанеда почувствовал вину, что привез меня туда и выработал серию феноменов, которые обескуражили меня, чтобы делать фильм. Или может его коллеги не хотели, чтобы я сделал фильм и делали эти вещи. В любом случае это было все слишком странно, и я решил не делать фильм. Книги Кастанеды принесли снова чувства, которые я испытывал ребенком… Это трудно определить… Может безумие может напоминать этот тип астральной, ледяной, одинокой тишины. Я вставил один детский опыт в «Голос Луны», когда Бениньи говорит своей матери что он стал тополем. Это случилось, когда я был мальчиком и проводил лето с бабушкой, Франческой, матерью моего отца в Гамбетоле.

Название этого места, Гамбетола, может происходить из мифа, типа приключения Пиноккио…

Да! Его также называли «Лес», потому что там был рядом большой лес. Там у меня были несколько случаев которые я вспомнил только 30 или 40 лет спустя. Они вернулись больше галлюцинаторным или более оживленным путем, потому что я читал некоторые парапсихологические тексты. Короче, они были случаями особенных переживаний. Первым был эпизод с тополем. Я мог переводить звуки в цвета, опыт, который впоследствии случился со мной. Я мог окрашивать звуки. Эта способность, которая может удивлять нас, но которая казалась естественной для меня, принимая то, что жизнь это единственная вещь, тотальность которую мы выучились разделять, раскладывать по полкам, связывая разные чувства вместе разными путями. Я сидел под этим тополем в Гамбетоле и слышал быка мычащего в стойле. В тоже время я видел нечто вибрирующее выходящее из стены стойла, как огромный язык, половик, ковер, летающий ковер, медленно двигающийся в воздухе. Я сидел спиной к стойлу, но мог видеть все вокруг меня и позади на 360 градусов. И эта волна растворилась, проходя через меня, как огромная лопасть очень тонких, микроскопических рубинов, которые мерцали на солнце. Потом она исчезла. Этот феномен перевода звуков в цвета, цветовые эквиваленты звука, оставался со мной многие годы. Я мог бы рассказать вам о других эпизодах, которые произошли в моем детстве и когда мне было 20, и я поехал в Рим. Но давайте вернемся к тому, что случилось под тополем. В один момент, когда я играл, я похоже увидел самого себя вверху, очень высоко, я кажется качался там для того, чтобы услышать легкий ветерок в моих волосах. Тогда я почувствовал — это мне трудно описать — что я был крепко укоренен в земле. И этот маленький мальчик, которого я видел — который был мной — теперь у него были ноги утопающие в земле, до такой степени что я чувствовал, что у меня были корни. Все тело было покрыто как будто горячей густой кровью, которая поднималась, поднималась выше к голове из-за звука который я делал («ууууууу») когда играл. Я слышал этот звук другим органом, удивительный…

Как мантра!

Это была мантра, да, как «оммм». И затем это чувство восторга, легкости, легкости и силы, силы в корнях и легкости вверху в ветвях, покачивающихся в небе. Я стал тополем! Это были великие чувства и проявления интуиции, великая мудрость видений детства, которые надо рассказывать потом как фантазии. Скажем, им нужно приобрести форму мифов. Миф всегда более человечен, и более доверителен, как путь рассказывания.

И ваша бабушка, что она думала об этом фантазирующем маленьком мальчике

Моя бабушка сама могла бы быть персонажем мифа. Она была старой крестьянкой; она обладала огромной нежностью. Она была старой, высокой, тонкой женщиной с множеством юбок. Я все еще живу на доход от тех фантазий в те летние сезоны, которые я провел с моей бабушкой. Даже «Дорога» немного заполнена теми воспоминаниями, когда кончались те летние сезоны и начинались те осенние, тем почти духовным контактом с животными, запахами, местами…

Очевидно, что для самого Феллини встречи с Кастанедой и его ведьмами не были встречами с банальными людьми – если судить хотя бы по тем феноменам, которые переживал режиссер и его окружение. И наконец, чтобы завершить описание взаимодействия с Кастанедой, давайте выслушаем историю Адреа Де Карло, помощника Феллини, которую он изложил в интервью газете Repubblica:

История предательства ознаменовала жизнь Федерико Феллини, самого великого лжеца среди режиссеров. Стоит упомянуть, что в случае с Феллини ложь никогда не была предательством, а перспективой переосмысления мира. Легендарный режиссер лгал в том смысле, что он реструктурировал или переделал свои собственные фантастические проекции, как в своих фантастических историях, так и в своих фильмах. Он был архитектором замечательной лжи и гениальным воспроизводителем параллельных измерений. Вдохновение, которое волновало его в каждое мгновение и наполняло его видениями и видениями, было единственной реальностью, которая действительно имела значение.

В середине восьмидесятых Феллини решил снять фильм о Карлосе Кастанеде, таинственном и психоделическом авторе книг, ставшими культовыми в семидесятые. Чтобы достичь своей цели, режиссер преодолел свой страх перед авиаперелетами и полетел в Америку вместе с молодым Андреа Де Карло, которым он восхищался из-за его романа «Кремовый поезд». Вместе с ним Феллини планировал написать сценарий фильма по мотивам Кастанеды. Путешествие было впечатляющим и полным откровений, во многом рискованным. Все это также сопровождалось странными присутствиями, загадочными сообщениями, которые шептали по телефону тревожные анонимные голоса, необъяснимыми совпадениями, внезапными исчезновениями. Фейерверк из головоломок – определенно, в духе самого Феллини.

Вернувшись в Италию, Де Карло на волне вдохновения, написал роман «Юкатан», посвященный хронике поездки, а Феллини объявил своим друзьям, что он почувствовал себя преданным, так как эта книга предвосхитила его проект и, по его мнению, его проект «сгорел в ней». Чтобы переосмыслить свою часть истории, незадолго до выхода романа Феллини передал длинный текст Il Corriere della Sera «Путешествие в Тулун», в котором Феллини переосмысливает мексиканские приключения, сообщая о контактах с ведьмами, наследниками древней мудрости Ацтеков, эпизодами черной магии и открытия мраморных храмов, установленных между джунглями и морем. Публикация состоялась в шести эпизодах в мае 1986 года в иллюстрациями Майло Манары. Фильм так и не был снят, а узел предательства так остался неразвязанным.

 

Андреа, вы написали роман «Юкатан» из-за которого Феллини почувствовал себя преданным. Можно ли черпать вдохновение из неправильной идеи и превращать ее в книгу?

Феллини попросил меня познакомиться с Карлосом Кастанедой в Лос-Анджелесе, поговорить с ним и посетить районы Мексики, где были поставлены его рассказы. Идея заключалась в том, чтобы написать вместе сценарий, основанный на обучении ученика мага. Однако, после некоторых встреч с Кастанедой, я начал получать неясные угрозы в виде подписанных билетов и Феллини исчез без следа, и я в конце концов обнаружил, что путешествую самостоятельно через Калифорнию и Мексику, следуя таинственным сообщениям, которые теперь они пришли к нам, отсюда и родился Юкатан.

Как отреагировал Феллини?

«Когда я сказал ему, что хочу написать роман, вдохновленный приключением, которое произошло с нами, он поддержал меня своим типичным импульсом: «Это прекрасная идея, Андреа!». Но реальность оказалась гораздо хуже – он считал, то история путешествия принадлежит исключительно ему.  

Был ли когда-нибудь сценарий для проекта фильма по Кастанеде?

«На обратном пути из нашей поездки я предложил Феллини написать сценарий о том, что с нами произошло, так как Кастанеда исчез, и мы больше не могли снимать фильм по его книгам. Но Федерико был глубоко суеверным человеком, и теперь он видел с беспокойством эта история, которая в некотором роде напомнила ему судьбу «Поездки Масторны», фильма, который он преследовал годами и который он так никогда и не смог».

Статьи Феллини в «Corriere della Sera» дискредитировали вашу книгу. Ты чувствовал себя преданным Феллини за эти публикации?

«Статьи в журнале казались попыткой Феллини подтвердить свое право приоритета, а не черту — это была его версия событий, разработанная его воображением: два художника могут нарисовать один и тот же предмет, но их картины, к счастью, никогда не будут идентичны».

Вы заявили, что считаете Юкатана самым непонятым в среди вашх романов. Возможно ли, что предполагаемое предательство повлияло на судьбу книги?

«Юкатан» — правдивая история на семьдесят процентов. Проблема в том, что тридцать процентов не соответствуют действительности, что касается двух главных героев и их причин, в корне меняет целое». То же самое касается статей Феллини. С другой стороны, ни он, ни я не хотели показывать себя и людей, с которыми мы соприкасались. Было слишком много вещей, которые трудно объяснить».

Комментарии к магическим пассам: Вествудская Серия

Комментарии к магическим пассам: Вествудская Серия

Без категории

Статья Уиллиса Эшенбаха из рассылки Танго; перевод с английского.

Назови эту точку

Что же, некоторые вопросы этого форума подтолкнули меня к тому, чтобы написать о Вествудской Серии, называемой также Серией Пяти Интересов. Это Пять Предрасположений видящих — Центр Принятия Решений, Перепросмотр, Сновидение, Внутреннее Безмолвие и Магические Пассы.

Это описание займет достаточно времени, поэтому я начну только с пассов для Центра Принятия Решений. Усиление этого центра древние видящие считали самым главным из всех пяти интересов. Это, в частности, потому, что он действует на любое из наших действий — все что угодно, в любой области деятельности, выполненное с сильным и чистым решением, будет гораздо более эффективным.

Центр Принятия Решений — это свобода от беспокойства. Центр Принятия Решений — это мгновенное действие. Центр Принятия Решений – это дыхание полной грудью. Центр Принятия Решений — это принятие ответственности. Центр Принятия Решений — это врата намерения.

Центр Принятия Решений — очень любопытный центр, в частности из-за того, что у него так много названий. Он также называется «Центр Разговора», и «V»-область, и «Вторая Точка», и «Точка Безжалостности». В то время, как ясно, почему его можно назвать «Центр Разговора», другие названия менее очевидны.

Он называется «V»-областью, потому что так представляется видящим. Свечение из этого центра выходит в виде конуса, открывающегося вверх и центрированного в основании горла. С любой стороны, он выглядит как буква «V».

Он называется «Второй Точкой», потому что это — первый шаг удаленья от «Первой Точки», которая в наши дни является точкой чистого рассудка.

И он называется «Точкой Безжалостности» потому, что это Центр Принятия Решений. В Центре Принятия Решений становится очевидным, что наши решенья — окончательны, неотменяемы, и что это — наши собственные решенья. Там нет места для жалости к самому себе (основанию и прототипу жалости к другим), потому что мы оказались там, где мы находимся, благодаря нашим собственным решеньям; и также нет там места для жалости к кому-либо другому.

Намерение серии для Центра Принятия Решений по меньшей мере двойное — усилить Центр Принятия Решений и стать способными сдвигать Точку Сборки в Центр Принятия Решений.

В отличие от других основных центров человеческого тела (энергетических центров, находящихся спереди и сзади под ребрами, центра воли, центров виденья и сновиденья, и т.д.), Центр Принятия Решений не усиливается за счет накопленья в нем энергии. Так происходит потому, что, в отличие от других центров, Центр Принятия Решений является фильтром, захватывающим необходимую ему энергию, отфильтровывая энергию, проходящую через него.

По этой причине важно намерение того, чтобы энергия, полученная от пассов, проходила через Центр Принятия Решений, а не направлялась прямо в него.

strong>Внутренняя география

Для того, чтобы понять энергетическую динамику некоторых пассов для Центра Принятия Решений, необходимо хоть чуть-чуть понимать энергетическую географию человеческого тела и его окружения.

Энергетически мы все замкнуты в пузыри света, светящиеся сферы, плавающие в бушующем море энергии, которое видящие зовут «Намерение», или «Эманации Орла». Мы, живые существа, являемся светящимися сферами и энергией внутри этих сфер. Эти сферы энергетически запечатаны — мы не можем приобретать или терять энергию. То, что находится внутри сфер – то же, что и снаружи — Эманации Орла, или Намерение.

Внутри светящиеся сферы, в числе других вещей, мы находим Эманации Орла, состоящие из:

  • Внутренняя поверхность светящейся сферы
  • Точка Сборки
  • Физическое тело
  • Энергетическое тело
  • «Области таинства», большие и малые
  • «Фронтальный резонанс»
  • Энергия
  • Связанная энергия
  • Свободная (движущаяся) энергия
  • Поверхностный поток осознания
  • Энергия сухожилий
  • «Области памяти», места, в которых мы накапливаем нашу память.

Теперь, внутри каждой сферы энергия стремится к тому, чтобы быть текучей. В конце концов, это является естественным энергетическим условием. Однако, она остается связанной; связанной в многообразие путей и мест, связанной до того, что у нас едва хватает энергии достаточной для того, чтобы функционировать.

Пассы «добывают» эту застоявшуюся энергию, физически выкапывают ее наружу и помещают ее снова в оборот. Итак, поскольку мы все являемся шахтерами своей собственной энергии, возникает очевидный вопрос: где же эта энергия залежалась?

Что же, одно место накопленья энергии находится внутри святящейся сферы. Когда энергия в упадке, она любит застывать в роде некоего странного материала наподобие замазки или шпаклевки «глупости», «чокнутости», этакого энергетического пластилина или клеящей пасты, субстанции, которая может принимать форму, но разбивается при столкновении. Энергия такого вида представляет собой застывшую толстую корку на внутренней поверхности светящейся сферы.

 

Другое место накопленья энергии находится во всех «зонах таинства» или «энергетических центрах», — энергетических вихрях, искрящихся сквозь оболочку с внутренней части светящейся сферы, как изнутри, так и снаружи нашего физического тела. Древние видящие нашей линии разработали изящный и простои метод обращенья с этой энергией, залежавшейся в вихрях нашего тела (вначале вибрировать это место, затем подождать , затем слегка надавить на него), и разные пассы, использующие вариации на ту же тему для освобожденья залежавшейся энергии; послушайте,»Освободи Энергию» — это же воинский клич на битву!

Другое место, полное застоявшейся энергии — это то, что я называю «фронтальный резонанс». Это очень трудно описать. Представьте, что вы стоите, и человек вашего роста и веса стоит прямо перед вами на расстоянии примерно 30 см и смотрит вам в лицо. Посмотрите на этого человека сверху донизу ментальным взором, и выделите на нем основные энергетические центры, а заодно и не основные. Представьте, что эти центры вращаются с жидким пламенем. Затем сотрите ментальный рисунок человека, но оставьте ментальный образ энергетических центров.

Получается, что это является постоянной энергетической характеристикой внутреннее части светящейся сферы — отражение (или, выражаясь точнее, резонанс), мгновение за мгновением, энергетических аспектов нашего тела, включая энергетические центры.

Обычно, в нашей повседневной жизни, этот фронтальный резонанс полностью врезан («инкрустирован») в застоявшуюся энергию. Представьте себе статую в пещере, в которой сталактиты полностью облепили и скрыли статую. Вот на что это похоже, как два столба (левое и правое тело) расплавленного свечного воска.

 

Большое число магических пассов направлены на то, чтобы «откопать» эту застоявшуюся энергию. Другая группа пассов расталкивает, разминает, ударяет, отбивает, обрывает, и другим способом возбуждает энергетические центры фронтального резонанса. А окончательная группа (Вествудская Серия, Пассы для Перепросмотра) выковывает само энергетическое тело, прямо во фронтальном резонансе.

Возвращаясь к нашему текущему вопросу, пассам для Центра Принятия Решений, многие из них активизируют энергетический центр фронтального резонанса, который соответствует Центру Принятия Решений. Он расположен на фронтальном резонансе, в том же самом месте, в каком это было бы у самого тела, на тои же самой высоте, что и Центр Принятия Решений.

Когда этот центр фронтального резонанса активизируется (путем удара, щелчка, похлопыванья тыльной стороной ладони, и т.д.), энергия тотчас же переносится и проходит прямо через Центр Принятия Решений. Хотя мы и можем ударять прямо по этому месту и не можем ударять прямо по Центру Принятия Решений, большое число пассов использует этот косвенный метод посылания энергии сквозь Центр Принятия Решений.

При выполнении пассов, включающих активирование центра фронтального резонанса, очень важно направит удар или похлопывание точно в центр. Как это сделать?

Методов не существует, это делается исключительно Намерением достичь точно этого места.

Дыхание

Многие пассы используют дыхание, чтобы помочь перераспределению энергии. Кроме того, каждый пасс или серия пассов вызывает особый род дыхания, разный для разных пассов или серий.

Это особенно верно в отношении пассов для Центра Принятия Решений, потому что Центр Принятия Решений является также Центром Дыханья. По мере усиленья Центра Принятия Решений, горло раскрывается и дыхание естественным образом становится более глубоким.

Я не могу выполнят эти пассы, дыша только через нос. Смещение к другим состояниям осознанности требует гораздо больше кислорода, и мне просто не добыть его через нос.

Зевание — очень хороший знак, он означает сдвиг осознания, и после окончания зевка очень важно поддерживает открытое, расширенное дыхание, которое естественным образом следует за зевком.

Физические эффекты

Существует некоторое количество физических изменений, сопровождающих сдвиг осознания. Они включают в себя, например, щелчки или чувство «открывания»  в ушах, раскрытие и расширение голосового прохода, звук высокого колокольчика  или жужжанья, а также пощелкивания и потрескиванья связок и сухожилий тела.

Кроме того, многие пассы могут трясти или вибрировать ту часть тела, в которую направлена энергия. Осознание этих чувств увеличит эффект пассов.

Точка Сборки

«Стержнем магии является тайна Точки Сборки», говорил Нагуаль Хуан Матус. И встроенным намерением всех пассов является высвободить нашу Точку Сборки и дать ей возможность двигаться к другим положеньям, как внутри так и снаружи тела. В случае обсуждаемых здесь пассов, Точка Сборки должна сдвигаться в направлении к Центру Принятия Решений.

Это делается путем увеличенья энергии в Центре Принятия Решений. Когда энергия этого центра становится достаточно сильной, Точка Сборки притягивается к свету, а затем при помощи практики и намеренья этот сдвиг становится возможным.

Пассы

ОК, хватит теории, перейдем к самим пассам.

Пассы 1-4. Перенос энергии к Центру Принятия Решений поступательными движеньями («вперед-назад») кистей рук и предплечий.

Все эти четыре пасса имеют по две части, в которых дыхание меняется на противоположное. В первой части, острия напряженных рук используются для разбиванья энергии. Во второй части, когда дыхание меняется на противоположное, эта энергия переносится к Центру Принятия Решений .

Эти пассы, как и многие другие, используют метод, состоящий из двух частей, для перераспределенья энергии. В первой части застоявшаяся энергия каким-то способом высвобождается.

А во второй части энергия переносица оттуда, откуда она была высвобождена, и помещается в нужное нам место. В данном случае энергия разбивается вокруг области живота фронтального резонанса и помещается в Центр Принятия Решений .

Намерение — это все, поэтому намеревайте то, чтобы энергия, которую вы взламываете, была вытянута при движении рук назад, к Центру Принятия Решений и сквозь него.

Пасс 5. Перенос энергии от средней части тела к Центру Принятия Решений.

Этот пасс должен «выталкиваться» из средней части тела. бедра должны оставаться неподвижными, в то время как тела покачивается из стороны в сторону. Очень важно, чтобы пальцы были направлены прямо по направлению к V-области.

Пасс 6. Перенос энергии из области лопаток к Центру Принятия Решений

Это движение выполняется полностью лопатками. Локти по очереди выталкиваются вперед как можно дальше, грудь совсем не двигается. Грудная клетка должна быть направлена все время вперед.

Пасс 7. Перемешивание энергии вокруг Центра Принятия Решений при помощи сгибанья запястий

Первая часть этого пасса использует другой способ перераспределения энергии, состоящий в том, чтобы загрести энергию из передней части святящейся сферы и поместит ее в другое место. В данном случае энергия соскребается со святящейся сферы, а затем направляется к Центру Принятия Решений.

Во второй части пасса, удар по копии Центра Принятия Решений на фронтальном резонансе выполняется запястьем и тыльной стороной кисти.

Направляйте прямо в этот энергетический центр, если вы не сделаете этого, оно не сработает.

Пасс 8. Перенос энергии из двух Жизненных Центров передней части тела к Центру Принятия Решений

Этот пасс собирает энергию из жизненных центров и выстреливает ее в копию Центра Принятия Решений на фронтальном резонансе. Снова важно, чтобы удар был точным. Энергия, перенесенная к этому месту, немедленно проходит через Центр Принятия Решений.

Пасс 9. Перенос энергии от коленей к Центру Принятия Решений

Это — дыхательный пасс. Во время выполненья пасса оставляйте голосовую щель открытой и дыхание свободным. В первой части руки усиливают естественный энергетический поток. Каждая рука делает круг перед V-областью, и за счет этого энергия выталкивается вдоль канала, проходящего из V-области до фронтального резонанса, к (и сквозь) V-области в горле. Затем соответствующая V-область «выщелкивается», как кнутом.

После того, как мы сгибаемся, когда мы вдохнули и удерживаем дыхание, мы ловим энергию, находящуюся вокруг коленей, загребая ее в кулаки и перекрещивая кисти рук. Эта энергия переносица вверх над головой и помещается раскрытыми ладонями сзади в основание шеи. Оттуда она проходит через V-область.

В последней части пасса сделайте вдох в наклоненном состоянии и затем, выдыхая, вы переносите энергию вверх от коленей и выбрасываете ее через V-область. В конце концов, вы делаете то же самое, выбрасывая энергию через ваши глаза.

Именно этот пасс позволил мне впервые сдвинуть (и удержат, но не надолго) свою Точку Сборки в новое положение. Когда я выполняю серии пассов, я очень часто подолгу повторяю то, что меня притягивает или кажется эффективным в данный момент. Однажды я делал этот пасс в течении, может быть, часа и, уверяю вас, заметил этот сдвиг.

Эффекты сдвига вполне очевидны. Наиболее очевидный эффект для меня — ясность в сочетании с тем, что я могу описать только как безразличие и холодность. Это не безразличие в смысле отсутствия интереса. Это — безразличие, основанное на другом восприятии мира, в котором мое будущее, моя судьба и судьба окружающих меня больше не имеют абсолютно никакого интереса. Это — мир кристально чистых Решений, в котором каждое решение стоит само по себе, каждое в совершенстве  ясно и чисто. Это — место действий без раздумыванья, выбора без  беспокойства, эффективных побуждений и немедленного действия — без тревоги,  без сожалений и без жалости.

Пассы 10-12. Перенос энергии сзади вперед

Ну, вот что я вижу в этом пассе. Я могу рассказать только как я вижу его из своего положения, другие, возможно, опишут его иначе.

Эти три пасса, отличающиеся только деталями, все нацелены на то, чтобы забрать Точку Сборки из ее обычного положенья, перенести ее в соответствующую V-область фронтального резонанса и затем отпустить ее. Когда она отпущена, она отпрыгивает назад на свое обычное место, проходя на своем пути прямо через V-область.

Точке Сборки не нравится сдвигаться из своего обычного положения (на святящейся сфере она находится сзади прямо за правой лопаткой), поэтому так необходимо отпустить ее. Это делается загребанием энергии из соответствующей V-области фронтального резонанса и выстреливанием этой энергии назад так, что она обволакивает и трясет Точку Сборки. Затем

Точка Сборки отпускается: или подбрасыванием (Точки Сборки), или же зачерпыванием окружающей энергии и помещением ее в Точку Сборки.

Затем Точка Сборки захватывается когтями, или открытой ладонью, как мы захватываем теннисный мяч, или же мы захватываем ее запястьем, как крюком, переносица вперед разными способами, помещается в соответствующую V-область фронтального резонанса, и затем мы ударяем по ней рукой. Поместите ее точно на это место, и если вы этого не сделаете, вы  можете сдвинуть ее туда в момент удара ладонью.

Когда рука убирается, Точка Сборки притягивается на свое обычное место сзади святящейся сферы, пронося с собой много энергии прямо через V-область. Я иногда практикую сталкинг, удерживая Точку Сборки в течении одного или двух вдохов/выдохов, прежде чем дать ей вернутся назад через V-область.

Итак, вот моя история, и я к ней присоединяюсь. Я напишу снова, когда мной овладеет сумасшествие.

Всего самого наилучшего всем в этом чудесном, таинственном мире,

w.

Как посещать места силы. История о нагвале

Как посещать места силы. История о нагвале

Без категории

В определенный  момент своей эволюции от человека с обычным восприятием к видящему и чувствующему энергию нагвалю, Карлос Кастанеда  написал в своих книгах о том, что в древние  места следует приходить или с огромной осторожностью, или вообще не приходить, и позже он осознал ценность этих пронизанных силой мест: для тех, кто энергетически готов и доступен, они дают прямую связь с мудростью древних людей, когда-то населявших эти места, а также энергетический толчок и четкое прерывание линейности привычного восприятия человека.

Когда эти знания открылись ему, последовала целая серия «возможностей», потому что ничто в мире нагваля не является предсказуемым или «нерушимым», наоборот — это новое приключение, берущее начало в ежеминутном прочтении энергии, и дальнейшем применении этого понимания.

Подобная возможность предоставилась Карлосу Кастанеде, когда он встретил группу людей в Мехико, некоторые из которых практиковали движения Тенсегрити и перепросмотр уже годами, а другие были абсолютными новичками в этом искусстве.

И Карлос решил взять где-то тридцать из них и отвести к близлежащему археологическому комплексу в пределах города и посмотреть, что они смогут «увидеть».

Хотя Карлос поговорил с каждым из них перед входом на место археологического комплекса, не все из них смогли услышать или понять его слова и их значение. Около восьми «опытных» практикующих сосредоточились и восприняли его словах «священное место», «не нужно тревожить то, что покоиться здесь в настоящее время», «энергия места сохраняется и ее можно посетить, но нельзя тревожить», и войдя на территорию этого места, они сохраняли дисциплину и тишину, держа кончик языка на нёбе, и не пытались взять что-то или коснуться  руками чего-либо.

А другие, напротив, не могли в полной степени осознать важность происходящего и заскакивали друг другу на плечи, подталкивали их своих товарищей, смеялись и рассказывали шутки громким шепотом.

Увидев это, Карлос Кастанеда, не будучи человеком, повторяющим свои инструкции дважды, постарался защитить тех, кто относился с уважением к этому месту, и поместил участников группы, лишенных уважения к этому месту в шар их собственной энергии.

Интересно, что те восьмеро подготовленных практикующих смогли почувствовать застывшее время этого места, носившееся в воздухе, когда они ходили по этому месту, слышали голоса существ, давшего покинувших эту землю, и воспринимали видения о тех временах, когда это место еще даже не было построено. И затем, когда они рассказали о своем опыте друг другу, они обнаружили, что внутри них сталось «нечто» — что-то невыразимое словами, какая-то субстанция, нечто значительное и ценное, к чему они смогут вернуться в дальнейшем, чтобы перезапустить свое восприятие из этой точки.

Другие, напротив, сообщили, что особо ничего не «увидели»; некоторые жаловались на неровную поверхность земли; один споткнулся и упал; а другому стало настолько плохо, что Кастанеда отправил его за пределы этого места.

После того, как все поделились друг с другом этими восприятиями,  Карлос Кастанеда собрал всех вокруг него снова и заговорил. Он сказал им — то, что от «увидели» или не увидели было между ними и Духом. Что его работа — подвести их к двери в бесконечность, точно так же, как он привел их ко входу в археологическую зону, и что это уже была их работа — сделать все необходимое, чтобы перейти порог во второе внимание и воспринимать другие миры.

Практика Свидетеля VS Классический перепросмотр

Практика Свидетеля VS Классический перепросмотр

Без категории

Продолжаем рубрику вопросов и ответов.

В чате московских практикующих появилось несколько реплик, которые вдохновили нашу редакцию прокомментировать и добавить одно замечание.

РЕПЛИКИ

«А вот то, что незаметно для себя мы отодвигаем практику свидетеля в сторону раз за разом, это что? — команда чужеродного устройства?»

«Просто некоторые свидетели выходят за рамки практики. И приходится делать практику свидетеля по поводу практики свидетеля. А это уже слишком»

«Мне кажется, что если свидетель совершает какие-то действия, которые дискомфортны говорящему и точно выходят за рамки инструмента «практика свидетеля», то можно попросить не нарушать границы изначальной договорённости.

Либо можно пойти в процесс и довериться более мудрой составляющей, которая привела тебя в такую вот ситуацию. Иногда доверие другому человеку приводит к неожиданным результатам и открытиям. Но иногда напомнить о своих границах — тоже часть урока».

«Я на московских группах участвовал в практике свидетеля дважды. Один раз было отвратительно, другой чудесно. Люди «в паре» были, очевидно, разные… это сложная тема. Насколько мне видится, это очень далёкая от разговора по душам, психоанализа и вот этого вот всего техника. С одной стороны. С другой вроде как (поправьте меня если ошибаюсь) исходно «шаманами древней мексики» предполагалось что это практика для участников одной «party».»

КОММЕНТАРИЙ

Выскажу свое личное мнение.

Если свидетель вне формата Свидетеля, то есть — начинает высказывать свое «мнение» без прямой просьбы рассказчика, начинает разглагольствовать или следовать каким то готовым интеллектуальным схемам, то он по сути, уклоняется от практики и Свидетелем, по факту, не является. Такая практика может нанести вред. Это правда. С другой стороны, ведущий группы должен заметить и предупредить такую ситуацию. Если он ничего не сделал, то это его ответственность, в какой-то степени. Неготовность участников к той или иной практике — это его прямая ответственность.

Так или иначе, практику свидетеля очевидно легче делать в ряду со всеми, то есть на группе. Я восхищаюсь теми людьми, кто регулярно практикует ее самостоятельно, и находит свидетелей, но лично мне легче ее делать в группе, или на другом коллективном занятии, когда фокус окружающих сконцентрирован именно на этом. Поскольку коллективная энергия и намерение работают в этом случае, генерируя общий поток намерения перепросмотра. Для некоторых случаев из личной истории эффективнее практика в форме театра бесконечности, что мы и делаем, довольно часто на группе ИКСТЛАН. Форма театра мне лично ближе. Об этом напишу в другое время.

Мне всегда интересно было, почему практика свидетеля (так получается) — если она проводится правильно, как правило, эффективнее «классического», то есть описанного в книгах, перепросмотра. О более мощном и быстром эффекте практики Свидетеля по сравнению с «обычным» перепросмотром свидетельствовали и другие уважаемые практики, например, Александр Дергай. По результатам наблюдений и видения, и последующего размышления над результатами, я пришел к выводу, что есть несколько ключевых моментов, которые делают практику Свидетеля эффективнее.

  1. Первое: необходимость высказаться рассказчику. В индивидуальной практике мы очень редко такое делаем. Это важный момент: извлечь из себя слова, и донести эти слова до другого человека. Таким образом, мы делаем уже часть работы, поскольку сама формулировка события как бы уже отстраняет нас немного от произошедшего, поскольку наше сугубо личное событие, переживание, рефлексия или воспоминание, будучи высказанным, перестает быть уже ТОЛЬКО нашим. Оно помещается в интерсубъективное пространство, между мной и свидетелем. Таким образом, я УЖЕ начинаю подготавливать процесс извлечения нового осознания из прошлого. Большинство женщин прекрасно знакомы с этой возможностью: они часто используют разговор с подругами именно для того, чтобы чтобы проговорить вслух и извлечь личный опыт из каких то волнующих переживаний, что само по себе уже достаточно эффективно.
  2. Второе отличие практики свидетеля от классического перепросмотра — это увеличенное давление Внимания. Что, собственно, позволяет отделить силу и осознание от произошедшего? По словам Дона Хуана, задача перепросмотра с точки зрения эволюции состоит в том, чтобы отделить жизненную силу от событий в личной истории, извлечь «застрявшее» и «запутавшееся» в обстоятельствах случившегося осознание, пересновидеть свой сон прошлого. И здесь ключом является Внимание, сфокусированное особым образом. Это именно то самое Внимание, которое мы тренируем в процессе созерцания, наблюдения, выслеживания, сновидения и неделания.Чем острее «заточено» Внимание, чем оно более точное и сфокусированное, тем легче им, как «лезвием» отделять «мясо» энергии от «костей» событий и фактов, и тем быстрее достигается новый взгляд и достигается переосмысление и переосознание произошедшего. И в случае практики Свидетеля свидетель добавляет давление Внимания Вниманию Рассказчика.  Волей неволей процесс идет быстрее.
  3. И третье: Свидетель (если он ведет себя как подлинный Свидетель, а не как болван) остается отрешенным наблюдателем описываемых событий. Даже если он эмоционально сочувствует Рассказчику и сожалеет вместе с ним, его глубина восприятия должна оставаться незамутненной, а его суждения должны быть проигнорированы им самим. Свидетель наблюдает и выслушивает историю из внутреннней тишины.  Его точка сборки в этом случае служит своего рода «маяком» для Рассказчика. Что очень важно для завершения процесса перепросмотра. В индивидуальном перепросмотре бывает довольно затруднительно найти сбалансированное положение точки сборки после завершения перепросмотра сцены, особенно — эмоционально зарагивающих. В практике Свидетеля Рассказчик просто использует положение точки сборки Свидетеля как маяк для навигации и возвращения в состояние «здесь и сейчас».

Ради справедливости стоит отметить, что у индивидуальной практики перепросмотра есть свои преимущества.

  1.  Первое — ее можно делать в любое время, незаметно, по мере необходимости и скрытно.
  2. Второе преимущество вытекает из ее «как-бы-недостатков»: индивидуальная практика перепросмотра, как правило, более «медленная»  и менее «эффективная», зато она может быть гораздо более детальной и внимательной к деталям.

Из всего этого следует выводы, что не стоит игнорировать ни одну из этих практик: делать, по мере возможности, практику Свидетеля, а когда нет такой возможности — индивидуальный перепросмотр. Они естественно дополняют друг друга.

Школа Радуги VS Искусство Сновидения

Школа Радуги VS Искусство Сновидения

Без категории

5 причин, почему большинство популярных курсов по «осознанному сновидению» никуда не годятся и почему книга «Искусство сновидения» Карлоса Кастанеды была и остается непревзойденным учебником по развитию сновидений

Предисловие от редакции tensegrity.moscow 

В своей полемической статье исследователь, практик и автор книг по «осознанному сновидению и внетелесному опыту» Михаил Д. неожиданно выступил против некоторых популярных техник, применяемых в самых известных школах и курсах по сновидению. Практикующие Тенсегрити также заинтересованы в том, чтобы получать устойчивые результаты в своей практике ночного сновидения. Многие из них интересовались и Монро, и Радугой, и другими книгами по сновидению.

В свое время на волне интереса в том числе к книгам Кастанеды и ко всему «паранормальному» в фокус общественного интереса всплыла «Школа Михаила Радуги». Радуга написал в 16 больше книг по сновидениям, чем Кастанеда и в 5 раз больше, чем Стивен Лаберж. Радугу активно звали в различные телепрограммы, где он охотно комментировал вопросы связанные с осознанными сновидениями и выступал как единственный эксперт в этой области.  При этом сам Радуга позиционировал  себя как «ученого» и независимого эксперта по осознанным сновидениям, и собирал довольно большую аудиторию на свои тренинги и семинары. Однако через короткое время многие участники тренингов, достигшие быстрых прорывов в сновидениях, вдруг начали сталкиваться с проблемами, на которые у Радуги не было удовлетворительных ответов, а сами эти результаты бесследно сходили на нет, либо практика приобретала неуправляемый и хаотичный характер.  Все это, а также очевидная и нахрапистая коммерциализация курсов Радуги и его «учеников» (неслучайно слово «инфобизнес» стало ругательным) способствовали тому, что сама «отрасль» обучения осознанным сновидениям переживает кризис.  Сфера обучению сновидениям, если так можно выразиться, оказалась испорчена множеством разочарованных искателей. Радуга в своих книгах и практиках использовал самостоятельно придуманные им термины, приемы и техники. Михаил Д. показывает, что эти практики и техники скрывают за своим названием ни что иное, как уже давно известные идеи и практики тренировки внимания, однако «переупакованные» под коммерческую продажу — чтобы их можно было представить как «уникальные», «единственные в своем роде» приемы.  Мало того, эти приемы и техники не только не универсальны, но и попросту могут быть вредны для развития и эволюции сновидящего. Что, впрочем, не отменяет того факта, что для некоторых они могут быть эффективны на «коротких» дистанциях и кому-то книги Радуги действительно помогли. 

Все сказанное еще раз подводит нас к тому, что лучшая «техника безопасности» для проникновения во второе внимание, во внимание сновидения — это перепросмотр и благоразумная ответственность и трезвость воина. Если немного видоизменить слова Дона Хуана: «сновидеть может каждый дурак, но только воин может входить в осознанное сновидение осознанно и упорядоченно, поскольку он очистил свой тональ и взял на себя полную ответственность за свои решения».  К тому же и само осознанное сновидение не может являться для воина самоцелью, поскольку сновидение — это лишь врата в саму Бесконечность. 

Статья Михаила Д.:

Популярные нынче курсы по «осознанному сновидению и внетелесному опыту» далеко не так безобидны, как нам пытаются доказать их популяризаторы. Нет, речь не о том, что вы сойдете с ума или пополните ряды социопатов. С точки зрения феномена, если у вас нет проблем с психикой и вы зрелы умом, опасность вам не грозит. И не о том, что подобные курсы сами по себе чем-то вредны.

Очерк для исследователей, которые готовы грызть науку «искусства сновидения», но никак не могут определиться с выбором, а то и растеряны не зная «с чего начать».

Говоря о «популярных курсах», прежде всего, подразумеваю направления основанные на методике «Фазы» когда-то популярного Михаила Радуги. Все технологии, рассчитанные на «результат за 3 дня», в той или иной мере, основаны на его технологии (признают это авторы курсов или нет, не важно). Почему я об этом упоминаю? Увы, но сама технология неприметно несет в себе вред полноценной, серьезной и перспективной практике Искусства Сновидения. Будь иначе, 5 пунктов сократились бы до 1-го. С него и начнем, но для начала уточним термины*, которые я использую – все они взяты из методики, которую я рассматриваю.

*Термины из статьи:

Фаза – спекулятивный термин, призванный обобщить все варианты опытов в Сновидении как суть единственное состояние, которое происходит «внутри головного мозга» практикующего. Осознанные сновидения и внетелесный опыт приравниваются друг к другу как опыт одной категории.

Фол (выброс из Фазы) – закономерность, постулируемая как свойство Фазы, выражается в постоянном стремлении состояния вернуть человека в физическое тело. Утверждается, что данное свойство настигает человека с первых же секунд, и во избежание скоропостижного возвращения в тело, рекомендуется постоянно применять техники «углубления и удержания», иначе опыт будет смутным и быстро закончится.

Удержание — специальные техники, которые способствуют пролонгации опыта Фазы за счет постоянной борьбы с Фолом. Утверждается, что данные средства единственное, что может удержать сновидца внутри состояния сколько-нибудь долго (считается, что максимальная длительность Фазы не выходит за 20 минут при самом смелом и феноменальном раскладе для уникальных личностей у которых природная склонность к состоянию).

Углубление – специальные техники, призванные убрать смутность внутри Фазы, сделать ее реалистичной и стабильной. Техники рекомендовано выполнять сразу же при попадании в Фазу. Утверждается, что без их использования стабильности не достичь, особенно, в ситуациях якобы «внетелесного опыта». Применяются также как средство управления внутри Фазы.

Продолжим:

1. Духовный «фаст фуд».

Любая вещь, рассчитанная на максимальную потоковость потребителя, оперирует понятиями «быстро» и «все сразу». В этом смысл индустрии, здесь заключен главный принцип получения профита, заработка. Поэтому подавляющее большинство коучинга такого плана, не работают на результат и качество в перспективе, а работают на массовость и одноразовость. Снять сливки и забыть. Разумеется, сфера «осознанных сновидений и внетелесного опыта» не исключение.

Раскрываю маркетинговую «фишку», как устроен цех. Логика такова: получить на семинаре видимость быстрого результата с помощью «фишки», после чего настаивать на эффективности «фишки» в дальнейшей вашей самостоятельной практике. А когда эффект «фишки» иссякнет или, как часто бывает, не принесет вообще плодов – вынести вердикт, мол, «что-то делается не так» и пробуйте далее «во что бы то ни стало» (пока желание не улетучится окончательно, но кого это заботит?).

Так в чем загвоздка, спросит читатель? В том, что вы получаете не тот «продукт» на который рассчитываете. И если вы не отдаете себе в этом отчет, вы потратите время и средства – впустую.

В случае с «осознанными сновидениями и внетелесным опытом» вы не получаете технологию для развития способности, вы не получаете собственно практику, а получаете – попытку быстро ухватить проблеск опыта и, в лучшем случае, мотивацию. Задействованы разные средства, потому что требуются различные результаты.

И опять-таки, все ничего, если бы не тонкий момент, который удалось раскусить единицам: сама технология достижения быстрого результата – не то, что не работает на длительной дистанции, она буквально с первых шагов начинает перечеркивать вашу способность развиваться в Сновидении. И чем сильнее вы упорствуете во внедрении технологии, тем поспешней она закрывает двери в новые поля опыта. Об этом как раз следующие пункты.

Какие ошибки вы получаете при освоении популярной технологии:

2. Слив «энергетического бонуса».

Еще один секрет цеха, но уже из области тренингов. Любой человек обладает «бонусом» энергии, которая у него не задействована. Человек с нулевым опытом в «осознанных сновидениях» или «внетелесном опыте», по умолчанию имеет некоторый «не потраченный заряд», потому что никогда не задействовал в себе данную способность. Давно стремился, поэтому подсознательно копил силы для реализации желания. И на общей волне вдохновения и коллективной мотивации, некий результат случается в виде всплеска (разрядки накопленного заряда). Отсюда завышенная статистика в первую пару дней. Проведите статистический опрос через недели две – и картина вас разочарует.

Совершенно естественное явление. И теперь, закономерный вопрос на осмысление: куда целесообразней потратить свой «бонус»? В сиюминутный всплеск для подтверждения статистических данных коуча или в конкретный четко взвешенный опыт, который станет первопроходцем в вашей дальнейшей практике? Что выберите? Очевидно, второе.

Пример, чтобы лучше ухватить разницу. В нашем случае ситуация такова. Вы можете разрядить свой «энергетический бонус» в первый опыт осознанного сна хаотично, только на реализацию желания туда попасть. Здесь вы израсходовали свои «запасы горючего» на сам скачек. Вскликнули: «Вау, как тут классно!» И на этом все, хватит. Или же вы можете расчетливо сжечь свое «припрятанное топливо» на конкретную задачу, которая станет для вас отправной точкой для последующей планомерной практики. Сюда подойдет знаменитый «поиск рук во сне» или «осознание момента засыпания». Встроенные в канву перспективной технологии они дадут проблеск будущей картины, а не экзальтированные переживания, которые ни куда с толком не пристроишь, кроме как прокричать «вау!».

В первом случае вы работаете на выгоду коуча, во втором – на собственную выгоду. Выбирайте приоритет.

3. Накачка фобии «выброса из состояния».

Крайне важный момент! Обязательным компонентом предлагаемой технологии является идея «выброса в тело» или «фола». Идея вплетена в теорию «Фазы» как должное положение вещей.

Она вписана в технологию как обязательное свойство осознанного сновидения и внетелесного опыта. В действительности это не только неэффективная и вредная установка для каждого практикующего (что очевидно), но и откровенный обман. Данное свойство не является закономерностью состояния! Вас не должно обязательно возвращать в тело сразу же или в результате адекватной состоянию активности. В буквальном смысле идея «выброса/фола» является ложной, как методологически, так и онтологически. В природе осознанного сновидения и внетелесного опыта данного непреложного закона – нет!

На чем держится такая вредительская идея?

а) На убеждении, что таков закон «Фазы». Установка дается априори, без аргументации с точки зрения состояния. Аргументация ведется с позиции предлагаемой технологии. Вы должны принять на веру, что оно так на самом деле. После чего ваша вера сыграет с вами злую шутку, вас начнет выбрасывать из состояния по причине принятой установки «фола» (вы закладываете в механизм ошибку, поэтому вся функция слетает).

Вы накачиваете фобию «фола». И чем больше углубляетесь в попытки, следуя технологии, тем сильней фиксируете губительный механизм «фола». Грубое сравнение со спортом, если вы постоянно будете думать о неудаче, то вы ее и получите, поэтому внимание спортсменов всегда направлено на победу. А о какой победе идет речь, если первое, что станет на вашем пути в «Фазе» это фол, которому вы должны тут же активно противодействовать?

Забавно то, что сама теория, говоря о том, что в «Фазе» ваши мысли и желания материализуются, предлагает закон фола. Не с тем ли прицелом, чтобы он там ожидаемо материализовался?

б) Технологии «удержания». Без идеи «выброса» свод техник «удержания» становится не нужным. Что вы будете удерживать, если вас не выбрасывает из состояния? Более того, сами техники «удержания» провоцируют выброс. Особенно это касается техник, в которых вы «сенсоризируете» себя и пространство. Ведь что вы делаете, когда активно, например, трете руки и предметы? Вы активизируете соответствующие отделы мозга, возбуждаете физическое тело, которое вас и возвращает обратно. Проще говоря, техниками удержания вы будите свое тело и получаете «выброс». Вы попадаете в замкнутый губительный круг, где против вас работает техника, которая должна работать на вас.

Проблема в том, что ткань осознанного сновидения настолько восприимчива, что стоит вам подумать: «а не вернет ли в тело?», «главное не поймать фол», и даже «а почему так долго не возвращает?» — вы моментально получите выброс. Захотели? Получите!

Ко всем прочим бедам, вы ставите якорь в сознании, что вернуть вас должно именно в физическое тело. В то время как в большинстве случаев вас не возвращает в спящее тело, частично или полностью (в действительности сворачивается содержание, а не состояние; а вы не меняете текущего статуса, находясь еще во сне). Но убеждение, что вас должно вернуть в физическое тело добивает состояние до логического конца, который вы сами для себя предрешили.

Справедливость выводов и данные статистики о вреде связки «фол – удержание» сразу же нивелируются предписаниями предлагаемой технологии, которую вы должны долбить «во что бы то ни стало». Казалось бы, в чем причина – не пересмотреть выкладки и не сменить методику? Ответ в следующих пунктах.

4. Углубление – как загнать себя в жесткие рамки.

Технология, которая представлена как якобы «самая эффективная и быстрая на результат», кроме связки «фол – удержание», содержит техники «углубления». По смыслу они родственны техникам «удержания», но в большей степени опираются на ментальное представление и активное воображение внутри состояния. А в своем истинном позиционировании как техника «представления» или имагинации, не представляет ничего нового и прорывного. Да, вы можете активно воображать что-то внутри осознанного сновидения (внутри «внетелесного опыта» история иная). Но кто об этом не знал?

Главное утверждение, что техника «углубления» способствует «гиперреалистичности» также – ложна. В осознанном сновидении именно «пространство» фиксирует «содержание» (фон создает фигуры). И данная функция напрямую не зависит от вас, внутри пространства вы можете работать с содержанием, само же пространство фиксируется структурами сознания находящимися за границами «сознательного я» расположенного в потоке осознанного сновидения как его, пусть и главная, но часть.

Работает это так: вы создали имагинацию «чашка». Чем больше сил вы в нее влили, тем она будет казаться реальней. Реализация воображения. Никакого отношения подлинная фиксация потока сновидения, состояния, к этому не имеет. Целостная картинка заполняющая пространство в осознанном сновидении всегда дается восприятию «я» сновидящего как продукт. Даже если вы полностью перезагрузите «картинку» на новую, даже пребывая в полном осознании состояния, вы не сможете контролировать все элементы картинки данные вам. Вы не можете «углубить» картинку целиком. Поэтому техники «углубления» не фиксируют качество восприятия, а работают с элементами, которые вы хотите изменить. Данные техники не углубляют состояние, они занимаются морфингом фрагментов внутри состояния (а при обширном морфигне способствуют обрушению сновидения и выбросу).

Здесь сходная ситуация с предыдущим пунктом: техники «углубления» призванные устранить аморфность, являются техниками создания морфинга (вы меняете «среду», а значит участвуете в морфинге как функции даже тогда, когда что-то фиксируете «углубляя» до стабильного изображения). Снова замкнутый круг! Посудите сами, как могут считаться эффективными техники «углубления и удержания», если лишь их постоянное воспроизведение дает и то незначительное пребывание внутри состояния? Прекратите вы их выполнять, как вам тут же или чуть погодя, гарантирован фол! И это называется «эффективный метод»? А как же обещанные яркие и длительные развлечения и жизнь в «другом мире»? Как вы будете наслаждаться гонками «Формулы 1», если вам необходимо постоянно тереть руки об руль, чтобы опыт не рассеялся?

И снова забавный момент, когда теория «Фазы» говорит нам о том, что пространство формирует загадочное «подсознание» (или мозг), но при этом вам предлагают сделать за него работу в виде «углубления» для стабилизации пространства. Словно именно вы полностью продуцируете данное состояние, а не «подсознание» (мозг), которое якобы и создает пространство и элементы «Фазы». Глобальная заминка (о которой нужно хорошенько помыслить каждому поклоннику). Было бы неплохо все-таки определиться с тем, кто там главный, не находите?

И пускай мы опустим тонкости понятные профессионалам, мы придем к простому логичному выводу: техники «углубления» не являются новшеством, а в отрыве от предлагаемого комплекса вместе с «фол – удержание» перестают звучать как элемент «уникальной и эффективной» технологии.

Весь смысл, ноу-хау, громкие претензии, эксклюзивность и прочите броские эпитеты популярного метода «Фазы» без фундаментальной связки «углубление – фол – удержание» рассыпаются в прах. Технология напросто перестает существовать.

Зачем нужно «удержание», если вас не выбрасывает из состояния? Кому нужно «углубление для создания реалистичности», если вы за счет вмешательства усиливаете тенденцию к «фолу» (а значит, к необходимости «удержания»)? Зачем вам противостоять фолу, если сами техники «удержания» его провоцируют?

Смысл популярная технология имеет исключительно в связке «углубление – фол – удержание». И так по кругу, пока вас не выкинет согласно изначальной установке об обязательности выброса как свойства состояния. Иначе – нет никакой «фишки», которую вам продают на популярных курсах по «осознанному сновидению» и якобы «внетелесному опыту».

Почему «якобы»? Ибо техники «углубления» таят в себе еще один чудовищный подвох. Причина проста: вы не сможете попасть в пространство ВТО с помощью техник ментального представления и воображения, которые являются способами вхождения в состояние «Фазы», и которой является функция «углубления». Если вы хотите попасть во ВТО как реальное состояние, тогда почему вы хотите сделать это с помощью воображения?

А реальность такова, что продуцируемые вами «ментальные образы» будут сначала заполнять пространство «внетелесного переживания» как пелена, а затем неминуемо возвращать в «осознанное сновидение» как состояние, в котором преобладает внутренняя ментальная продукция. То есть, утрируя, вы пытаетесь натянуть на пространство ВТО собственный разум, создавая тем самым изображение, а потом сетуете на то, что получаете результаты в рамках «ментального конструкта».

Подвох в том, что вас постоянно возвращают на ступеньку ниже, провозглашая это достижением ступеньки выше. Делает это технология, загоняя вас в жесткие рамки, которые ее оправдывают как состоятельную.

5. Последняя хитрость.

От краха популярную технологию удерживает еще одна ложная предпосылка, имя которой «Фаза», как специальное обобщение различных типов перцептивного опыта под одним специфическим названием, которое постулируется как непререкаемая догма. Любая иная трактовка будет отрицаться и гневно осуждаться как коучами, так и поклонниками, потому… потому что – правомерность методики и заявленная уникальная эффективность держится исключительно на «железном постулате» о главенстве «Фазы» над всеми состояниями, которые вам доступны в Сновидении.

Ведь что иначе? А иначе и так шаткие основы технологии «углубление – фол – удержание – углубление – фол – удержание — …» рухнут, а сам феномен вернется в абсолютно правомерное поле как «люцидное сновидение» о котором нам сообщает ученый Стивен Лаберж. Да, то состояние, которое у нас величается «осознанным сновидением» во всем мире называется «люцидным сновидением», но это другая история…

Итак.

Вдумчивый читатель, вероятно, опешит от столь неожиданной ситуации. Да, словно мир «перевернули с ног на голову», но в действительности ему вернули реальную перспективу. Благодаря которой, вы сможете начать путешествие по настоящему миру «осознанного сновидения и уже внетелесного опыта» с широко распахнутыми глазами и свежим взглядом на феномен.

Остались вопросы? Что-то не поняли? Без проблем, глубинное рассмотрение вопроса и детальное обоснование вас ждут в специальной «декларации сновидца», которая будет запущена на днях. Следите за новостями!

                                                                                                                                                                                                — Михаил Д.

Голос Кастанеды

Голос Кастанеды

Без категории

Послушайте голос нагваля. Это единственная известная на данный момент аудиозапись Карлоса Кастанеды. Сделана она была в 1969 году. Как правило, много говорят о Карлосе Кастанеде, а между тем, автор интервью — Теодор Роззак (или Рошак) — известный мыслитель, культуролог и идеолог движения хиппи — «детей цветов». Его основные книги переведены в том числе и на русский. 

Подробнее: Теодор Роззак — современный американский писатель и публицист. Родился в 1933 году. Получил степень бакалавра в Калифорнийском университете, позже — доктора исторических наук в Принстонском университете. С тех пор преподает в различных высших учебных заведениях страны. Директор Института экопсихологии в Калифорнийском государственном университете. Известность пришла к Роззаку с публикацией в 1968 году знаковой работы «Создание контркультуры» («The Making of a Counter Culture»), описывающей и анализирующей контркультурные тенденции в Европе и Северной Америке шестидесятых годов. В дальнейшем создал множество трудов на социальные и смежные им темы: феминизм, эмансипация, экопсихология, эпоха информации, глобализация и проч.

Американский физик Фритьоф Капра назвал Роззака «одним их самых наблюдательных и внятных интерпретаторов культурных, философских и научных тенденций современности». Кроме того, Теодор Роззак автор пяти романов, четыре из которых напрямую связаны с фантастикой. В «Жуках» («Bugs», дебют автора в художественной литературе) шестилетняя девочка-экстрасенс высвобождает скрытые силы, которые грозят уничтожением не только компьютерной инфраструктуре всего мира, но и человечеству. Чтобы побороть их, людям придется обратиться к силам еще более пугающим… «Хранитель снов» («Dreamwatcher», 1985) рассказывает о людях, способных проникать в чужие сны и изменять их произвольным образом. Главная героиня с ужасом обнаруживает, что таланты хранителей снов хотят использовать в самых низких целях…

В «Киномании» (1991) Роззак обращается к истории кино — прежде всего жанра ужасов, а в романе «Воспоминания Элизабет Франкенштейн» (1995), отмеченном премией Джеймса Типтри-младшего, талантливо переосмысливает события и персонажи «Фракенштейна» Мэри Шелли. В последнем на сегодняшний день романе, «Дьявол и Дэниель Сильверман» (The Devil and Daniel Silverman, 2003), автор предлагает сатиру на религиозный фанатизм, которому противопоставляет гуманистические ценности. В 2006 — 2008 годах издательство Эксмо выпустило на русском языке «Киноманию» и «Воспоминания Элизабет Франкенштейн». В 2011 году Теодор Роззак умер.

В качестве иллюстрации к статье — рисунок Теодора Роззака 

Теодор Роззак

Радиоинтервью с Карлосом Кастанедой – 1969г.

«Дон Хуан — Маг»

Теодор Роззак: Шесть лет, с 1960 по 1966 год, Карлос Кастанеда служил помощником «брухо», или мага, индейского племени Яки, по имени дон Хуан. Эти годы мистер Кастанеда продолжал оставаться аспирантом антропологии в Кали­форнийском университете в Лос-Анджелесе. Его опыт привел его в странный мир дона Хуана. Мир шаманистских знаний, психоделического опыта и приключений, которые мистер Кастанеда называет состояниями «необычной реальности «, некоторые из которых крайне пугающие, и все же они крайне интересны. Опыт его общения с доном Хуаном подробно излагается в книге, которая была опубликована в этом году издательством Калифорнийского университета и называется «Учения дона Хуана — Путь Яки к знанию «. Мистер Кастанеда сегодня с нами в студии, и он согласился обсудить эту книгу и свой опыт общения с доном Хуаном.

Позвольте мне начать, спросив, как вам удалось встретить такого замечательного человека, дона Хуана, и не могли бы вы дать нам некоторое представление о том, что это за личность?

Карлос Кастанеда: Я встретил дона Хуана весьма случайно. Учась, в 1960 году я занимался сбором этнографических данных по использованию лекарственных растений среди индейцев штата Аризона. Мой друг, который был моим гидом в этом предприятии, знал о доне Хуане. Он знал, что дон Хуан — очень квалифицированный человек в том, что касалось исполь­зования растений, и намеревался представить меня ему, но так и не дошел до того, чтобы это сделать. Однажды, когда я собирался вернуться в Лос-Анджелес, нам случилось увидеть дона Хуана на автобусной станции, и мой друг подошел поговорить с ним. Потом он представил меня этому человеку, и я начал рассказывать, что меня интересуют растения, и особенно пейот , так как мне известно, что он очень хорошо осведомлен в использовании пейота или » Мескалито «. Мы говорили примерно 15 минут, пока он ждал автобуса, или скорее, весь разговор вел я, а он вообще ничего не говорил. Он продолжал время от времени смотреть на меня, и при этом мне становилось очень неудобно, потому что я ничего не знал о пейоте , и казалось, что он видит меня насквозь. Потом он встал и сказал, что, может быть, я когда-нибудь смогу прийти к нему домой, где он сможет говорить более свободно, и просто уехал. И я подумал, что попытка встретиться с ним не удалась, потому что я от него ничего не получил. Но мой друг думал, что это весьма распространенный случай такой реакции старика, который слыл очень эксцентричным. Но я вернулся снова, может быть, через месяц, и начал его искать. Я не знал, где он жил, но позднее выяснил и пришел с ним повидаться. Я подошел к нему как к другу. Мне нравилось, по некоторым причинам, то, как он смотрел на меня автостанции. Было что-то особенное в том, как он смотрел на людей. Он не таращился и не смотрел прямо в глаза, но иногда смотрел прямо, это было что-то замечательное. И в этом было нечто большее, чем мой интерес к антропологи­ческой работе. Так я приезжал к нему несколько раз, и наши отношения развились в некую дружбу. У него было огромное чувство юмора, и это все упрощало.

Примерно в каком возрасте он был, когда вы с ним встретились?

О, он приближался к седьмому десятку, 69 или около этого.

Вы его идентифицируете в своей книге как брухо . Можете ли вы дать нам некоторое понятие о том, что это такое и в какой степени дон Хуан был связан с этнической, племенной средой, или же он является одиноким волком?

Слово » брухо » — испанское, оно может быть переведено различными способами, оно может означать мага, колдуна, знахаря или собирателя лекарственных трав, целителя, и, наконец, технически это слово значит — «шаман». Дон Хуан не относит себя ни к одной из этих категорий. Он думает о себе как о «человеке знания».

Это термин, который он использует, «человек знания «?

Он использует термин, «человек знания» или «тот, кто знает». Он использует их как взаимозаменяемые синонимы. Что касается его племенной преданности, то, я думаю, в доне Хуане, ее очень много. Мне кажется, что он эмоционально связан с Яки из Соноры , поскольку его отец был, родом из города, в котором живут Яки. Но его мать была из Аризоны. Таким образом, у него есть некоторые черты двойственного происхождения, что делает его в сильной степени маргинальным человеком. В настоящее время у него есть семья в Соноре , но он там не живет. Я бы сказал, что он живет там лишь часть времени.

Есть ли у него какие-нибудь средства к существованию? Как он зарабатывает на жизнь в этом мире?

Я не смог бы… э… обсуждать это, в данную минуту.

Один момент я хотел бы прояснить — одной вещи я удивлялся, когда читал вашу книгу. Она состоит в основном из записей ваших собственных ощущений, опытов использования растений, грибов и прочего с чем вас познакомил дон Хуан. Там также есть очень длинные беседы с ним. Как вам удалось, в смысле решения технической проблемы, удерживаться в колее ваших переживаний такое долгое время. Как вы были способны записать все это?

Это кажется трудным, но как только я стал обучаться перепросмотру, для того чтобы вспомнить все, что я испытывал, все что случалось, я делал заметки в уме обо всех шагах, всех вещах которые я видел, обо всех событиях, которые происходили, так сказать, в состояниях «расширенного осознания» или как бы там ни было. И, потом было легко перевести их в записи, потому что они у меня были тщательно обработаны и отсортированы в уме. Это будто переживание идет само по себе, а затем я просто записываю вопросы и ответы.

И вы могли делать записи, когда были под этим…

Нет, в самом начале наших взаимоотношений я никогда не делал никаких записей. То есть я делал заметки скрытым образом. У меня был блокнот внутри кармана, знаете ли, у моей куртки большие карманы. Я писал внутри кармана. Это методика, которую иногда используют этнографы, когда они скрывают заметки. Но потом, конечно, вы должны очень долго работать, чтобы расшифровать, то что написано. Но это должно быть сделано очень быстро, ничего нельзя откладывать, потому что на следующий день, вы можете потерять все. Я заставлял себя работать и записывать все что имело место, вскоре после самих событий.

Я должен сказать, что многие диалоги являются крайне интересными документами. У дона Хуана, судя по вашим записям, в его замечаниях, достаточно и красноречия, и воображения.

О, еще одна вещь: он очень искусен в обращении с обычными словами и видит себя рассказчиком. Хотя он не любит говорить, он считает, что разговор — это его пристрастие, также как у всех других «людей знания» есть свои склонности — такие как движение или равновесие. Он же говорит. Для меня это была улыбка судьбы — найти человека, у которого была такая же склонность, как у меня.

Теперь одна из тех вещей, которые более всего впечатляют о книге. Это замечательный шанс, который, как кажется, у вас был, и вы воспользовались им под опекой дона Хуана; а именно, он познакомил вас с различными веществами, субстанциями, если я ясно себе представляю, употребление которых может быть весьма фатальным, если это делать неосторожно. Как вы могли достигнуть такого уровня доверия к нему, несмотря на все небылицы, которые он вам говорил?

То, как это представлено в книгах, как кажется, преувеличивает некоторые драматические последствия, которые, я боюсь, не являются истинной, реальной жизнью. Там были огромные пробелы, в которых происходили обыкновенные вещи и которые не включены в книгу. Я не включил их в книгу, потому что они не свойственны системе, которую я хотел изобразить, так что я просто их убрал, вы можете это видеть. А это значит, что были промежутки между очень возвышенными состояниями. Ведь все говорит о том, что я собрал вещи, которые являются пиками, в своего рода последовательность, приведшую к очень драматическому завершению. Но в реальной жизни все было очень просто, потому что это располагалось между годами, проходили месяцы и в это время мы делали всякие вещи. Мы даже ходили на охоту. Он рассказывал мне, как ловить животных, ставить капканы, очень старыми способами, и как ловить гремучих змей. Он рассказывал мне, как их по-настоящему готовить. И это смягчало недоверие и страх.

Понятно. Значит, для вас был шанс накопить огромное доверие к этому человеку.

Да, мы проводили много времени вместе. Он никогда не говорил мне, что он собирается делать, и все-таки. К тому времени, я уже слишком сильно увяз, чтобы повернуть обратно.

Теперь о сути книги, что касается меня, самой увлекательной ее частью, было описание опытов, которые вы назвали «неординарной реальностью «. Эти переживания, как вы о них рассказываете, имеют в себе много неопровержимого; а именно, они демонстрируют возможность таких практик, как предсказание будущего. Потом, с другой стороны, у вас был опыт, замечательно живого ощущения полета и превращения в различных животных. А иногда появляется ощущение, что происходит некое великое откровение. Какие чувства приносят вам эти опыты теперь, когда вы их вспоминаете? Что кажется в них верно, и как мог дон Хуан контролировать или предсказывать то, какими будут они будут?

Ну, чем дальше я нахожусь от понимания их, то я рассуждаю как антрополог, и мне кажется, что я мог использовать их в качестве основ, скажем, для постановки антропологической проблемы, но это не значит, что я понимаю их или каким-то образом использую. Я мог просто применять их, может быть, для конструирования системы. Но если я буду рассматривать их с точки зрения не европейца, может быть, шамана или, возможно, Яки, я думаю, что эти переживания предназначены для получения знания, которое является соглашением в очень малом сегменте общего диапазона того, что мы ощущаем как реальность. Если бы мы научились описывать реальность и стимулы так, как это делает шаман, то, может быть, мы смогли бы расширить диапазон того, что мы называем реальным.

Вы имеете в виду, что такой шаман, как дон Хуан, расшифровывает знаки или стимулы?

Например, мысль о том, что человек мог бы в действительности превратиться в сверчка, или в горного льва, или в птицу, для меня, это мое личное заключение, путь направления стимулов и их приспособления. Я полагаю, что стимул есть там, где всякий, принявший галлюциногенное растение или наркотик, полученный в лаборатории, я думаю, испытает более или менее сходное искажение. Мы называем это искажением реальности. Но я думаю, что шаманы учились использованию этого тысячи лет, может быть, практикуя, они научились по-новому классифицировать стимулы, расшифровывая их другими способами. Единственный путь, которым мы можем расшифровать все это лишь как галлюцинацию, — безумие. Это наша система кодировки. Например, мы не можем себе представить, что кто-то мог бы превратиться в ворону.

Был у вас такой опыт под опекой дона Хуана?

Да. Как западник, я ведь отказываюсь верить, что кто-то может сделать это. Но…

Но это было ужасно живое испытание, когда это происходило с вами…

Ну, трудно сказать, было ли это реально, и это мой единственный способ описывать это. Если бы мне было позволено анализировать, то я думаю, что он пытался научить меня другому способу описания реальности, другому способу вставления этого в пропорциональную раму, которая может превратиться в другую интерпретацию.

Я думал, что место в книге иллюстрирующее различные ориентации в реальности, наиболее ясно для меня, когда вы спрашиваете у дона Хуана о вашем опыте полета. Там где вы, наконец, спрашиваете, что если бы вы были прикованы к скале, чувствовал бы дон Хуан, что вы летите, а его ответом было, что в этом случае вы бы летали вместе с цепью и скалой.

Он намекает на то, я думаю, что никто на самом деле никогда по-настоящему не меняется. Как у европейца, мой разум твердо установлен, мои познавательные единицы установлены в смысле. Я допустил бы только полное изменение. Для меня измениться значило бы, что человек полностью превращается в птицу, и это — единственный способ, которым я мог бы это понять. Но я думаю, что то, что он имеет в виду, это нечто более утонченное. Моя система очень рудиментарна, в ней отсутствуют искажения, которые есть у дона Хуана, и я в действительности не могу точно определить, что он имеет в виду. Вещи, которые он имеет в виду, человек никогда не сможет по-настоящему изменить, там что-то другое, имеет место другой процесс.

Да, трудно на этом сфокусироваться. Мне кажется, я помню, что идеей дона Хуана было, что вы летали, как летает человек. И он настаивал на том, что вы летали.

Да.

Есть еще одно замечательное заявление, сделанное им. В обсуждении реальности этого эпизода. Он говорит, что это все здесь, в реальности, то, что вы чувствовали.

Угу. Ну, он, дон Хуан — очень утонченный мыслитель, действительно, нелегко с ним схватиться. Ведь я пытался в разное время мериться с ним интеллектом, но он всегда оставался победителем. Он очень искусен. Однажды он привел меня в замешательство идеей, что целое, вся вселенная — это просто ощущение. Это то, как мы ощущаем вещи. И нет никаких фактов, только толкования. Я почти перефразируя его хочу сказать, что он прав, факты нечто иное, как толкования, которые наш мозг делает стимулами. Так получается: что бы я ни чувствовал, это очень важная вещь.

Теперь, об одном из аспектов того, что мы обычно называем реальностью, который кажется для нас самым важным, — это вопрос о связи или последовательности перехода от опыта к опыту, Я был впечатлен тем фактом, что переживания, под воздействием пейота в ваших записях имеют замечательную связанность от опыта к опыту. Я хотел бы задать вам вопрос об этом. Есть образ, который появлялся во время ваших переживаний, который вы называли » Мескалито «. И кажется, как будто этот образ появляется снова и снова, согласующийся, с основным смыслом вашего переживания, ваше ощущение его, временами совершенно одинаково. Точно ли я выразился?

Да, да, очень.

Ну, как вы можете осмыслить этот факт?

Ну, я бы… это… я дал бы две интерпретации. Мое существо — это продукт внушения определенных идей, через которые я прошел, эти длинные периоды обсуждений, когда давались инструкции.

Дон Хуан когда-либо говорил вам, как должен был выглядеть » Мескалито «?

Нет, не на этом уровне. Однажды, как я думаю, я сконструировал в своем уме некий сплав или идею, что мескалито был однородным и тотальным защитником и очень сильным божеством. Это позволяло мне придерживаться того, что этот умственный сплав или божество существует вне нас. Полностью вне меня, как человек, как щупальце. Все, что оно делает это проявление себя.

Я нахожу, — ваше описание образа, этого » Мескалито «, очень живым и очень впечатляющим. Думаете ли вы, о возможности сделать длиннее этот аспект книги, описать сейчас, на что похожей вам казалась эта фигура?

Это была на самом деле антропоморфная смесь, как вы уже сказали. Это не был настоящий человек, но он выглядел, как сверчок и он был очень крупным, пожалуй крупнее, чем человек. Он выглядел, как поверхность кактуса — пейота . У него был верх, похожий на голову с точками, но он имел человеческие черты типа глаз и лица. Но он не был настолько человеческим. Было что-то отличное в его движениях, конечно, что-то очень необыкновенное, потому что он прыгал.

Когда вы описали это переживание дону Хуану, как он отреагировал, был ли это правильный образ?

Нет, нет. Ему совсем было безразлично мое описание этой формы. Это было ему совсем неинтересно. Я никогда не говорил ему, что это за форма, он все это отметал. Я записал это, потому что для меня, как человека, имевшего такой опыт, он был довольно замечательным. Это было просто экстраординарно. Это было поистине шокирующее переживание. И так я вспоминал все, что испытывал, но, как только я ему начинал говорить об этом, он не хотел слушать. Он говорил, это неважно. Все, что он хотел слы­шать, это то, насколько близко » Мескалито » позволял мне войти в эту антропоморфную смесь в то время, когда я ее увидел, знаете, он позволял мне подойти очень близко и почти до него дотронуться. И я предполагаю, что это в системе дона Хуана было очень хорошим знаком. Ему было интересно узнать, боялся я или нет. А я очень боялся. Но насчет формы он никогда не давал никаких комментариев или даже, скорее, не проявлял к этому никакого интереса.

Я бы хотел спросить об одной конкретной части вашего переживания. Мы здесь их не рассматривали подробно. Я думаю, что мы могли бы просто склонить слушателей посмотреть в книгу и прочесть подробности всего этого. Но ваше последнее испытание с доном Хуаном — одно из крайне ужасных. Почему, вы думаете, он ввел вас в эту конечную ситуацию, по крайней мере, конечную в ваших взаимоотношениях с ним, в которой, я имею в виду, он буквально дьявольски испугал вас. Какова была цель этого. Как вы это описали, мне показалось, что в некотором смысле это было почти намеренной жестокостью. Почему вы думаете, что он не хотел этого делать специально, когда он это делал?

Когда был предшествующий этому последнему инциденту случай, я бы сказал, сразу перед этим, он обучил меня некоторым позициям, которые шаманы используют в моменты великих кризисов, даже, возможно, перед смертью. Это — форма или поза, которую они принимают. То, что они использовали, было своего рода подтверждением, автографом или доказательством, что они являются людьми. Прежде чем умереть, они встречаются со своей смер­тью и танцуют этот танец. А потом они пронзительно кричат на смерть и умирают. И я спросил дона Хуана: «Если мы все должны умереть, какая разница будет в том, танцуем ли мы, плачем, вопим или бежим?» Он отреагировал, что вопрос был очень тупым, потому что имея эту форму или позу, человек мог бы подтвердить свое существование, он в самом деле мог бы вновь подтвердить, что он — человек, потому что по существу это все, что у нас есть. Остальное неважно. Ведь в самый последний момент единственная вещь, которую человек мог бы сделать, — это подтвердить, что он был человеком. Так он учил меня этой форме, а в ходе событий и этого страшного стечения обстоятельств я был почти принужден упражняться этой форме и использовать ее. Это приносило мне очень много энергии. И некоторое событие там закончилось «успешно». Мне сопутствовал успех. Может, даже уход от смерти или чего-то подобного. На следующий же день, вечером он повел меня в заросли чтобы учить, как усовершенствовать эту форму, короче я так думал. А в ходе обучения я обнаружил, что я остался один. И вот когда ужасная боязнь действительно напала на меня. Мне кажется, он задумал, что­бы я использовал эту позу или форму, которой он обучил меня. А он преднамеренно меня напугал, я думаю, чтобы испытать это. И это, конечно, была моя неудача, потому что я в действительности уступил страху, вместо того что­бы устоять и встретить свою смерть. Предполагалось, что я, так сказать, ученик на этом пути знания, а я стал совершенно европейским человеком и поддался страху.

Как действительно все закончилось между вами и доном Хуаном?

Я думаю, все закончилось в тот вечер. Я страдал от полного коллапса эго, потому что страх был очень сильным для моих возможностей. У меня ушло несколько часов, чтобы привести себя в прежнее состояние. И кажется, что мы зашли в тупик, где я никогда больше не говорю о его знании. Это было почти три года назад, более трех лет назад.

Вы чувствовали тогда что он наконец, привел вас к опыту, который был за пределами ваших возможностей?

Я так думаю. Я исчерпал свои ресурсы и не могу выйти за пределы того, что связано с концепцией американских индейцев «Знание — сила». Смотрите, вы не можете забавляться этим. Каждый новый шаг является испытанием, и вы должны доказать, что способны выйти за пределы это­го. Итак, это было моим концом.

Да, в течение 6-летнего периода дон Хуан провел вас сквозь огромное число очень тяжелых и трудных испытаний.

Да, но он не делал ничего, того чтобы я мог закончить, я не знаю, по какой-то странной причине он никогда не поступал так, чтобы я прошел что-то от начала до конца. Он всегда думал, что это только период прояснения.

Прояснял ли он когда-нибудь, что было в вас такого, что заставило его выбрать вас для этого сильного испытания?

Ну, он управляет своими действиями при помощи знаков, предзнаменований. Если он видит что-то сверхъестественное, некоторое событие, которое он не может включить в свою, возможно, делящую все на категории схему, если оно туда не подходит, он называет его экстраординарным и считает, что это — знак. Когда я впервые принял этот кактус — пейот , я играл с собакой. Это было весьма примечательное переживание, в котором собака и я хорошо понимали друг друга. Это было интерпретировано доном Хуаном как знак того, что божество, пейот , » Мескалито » играло со мной, это было событием, свидетелем которого он не был никогда в жизни. Никто, согласно его знанию, не играл с этим божеством, сказал он мне. Вот что было необыкновенным, тем, что указало на меня, он растолковал это так, что я являюсь «правильным» человеком для передачи знания или хотя бы его части.

Хорошо, теперь, после шести лет, проведенных в ученичестве у дона Хуана, я хочу спросить, есть ли изменение в вас произведенное этим великим приключением?

Да, оно, конечно, дало мне другой взгляд на жизнь. Оно увеличило мое ощущение важности «сегодня», я так полагаю. Я думаю, что являюсь продуктом социализации, и подобно любому другому человеку в западном мире, я всю свою жизнь в большей степени жил для «завтра». Я сохранял себя для великого будущего, что-то в этом роде. И, конечно, в ужасном столкновении с учение дона Хуана я пришел к пониманию, насколько важно быть «здесь» и «теперь». Это представляет идею вхождения в состояния, которые я называю «необыкновенной реальностью», вместо разрывания состояний обычной реальности она их делает очень значимыми. Я не страдаю от разрыва или какого-нибудь разрушения иллюзий, которое происходит сегодня. Я не думаю об этом как о фарсе. В то время как я говорю, у меня есть основания думать, что то, что было раньше было — фарсом. Я думаю, что лишился иллюзий, так как я был художником, проделывающим какую-то художественную работу, и полагал, что что-то было не так с моим временем, что-то неправильное. Но как я вижу, нет ничего неправильного. Причиной этого была неопределенность, в самом начале я никогда точно не знал, что было не так. Но я упоминал, что для меня существовала огромная область того, что было лучше, чем «сегодня». И я думаю, что теперь это полностью рассеяно.

Понимаю. Есть ли у вас какие-нибудь планы снова найти дона Хуана?

Нет. Я вижусь с ним как с другом. Я вижусь с ним все время.

О, вы все еще продолжаете с ним видеться?

Да, мы вместе. Я виделся с ним много раз со времени того последнего испытания, которое я описал в этой книге. Но что касается поиска его учений, не думаю, что буду; я откровенно говорю: как мне кажется, я не владею необходимым механизмом.

Последний вопрос: вы делаете в книге героические попытки придать смысл мировоззрению дона Хуана. Нет ли у вас какой-нибудь идеи относительно того, проявляет ли дон Хуан какой-то интерес к вашему миру, к тому, что мы называем миром европейского человека?

Ну, я думаю, нет. Дон Хуан очень осведомлен в том, что мы, европейцы, собой представляем. В этом смысле ему не трудно, он воин, и пользуется всем, он ведет свою жизнь как стратегическую игру, используя все, что может, и он очень в этом сведущ. Мои попытки осмыслить его мир были моим способом, так сказать, отплаты ему за эту великую возможность. Я думаю, что если не предпринять попыток придать его миру черты связанного явления, он пойдет по тому пути, которым шел в течение столетий, как бессмысленное действие. С моей стороны это не обман, это очень серьезная попытка связать все это.

Да, итог вашего общения с доном Хуаном — это действительно захватывающая книга, и после того, как я прочел ее сам, я, конечно, могу ее рекомендовать аудитории тихоокеанского побережья. Это приключение в мире, очень не похожем на наш. Я хотел бы вас поблагодарить, мистер Кастанеда, за возможность поговорить с вами о книге и о ваших приключениях. У микрофона был Теодор Розак ..

Спасибо.

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

Эль Мирадор. Древний мегаполис майя

мезоамерика

Масштабное сканирование территории с самолета с помощью лазера по технологии LiDAR позволило обнаружить и уточнить тысячи скрытых объектов древнего города майя в регионе Петен, (Гватемала) и позволило уточнить, что население этого центра было просто огромным по масштабам древнего мира.

В отличие от многих других центров и памятников, разрушенных католической церковью (которая разбирала пирамиды на строительство соборов), крестьянами (которые также разбирали строительный материал и запахивали землю), и грабителями мародерами, город, а точнее –  древний мегаполис Эль-Мирадор был заброшен очень давно, оставался неизвестным до 1926 года и сохранился под густыми зарослями лиан достаточно хорошо.  

Эль-Мирадор расположен в 13 км к северо-западу от Накбе. Это крупнейшая метрополия культуры майя доклассического периода. Его руины находятся в департаменте Петен на севере Гватемалы, близ гватемальско-мексиканской границы.

Всего удалось выявить 60 тысяч домов майя, оборонительных укреплений и валов, в том числе четыре главных церемониальных центра майя с площадями и пирамидами. Данные указывают на то, что в Эль-Мирадор могло проживать до миллиона жителей. «Это в два-три раза больше населения, чем считалось ранее», — сказал Марчелло Кануто, профессор антропологии в университете Тулэйн. Одним из самых важных открытий стало обнаружение дорожной сети общей протяженностью свыше 240 километров. Ученые называют ее уникальной. Сеть связывала между собой около 50 городов, входивших в метрополию. Большинство из них обнаружены впервые. На языке майя эти дороги называелись Сакбеоб или Сакбе (в единственном числе), что буквально означает Белый Путь, так как они были покрыты штукатуркой, некоторые на высоте до 6 метров над естественной местностью, шириной до 40 метров и длиной 25 км, которые четко различимы на спутниковых фотографиях. Считается, что эти дороги были частью так называемого обсидианового маршрута . В те времена обсидиановые и нефритовые камни считались полезными и священными. Обсидиан и нефрит добывались в гватемальских горах, и для их доставки был сформирован торговый коридор, который начался в современном Белизе, проходил по прямой линии, почти параллельной нынешней границе Мексики с Гватемалой, и достигал рек Чьяпаса, куда товары направлялись в обоих направлениях. в сторону Альтиплано и Мексиканского залива.

Крупные оборонительные стены, канавы, валовые системы и оросительные каналы подтверждают, что у майя существовала высокоорганизованная рабочая сила. Ученые использовали специальную картографическую технику, которая обрабатывает сигнал отраженного от земли лазерного света, чтобы выявить контуры, скрытые под густой листвой. Пример — на фото:

Майя – одно из доминирующих цивилизаций коренных народов в Гватемале, Мексике, Белизе, Сальвадоре и Гондурасе, была на пике развития около 1500 лет назад и насчитывала к этому времени население от 5 до 8 миллионов человек.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что цивилизация майя на пике своего развития не уступала таким сложным культурам, как Древняя Греция или Китай. Помимо сотен объектов, сканирование показало под толщей зарослей эстакады, связывающие городские центры с карьерами. Сложные ирригационные и террасные системы земледелия были способны прокормить огромное число рабочих. Эстакады были хорошо проходимы даже в сезон дождей и использовались, судя по всему, как торговые пути и для других видов взаимодействия между городами.

Майя не использовали колесо и тягловую силу, но, по словам археолога университета Тулейн Марчелло Кануто, участвующего в проекте, это была цивилизация, которая буквально двигала горы.

«У нас на Западе бытовало мнение, что сложные цивилизации не могут существовать в тропиках: тропики — это место, где цивилизации умирают. Однако теперь мы должны учитывать, что сложные общества, возможно, сформировались в тропиках и вышли оттуда», — отметил Кануто.

Как пояснил археолог университета Тулейн Франсиско Эстрада-Белли, лидар произвел революцию в археологии наподобие той, что сделал космический телескоп Хаббла в астрономии.

В ходе исследования удалось получить уникальное представление о характере поселений, взаимосвязи между городами и милитаризации долин. На своем пике развития майя (приблизительно 250 — 900 годы) цивилизация располагалась на территории примерно в два раза больше средневековой Англии, но была гораздо более густонаселенной.

Среди находок — повсеместно установленные оборонительные стены, валы, террасы и крепости. Это свидетельствует о том, что майя активно воевали и защищали свои города от врагов.

Печальной новостью является то, что снимки также выявили многочисленные ямы, вырытые мародерами, которые беспорядочно и жадно грабят античные реликвии, разрушая архитектуру и памятники.

Исследование является первым этапом трехлетнего проекта, в ходе которого будет обследовано более 14 тысяч квадратных километров низменности Гватемалы, которая является частью территории доколумбового поселения, простирающегося на север до Мексиканского залива.

Эль Мирадор

В целом планировка Эль-Мирадора определяется тремя пирамидальными комплексами (Эль Тигре, Монос и Ла Данта), расположенными в вершинах прямоугольного треугольника, и Центральным акрополем. Строительство в Эль-Мирадоре началось на рубеже IV — III веков до н. э. Особый масштаб оно приобретает около 150 года до н. э. с сооружением комплекса Эль Тигре. Позднее (около 100 года до н. э.) строится комплекс Монос на юг от Тигре, также содержавший пирамиду с храмовой «триадой». Примерно в это же время возникает Западный акрополь — политико-административное сердце Эль-Мирадора. Восточная группа начинает строится позже, чем Эль Тигре и Монос.

В Эль Мирадоре находится пирамида Эль-Тигре, одна из самых грандиозных пирамид майя, превышающая по размерам пирамиды Тикаля, Паленке и Чечен-Ицы. Эта 18-этажная пирамида достигает 60 метров в высоту, что превышает самый большой храм в Тикале — Храм IV; Кроме того, в городе находится структура из трех пирамид Ла-Данта, самая большая по объему пирамида в мире, даже выше, чем в Египте. Его высота 72 метра, больше, чем у пирамиды Большого Ягуара в Тикале — 47 метров.

Особенностью пирамид в Эль-Мирадоре является триадический стиль с огромными пирамидальными платформами с тремя различными стрениями в верхней части. Это было доминирующее центральное здание, окруженное двумя меньшими, обращенными друг к другу.  Археолог Энрике Эрнандес предполагает, что такой стиль диктовался представлением о трех наиболее важными звездах созвездия Ориона, которые образуют своего рода треугольник.

Первые следы обитания человека на территории Эль-Мирадора относятся к этапу Мамом (600-300 годы до н. э.). В этот период были возведены первые постройки в Западной группе, а также началось формирование Центрального акрополя, служившего впоследствии царской резиденцией и политико-административным ядром города.

Эль-Мирадор (оригинальное название — Каналь), являлся столицей царства Каналь. В поздний доклассический период цивилизации майя это поселение было, безусловно, самым большим городом во всем Петене.

Он также известен как Царство Кан. Слово «кан» означает «змея», например в слове «Кукулькан». А в Мирадоре долгое время правила династия «Змеиных царей».  Цивилизация Кан была современником культуры ольмеков, до сих пор считавшейся матричной культурой Мезоамерики. Существуют убедительные доказательства того, что майя Эль-Мирадора разработали письменную, математическую, сельскохозяйственную и астрономическую систему, знания, которые сделали их одним из самых развитых и изощренных городов, на несколько тысяч лет раньше, чем считалось и принималось до самого недавнего времени.

 

В 4-м веке нашей эры цивилизация майя попала под сильное влияние Теотихуакана. Но это уже немного другая история.

Северный ветер

Северный ветер

Без категории

Ветер, туман и снег
Мы одни в этом доме
Не бойся стука в окно — это ко мне
Это северный ветер, мы у него в ладонях

Северный ветер необязательно дует с Севера, а Восточный необязательно дует с Востока.

Ветры – для шаманов это не географические и не физические явления. Это воплощённая живая сила Земли, живое намерение, которое обладает собственным осознанием. Для человека, который наглухо закупорен, ветер – это просто поток воздуха, холодного или горячего, который можно использовать для выработки электроэнергии или спрятаться от него, если он слишком сильный.

Но для вас, которые уже немного приоткрыли свое тело для восприятия Неизвестного, для вас, кто уже хотя бы немного расширил свое восприятие через практику Перепросмотра или Сновидения, все уже намного интереснее и сложнее. Ветер существует повсюду, где бы вы не были. Внутренний ветер наполняет ваше тело, спите вы или бодрствуете. Ветер имеет настроение и собственное осознание. С ним можно танцевать и им можно наполняться, как водой или пищей. У него можно спрашивать совета. Его можно призывать и сливаться с ним. Внутри ветра также существуют сущности, которые слиты с ним, и почти неотличимы от него. И есть сущности, которые лишь притворяются ветром. Ветер – это Намерение самой силы Земли.

Все это может видеть и чувствовать ваше тело, если оно подготовлено для шаманского восприятия, если оно открыто и не наполнено хламом суждений.

Также вы можете увидеть и черты вашего темперамента, соответствующие тому или этому ветру. Наше физическое тело создано из эманаций Земли, поэтому и четыре силы, четыре Ветра, неизбежно проявляются в нас, обнаруживаются в нашем характере в качестве «врожденных» свойств.

Регистрация на мероприятие

«Я хотела бы найти свой ветер. Как мне это сделать?

– А зачем? Для чего ты хочешь это сделать?

– Я хотела бы стать более уверенной в себе, более решительной, сильной…

– Тогда выходи на улицу, на прогулку, одна. Иди в парк, в лес, туда, где меньше людей и больше пространства. Выходи на открытое место, на вершину холма или на опушку леса. И воспринимай своим телом, читай и слушай энергию ветра. Смотри на то, какой ветер сейчас тебе предпочтителен. Наблюдай — откуда он приходит, с Запада, С Востока, с Севера или Юга. Взаимодействуй с ветром. Говори с ним, танцуй, делай пассы, пой ему, или просто слушай. Если на улице жара, а вокруг никого, можешь поэксперементировать с ветром обнаженная. Очень быстро ты определишь свое предпочтение, какой из ветров тебе сейчас ближе или какой из ветров сейчас для тебе более полезен. Но это может меняться.

Затем, в городе, в любое время, ты можешь вызывать этот ветер внутри себя, когда это тебе необходимо для твоих целей».

 

 

 

 

Пять неделаний для развития внимания сновидения

Пять неделаний для развития внимания сновидения

Без категории

  1. Поставьте себе за правило смотреть не на сами вещи, а на их тени. Не на машину, а на тень машины, не на дерево, а на тень дерева, не на себя, а на свою тень. Избегайте смотреть на вещи и ищите у каждой вещи тень – туда и направляйте внимание. Длительность практики: в течение лунного месяца.
  2. То же самое упражнение – в более общем виде – выделите какой-то один не самый банальный элемент окружающего мира, но, при этом, нужно, чтобы он регулярно встречался в вашем окружении. Например, сросшиеся деревья, сосульки, желтый цвет в одежде окружающих людей, старые троллейбусы и тд. И в течение лунного месяца, или хотя бы – недели, ежедневно выслеживайте этот элемент, количество этих элементов. Ведите подсчет этих элементов. Каждый раз, когда находите такой элемент, говорите себе – «я осознаю себя! Это – сновидение!».
  3. В положении лежа на спине, расслабьтесь, подышите.
    • Вознамерьтесь поднять руку. Но не поднимайте ее, просто вознамерьтесь. Намеревайте поднять левую руку до того момента, пока она начнет действительно подниматься. Проследите всю цепочку намерения, от источника, до команды мозга и начала сокращения мышц. Вторая рука – то же самое. Исследуйте разницу намеревания между правой и левой рукой.
    • Исследуйте таким же образом – шевеление пальцев на руках и ногах. Посравнивайте правое и левое, левая нога – левая рука и правая рука – правая нога, и до диагонали.
    • То же самое – в отношении поворота головы.
  4. Исследуйте во время ходьбы (по ровной прямой поверхности, по прямой дорожке) свое намерение идти. Остановитесь и посмотрите, как работает намерение остановки, как много сложных микро и макродвижений делает тело, чтобы остановиться. Но еще важнее – найти и уловить момент возникновения намерения и его передачи в тело, в цепочки нервных связей. Затем исследуйте намерение повернуться во время движения, намерение замедлиться или ускориться.
  5. Во время разговора с кем-либо, кто многословно говорит, или того, чья речь вызывает у вас несогласие (это – лучший вариант), слушайте этого человека и выслеживайте и замечайте свое намерение возразить, ответить, вклиниться в речь этого человека. Найдите источник этого намерения (место возникновения), определите характеристики этого намерения (цвет, плотность, скорость и тд.). Наблюдайте этот источник непрерывно. Отвечайте только, если желание сказать появится из другого источника.