Сейчас активно рекламируется фильм Владимира Майкова о Карлосе Кастанеде. Для  того, чтобы понять, о чем примерно будет этот фильм, имеет смысл взглянуть на бэкграунд автора фильма: кандидат философских наук, старший научный сотрудник Института философии РАН. Президент Ассоциации трансперсональной психологии и психотерапии и член Президиума ЕВРОТАС. Главный редактор серии книг «Тексты трансперсональной психологии» (издано около 100 книг) и так далее и так далее.

Владимир Майков — пионер и буревестник трансперсональной революции, «основоположник холотропного дыхания в России» (это цитата с личного сайта).  А что представляет собой трансперсональная психология? Это направление, «которое практикует и изучает трансперсональные, то есть, внеличные переживания, изменённые состояния сознания и религиозный опыт, соединяя современные психологические концепции, теории и методы с традиционными духовными практиками Востока и Запада. Главные идеи, на которых базируется трансперсональная психология — недвойственность, расширение сознания за пределы обычных границ Эго, саморазвитие личности и психическое здоровье». Уже сама терминология, основные понятия и даты происхождения (60-е годы) трансперсональной психологии отсылают нас к эпохе нью-эйдж движений, одним из признанных отцов и вдохновителем которого был Карлос Кастанеда. А сама терминология почти не скрывает отсылку к влиянию дзогчен в частности и восточных учений в целом. Неслучайно, что более «наукообразная» психология, в частности американская ассоциация психотерапии, находящаяся под влиянием рационалистической когнитивно-бихевиористского направления, отказывается признавать трансперсональную психологию «научной». Что довольно забавно на фоне признания психоанализа, например. Тем не менее, ограниченное признание трансперсональное направление получило в Британии и в некоторых других странах. В России, слава русскому Шиве, она не чувствует себя особо ущемленной и вполне процветает в частных психологических вузах. Что позволяет, например, интегрировать и отдельные шаманские практики в обучение. Но вернемся к создателю фильма.

Владимир Майков учился у самых известных мастеров и создателей трансперсонального движения: Станислава и Кристины Грофов, Арнольда и Эми Минделлов,  Фритьора Капры, Рам Дасса, Кена Уилбера и прочих великих создателей этого направления. Естественно, что принимая и поглощая уроки трансперсональных учителей «как есть»,  Владимир Майков был просто обречен тем или иным образом отрефлексировать идеи и творчество Кастанеды. При том, что большинство его учителей больше тяготели именно к буддийским и некоторым индуистским идеям и терминам. А учитывая, что Россия была одной из последних, кто «проглотил»  идеи трансперсональной психологии, причем на высокой волне интереса к самому Кастанеде, то неудивительно, что в России снимают фильмы о Кастанеде и организуют конференции о Кастанеде не практикующие тенсегрити, не компания учеников Кастанеды, а преподаватель трансперсональной психологии. Это примерно как если бы фильмы и конференции о Кастанеде создавали лидеры НЛП — у них не меньше прав на творчество Карлоса, которое так же точно вдохновляло и их. Вот такой парадокс.

Надо признать, что Кастанеда стал достоянием определенного культурного слоя и кода, и в этом смысле (в интеллектуальном) Кастанеда — «их» не меньше чем «наш». Понятно, что идеи Кастанеды больше повлияли на трансперсональный проект или на НЛП идеологически и были превращены в нечто синтетическое, так сказать — смиксованы в своего рода интеллектуальный коктейль, тогда как современные последователи тенсегрити движения следуют им практически и стараются соблюдать некую «чистоту» учения.

Кастанеда на Западе оказался намертво вмонтирован в «цивилизационный код» определенного времени и места, и  когда этот код сменился  другим, резко схлынула и волна «моды» на Кастанеду. Просто посмотрите, сколько людей занимаются Кастанедой в США (очень немного), какого они возраста (моложе 40,пожалуй, и не найти), какие объемы продаж его книг (сейчас — очень небольшие) и сколько человек приходит на семинары с упоминанием Кастанеды (тоже очень немного). К счастью, наша культурная «отсталость», в данном случае, сыграла с нами хорошую шутку: у нас в России, как и в Мексике, и в некоторых странах Европы имя Кастанеды пока еще кое-что значит, и поэтому движение тенсегрити имеет шансы выжить и пустить корни именно здесь. В России тоже большинство практикующих от 30 лет, но тем не менее, некая архаичность нашей культуры и другой цивилизационный темп помогает нам удерживать фокус.  США в этом смысле гораздо более материалистичная и жестко прагматичная страна.  Делать что-то, за что тебе не обещано никакого ощутимого вознаграждения, американцы не готовы. Романтика возвышенного чувствует себя в пространстве США, скажем так, очень специфично и выражается в современных мифах, например, о супергероях марвеловского эпоса. Получается, что «путь воина», условно говоря, вытеснен из альтернатив повседневного выбора в мир очевидно фантастический, тогда как в России фантастична и наполнена парадоксами сама реальность. А люди гораздо больше готовы работать за право самого участия в работе.

Кстати, еще один парадокс истории: Кастанеду от многих некрасивых общественных скандалов предохранило то, что мода на него прошла!  Если бы Кастанеда был жив, то по новым стандартам политкорректности, ему бы скорее всего пришлось бы скрываться от властей США где-нибудь в Европе или Эквадоре, поскольку те шутки, которые сходили нагвалю с рук до эпохи политкорректности, сейчас подвергаются самому суровому общественному и демонстративному осуждению.  Эми Уоллес, бывшая «приближенная» ученица Кастанеды, написавшая о нем бесконечно горькую, жалующуюся книгу, полную самосожалений, в этом смысле воздвигла просто нерукотворный памятник культу несчастной жертвы, бедной и обманутой сиротки, выражаясь языком Флоринды. Еще десяток лет и за эти признания Карлоса (как и Дона Хуана) судили бы страшным общественным судом, как сейчас судят бывшего голливудского продюссера Вахштейна или подвергают остракизму оскароносного Кевина Спейси или того же Джеймса Ганна.  Слава богу, нагваль этого не застал.

Но, возвращаемся к фильму: из 12 участников фильма, только трое имеют непосредственное отношение к Кастанеде: Брюс Вагнер, Рената Мюрез и Тони Карам. Майкл Харнер имел с Карлосом пару бесед, а остальные восемь участников гораздо больше имеют отношение к автору фильма, чем к Карлосу.  Не стоит и удивляться появлению в фильме некоего бизнесмена Григория Ковалева (который, вполне вероятно, выступал спонсором съемок).

Кажется, что замысел фильма, в общем-то, уже раскрыт автором в анонсе:

«Кастанеда приоткрыл нам великую тайну того, как приготавливается реальность на кухне Бытия….Эту тайну в фильме раскрывают основатели духовно-ориентированной психологии: Станислав Гроф, Арни Минделл и Кен Уилбер».

Ну, вы все понимаете. И понятно, кто назначен продолжателем «духовных поисков» Кастанеды — учителя самого Владимира Майкова.

Будем посмотреть, как сейчас говорят. В любом случае, мы можем поблагодарить Владимира Майкова за сам интерес к наследию Карлоса Кастанеды, а также за вклад в популяризацию его учения, несмотря на несогласие с его интерпретацией кастанедовского наследия.