Как простая деревенская баба способна научить практикующих тенсегрити основам магии

Рассказ записал Андрей Павличенков. Дорогая редакция решила опубликовать рассказ, потому что он ясно иллюстрирует одну простую вещь: если в вашей жизни появилось нечто чудесное, появилось ощущение таинственности, магии и чуда, не торопитесь расплескать это, поберегите, придержите, дайте настояться (но не слишком). Если вы ощутили нечто необыкновенное — опыт замечательного сновидения, ночью или наяву, опыт озарения или видения, необычайные знаки или образы — дайте этому пустить корни, дайте этому прорасти в вас, закрепиться. Ибо тотчас же бежать и рассказывать о своей находке, о своем озарении — самое глупое и небережное (по отношению к своему духу), что можно придумать. Это все равно, что бросать четырехлетнего ребенка в бой со взрослыми боксерами. Новая энергия, пузырь нового намерения внутри вас должен сформироваться, созреть и укрепиться, найти и мягко лечь на свое место, прежде чем он столкнется с хищной реальностью.

Не поддавайтесь искушению эго побыстрее собрать лайки или восхищенные взгляды. Рано или поздно дух отреагирует на небережное отношение — просто оставит вас. А это, как говорил Дон Хуан, хуже смерти.

Разумеется, вечно держать в себе свои осознания тоже не стоит, иначе они просто пропадут. Нужен подходящий момент и уместная обстановка. Ждите знака, отпирающего ваш рот.

Тоня с Вочи и ее пес Агнай. Воча — камышовая речка с белыми лилиями, течет из Нагорья Чухломского в Коровново Солигаличского. Ровно посередине находится немного чудесная глушь, две забытые, но еще жилые деревни, куда нету дороги ни зимой, ни летом. В школу отсюда — еще всего пару лет назад — дети ходили восемь километров пешком или на лыжах. Теперь дети выросли и уехали, а их родители еще живут на Воче и возят продукты на каракате.

«Когда-то давно я работала в Солигаличе и на выходные ходила сюда к маме. Идти мне было 25 километров. Приходила я затемно. Однажды — это было в оттепель: в колеях было воды выше колена — я замерзла и уже отчаялась дойти, как вдруг увидела звезду, которая будто бы указывала мне дорогу. Небо, видимо, чуточку развиднелось над горизонтом, и в эту дырку между тучами и лесом залезла яркая желтая звезда, которую я раньше никогда не видела. Я шла, звезда светила, и ее свет с каждым шагом увеличивал мои силы. Через некоторое время небо снова затянулось, но я уже прошла самое дурное место и подходила к деревне.

В следующий год я часто видела эту звезду. Это был не очень простой год, я много работала, мама болела, я ходила к ней не только на выходных, но и на неделе, а утром вставала ни свет ни заря и уходила обратно. И вот, когда уже не оставалось никаких сил, на небе загоралась моя звезда. Потом я заметила, что она загорается почти всегда на одном и том же месте — примерно за четыре километра до деревни. Теперь, даже в туман или непогоду, когда звезды не было видно, я знала, что нужно дойти до той сосны, у которой я ее впервые заметила, дойти любой ценой, потому что оттуда все станет проще: невидимая, но связанная со мной звезда удвоит мои силы.

Я никому не рассказывала о ней. Боялась, что проболтаясь, разорву нашу связь. Но однажды мы сидели у моей солигаличской тетки и трепались о различных загадочных явлениях. Леших, домовых, летающих тарелках. И вот что-то дернуло меня за язык.

Тетка расспросила, узнала о месте, где является заезда и сказала:

-Была когда-нибудь в Мироханово?

А это в Чухломской стороне, через речку от нас да через два болота, на высокой горе, двадцать верст по прямой — я в той стороне тогда не бывала, а сейчас там, говорят, все так нарушилось, что и бывать нечего.

-А я была — говорит тетка — ездила в прошлый год на свадьбу. В Мироханово построили новый коровник. Твоя звезда — это фонарь, который на этом коровнике вечером зажигает сторож.

Как только тетка это сказала, все отрезало — и звезду, и место, а главное — силы.

Я ребята вот что скажу — я уже старая — у всех нас есть свои маяки и все они нами выдуманы. Но если кто то в них верит — не говорите ему этого».

тот самый коровник рядом со старой церковью