Хочу пересказать одну метафору, которую Дон Хуан передал Карлосу Кастанеде, тот передал своим ученикам, а те, соответственно — нам.

Но перед этим немного размышлений.

В контексте нового маркетингового подхода к распространению и популяризации наследия Кастанеды и шаманов древней Мексики данное сообщение (о реке дерьма) выглядит словно бы «выбивающимся из ряда», чересчур жестко. Дону Хуану не нужно было напрямую продавать Карлосу Кастанеде семинары и убеждать его прийти на них. Он «продал» ему процесс обучение иначе — поймав его на ловушку интеллектуального интереса молодого студента антропологии к разного рода «колдовским» и «магическим» штучкам и погрузив его с головой в личное обучение. Дон Хуан не был заинтересован в рекламной кампании среди друзей Карлоса. Все выглядело иначе: Карлос Кастанеда сам искал встреч с Доном Хуаном, и не всегда их находил, между прочим: порой Дон Хуан уклонялся от встреч, когда намерения Карлоса были «неправильными». Иными словами, Дон Хуан «продал» Карлосу обучение через индивидуально выстроенные ловушки, как это было заведено в магической линии, и взял его внимание сполна.

Но сейчас времена изменились: новые времена требуют изменения подхода. Дон Хуан мог себе позволить связать Кастанеду ремнями или бросить его в навоз, накормить батончиками пейота или заставить ночевать на голой земле в пустыне. С участником семинара, который пришел по рекламе и заплатил за семинар порядка тысячи долларов, так не поступишь. Дон Хуан мог себе позволить сказать ученику все, что он думает на самом деле о нем и о его действиях. С нынешним участником семинаров или классов этот номер не прокатит — он клиент, а не ученик в традиционном смысле этого слова, и требует к себе уважения и внимания. Процесс обучения стал более прямым и открытым, а это означает, что на ученике теперь ответственности намного больше.

И надо сказать, что формат традиционного ученичества исчез практически везде в современном мире.  Куда бы вы не приехали — к сибирскому шаману, к учителю кунгфу или в ашрам учителя йоги — вы покупаете входной билет и платите за каждый урок — деньгами, в первую очередь. Этот перелом в традиционном институте ученичества случился буквально на наших глазах, за несколько десятилетий. Есть, конечно, еще в Мексике или в джунглях закрытые группы, куда по прежнему, входной билет не купишь, но это скорее лишь исключение, которое подчеркивает правило. И Правило тоже. Мир изменился. Этого не понимали тысячи людей, которые отправились искать Дона Хуана в Мексику после издания первых книг Кастанеды. Те, кто не понимает этого или отрицает этот переход — настоящие глупцы. Знание изменилось, а если точнее — его пути. Искать учителя, который будет твоим бенефактором, имеет смысл лишь внутри себя. И в первую очередь — внутри себя. Само то Знание неизменно, как и Правило. Несомненно, учителя остались, в мире еще достаточно подлинных учителей. Но акцент современности в том, что учитель приводит вас к самому себе, к сути самого себя. Он просто нам указывает на что-то. А дальше — вы следуете сами. Или в компании себе подобных. Мне кажется, что именно сейчас время подлинной независимости и свободы. Именно такую внутреннюю независимость и свободу я ощущаю в участниках группы ИКСТЛАН (Москва), и это меня невероятно радует и вдохновляет.

А теперь — сама метафора.

Дон Хуан описывал Карлосу Кастанеде человеческий мир как реку теплой жижи, состоящую из человеческой блевотины, мочи и дерьма — трех типов эго. Он описывал три типа эго: каждый из нас принадлежит к одному из описанных типов: блевуны, ссыкуны и пердуны. Высокомерные и пассивные блевуны — живут в ожидании, что их позовут или их “откроют”, что их будут умолять и просить. Недовольные и злые пердуны все время указывают другим людям, что им нужно делать и стремятся к абсолютному совершенству и контролю над окружающими. “Хорошие” и тревожные ссыкуны больше всего стремятся выглядеть хорошо в глазах других людей, угождают другим, и очень страдают, когда их не ценят. Дон Хуан говорил, что люди плавают в этой теплой вонючей жиже, стремясь выплыть на поверхность и толкая других вниз, барахтаясь в этой реке, мучаясь и страдая, причиняя боль себе и окружающим, наподобие средневековых чудовищ — горгулий. Но никто не хочет выйти на берег, потому что на берегу начинается зона дискомфорта — безжалостный холод самой Бесконечности. Там, в этом молчаливом холоде, находятся и действуют маги. Иногда они могут вытащить кого-то на берег, но каждый раз эго снова тянет его назад, обратно в привычную теплую жижу… Там, в этом бесконечном холоде, единственное, что может нас согреть — это безусловная, истинная любовь… 

Эта метафора пожалуй была бы неполная, без другой метафоры Дона Хуана: он говорил что если ты видишь в другом человеке дерьмо или желаешь ему дерьма, то с большой долей вероятности — ты сам сейчас и находишься в этом дерьме и пытаешься утянуть этого человека за собой. Правильнее будет выйти из дерьма самому, чем пытаться замазать других своими выделениями.